China (Bailey)

Экстрасенсорные способности

depr

Гиперчувствительность

China является одним из самых сложных конституциональных типов в смысле понимания его личностных особенностей. С одной стороны, это можно объяснить тем, что конституциональный тип Сhinа достаточно ред­кий и поэтому большинству гомеопатов бывает сложно его понять.

Некото­рые гомеопаты вообще считают China исключительно локальным острым средством, не признавая его как полноценный конституциональный препа­рат обладающий уникальным профилем личности. Другой причиной непо­нимания этого типа является существование в нем противоречащих друг другу элементов, например робости и склонности к критике. Третьей при­чиной является некоторая «бесплотность» природы China, которая ускользает от не очень чувствительных людей.

Гиперчувствительность. China — один из самых чувствительных типов вообще (Кент: «Крайняя чув­ствительность»). У этого препарата можно увидеть эмоциональную и эстетическую чувствительность Ignatia, однако кроме этих видов чувствительнос­ти для China характерна обостренная способность к экстрасенсорному вос­приятию, а также крайняя восприимчивость обычных органов чувств. Од­ним из первых впечатлений, которое производит субъект Сhinа, это впечатление обостренной чувствительности.

Пациентка Сhinа будет относиться к вам с большой долей осторожности и сохранять осторожность, пока не узнает вас хорошо, а узнав, начнет открывать свою истинную чувствительность только убедившись, что вы достаточно понимающий и чувствительный человек (Кент: «Робость»). Естественно, что те субъекты Сhinа, которые пережили определенные психотравмирующие ситуации, особенно в детстве, будут проявлять особенную осторожность в общении с вами. Я вспоминаю одну такую пациентку, молодую женщину двадцати пяти лет, проявляющую особенную осторожность во время беседы со мной при первой нашей встре­че.

Она смотрела на меня подозрительно, словно я мог обидеть ее, крайне недоверчиво воспринимая мои глубинные вопросы и постоянно переспра­шивая, почему это меня заинтересовало вдруг то-то и то-то. Это была очень интеллигентная женщина, с глубоко аналитическим умом, любившая дока­пываться до истины и философствовать.

Она вела очень уединенное суще­ствование, так как всего несколько людей заслужили ее доверия и в добром расположении которых она была уверена (Кент: «Страх людей»). Особенно осторожна она была с мужчинами и врачами, так как раньше много стра­дала от отсутствия чуткости у них. Постепенно я смог выяснить, что у нее был очень агрессивный отец, терроризировавший ее, что окончательно по­дорвало ее и без того непрочное чувство уверенности в себе. Недостаток уверенности в себе — врожденное качество субъектов China,

Основной жа­лобой этой женщины было слабое пищеварение с непереносимостью многих пищевых продуктов. Лечение несколькими дозами China не только позволи­ло ей есть гораздо более разнообразную пищу, но и значительно повысило чувство уверенности в себе. Она смогла лучше приспособиться к окружаю­щему миру, который перестал казаться ей столь угрожающим.

Существует два подтипа субъектов China — «приземленный» и «эфирный». Оба типа отличаются избыточной чувствительностью, однако если первый чув­ствителен в основном к любой форме агрессии, то второй помимо прочего обладает чувствительностью в экстрасенсорном смысле. Эти «эфирные» субъек­ты China обладают наиболее выраженными экстрасенсорными способностями среди всех конституциональных типов. Обычно это замечательные личности, которых интересуют в основном духовные вопросы, причем у них эти интересы оправданны тем, что духовные поиски их основаны главным образом на пря­мом опыте мистических переживаний, а не на одной интеллектуальной заинте­ресованности этими вопросами. Обычно это скромные, тихие люди, с виду похожие на мудрецов, которые не торопятся «метать бисер перед свиньями».

У меня была подобная пациентка, молодая женщина восемнадцати лет, с огром­ными цыганскими глазами и прямыми черными волосами, спускающимися по­чти до пояса. Вокруг нее словно распространялся аромат тайны, а когда я пытался узнать побольше о ее духовном опыте, она начинала говорить загадка­ми. Все же постепенно я начал понимать ее, и передо мной открылась картина ее неординарных мистических переживаний.

По ее словам, большую часть сво­его свободного времени она проводила в потустороннем, астральном мире, столь же реальном для нее, как и этот. Она могла находиться в потустороннем мире, сколько хотела, но в нашем мире у нее был любимый молодой человек. Чтобы доказать мне правдивость своего рассказа, она начертила несколько знаков, названных ею «потусторонним письмом», и знаки эти отличались от знаков любого алфавита, который я когда-либо видел, и тем не менее они выглядели достаточно упорядоченно и даже красиво.

Эта женщина не выгляде­ла ни истеричкой, ни ненормальной. Создавалось впечатление, что она на самом деле могла путешествовать в ином мире, в котором чувствовала себя в большей степени дома, чем в нашем мире. Ей было трудно смириться с невеже­ственностью и грубостью нашего мира, она чувствовала себя защищенной толь­ко в небольшом окружении членов своей духовной общины. Однако постепенно она вышла из этой общины, все больше времени проводя со своим земным молодым человеком.

Выход этот был для нее крайне болезнен и привел к развитию панических атак, с которыми она и обратилась ко мне. Она жало­валась на агарофобию и тревогу в сочетании с ощущением «лишенности опо­ры» и «парения в воздухе». У нее начал усиливаться страх сойти с ума. После нескольких приемов China 10M ее тревога значительно уменьшилась.

Гомеопаты, не допускающие существования иных планов бытия China кроме видимого физического мира, легко могут принять «эфирных» паци­енток за истеричек. Существует много свидетельств существования «того света», и те гомеопаты, которые в этом сомневаются, должны проявить широту взглядов, так как иначе они не смогут помочь тем своим пациентам, экстрасенсорные способности которых выражены слишком сильно. «Эфир­ные» China обычно тихие, незаметные люди, они вовсе не хотят привлекать внимание к себе, в отличие от субъектов с истерическими чертами. Те люди, которые стремятся выпячивать, преувеличивать свои экстрасенсорные спо­собности, вряд ли будут иметь конституцию China. Скорее всего, они будут относиться к типам Natrum muriaticum или Ignatia, а если они будут вести себя совсем уж «как на сцене», то к типу Hyoscyamus.

Женщин China (большинство представителей этого типа — женщины) легче всего перепутать с пациентками Ignatia или Thuja. Различия между этими типами будут очень тонкими. Обычно по сравнению с China у пациенток Ignatia больше выражен эгоизм и они «крепче стоят на своих ногах» и более адаптированы в обществе. Пациентки Thuja почти так же чувствительны, как и China, и почти так же углублены в себя, однако они приземленнее, «более телесны» и больше ориентированы на практические умения.

Пациентки China больше склонны к философствованию, чем Thuja, и менее практичны (Кент: «Теоретизирует, строит воздушные замки»). Я видел только одного мужчину China, и он был очень похож на пациента Mercurius, будучи порывистым, даже озорным и склонным к аналитическому мышлению. Однако этот человек был менее « прикреплен к земле», чем Mercurius, излучал «эфирное очарова­ние» и был склонен к страстным обсуждениям духовных вопросов.

Раздражительность и упрямство

Страсть, переполняющая более духовных пациентов China во время их медита­тивного экстаза и пыла философских споров, у более приземленных China проявляется в виде раздражительности. Последние не менее чувствительны, однако это выражается в боязливости и подозрительности, а также в обо­стренном эстетическом чувстве и повышенной телесной чувствительности.

За рамки «этого мира» они не выходят. Обычно эти люди склонны к аналитичес­кому мышлению и обладают острым умом, однако недостаток уверенности в себе обычно не позволяет им полностью использовать свой интеллектуальный потенциал. Эти люди обладают достаточно сильной волей.

Приземленные па­циентки China часто бывают более раздражительными и нетерпимыми, чем Silicea. Хотя они могут испытывать недостаток уверенности в себе при обще­нии с посторонними и обычно достаточно осторожно ведут себя в обществе, они вполне могут превратить жизнь своей семьи в ад постоянными приступа­ми плохого настроения, придирками и упреками. Одна из таких пациенток, интеллигентная женщина 40 лет, всегда горько жаловалась мне на свою дочь.

В конце концов она выгнала дочь из дома. Позже дочь этой женщины тоже оказалась у меня в клинике. Она горько жаловалась на эгоизм и нетерпимость своей матери. Более ярко ситуацию характеризует рассказ ее сестры. Сестра вполне уживалась с матерью, однако и она была согласна, что мать нельзя было назвать легким человеком из-за склонности к постоянным придиркам. Эта склонность пациентов China к постоянной критике тесно связана с эго­центризмом, озабоченностью собственной персоной, неспособностью видеть ничего, кроме себя. Такая женщина будет устраивать скандалы и постоянно придираться к членам своей семьи, совершенно не понимая, что она делает.

Я столкнулся с подобным поведением у одной молодой женщины 30 лет, обра­тившейся ко мне по поводу приступов дурного настроения. Она устраивала яростные скандалы своему мужу, свекру, особенно перед менструацией, и в эти периоды становилась практически невменяемой, а незначительные неудачи и мелкие обиды разрастались до огромных размеров (Кент: «Иллюзия, что к ней придираются»). Эти признания меня довольно сильно удивили, так как она производила впечатление робкой, приятной и чувствительной особы. У нее было привлекательное, озорное лицо, с большими темными глазами (интровертированный эквивалент Phosphorus), в периоды хорошего настроения буквально светящиеся счастьем.

Однако не менее часто у нее возникали и периоды страхов. Я не увидел сначала ее лекарства и помогал ей преимуще­ственно с помощью психотерапии, нежели с помощью гомеопатии. Однажды, когда мне пришлось уехать в другую часть страны, эта пациентка позвонила мне по телефону и пожаловалась на кровянисто-слизистый стул. При этом выяснилось, что небольшие прожилки крови были видны в ее стуле многие годы, хотя она не придавала этому значения. Тогда издалека я смог разгля­деть то, чего не видел вблизи. Я назначил ей China 200, которая в течение нескольких дней разрешила все ее проблемы.

На самом деле между «приземленным» и «эфирным» типами China не существует разрыва — некоторые из этих пациентов находятся где-то посереди­не. Они могут обладать сильной интуицией и даже иметь экстрасенсорные способности, однако при этом вполне адаптированы к нашему земному миру. Даже приземленные China никогда не бывают материалистами в том смысле, в каком ими являются субъекты Lycopodium или Nux vomica, они слишком глу­боки для этого, однако могут не только любить изящные вещи, но и знают, как стать их обладателями. Однажды мне пришлось лечить очень необычную пациентку, около 40 лет, от хронического гепатита. У нее были бросающиеся в глаза черты — черные как смоль волосы, большие темные глаза на очень бледном лице с выдающимися скулами.

В ее глазах было что-то восточное, выражение, которое я видел несколько раз у живущих на Западе китаянок. Эта женщина была довольно яркой особой, склонной к решительным утверж­дениям, преимущественно критического характера. Любой человек или любая ситуация, способные вызвать ее неудовольствие, тут же подвергались уничто­жающей критике. Доставалось всем — официальной медицине, политикам, мужчинам вообще и ее любовнику в частности (Кент: «Презрительный, высо­комерный»).

Она обладала очень сильной экстрасенсорной одаренностью, и по мере того, как она прониклась ко мне доверием, она рассказывала мне все больше и больше о своих видениях и вещих снах. Ее мистический опыт главенствовал над ее повседневной жизнью, несмотря на то что ей приходи­лось выполнять материнские обязанности. Молитвы и медитации, а также размышления по поводу своих видений отнимали значительную часть ее вре­мени, а ее деятельность была напрямую связана с мистическим опытом — она была художником и поэтом. Выросшая в богатой влиятельной семье, эта жен­щина была гораздо более решительной, чем большинство знакомых мне кита­янок, однако вскоре для меня стало очевидно, что резкая и даже агрессивная наружность являлась всего лишь способом защиты крайне уязвимого внутрен­него мира.

Она была очень интеллигентным и утонченным человеком, облада­ла острым умом, и я уже сделал было ошибку, относя ее к типу Ignatia, однако для Ignatia у нее было слишком развито мистическое чувство и она была слишком боязлива. Кроме того, она была более критична, чем обычно бывает Ignatia, а ее физические симптомы заставили дать ей China 200, что привело к кратковременному ухудшению всех симптомов, за которым после­довал сильный прилив жизненной энергии. Эта пациентка демонстрировала черты двух крайних подтипов China, одновременно обладая сильным мисти­ческим даром, склонностью к критике и умением устроиться в обществе.

Дислексия, нерешительность «витание в облаках»

Создается впечатление, что субъектам China, когда они вынуждены пользовать­ся обычным рациональным мышлением, приходится расплачиваться за свою способность проникать за рамки привычного мира. И в результате иногда у них возникают проблемы с вербальным выражением. Двое из моих пациентов China страдали дислексией (неспособностью к чтению), а один при разговоре постоянно путал слова. Этот пациент, молодой человек с искрой гениальности в глазах, говорил словно пьяный (Кент: «Путает слова»).