Stramonium (Grandgeorge)

Съесть или быть съеденным

Это лекарство несет в себе страх перед пожиранием, который живет в человеке с незапамятных времен, когда перед ним внезапно появлялось дикое животное,  жаждущее его съесть. Этот страх относится к оральной стадии; с того времени, когда у ребенка появляются зубы, он может укусить, но его также могут укусить; и вот откуда сказки про людоеда, волка.

Маленький ребенок испуганно просыпается с криком посреди ночи. Он весь во власти своих ужасных видений, и никого не узнает. Чтобы он снова уснул ему надо включить и оставить включенным свет. Stramonium 15 СН быстро купирует эти симптомы. Это лекарство подойдет также в случае сильной лихорадки с возможными судорогами, как это бывает при некоторых детских заболеваниях.

Полина, 1,5 года, входит в контакт с ребенком, больным корью. 10 дней спустя у нее возникает ринофарингит с сильным конъюнктивитом. Температура тела медленно поднимается. На 11-й день вечером, около 23 часов меня срочно вызывают к девочке. Температура тела поднялась до 40,1°С. Несмотря на прием ацетилсалициловой кислоты, ребенок бредит, никого не узнает и с испуганным видом говорит: «уа, уа».

Раздевая ее, я обращаю внимание, что несмотря на лихорадочное состояние ноги остаются ледяными, что напоминает о Stramonium. Диагноз «корь» не вызывает сомнений, но картина такая тяжелая, что я опасаюсь энцефалита. Прописываю 3 шарика Stramonium 9 СН. Температура тела снижается до 39°С через полчаса после приема лекарства, и ребенок снова возвращается к реальной жизни. На следующий день температура тела падает до нормальной, появляется коревая сыпь, а гнойный конъюнктивит исчезает. Дальнейшее течение — без осложнений.

Корь — болезнь, которая часто служит выходом нерешенных проблем оральной стадии (вот откуда ее стойкость в течение веков). Я расспрашиваю мать о ее беременности, и она мне рассказывает, что незадолго до родов ее овчарка набросилась у нее на глазах на почтальона, и она не могла ничего сделать. «Я недавно еще раз видела это во сне», — говорит она. Впоследствии я им обеим назначил Stramonium в дозах 15 и 30 СН. Мать Полины сказала мне однажды: «Моя дочь любит меня до такой степени, что сжимает меня иногда очень сильно в объятиях, целует меня в шею и кусает».

Полуторогодовалая Перрин десять дней назад была в контакте с ребенком, больным корью. Ее приводят ко мне с небольшой температурой и сильным конъюнктивитом, по поводу которого я прописываю Euphrasia, затем Rhus tox., но без всякого результата. На третий день вечером мне звонят по телефону взволнованные родители: через час после приема Catalgine у ребенка температура поднялась до 40,6°.

Осмотрев ее тотчас, я с удивлением отмечаю, что жар охватывает все тело ребенка кроме ног, которые остаются холодными. К тому же ребенок беспрерывно говорит, требуя, чтобы ей играли на гитаре, которая висит на стене. Конъюнктивит очень сильный, с большим нагноением. Все это указывает мне на Stramonium, который я прописываю в 9 СН.

Остаток ночи проходит спокойно, температура постепенно спадает. Конъюнктивит исчезает как по волшебству, и через день легкая сыпь подтверждает корь, которая завершается без проблем. Родители, с которыми я позже встречаюсь на консультации, сообщают мне, что в порыве необузданной нежности, ребенок кусает свою мать. В конце беременности, мать была свидетельницей того, как волкодав набросился на почтальона. До сих пор она видит эту сцену во сне.

Stramonium это лекарство боязни «пожирания», которая нас преследует испокон века, то есть надо съесть или быть съеденным. Детские болезни позволяют разрешить нашу спорную проблему боязни первых лет жизни, и, в этом частном случае, в оральной стадии боязнь быть съеденной. Мама тоже потом приняла дозу этого лекарства в 15 СН.