Arsenicum (Bailey)

Высокомерный и придирчивый

mas

Ощущение физической незащищенности

Чтобы понять индивидуума Arsenicum album, нужно вспомнить об «анально-удерживающем типе», по терминологии Фрейда. (То, что чистый мышьяк оказывает мощное слабительное действие, вряд ли можно назвать случайным совпадением.) По Фрейду, человек с анально-удерживающим типом личности становится эмоционально вязким еще в раннем детском возрасте (известном как «ужасные два года»), когда ребенок научается говорить «нет» и начинает воздействовать на родителей «отказом от взаимодействия» с ними преимуще­ственно в виде демонстративной задержки стула.

Взрослый человек, принадле­жащий к анальному типу, обычно говорит «нет», строг и держит свой гнев в себе. По Фрейду, люди этого типа «аккуратны, экономны и упорны. Эконом­ность может приобретать крайние формы, превращаясь в скупость, а упор­ство может разрастись до полной неспособности ничему подчиняться, к кото­рой легко присоединяется мстительность и склонность к вспышкам ярости». В этих словах Фрейда собрана большая часть негативных характеристик Arsenicum album. Если мы заглянем в реперториум Кента, мы найдем этот препарат в следующих рубриках: «Упрямый», «Педантичный»», «Скупость» и «Ярость». (По иронии судьбы конституциональные черты самого Фрейда почти полностью соответствовали типу Arsenicum album, как в отношении его внешнего вида, так и в отношении характера.)

Педантичность

Когда я был ребенком, моя тетка всегда, прежде чем поздороваться, прове­ряла мои ногти. Если они оказывались слишком длинными, она выхватывала лежащие наготове ножницы и стригла их, выполняя этот священный обряд с видом и усердием жреца. И действительно, для моей тетки опрят­ность являлась почти нравственным понятием. Моя мать терпеливо сносила эти сеансы непрошеного маникюра. Однако привычка моей тети при каж­дом посещении нашего дома проверять, не скопилась ли пыль на полках, совершенно выводила мать из себя.

Попытки Arsenicum album упорядочить все вокруг себя служат лишь одной цели — ослабить поглощающую его тревогу. Это наиболее брезгливый и педантичный конституциональный тип (за исключением психопатических вариантов навязчивого стремления к чистоте некоторых Syphilinum и Veratrum album). Другое лекарство, указанное в реперториуме в рубрике «Педантичный», — Nux vomica, однако этот тип зациклен более на эффек- тивности, чем на порядке, поэтому он чаще проявляет страсть к порядку на работе и реже дома. (В рубрику «Педантичный» также следует добавить Natrum muriaticum и Causticum.)

Внимательность к деталям, которую демонстрируют субъекты Arsenicum album, совершенно уникальна. Они часто выбирают сферы деятельности, связанные со скрупулезностью, такие, как бухгалтерское дело, маникюр или тонкое ремесло. Arsenicum album стремится достигнуть совершенства в своей работе, в частности в отношении внешнего вида своего «продукта», напри­мер, у бухгалтера все будет идеально — книжная полка, ровный ряд бухгал­терских книг, в них все листочек к листочку, все аккуратно напечатано, переплетено, что надо подчеркнуто. Субъект Natrum muriaticum тоже неред­ко будет стремиться к порядку в своей работе, в результате чего в ряде случаев гомеопаты могут спутать эти два препарата. В отношении педантич­ности между Arsenicum album и Natrum muriaticum имеется ряд тонких раз­личий. Субъект Natrum muriaticum крайне самокритичен, и, если ему не удается сделать свою работу достаточно идеально, он ощущает сильное чув­ство вины и полного провала.

В реальности перфекционизм Natrum muriaticum является компенсаторным механизмом низкой самооценки этого типа. Что касается субъекта Arsenicum album, то им руководит страх перед хаосом и физическим уничтожением. Когда он не может все сделать идеаль­но, он испытывает тревогу, но не чувство вины. Кроме того, Arsenicum album более склонен накладывать свои строгие стандарты на других, тогда как Natrum muriaticum накладывает их нередко на одного себя (а также в ряде случаев на членов своей семьи).

Как и следует ожидать, присущее Arsenicum album внимание к деталям отражается на одежде. В этом смысле можно встретить два типа Arsenicum album. Один — прагматик, но с отсутствием хорошего вкуса. Его одежда всегда безукоризненна (даже ежедневный костюм кажется только что выгла­женным), но довольно безлика. Другой тип носит такую же идеальную в смысле опрятности одежду, но вид ее всегда шикарен. Геринг называл лю­дей этого типа Arsenicum album — «пациент, имеющий трость с золотым набалдашником». Разделение пациентов Arsenicum album на эти два подтипа известно в гомеопатии довольно давно, при этом первый из них получил ярлык (иногда имеющий недоброжелательный оттенок) «тягловая лошадь», второй— «породистый жеребец», «голубая кровь».

Пациент Arsenicum album дома почти так же педантичен, как и на работе. Однажды мне пришлось жить в одной квартире с таким человеком, который неусыпным зорким глазом все время следил за тем, чтобы я невзначай не оставил какую-нибудь тарелку в неположенном месте. В частности, у него была привычка ежедневно напоминать мне о необходимости вешать половую тряпку для просушки после ее использования, а если я забывал об этом, это доставляло ему чуть ли не физическое страдание.

После нескольких месяцев вежливых замечаний по поводу каждой мелкой оплошности он в конце кон­цов разразился припадком ярости, когда однажды я не успел помыть посуду перед уходом. Несколько месяцев он копил внутри разгоравшееся раздраже­ние, пока оно не прорвалось, что стало для меня полной неожиданностью.

Последний пример иллюстрирует присущую Arsenicum album склонность негодовать при виде несоответствия окружающих людей его собственным высоким стандартам (высоким в количественном смысле). Поскольку боль­шинство людей вовсе не столь педантичны, как субъект Arsenicum album, обстоятельства, способные вызвать у него раздражение, возникают практи­чески каждый день, что провоцирует во многих случаях чувство душевной горечи, которое ежедневно понемногу усугубляется.

Педантичность и внимательное отношение к мелочам столь характерны для Arsenicum album, что отражаются не только на упорядочении физических предметов, но и на речи. Моя тетя, например, столь же ревностно исправляла малейшие ошибки в произношении или построении фраз, сколь выискивала грязь под ногтями. Ее собственная речь была безукоризненно правильна — субъекты Arsenicum album обычно исполняют то, что проповедуют.

Более здоровые психически индивидуумы Arsenicum album обычно учатся придерживаться менее жестких стандартов и не столь бурно негодовать из-за их неисполнения другими, однако это дается им нелегко. Проницатель­ный гомеопат скорее всего увидит способы, благодаря которым даже менее жесткий Arsenicum album все равно пытается организовать, структурировать окружающее его пространство.

Ощущение физической незащищенности
Ощущение незащищенности (которая заставляет его постоянно контроли­ровать окружающее его пространство) у пациента Arsenicum album касается в большей степени физической сферы.

Это отличает его от субъектов Natrum muriaticum и Pulsatilla, чувство незащищенности которых имеет отношение в основном к эмоциональной сфере. В сочетании с педантичностью Arsenicum album чувство незащищенности может выражаться в неадекватном страхе бедности или разорения, что приводит к экономности или откровенной скупости, когда такой человек панически боится потратить лишнюю копей­ку, особенно на других.

Индивидуумы Arsenicum album обычно мертвой хваткой держатся за свой кошелек, постоянно опасаясь, что им самил в будущем может не хватить. Это же чувство может приводить субъектов Arsenicum album к постоянному накоплению вещей про запас. Они держат множество ненужных вещей, так как «когда-нибудь они могут пригодить­ся».

Множество веревочек, скрепок, старых бумаг и пустых банок может быть аккуратно разложено по своим местам и тщательно запрятано на будущее. «Копейка рубль бережет» — этот девиз отчеканен на гербе Arsenicum album. Скрудж, герой «Рождественских сказок» Диккенса, явля­ется удивительно точным портретом наиболее крайних проявлений арсени-кальной скупости. Финансовая аккуратность Скруджа задавила в нем все остальные чувства, ничему не оставив места. Являясь истинным представите­лем типа Arsenicum album, Скрудж пытается оправдать свою скаредность нравственными рассуждениями, упрекая других людей за безответствен­ность, заставляющую их брать в долг. Скрудж отличается не только жадно­стью, но и навязчивой пунктуальностью, а также полной безжалостностью при наложении на других собственных стандартов. Однако сердце есть даже у Скруджа, и подобно ему многие представители этого типа становят­ся способны ослабить жесткий финансовый контроль из-за высших гуман­ных соображений.

Другим выражением ощущения физической незащищенности Arsenicum album является ипохондрия (Кент: «Иллюзия болезни»). Страх перед болез­нями может приводить к навязчивому выполнению правил личной гигиены (хотя у Arsenicum album это не доходит до степени, которая наблюдается у близкого к нему препарата — Syphilinum), а также соблюдению диеты. Ипо­хондрически настроенный индивидуум Arsenicum album может ежедневно пригоршнями принимать пищевые добавки, пытаясь предотвратить разви­тие болезней, и жадно читать все журнальные публикации о здоровье. Одна из распространенных навязчивых идей — стремление во что бы то ни стало добиться регулярного опорожнения кишечника.

В полном соответствии с данным Фрейдом описанием анально-удерживающегю типа пациентка Arsenicum album может быть полностью поглощена опорожнением своего кишечника (а также кишечника своих детей), даже при отсутствии запора. (Эта навязчивая идея более типична для женской половины типа Arsenicum album, нежели для мужской.) Пожилые дамы, злоупотребляющие слабитель­ными и в конце концов оказывающиеся в больнице с симптоматикой гипо-калиемии, часто относятся к этому типу.

Если субъект Arsenicum album заболевает, он склонен относиться к этому со всей серьезностью. Ту старательность и энтузиазм, с которыми он бросается на борьбу с малейшей простудой с помощью ингаляций, витамина С и даже постельного режима, можно расценить как осторожность и благоразумие, однако в глубине этого благоразумия лежит страх перед серьезными болезня­ми и в конечном счете перед смертью. Более тревожные члены семейства Arsenicum album могут испытывать настоящий страх перед возможностью про­студиться или подхватить кашель; в основе всего этого лежит присущий этому типу страх перед физическим уничтожением.

У некоторых пациентов Arsenicum album ипохондрия выражена настоль­ко, что они начинают «наматывать круги» по врачам, от каждого из кото­рых они уходят в разочаровании, поскольку те никак не могут обнаружить смертельную болезнь, в существование которой у себя такие пациенты не сомневаются. Канцерофобия является одним из наиболее частых страхов у Arsenicum album.

Малейший симптом может моментально уверить тревож­ного Arsenicum album, что он болеет именно раком, и погнать его к врачу, который должен спасти его, если еще не слишком поздно. По иронии судьбы пациент Arsenicum album гораздо более склонен к развитию онколо­гического процесса по сравнению с большинством других конституциональ­ных типов. Можно спорить о том, что постоянный страх смертельного заболевания сам по себе индуцирует появление его в организме либо, на­оборот, что пациент Arsenicum album чувствует, хотя бы на подсознательном уровне, свою предрасположенность к развитию злокачественных опухолей.

Даже относительно уравновешенный индивидуум Arsenicum album переодически испытывает приступы страха смерти. Этот страх может проявляться в том, что человек плохо переносит присутствие на похоронах, не может спо­койно слышать о чьей-либо смерти, даже если покойный не был близким человеком, не может спокойно говорить на тему смерти, если она внезапно всплывает в разговоре. Смерть — окончательная неконтролируемая неизвест­ность, и любые мысли о ней вызывают тревогу у озабоченного вопросами безопасности Arsenicum album.

Аналогичную природу имеет характерный для этого типа страх оставаться одному в темноте, а также тенденция всех болез­ней и тревог к усилению по ночам, особенно в первые часы после полуночи, когда сфера подсознательного становится более доступна и в дверь смятенной души Arsenicum album стучится хаос. (Интересно, что Syphilinum, очень близ­кий к Arsenicum album лекарственный тип, характеризуется прямо противопо­ложной особенностью — он страстно любит все, что связано со смертью.)

Тревога
Arsenicum album— один из основных «тревожных» препаратов. В относитель­но сбалансированной личности тревога может не представлять больших про­блем. Она лишь периодически прорывается на поверхность, и тогда вдруг ни с того ни с сего возникают опасения по поводу финансов, или пятнышко на руке покажется раковой опухолью, или болезнь ребенка покажется чем-то опасной. Большинство Arsenicum album хорошо контролируют свою жизнь и способны перенести много стрессов, прежде чем сломаются их защитные ме­ханизмы. Соответственно значительное большинство пациентов этого типа на приеме не выглядят тревожными.

А наиболее молодые из них вообще могут показаться очень уверенными и лишенными каких бы то ни было страхов. Только после того как жизнь нанесет индивидууму Arsenicum album ряд жесто­ких ударов, он может пасть жертвой значительного тревожного расстройства. До этого такой человек обычно производит на публике впечатление уверенно­сти, и это впечатление не будет ошибочным (в отличие от Lycopodium и Natrum muriaticum).

Arsenicum album близок таким типам, как Nux vomica и Sulphur, до определенной степени разделяя характерную для них уверенность в себе. Однако под действием длительного стресса Arsenicum album проявляет гораздо большую тревогу, нежели сходные с ним конституциональные типы.

Поскольку субъекты Arsenicum album склонны к самодисциплине и конт­ролю над своей жизнью (во многом аналогично разным видам Kaliи Natrum), они склонны к внезапному развитию тревоги, как только кончает­ся запас сил, направленных на преодоление стресса. Когда это случается, возникает так называемый «нервный срыв». Тревога внезапно становится всепоглощающей, и человек перестает рационально действовать. В случае Arsenicum album тревога обычно фокусируется на основных страхах этого типа: болезни, смерти и бедности, но кроме этого может возникать и безот­четный, неопределенный страх, особенно ночью в одиночестве. Однако по-настоящему тревожный Arsenicum album может бояться чего угодно. (В реперториуме Кента это лекарство, выраженное во второй или третьей степе­ни, находится в 14 подрубриках, касающихся «тревоги».)

Первое, что заметно у поглощенного тревогой пациента Arsenicum album, это физическое беспокойство (Кент: «Тревога заставляет его перемещаться с места на место»). Он становится крайне возбужден, ни минуты не может находиться на одном месте. Доктор видит перед собой пациента, который мечется по комнате, заламывает руки и совершенно отчаялся в том, что ему могут помочь. В отличие от возбужденного пациента Phosphorusбольного Arsenicumalbumсовсем нелегко успокоить. Если ему сказать, что все в по­рядке, он может на мгновение прекратить метаться и спросить: «Вы дей­ствительно так думаете?», а затем опять впадет в отчаяние и возбуждение, словно ему ничего и не говорили. Как и пациент Aconitum, он может быть уверен в том, что умирает, и никакие доводы не смогут его в этом переубе­дить (единственный действенный аргумент — Arsenicum album в высоком раз­ведении). Иногда подобное состояние сильнейшего возбуждения можно ви­деть у действительно умирающих больных. В этом случае доза Arsenicum album может позволить им уйти спокойно и безболезненно.

У некоторых тревожных пациентов Arsenicum album развивается страх от­равления. Эта разновидность паранойи часто встречается у пожилых пациен­тов, которые скорее всего всю жизнь имели черты этого конституционального средства, однако не демонстрировали этой отличительной черты до тех пор, пока их психическое здоровье не было подорвано за счет деменции. Страх отравления может встречаться в Materia Medica многих препаратов, получае­мых из ядов, так что неудивительно присутствие его и у Arsenicum album, ведь мышьяк веками служил самым распространенным ядом в Европе.

Подозрительность

Параноидные проявления возбужденного Arsenicum album возникают за счет гипертрофированной подозрительности, имеющейся даже у относи­тельно здоровых индивидуумов Arsenicum album. Как правило, такой паци­ент стремится максимально удостовериться в квалификации и компетенции врача, прежде чем согласится на какое-либо лечение.

Убедившись, что вы не просто гомеопат, но и доктор, он может начать задавать вам вопросы типа: «Как давно вы практикуете?» или: «Были ли у ваших пациентов осложне­ния от этого лечения?» Если вы ненароком ляпнете, что собираетесь назна­чить мышьяк, вам придется потом потратить немало времени, разъясняя, в чем тут дело!

Подозрительность Arsenicum album— это, в сущности, лишь еще одно проявление чувства физической незащищенности этого типа. Эти пациенты по природе крайне осторожны. Такие люди будут всегда тщательнейшим образом изучать любой предложенный план, выискивая скрытые опасности. В целом такие люди склонны предпочитать соображения практической бе­зопасности эмоциональному удовлетворению в случаях, когда возможность последнего будет представлять угрозу для первого.

Например, отец-Arsenicum album более других отцов подозрителен к приятелю своей дочери, особенно если у них возникнут «серьезные отношения». При этом он будет в первую очередь озабочен финансовыми перспективами будущего зятя, нежели тем, насколько тот сможет дать счастье его дочери. Подозрения Arsenicum album в основном связаны с желанием получить гарантии соб­ственной физической безопасности, а также людей, которых он любит. В противоположность ему субъект Natrum muriaticum в большей степени оза­бочен вопросами эмоциональной безопасности.

Приземленность

Arsenicum album — один из тех конституциональных типов, которые сочета­ют в себе острый интеллект и практичность. Для него, как и для Nux vomica, наибольшее значение имеют практические аспекты. Он может получать удо­вольствие от абстрактных интеллектуальных споров, однако будет занимать­ся этим лишь после того, как закрутит подтекающий кран и уплатит налоги. Начальник- Arsenicum album крайне требователен к своим подчиненным в отношении практических-деталей, отмечая любые случаи некачественной и недобросовестной работы.

Аналогично, рядовой сотрудник Arsenicum album очень пунктуален и добросовестен в мелочах и даже более того — может обладать необычайно развитой способностью к творческим рационализа­торским предложениям в отношении отдельных деталей его повседневной работы. {Sulphur — человек больших идей, но Arsenicum album и Nux vomica предпочитают делать практическую работу.)

Многие субъекты Arsenicum album находят применение своим способнос­тям в различных ремесленных специальностях. Эти люди часто становятся механиками, плотниками, садовниками, художниками. Образ старательно­го ремесленника, качественно выполняющего работу, — одна из наиболее позитивных сторон типа Arsenicum album, К старательности в работе склон­ны также Natrum muriaticum, Silicea и разные Kali, однако только у типа Arsenicum album эта старательность максимально сочетается с практической способностью выполнять сложнейшую, тонкую работу.

Как и другие приземленные типы, Arsenicum album обычно получает боль­шое удовольствие от физических ощущений. В этом к нему наиболее близок тип Silicea, у которого удовольствие от физических ощущений тоже сочетатся с высокой степенью утонченности и способностью к тонкому восприя­тию. Индивидуумы Arsenicum album часто бывают тонкими знатоками изыс­канной кухни, музыки и живописи. Они могут быть очень старательны в своей работе, однако обычно находят время для утонченных удовольствий и вполне разрешают себе расслабиться.

Аристократ

Мой опыт подтверждает справедливость традиционного разделения Arsenicum album на два подтипа. Одни из них более практически ориенти­рованы и приземлены, другие отличаются интеллектуальностью и утончен­ностью. Последних традиционно называют аристократами, «голубой кро­вью» вследствие того, что эти люди отличаются вытянутыми элегантными линиями тела и утонченными чертами лица. От людей этого типа часто исходит дух высшего общества, вне зависимости от их истинного социаль­ного статуса.

Все Arsenicum album — гордые люди, однако люди аристокра­тического подтипа часто держат себя вовсе высокомерно, обдавая окружа­ющих волной пренебрежения (Кент: «Высокомерный», «Придирчивый», «Критичный»), Только те, кто так же утончен, как и они, имеют право на их благосклонность. Презрительная издевка по поводу «невежественного» замечания или фразы — любимое оружие аристократического Arsenicum album.

Я заметил одну- особенность — наиболее высокомерные Arsenicum album, приходившие ко мне на прием, имели вздернутый нос (особенно женщины), словно несколько поколений предков, привыкших к презритель­ным гримасам, изменили в конце концов и анатомические черты лица.

Аристократический подтип Arsenicum album более зациклен на внешнем виде, чем его приземленный вариант. Эти люди выбирают самую изыскан­ную одежду, идеально укладывают волосы, украшают дома самыми утон­ченными предметами искусства. Разборчивость — ключевое свойство арис­тократов как в позитивном, так и в негативном смысле этого слова. Все грубое отвергается, будь то галстук или живой человек. Выносить критику, исходящую время от времени от разборчивого Arsenicum album, без труда могут только такие уверенные в себе и напористые типы, как Sulphur и Nux vomica, С другой стороны, Silicea и Ignatia могут разделять любовь Arsenicum album к утонченности, а у Natrum muriaticum может отмечаться настолько выраженная тенденция к перфекционизму, что позволяет этому типу соответствовать требованиям аристократа Arsenicum album.

Избыточное внимание к внешнему виду может отмечаться и у менее утон­ченных представителей типа Arsenicum album.

Я заметил, что те из Arsenicum album, кто относительно ограничен в деньгах, имеют тенденцию к преувели­ченной демонстрации своего финансового благополучия, пытаясь хотя бы во внешности избежать отметин бедности. Один мой пациент был безработ­ным. У него имелся небольшой физический дефект, который позволял ему получать пособие по инвалидности. На это скудное пособие он и жил. Однако во время нашего разговора он всячески старался подчеркнуть, что он предъявляет к жизни самые высокие требования. Он был очевидно оза­бочен тем, чтобы по возможности скомпенсировать скромное впечатление, производимое его уровнем доходов.

Другая моя пациентка одно время была достаточно состоятельна, но во время визита ко мне она переживала тяжелые времена. Однако для визита ко мне она надевала свою лучшую одежду и предпочитала обсуждать со мной свою прежнюю жизнь, богатство и социальный статус, чем безотрад­ное нынешнее положение. Большинство (хотя и не все) Arsenicum album стремятся к престижу   и богатству, либо прикладывая к этому собственные усилия, либо стараясь удачно выйти замуж. И многим из них это удается.

Излишняя разборчивость утонченных субъектов Arsenicum album может де­лать их «принцессами на горошине», т. е. утонченными настолько, что они перестают переносить обычные житейские трудности. Это особенно справед­ливо для тех из них, кто сочетает утонченность и ипохондричность. Чтобы защитить себя, они стараются исключить из своей жизни все «грубые» воздей­ствия, при этом значительно ограничивая круг общения. Я вспоминаю одного такого человека, дизайнера интерьеров по профессии.

Это был чрезмерно худой и высокий человек, всегда одетый с большим лоском, ни при каких обстоятельствах не снимавший двубортный пиджак и галстук. Ему было под пятьдесят, однако он все еще не мог найти женщину, которая смогла бы соответствовать его высоким стандартам. Он вел одинокую жизнь, но пытался найти себе достойную компанию. Он почти нашел ее в лице моей арсеникаль-ной тети, однако — увы! — даже она не выдержала его требований.

Подобная разборчивость некоторых Arsenicum album является следствием крайней утонченности. Подобно породистому коню или борзой собаке, его психика и тело настолько тонко организованы, что они легко переходят во взвинченное и разбалансированное состояние. Если такого человека «не содержать» в идеальных условиях, его здоровье (и психическое, и физичес­кое) моментально портится. Из психических расстройств в этом случае обычно возникает тревога.

Утонченный мужчина Arsenicum album обычно выглядит женственным, из­неженным, в нем нет ни капли мужской грубости и силы. Такой мужчина часто может интересоваться искусством, здоровьем и диетой, интерес к которым нередко имеет навязчивый характер (Кент: «Жеманство»). Типы Silicea, Ignatia и China тоже могут быть утонченными до изнеженности. Однако ни у одного типа эта изнеженность не достигает такой вычурной степени, как у Arsenicum album, который в этом отношении может напоми­нать избалованного ребенка, над которым все трясутся. Это связано с тем, что в этом типе кроме утонченности и ипохондрии крайне выражены такие качества, как эгоизм и озабоченность своей персоной.

Напористость, гнев и эгоизм

Как уже упоминалось выше, тип Arsenicum album очень близок к Nux vomica, с которым его объединяет значительная решительность и напористость. У Arsenicum album эти качества обычно бывают направлены на что-то одно.

Если ему что-то важно, он будет действовать в этом направлении со всей решимос­тью, а противодействие моментально вызывает гнев (Кент: «Упрямый»), По­чти все индивидуумы Arsenicum album, за исключением разве что наиболее тревожных, отличаются независимым характером. Они приходят к собствен­ному умозаключению, а затем упорно отстаивают его. Сходные тенденции имеются у Silicea, однако субъект Arsenicum album обладает большей мощью и большей уверенностью при отстаивании своей точки зрения или воплощении своих замыслов, нежели Silicea.

Однонаправленность Arsenicum album в большинстве случаев сочетается с определенной степенью негибкости. Это может приводить к невосприимчиво­сти иных мнений и нетерпимости к иным подходам и стилям жизни. Однаж­ды мне пришлось столкнуться с этим качеством у одной женщины, с которой я познакомился в период моего увлечения вегетарианством и которая упорно не хотела это принять.

Она прочла мне лекцию о том, что только эгоисты могут ожидать от других понимания своих пищевых «капризов», страшно возмущаясь, что я не ел приготовленное ею мясо; и все это несмотря на то, что она заранее была предупреждена о том, что я вегетарианец. Потом из разговора с ее мужем я узнал, что она до навязчивости любит чистоту и страдает иррациональным страхом смерти, что подтвердило мои подозрения о принадлежности ее к конституциональному типу Arsenicum album.

Эгоизм может встретиться у представителя любого типа, далее у ангельс­кого Phosphorus. Однако в зависимости от конституции различаются пути выражения эгоизма. Так, Sulphur склонен к лени и может пренебрегать своими семейными обязанностями, отдавая все силы любимому увлечению, тогда как пациентка Ignatia часто ведет себя как вздорный избалованный ребенок, моментально взрываясь, если ей не оказывается должного внимания. Эгоизм же Arsenicum album носит более глобальный характер; такой человек постоянно склонен ставить свои интересы выше интересов других. Особенно это характерно для мужской половины этого типа.

Женщины Arsenicum album чуть менее эгоистичны, однако и они в гораздо большей, чем другие конституциональные типы, степени склонны в первую очередь думать о себе и о своей семье, нежели о других. Недостаток альтруизма связан все с тем же чувством физической незащищенности Arsenicum album. Эти люди словно не могут позволить себе быть благородными и великодуш­ными как на физическом, так и на эмоциональном уровне; если они отда­дут что-то другому, то ведь им самим может не хватить!

Крайним выражением типа Arsenicum album будет холодный и жестокий человек, в котором не видно ни малейшего проявления теплых чувств по отношению к кому бы то ни было и, напротив, полного желчи и злости. Офицер полиции из романа «Отверженные» Виктора Гюго — очень хороший пример подобной личности. Его жизнь превратилась в навязчивую вендетту, посвященную преследованию преступника, нарушившего обещание.

В типич­ной манере Arsenicum album оправдывает свои действия моральным превосход­ством над противником. Он уверен в том, что его жестокость справедлива и богоугодна, хотя в реальности им движет не любовь к Богу, а любовь к порядку. Сталкиваясь со все более очевидным благородством своей жертвы, он в конце концов предпочитает покончить с собой, нежели признаться в том, что его ригидная, начетническая мораль — не более чем инструмент для оп­равдания собственной ненависти.

Аналогично тому, как любой конституциональный тип может проявлять эгоизм, у любого из них можно увидеть и противоположное качество. Вовсе не все субъекты Arsenicum album — законченные эгоисты.

Некоторое из них вполне могут проявлять благородство и человеколюбие, получая удо­вольствие от помощи другим. Более благородные представители типа Arsenicum album часто оказываются авторитетными фигурами, лидерами филантропических структур. Роли школьных учителей или руководителей скаутов позволяют Arsenicum album проявлять альтруизм, одновременно прививая подопечным столь любимую ими дисциплину.

Раздражительность также можно увидеть у любого конституционального типа, однако у некоторых из них она встречается все же чаще, a Arsenicum album относится к числу наиболее раздражительных типов. (В реперториуме Кента Arsenicum album во второй и третьей степени помещен в пяти разных рубриках, имеющих отношение к раздражительности.) Наиболее часто этих людей выводят из себя неопрятность, недостаточная работоспособность и напрасные траты. Все это относится к материальному плану бытия, на который и нацелена обычно личность Arsenicum album.

Более интеллигентные представители этого типа со временем обучаются прятать свое раздражение и гнев, однако это дается им не без труда. В частности, многие мужчины Arsenicum album постоянно носят в себе вулкан глухо бурлящего гнева, который может в один прекрасный день взорваться, если причина для раз­дражения окажется слишком большой и сдержать его уже не удастся.

Тогда вся накопленная за долгие годы желчь выплеснется наружу, выражаясь в вербальной или даже физической агрессии (Кент: «Ярость», «Злобный», «Внезапный импульс к убийству»). Попытки сдержать раздражение и гнев часто могут приводить к повышенному давлению, а гипертония является проблемой для большого числа пациентов Arsenicum album.

Взаимоотношения

Субъекты Arsenicum album обычно выбирают преданных и зависимых парт­неров. Они вполне способны на нежные чувства, но не чрезмерно. Из-за необщительности этого типа часто супруг является единственным источни­ком теплых, доверительных отношений для индивидуума Arsenicum album. Поэтому семейная жизнь оказывается одним из важнейших аспектов жизни такого человека, являясь источником ощущения комфорта и безопасности среди того мира, который он воспринимает (по крайней мере до опреде­ленной степени) как враждебный.

Иногда отношения могут становиться напряженными из-за педантичности и склонности Arsenicum album к крити­ке, однако люди этого типа обычно умеют удерживать своих менее практич­ных партнеров от необдуманных действий, приближая их к реальности. Часто именно партнер — Arsenicum album держит в своих руках финансы, не позволяя более спонтанному супругу — Sulphur или Phosphorus — пускаться в рискованные предприятия.

Люди Arsenicum album безусловно требуют от своих партнеров только одного качества — уважения. Они будут давать в браке только до тех пор, пока стремление давать остается обоюдным. Arsenicum album имеет настолько высокое чувство собственного достоинства, что он никогда не позволит своему партнеру доминировать в отношениях. В качестве родителей субъекты Arsenicum album обычно относятся к жертвен­ному типу.

Они очень серьезно относятся к своим родительским обязанностям и искренне стараются дать своим детям самое лучшее. Они не склонны к потаканию слабостям детей и нередко могут перегибать палку в отношении дисциплины. Хорошо, если в семье Arsenicum album второй родитель относит­ся к более мягкому типу, что восстанавливает равновесие в развитии детей. Некоторые родители типа Arsenicum album склонны придавать большее значевариантов.

У представителей обоих подтипов обычно имеется поджарое, мус­кулистое тело, худощавое лицо. У утонченного, аристократического подтипа обычно отмечаются вытянутость линий тела, длинные фаланги пальцев. Жен­щины склонны к изящности, с тонкими чертами лица, а у мужчин часто можно увидеть тонкий орлиный нос, придающий его обладателю воинствен­ный вид или схожесть с римским патрицием (Кент: «Заостренный нос»).

Аристократический тип имеет тонкие, обычно прямые волосы. Приземленный тип имеет короткое, мускулистое или даже приземистое тело, с короткими сильными конечностями и менее утонченные черты лица, хотя лицо все равно остается скорее худощавым. Глаза часто кажутся запавшими, глубоко посажены в глазницах. Волосы обычно более темные, чем у утончен­ного типа (у которого они часто бывают русыми), более толстые и жесткие.