Lаchesis (Borland)

Слова льются потоком

Пациентка — женщина средних лет с рыжевато-коричневыми волосами. Из-за венозной гиперемии и мелких вен, выступавших на щеках и носу, она была красной, а нос и уши имели явно синюшный оттенок. Глаза были ясны­ми и чистыми, а сама пациентка очень настороженной. Кисти рук, довольно полнокровные и красные, казались немного отечными и дрожали.

Пациентка была очень беспокойной, говорила в типичной манере, свойственной па­циентам Lachesis, когда очень сложно удержать собеседницу в рамках об­суждаемой темы. Речь не о том, что они что-то скрывают, просто не обращают внимания на вопрос. Часто их увлекает что-то другое, и они не уясняют суть вопроса. Они начинают рассказывать, о чем хотят, вовсе не отвечая на воп­рос.

Недостатка в словах нет — они льются потоком. Рассказывая о себе, пациентка была совершенно откровенна, а симптомы оказались прекрасно обрисованы. Когда речь зашла о ее жизни, то выдающейся чертой оказалась какая-то определенная зависть к тем членам семьи, с которыми было все в порядке. Ее мужем был сильный и здоровый мужчина, ходивший каждый день на работу, а по выходным игравший в гольф.

Пациентка очень завидо­вала его прекрасной форме, так как сама вынуждена была оставаться в по­стели. Ее дочь была замужем и имела четверых здоровых детей. Наша паци­ентка завидовала здоровью своих внуков, тогда как ее собственные дочери в детстве часто болели, что было предметом ее беспокойства.

Другой типичный симптом: пациент Lachesis всегда путается во времени суток. Он думает, что сейчас вечер, когда на самом деле утро, и наоборот. Еще одна очень яркая черта — выраженная неловкость, застенчивость и стран­ное тщеславие. У нашей пациентки это было смешано с другим типичным симптомом Lachesis — узким религиозным кругозором. Она принадлежала к одной мелкой религиозной секте и была уверена, что это единственная секта на всей земле.

Целыми днями она только и говорила с окружающими о своей вере, пытаясь убедить их вступить в секту. Временами она рассказывала о тех суммах, которые она жертвовала на развитие секты, и было интересно наблюдать, какое удовлетворение она получала от всего этого. Порой боль­ная, правда, могла сказать, что она самый бедный член секты и совершенно бесполезна для нее, и если только у нее со здоровьем будет так же хорошо, как у ее мужа, она сможет дать религиозной общине больше.

Однажды она упомянула об одном неприятном эпизоде с ее протеже, который ее просто обманул. Ее муж рассказывал, что два последние года его супруга была очень подозрительной, не давая ни фунта даже тем, кого знала многие годы. «Жизнь очень сложная, — говорил он, — и я не хочу расстраивать жену, так как она сейчас нездорова, и одна из вещей, которая ее расстраивает, это то, что я выпиваю.

Я не ограничиваю себя тесными религиозными рамками, но она хочет вписать меня в ее стандарты. Я хожу играть в гольф, порой могу и выпить, но когда возвращаюсь домой, то первый вопрос, который она мне задает, — не выпивал ли я. Она всегда хочет знать, где я был и не делал ли чего-нибудь, что противоречит ее религиозным убеждениям».

Другая пациентка имела типичную для Lachesis подозрительность в еще большей степени. Она жила в небольшой деревушке и всегда пребывала в беспокойстве, во всем подозревая соседей; всегда выискивала во всем ос­корбления и пренебрежение и считала, что все ее обманывают. Это типичная реакция Lachesis. Это был лишь один тип пациентов Lachesis. Есть и другой — хронический алкоголик. У них имеется та же тенденция к венозному стазу, расширению вен на носу и лице, но нет такой яркости и остроты ума, а восприятие всего притуплено. Выявляется та же особенность — не закончив одной темы, пере­ходить на другую.

У больных обнаруживается тремор, что вообще харак­терно для пациентов Lachesis. Они более раздражительны и гораздо злее в своих замечаниях по отношению к другим людям, чем большинство Lachesis. Пациенты Lachesis порой бледные, но кожа нечистая, а на лице и кистях всегда видны расширенные вены или веснушки. Еще одна черта алкоголиков типа Lachesis — выраженное ухудшение у них возникает от еды.

После приема пищи они становятся еще более сонливыми, загруженными, спутанными и выявляют склонность к покраснению лица. Ле­чить их тяжело. Другая часто выявляемая черта алкоголиков — они прекрасно осознают, что сами виноваты, что оказались в таком состоянии, и пребывают по этому поводу в пессимистическом настроении. Они считают, что безнадеж­ны, как бы их ни лечили, и очень мнительны в отношении лекарства, которое им назначается, считая, что оно или отравит, или одурманит их.

У всех пациентов Lachesis возникает типичное ухудшение состояния пос­ле сна. Симптомы во время сна усиливаются, и больному хуже уже при пробуждении. Все они очень чувствительны к теплу и, учитывая их склон­ность к застойному полнокровию, не выносят ничего стесняющего: тесных воротничков, поясов и подобных вещей. Любые расстройства со стороны сердца сопровождаются у них сильной одышкой, отчего они хотят сбросить с себя одеяла и раскрыть окна.