Anhalonium (Vithoulkas)

Видит фигуры и лица людей в масках

mask

Цветные видения крайней интенсивности

Пейот. Семейство: Cactaceae (кактусовые). Этот препарат редко бывает показан сейчас, по крайней мере, так было до сих пор, но будет гораздо чаще показан в будущем. Anhalonium активизирует определённые области головного мозга, которые, по-видимому, связаны с высшими функциями этого органа; по-видимому, он влияет на то, что можно было бы назвать «духовным аспектом» или, даже лучше, «трансцедентальным аспектом» нашего бытия. Я считаю, что эти функции или эта способность мозга воспринимать новые измерения в процессе понимания и достижения более высокого сознания, будут всё активнее использоваться в современную эпоху: либо естественным образом, например, через духовные практики, либо искусственным, через действие мощных галлюциногенов, таких как Anhalonium.

По мере того, как люди этого поколения, а вероятно, и будущих поколений будут посредством возвышающей сознание деятельности или использования наркотиков интенсивно стремиться к духовным целям, предельная интенсивность их целей и направленных на их достижение усилий, а также влияние такой энергичной самостимуляции будет вызывать нездоровую реакцию центральной нервной системы всё у большего числа людей. По ходу рассмотрения патогенеза данного препарата мы будем обсуждать природу именно таких реакций.

Я хотел бы заметить здесь, что болезни развиваются в континууме, на них влияет и их формирует наш образ жизни, то есть то, как мы думаем, то, что мы чувствуем, и то, как мы себя ведём как поколение в целом. Они развиваются не как отдельные, внезапные или случайные явления. Культура наркотиков, движение за сексуальное освобождение, упадок моральных ценностей и возникновение новых, основанных на жадности и своекорыстии кодексов «этики» оставят свою печать на болезнях будущего. Колоссальный рост заболеваемости раком, психическими болезнями и СПИДом — это отдельные знаки, предупреждающие о том, что неправильно поступают не просто некоторые люди, а целое поколение.

Это лекарство создаёт психические условия, стимулирующие то, что можно было бы назвать ложными «духовными», «трансцедентальными» или «мистическими» состояниями. Иногда вы будете озадачены тем, что происходит с больными типа Anhalonium. Является ли то, через что проходит данный человек, реальными духовными переживаниями, составляющими часть его духовной эволюции, или это опасная патология, которой следует немедленно противодействовать?

Больные типа Anhalonium делятся, в основном, на две группы: тех, кто идёт по духовному пути и пытается эволюционировать, и тех, кто пришёл из культуры наркотиков и буквально пытается выжить. В обеих этих группах вы встретите патологию, нуждающуюся в лечении специальными препаратами, одним из которых является Anhalonium.

Кажется, что у больных типа Anhalonium без видимой причины направленно стимулируются области мозга, которые влияют преимущественно на подсознание. Именно последующее действие стимулированного таким образом подсознания на человека, порождает уникальную патогномоничную картину данного препарата.

Практически вся известная патология данного препарата сосредоточена вокруг психических явлений плюс вокруг некоторого нарушения моторной координации. О патологическом действии Anhalonium на остальные функции тела известно очень мало. По-видимому, Anhalonium парализует логический ум и способность человека думать логически и создаёт яркие видения новых измерений во времени и пространстве.

По-видимому, его первоначальное действие состоит в разрушении обычной концепции времени и пространства и замене её совершенно новым переживанием. Время кажется растянутым, а пространство распавшимся. Больной не узнаёт местности, делает ошибки в пространстве и времени. Он теряет своё восприятие времени и ему кажется, что настоящее сливается с вечностью.
С этой первоначальной реакцией соединяется чувство личного распада — чувство утраты личности, знания о себе и самоконтроля, а также чувство отделения от окружающей среды.

С ослаблением силы воли и уменьшением самоконтроля, одновременно растёт понимание внутренних механизмов работы души данного человека и осознание себя. Увеличивается также телесное самосознание. Человек становится ясновидящим и иногда склонным к пророчествам. Кажется, что логический ум ослабляет контроль, который переходит к подсознанию или части сверхсознания. Ощущается также повышенное возбуждение, которое может достигать кульминаций в виде экстатических состояний, напоминающих состояния Agaricus.

Ум становится очень активным и восприимчивым и у человека появляется ощущение возросшей способности к пониманию интеллектуальных вопросов. Возникает много идей, ум кажется крайне ясным и способным понимать сложные внутренние вопросы. Однако эти идеи и видения проникают в сознание человека в слишком быстрой последовательности, будто навязываются человеку, который не может их контролировать. По-видимому, он не способен сопротивляться и вынужден внимать им, даже отвечать на них словесно. Характерной особенностью Anhalonium в этом отношении является то, что эти самопроизвольные видения, которые часто бывают весьма красочными, не пугают человека, более того, хотя он знает, что эти видения нереальны, он, по-видимому, переживает их и внимает им так, будто они реальны.

Имеет место полёт воображения (экзальтация фантазий), как будто мозговое кровообращение внезапно чрезвычайно активизировалось, и кажется, что человек перемещается в мир видений и бреда. У него возникает впечатление слияния с окружающей средой и он начинает путаться в отношении своей личности. Эти одолевающие зрительные иллюзии полностью разрушают его способность функционировать в мире. В такие моменты человек хочет и нуждается в том, чтобы кто-нибудь был рядом, у него сильная потребность выразить себя. Есть определённое чувство себялюбия, эгоизма в этом желании выразить себя, когда он настаивает, чтобы другие слушали, что он хочет рассказать об этих видениях. Наблюдается даже болтливость, иногда с торопливой или бессвязной речью.

У этого препарата обычно бывают «красивые» иллюзии. Гротескные переживания выражены гораздо меньше. Отсутствует паника, которой можно было бы ожидать в таких состояниях. Для человека, переживающего такие подавляющие своей мощью иллюзии, ненормально оставаться не затронутым страхом, как это имеет место в случае Anhalonium, и это отсутствие страха становится характерной чертой данного препарата. Возникает сильное ощущение отделённости от своего физического тела, ощущение, что тело нематериально и человек летает в воздухе. Есть чувство собственного удвоения или удвоения предметов, либо ощущение, будто человек отделён от физического мира и наблюдает его сверху. У больного типа Anhalonium бывают красочные видения, он видит блестяще окрашенные предметы. Предметы могут также казаться маленькими и движущимися. Предметы могут выглядеть сначала увеличенными, а затем уменьшенными. Буквы уменьшены. Всё странно, всё прозрачно. Имеет место преувеличение времени — оно идёт слишком медленно.

У Anhalonium бывают иллюзии, что он видит фигуры и лица людей в масках: кажется, что они не хотят показывать своё настоящее лицо, свои настоящие намерения, что они лицемеры, что они плетут интриги. У него бред величия и бессмертия, либо иллюзия, что он мёртв. Случаются слуховые галлюцинации, будто он слышит музыку, шум или голоса.

Он чувствует себя так, будто у него две воли или его воля отделена от мыслей. Иногда он видит зловещие формы, гротеск, чудовищ, но это исключение. Легко догадаться, что этот препарат будет ценным инструментом при лечении шизофрении или гебефрении. Ещё одна интересная сторона этих больных — тот факт, что они реагируют на такие галлюцинации, говоря и комментируя их так, будто они реальны. Они участвуют в этих галлюцинациях или иллюзиях посредством разговоров о них. Кажется, что они не чувствуют или не выражают никакого страха, за исключением того, что хотят, чтобы кто-нибудь был рядом во время их иллюзорных или галлюцинаторных состояний.

Они чрезвычайно сильно реагируют на музыку. При слушании музыки у них может появиться ощущение, что тело уносится из тела. Барабаны могут вызвать эйфорию. На их галлюцинации и бред сильно влияет прикосновение к коже: если кто-нибудь ласкает их, видения или звуки усиливаются. Как отмечалось выше, иногда врачу-гомеопату трудно отличить, являются эти состояния действительно патологическими или они являются результатом сознательного усилия достичь духовной эволюции.

Я думаю, что одним из параметров, помогающих определить, следует лечить эти состояния или нет, является то, чувствует ли пациент при этих видениях, даже если они его не пугают, раздражение. Той причиной, которая заставляет его просить у вас помощи, может быть его раздражение. Когда эти переживания имеют духовную природу, и поэтому способствуют росту пациента, вы обнаружите, что они имеют смысл для данного человека. Трансцедентная информация, которую он получает в своих видениях, позволяет ему находить решение нерешённых до того глубоких личных дилемм. В некотором смысле, эти видения заставляют его признать ошибочность своего предыдущего поведения и дают ему толчок к изменению своих поступков и своей жизни. Я считаю, что если несмотря на такие предупреждения, человек не меняется, то такие переживания из других миров станут опасными, будут запутывать сознание и, наконец, чрезвычайно раздражать человека.

Они могут даже угрожать его психическому здоровью. Врач-гомеопат должен больше размышлять и быть более наблюдательным, чем многие традиционные психиатры, которые перед лицом таких явлений скорее всего навесят диагностический ярлык и институционализируют таких пациентов, накачивая их токсичными психотропными средствами и, возможно, уничтожая их шансы на нормальную жизнь. Мы не должны забывать, что живём в эпоху, когда главные проблемы, стоящие перед людьми, связаны с их конечным духовным ростом, и что мы, практические врачи-гомеопаты, ещё должны много узнать и понять, прежде чем сможем реально помочь своим современникам как целители. Взрывное распространение галлюциногенных препаратов в наше время требует от нас понять это явление вглубь, а не игнорировать его или обвинять пользующихся наркотиками людей, если мы хотим им помочь. Продолжая наше описание патогенеза, отметим далее, что когда люди, нуждающиеся в этом препарате, не находятся в этом характерном состоянии с видениями и бредом, они являются интроспективными задумчивыми людьми, не очень общительными. Им присуще желание одиночества. Их можно описать как эгоцентриков.

Присутствие других людей действительно усиливает их симптомы. В присутствии других им не хватает уверенности в себе, и они не хотят ни говорить сами, ни чтобы с ними заговаривали. Страх, опасения, ужас перед людьми, антропофобия. Они чувствуют себя в изоляции и часто брошенными. Они также: подвержены иррациональным сменам настроения, могут быть раздражительными, браниться и часто пользуются иронией, направленной против самих себя или других. Это тип людей, которые чувствуют, даже в молодом возрасте, что не являются частью общества, что представляют собой нечто отдельное. Они становятся недоверчивыми по отношению к обществу, возмущаются им и могут легко стать жертвами того, что можно назвать «экзистенциальной тревогой».

Молодые люди типа Anhalonium вдохновляются духовными идеалами и склонны идти по пути исследования и бескорыстного самоотречения! Неудивительно, что результат такой склонности часто будет трагичен, так как они могут легко обратиться к наркотикам и пойматься в эту ловушку. Можно с полным правом спросить, возможно ли, чтобы такие по видимости благородные и глубокие решения, имеющие последствия для всей дальнейшей жизни, могли быть результатом какой-то психической патологии.

Ответ, — согласно моему опыту, к сожалению — «да», но, конечно, не во всех случаях. Есть люди, которые ищут духовный путь под действием очень здоровых импульсов, но, к сожалению, я встречал других, которые были психически больны, однако считали себя искателями истины, хотя их правильнее было бы назвать искателями своего утраченного психического здоровья. Они чувствуют, что потеряли внутреннее равновесие, и считают, что его можно восстановить через духовное освобождение. Чаще всего, эти люди отчаянно нуждаются в гомеопатическом лечении.

Возвращаясь к патологии Anhalonium, отметим, что постепенно больной становится апатичным. Кроме того, он страдает от умственной прострации и истощения (неврастении). Сознание становится спутанным, больному трудно прийти к точным выводам — возникает тупость и вялость, трудно думать и понимать. Сознание помрачено, будто отравлен мозг.

Часто они кажутся погружёнными в свои мысли. Умственный труд невозможен. Мысли исчезают и больной теряет способность приспосабливаться к новым обстоятельствам. Монотонные мысли. Anhalonium присуши отсутствие инициативы, неуверенность и нерешительность. Слабость памяти; не помнит слова. Эти люди могут испытывать страдания со страхом смерти. Постепенно они приходят к отказу от жизни и может возникнуть желание смерти и суицидная депрессия. В половой сфере желание либо повышено, либо снижено. У жен-шин наблюдается также лесбиянство и нимфомания.

Интересное понимание этого препарата даёт исследование известного французского врача Г. Бруссальяна. Оно цитируется по О. A. Julian, «Dictionary of Homeopathic Materia Medica».  «Чудесные воображаемые картины, экзальтация, красота. Сознание уносится к небу, затем внезапно впадает в страх, ступор, дрожь и слёзы. Рациональное идёт бок о бок с иррациональным, либо они с головокружительной быстротой чередуются.

Вырабатываются изумительные теории; мир организован, и вдруг деформируется. Кажется, что всё внезапно увеличилось в размерах, конечности кажутся колоссальными, представление о времени исчезает, а затем человек внезапно чувствует себя полностью разрушенным, после видений наступает деперсонализация и деградация». «Агония сопровождается слуховыми галлюцинациями в виде колоколов, внеземной музыки. Они могут привести к обмороку. Болтливость может чередоваться с полным мутизмом, левитация с параличом, шутки с плачем… Пробуждение болезненно, лицо теряет мимику, чудесное заменяется разновидностью каталепсии. Сверхчувствительность обращается анестезией, теряется мышечное чувство, дрожь и боль в конечностях ослабляют больного»…»

Общие сведения

Ощущение холода в кровеносных сосудах внутренних частей тела. Отсутствие жизненного тепла. Ощущение холода во всём теле. Холодный пот. Утомление. Ощущение жара. Онемение поверхности тела. Повышенные рефлексы. Расслабление мышц. Ощущение мышечной силы. Некоторые патологические состояния этого препарата: базедова болезнь, гипертензия, паралич, параплегия. Хуже от света и движения. Лучше лёжа, во время отдыха и в темноте. Улучшение от темноты и ухудшение от света, особенно солнечного. Ухудшение от смены погоды.

Голова
Головная боль с нарушениями зрения. Лобная головная боль с нарушениями зрения. Невралгия тройничного нерва, боль пульсирующая, застойная. Головокружение. Усталость мозга.

Глаза
Предметы кажутся маленькими и очень блестящими. Зрительные галлюцинации. Блестящие видения перед закрытыми глазами, при этом от этих видений трудно избавиться; чтобы открыть глаза, требуется усилие воли. Шумы или прикосновения воспринимаются посредством цветного зрения. Двойное зрение. Предметы кажутся прозрачными. Зрачки расширены. Птоз век.

Уши
Преувеличенная реверберация обычных звуков. Острота слуха.

Нос
Иллюзии запахов. Обоняние притуплено.

Лицо
Левосторонняя невралгия тройничного нерва. Больной не хочет делать ни малейших движений. При артикуляции еле двигает губами и челюстями. Паралич языка.

Желудок
Тошнота усиливается от движения и проходит в положении лёжа.

Мужские половые органы
Пониженная половая страсть. Слабая эротическая чувствительность. Половая страсть повышена, особенно у гомосексуалистов.

Женские половые органы
Пониженное желание. Отсутствие желания. Гомосексуальность.

Сон
Бессонница от фантазий, от активности мыслей. Сны с видениями.

Симптомы

Центральная нервная система. Нервное истощение. Делирий. Галлюцинации. Умственная слабость. Видения; цветные видения. Неврастения. Головная боль. Мигрень.

Связи

Ср.: Agaricus, Cannabis indica (нарушение чувства времени; фантастические видения); Gelsemium (паралич приспособляемости); Opium, Picric acid, Coffea, Platina (предметы кажутся маленькими и далёкими).

Случаи

1. Г-жа Т. 82 года никогда, строго говоря, не болела. Она обратилась ко мне в связи с крайне неприятным симптомом, который описала как «видения» и от которого страдала три-четыре месяца. Ей казалось, что ночью, при пробуждении и даже днём, в совершенно бодрствующем состоянии, она внезапно видит несуществующих людей или предметы, которые быстро исчезают. Эти видения никогда не носили ужасающего или враждебного характера, но были странными, неожиданными и казались бессмысленными.

Обычно они характеризовались ритмичным движением. Однажды г-жа Т. увидела художника за работой, который тряпкой вытирал от пыли зеркало над камином. В другой раз — это была её входящая в комнату невестка, либо, снова, пляшущие в воздухе шнуры занавески. Как правило, появлявшиеся люди были незнакомы. У неё всегда было ощущение полной реальности происходящего, и хотя она ясно понимала абсурдность этих симптомов, не могла различить видения и реальность. Видения никогда не бывали неподвижны и никогда не продолжались долго. Иногда она видела проходящих мимо животных. Были также слуховые галлюцинации: люди проходили мимо напевая или бормоча что-то, но это случалось нечасто. У г-жи Т. было очень неприятное ощущение, что кто-то стоит за спиной.

Кроме этих галлюцинаций, г-жа Т. жаловалась на некоторую агорафобию. Она боялась выходить из дома. За дверями у неё было ощущение опасности и странности, вещи имели неожиданный незнакомый вид.

Она часто бывала очень раздражительной, нетерпеливой и жаловалась, что быстро начинает скучать. Будучи вынужденной оставаться дома и не имея из-за близорукости возможности читать, она принуждена вести пассивную жизнь. Она не любит одиночества и рада принимать посетителей, даже если вечером они утомляют её. При опросе вспоминает другие симптомы: головокружение с тенденцией падать назад, шум в ушах, развитая двусторонняя катаракта, частая бессонница, метеоризм, предрасположенность к запорам.

При физическом осмотре не обнаружено никакой определённой аномалии: лёгкий желудочный птоз и несколько варикозных вен на ногах. Для своего пожилого возраста г-жа Т. замечательно здорова.

Галлюцинации, от которых она страдает, выглядят обусловленными, главным образом, аутоинтоксикацией. Следует заметить, что склероз хрусталика и ушной раковины имеет, возможно, ту же причину. Кларке приводит следующую характеристику anhalonium: цветные видения крайней интенсивности, связанные с движущимися формами фантастической структуры, при этом движения в некоторых отношениях регулируются музыкальным временем.

Эти продолжавшиеся несколько месяцев и возникавшие в любое время дня галлюцинации полностью исчезли после первой дозы anhalonium 30. Показания зависели, главным образом, от интенсивного зрительного характера галлюцинаций, переменчивости и отсутствия определённого действия на больного. Галлюцинации absinth, arsenicum, hyocyamus, kali bromatum, opium, phosphorus, stramonium, lachesis, platina, antipyrin и т.п. сопровождаются тяжёлым недомоганием, страхом и носят ужасающий характер.

Галлюцинации ambra, belladonna, agaricus, cimicifuga, sulphur и т.п. сопровождаются заметно возбуждённым состоянием с тенденцией реагировать на видения. Valeriana имеет несколько переменчивые галлюцинации, возбуждающие, но не оказывающие сильного влияния на больного. Галлюцинации cocaine всегда носят характер преследования.

У cannabis indica они сопровождаются тревогой, больной разговаривает с являющимися ему образами, и у них также есть этот отличительный признак — то, что они меняют нормальные пропорции времени и пространства. К той же категории принадлежит platina, которая увеличивает предметы с ощущением гордости, в то время как sulphur делает их более красивыми.

Cimicifuga и opium имеют видения крыс и мышей, причём первые сопровождаются большим возбуждением и манией, а вторые более фантастичны, с навязчивыми идеями. Следует отметить экстатические тенденции agaricus, мрачность lachesis, страх смерти aconite, lachesis и arsenicum и чувство вины у kali bromatum. Наконец, при диагностике препарата следует подумать о natrum salicylicum.

Он часто отвечает началу психического заболевания и в данном случае соответствовал бы шуму в ушах и головокружению, но делирий последнего препарата несколько угрюм и у него бывает также состояние утомления и сонливости, что резко контрастирует с наблюдаемой у данной пациентки бодростью и даже бессонницей. В этих условиях и с учётом фактического состояния нашей Materia Medica, simillimum являлся Anhalonium, и именно он вылечил пациентку.

Я бы добавил, однако, что согласно моему личному опыту, расстройства, излагаемые в наших реперториях под рубрикой «сознание», легче всего лечатся нашими препаратами, если они определённо связаны с каким-нибудь органическим состоянием (аутоинтоксикация или коанестезия).

В рассматриваемом случае, когда общие органические причины подействовали на зрение и слух, эти симптомы несколько утратили эффективность. И напротив, когда в патогенезе доминирует психический, ощущающий элемент, лечение одними только медицинскими средствами затруднено и его трудно найти.

В таких случаях всегда следует пытаться провести лечение в соответствии с законом подобия, однако, пользуясь дополнительно психическими и психоаналитическими методами, которые я всегда применяю в таких случаях, прослеживая -путём наблюдения за последовательностью воздействий и реакций — цепь событий, которые довели пациента из нормального здорового до теперешнего болезненного состояния. Д-р Алленди, Париж, перевод с французского А. Спейрс-Александера, доктора медицины.