Tuberculinum (Tayler)

nux

Жажда холодного молока

Нозоды: Bacillinum (Бурнетт), Tuberculinum (Кент), Tuberculinum (Кох), Tuberculinum bovinum

Bacillinum (так поначалу назывался Tuberculinum) был приготовлен и введен в гомеопатию первым из данной группы нозодов. Д-р Бурнетт, написавший эпохальную монографию «Новый подход в лечении туберкулеза» и широко применявший в своей практике Tuberculinum bovinum, считал это средство наиболее эффективным из всех разновидностей туберкулина.

Существует несколько гомеопатических лекарств, приготовленных из различных «продуктов» туберкулезного процесса, причем все они обладают ярко выраженными целебными свойствами. Это нозоды, без которых мы никак не смогли бы обойтись в своей практике. Человеческая природа весьма необычна и интересна.

После выхода книги Бурнетта, благодаря которой «туберкулезный яд» начал широко применяться гомеопатами, один из наших врачей выразил протест против самой идеи использования столь «омерзительного» материала в лечебных целях: «Я не только сам не принял бы такое средство, но ни за что на свете не назначил бы его своим пациентам!»

Однако спустя какое-то время, воодушевившись идеями Коха, он со спокойной совестью делал больным инъекции туберкулина. Подумать только! «Омерзительным» называется лекарство, подвергнувшееся стерилизации и динамизации для получения 30-й потенции, лекарство, разведенное в миллионы раз на спирту, которым пропитываются крохотные крупинки молочного сахара.

Можно ли представить себе что-нибудь более «омерзительное»! Благодаря ганемановскому методу приготовления лекарств самые сильные яды и «продукты болезней» могут быть настолько «укрощены», что способны оказывать лишь целебное влияние на людей, которые нуждаются в них, и, следовательно, проявляют повышенную чувствительность к действию этих субстанций, причем последние в виде гомеопатических лекарств совершенно безвредны даже для новорожденных.

Что же заставляет эти средства «работать»? Не искусное приготовление лекарства, не обостренная чувствительность пациента, а один лишь Закон подобия, в силу которого осуществляется благотворное взаимодействие между ними. О лекарствах, имеющих «нелицеприятное» происхождение, д-р Бурнетт пишет следующее: «Было бы просто замечательно, если бы туберкулез излечивался хлебом с маслом или благоухающими эфирными маслами, но если это не так, давайте использовать для лечения все, что позволяет успешно бороться с этой болезнью».

Существует несколько лекарств, приготовленных из так называемого «туберкулезного яда». Д-р Генри Аллен («Ключевые симптомы»), внесший большой вклад в изучение нозодов, говорит: «Потенции Финке и Свана были приготовлены из капли гноя, полученного из легочного абсцесса или мокроты человека, заболевшего туберкулезом. Потенцированные препараты Хиса (Heath) готовились га ткани легкого, в которой микроскопически обнаруживались туберкулезные бациллы. Поэтому первые получили название Tuberculinum, а последние — Bacillinum. Оба препарата являются испытайными и эффективными средствами».

Д-р Бурнетт, написавший блестящую монографию «Новый подход влечении туберкулеза», благодаря которой этот иозод стал широко применяться в гомеопатической практике, пользовался препаратами Хиса, «приготовленными cneifuaibno для него». Бурнетт говорит, что некоторые известные гомеопаты задолго до него употребляли «туберкулезный яд» для лечения легочной чахотки, однако «вожди господствующей секты медицинской профессии подняли такой шум вокруг этого, что из-за страха перед натиском многочисленной оппозиции и невежественных предрассудков он не нашел широкого применения, и в литературе время от времени публиковались лишь единичные сообщения об удачных случаях лечения легочной чахотки с помощью туберкулезного яда.

Бурнетт очень часто использовал Bacillinum в своей практике на протяжении пяти лет, до тех пор пока д-р Кох «не ворвался в медицину со своим знаменитым, эпохальным открытием нового подхода в лечении туберкулеза, представлявшего собой нечто иное, как хорошо известный гомеопатам старый метод назначения «туберкулезного яда», вокруг которого много лет тому назад возникла большая шумиха, раздувавшаяся людьми, которые на этот раз буквально падали ниц в подобострастном благоговении перед Кохом». Бурнетт говорит, что разница между нашим старым знакомым Tuberculinum (или Bacillinum) и туберкулином Коха состоит в способе получения исходного материала: препарат является продуктом естественной болезни, в то время как препарат Коха добывается искусственным путем, в условиях инкубатора, в котором выращиваются колото! бацилл на говяжьем студне; разница между этими средствами сродни разнице между цыпленком, взращенным курицей, и инкубаторным цыпленком.

Искусственный туберкулин, открытый Кохом, «не является лекарством как таковым и потому не может применяться для лечения туберкулеза…» Кроме того, «существует еще одно различие, которое касается способа назначения этих средств больным людям. Я применяю лекарство в высокой потенции, что лишено реальной опасности, которую таит в себе метод Коха, заключающийся в подкожной инъекции материальной дозы туберкулина, или, другими словами, во введении бацилл непосредственно в кровяное русло…».

Год спустя, в предисловии ко второму изданию своей монографии, Бурнетт охарактеризовал препарат Коха как «совершенно бесполезное для лечения и чрезвычайно опасное средство. Тем не менее его продолжают использовать, правда, во все уменьшающихся дозах, которые на сегодняшний день почти ничем не отличаются от презиравшихся ранее гомеопатических разведений и широко применяются в университетских клиниках и больницах по всему миру.

Прогресс научного направления,Робертом Кохом, во многом обязан терапевтической эффективности применения бесконечно малых доз, и тем не менее сторонники аллопатической медицины утверждают, что малые дозы являются огромным препятствием на пути развития науки…». «Гомеопатия, — говорит Бурнетт, — сродни лошади, победившей на скачках мирового медицинского сообщества и с большим отрывом обогнавшей свою соперницу Ортодоксальность».

Перейдем к Tuberculinum Кента, который «несколько отличается от других лекарств, входящих в данную группу нозодов. Я приготовил этот препарат благодаря одному профессору ветеринарной хирургии. В Пенсильвании был произведен убой большого стада коров, заболевших туберкулезом. Ветеринарный хирург из Пенсильванского университета любезно предоставил в мое распоряжение несколько пораженных туберкулезом лимфатических желез, которые были изъяты у умерщвленных коров. Я подверг их тщательному изучению и отобрал наилучшие экземпляры, из которых лаборатория Boericke & Tafel приготовила 6-ю потенцию, а в дальнейшем с помощью аппарата Скиннера из нее были получены 30,200,1000-я и более высокие потенции.

Я применяю это гомеопатическое средство вот уже более десяти лет». Все препараты туберкулина доказали свою эффективность на практике, главным образом при лечении недугов, связанных с так называемой «туберкулезной заинтересованностью»: например, плохое самочувствие или неполное выздоровление от острых заболеваний у лиц с отягощенным туберкулезом семейным анамнезом (даже когда имеется указание на эту патологию у дальних родственников), а также у тех, кто сам долгое время страдал туберкулезом и вылечился от него.

Однако Бурнетт не ограничивается только этим: создается впечатление, будто его Bacillinum способен оказывать замечательное целебное действие при туберкулезе легких и головного мозга; кроме того, он широко назначал это лекарство в случаях ревматоидного артрита. Было бы интересно, вооружившись препаратами д-ра Бурнетта, которые применяются до сих пор (я лично интересовалась этим вопросом!), проверить их на практике и выяснить преимущества каждого из них для того, чтобы делать более эффективные назначения, чем при использовании всего лишь двух, хорошо известных нам лекарств — Tuberculinum и Tuberculinum bovinum.

Д-р Кларк в своем «Словаре» под «Tuberculinimi» подразумевает препарат Коха и говорит о том, что Bacillinum, приготовленный Хисом для д-ра Бурнетта, поначалу тоже назывался Tuberculinum. Такое же название носил препарат Свана (Сван, по-видимому, является первым, кто предложил применять туберкулезные бациллы в качестве лекарства). К сожалению, это приводит к путанице, и потому каждому из нас необходимо знать, каким именно препаратом он пользуется.

Кроме того, существуют Bacillinum testium и Bacillinum avium, которые готовятся из микобактерий, вызывающих туберкулез у птиц. Д-р Небель, долгое время работавший в Девос rLnan(DevosPlatz), приготовил целый ряд лекарств из разных видов туберкулина. Он оставил после себя полную коллекцию этих препаратов, но я боюсь, что к настоящему времени они пришли в негодность.

Вопрос о происхождении и способе приготовления лекарств весьма актуален и сегодня, так как от этого зависят показания к их использованию на практике. Лекарственные средства должны быть испытаны на здоровых людях — в этом состоит суть гомеопатии! — для того, чтобы с уверенностью назначать их больным. Однако здесь вступает в дискуссию д-р Сван: «Morbillinum, Scarlatinum, Variolinum и др. являются наиболее полно и достоверно испытанными ядами, что было доказано испытаниями, проводившимися на протяжении сотен лет на десятках тысяч людей, включая стариков и юношей, мужчин и женщин…

Фиксируйте и сопоставляйте симптомы… собирайте необходимые сведения о патогенетическом действии того или иного яда и, обнаружив подобное расстройство у больного человека, назначайте этот яд в потенцированном виде; поступая так, вы излечите симптомы, свойственные действию данной субстанции». Д-р Бурнетт часто испытывал лекарства на себе. Вот что он пишет о своем опыте с Bacillinum: «Сильная головная боль, усилившаяся на следующий день после приема этого средства и продолжавшаяся в течение трех дней. Я ощущал головную боль всякий раз после очередного приема Bacillinum, причем обнаружил, что под влиянием 30-й потенции боль становилась заметно сильнее, нежели от 100-й. Хочу заметить, что единственная характеристика головной боли, которую я испытал, состояла в том, что она была чрезвычайно упорной. С тех пор она время от времени давала знать о себе на протяжении многих недель».

«Еще один симптом, который возник у меня под действием этого средства, — отхаркивание рыхлой, легко отделявшейся, густой мокроты из дыхательных путей, после чего в течение одного-двух дней мой голос приобретал необычайно чистое звучание». «Далее, непостоянно возникавший симптом, а именно: диспепсия с метеоризмом и щемящие боли под правой реберной дугой на уровне срединно-ключичной (сосковой) линии».

«И наконец, мучительная бессонница». Бурнетт говорит, что после этого эксперимента он начал применять Bacillinum если не с большей уверенностью, то, во всяком случае, будучи более осведомленным в его действии. Кроме того, он обращает внимание на «очень незначительный кашель, достаточный лишь для того, чтобы выделить мокроту, которая отделяется настолько легко, что пациент не обращает на кашель внимания: «Это происходит как само собой разумеющееся»».

Как-то раз Бурнетт попросил д-ра Кларка поделиться своим опытом применения нового лекарства, и его ответ (вместе с небольшим испытанием) был опубликован в 3-М издании упомянутой выше работы Бурнетта… Кларк пишет: «Я начал использовать Bacillinum и к тому же испытал его на себе сначала в 30-й, а затем в 100-й потенции. Мною были получены следующие результаты: .Боль в шейных лимфатических узлах, преимущественно справа, усиливающаяся при повороте головы или вытягивании шеи.

Боль, ощущающаяся глубоко в голове, усиливающаяся при сотрясении головы. Зубная боль, особенно в корнях нижних резцов, ощущающаяся при поднятии нижней губы. Она сохранялась на протяжении многих месяцев, и даже сейчас я время от времени испытываю ее. Зубы стали очень чувствительными к холодному воздуху. 4.0стрые кратковременные боли в груди и других частях тела. Боль в левом колене, возникшая однажды вечером во время прогулки; боль постепенно исчезла во время следующих непродолжительных прогулок.

Носовой катар. Покалывание в горле (гортани) с последующим внезапным кашлем. Кратковременный кашель при вставании с постели по утрам. Легкое выделение мокроты. Острая боль в области сердца, препятствующая нормальному дыханию. Очень острая боль в левой лопатке, усиливающаяся в положении лежа в постели по ночам и облегчающаяся в тепле. 7.Безболезненный красный прыщ на левой щеке.

Он не проходил на протяжении нескольких недель, и я стал волноваться, что со мной творится что-то неладное. С тех пор как прыщ наконец исчез, он рецидивировал еще несколько раз, и в настоящее время на его месте сохраняется лишь небольшое углубление. Далее Кларк описывает случаи успешного применения этого нозода. Среди них — воспаление век, быстро уступавшее действию Bacillinum. (Мы нашли это средство почти специфичным при изъязвлении роговицы у детей.)

Кроме того, Бурнетт приводит результаты лекарственных испытаний Bacillinum, проведенных д-ром Букоком (Воососк, США) и опубликованных в журнале «Homeopathic Recorders. Букок, у которого не оказалось 100-й потенции Bacillinum, а л ишь 30-я и 200- я, решил самостоятельно приготовить необходимое разведение из 30-й потенции. Утомившись от процедуры встряхивания, он поставил пузырек с лекарством на стол и провел по пальцам языком. Вскоре он ощутил «прилив жара, сменившегося незначительным потоотделением, и сильную боль глубоко в голове»…

«Закончив потенцирование, я машинально допустил ту же оплошность — вытер палец о язык. Головная боль тут же усилилась, особенно в висках и затылке. Появились жалящие, колющие боли в геморроидальных шишках, постепенно нарастающая колющая боль в левом легком и щекочущий кашель, которого не было накануне. Я испытывал выраженную слабость. Головная боль и слабость не проходили… Кроме того, я ощущал дискомфорт в левой молочной железе и под ней, в глубине грудной клетки…». «Если две капли данного разведения смогли вызвать столь серьезные перемены в моем здоровье, можно представить себе, какой силой обладает это поистине могучее средство!

Ощущение выраженного беспокойства, неспособность усваивать прочитанное и потому-ранний отход ко сну; сои достаточно крепкий, хотя ночью вынужден был трижды вставать с постели, чтобы помочиться; моча прозрачная, но с очень неприятным, гнилостным запахом». Далее следует перечисление симптомов, отмечавшихся на протяжении десяти дней после приема Bacillinum.

Подобно Бурнетту и Кларку, д-р Букок установил, что это средство способно вызывать очень сильную боль, гнездящуюся глубоко в голове, раздражение горла, преимущественное поражение левого легкого и вздутие кишечника (см. испытание д-ра Бурнетта), а также темно- зеленый стул кашицеобразной консистенции и раздражение ануса (Bacillinum излечивал упорную экзематозную сыпь, локализовавшуюся в этой области). Мы не приносим извинения за то, что упомянули об этих весьма скромных испытаниях Bacillinum.

Большинство наших известных лекарств были испытаны самым тщательным образом и тысячи раз подтверждали свою эффективность на практике. Однако существуют и другие, недостаточно испытанные, но очень важные средства; поэтому всякая информация, проливающая свет на их целебные возможности, представляет для нас огромный интерес.

Трудно переоценить значение небольших зарисовок лекарственного действия в исполнении весьма компетентных и проницательных исследователей. Даже Аллен в своих «Ключевых симптомах», перечисляя множество ведущих симптомов Tuberculinum, не упоминает о боли, «гнездящейся глубоко в голове», на которую обратили внимание Бурнетт, Кларк и Букок.

Д-р Генри Аллен в своей книге «Materia Medica нозодов» приводит весьма пространное описание Tuberculinum, но, к сожалению, в этой работе отсутствуют ссылки на авторов и упоминание о том, каким образом проводились эти испытания. Нэш цитирует «Ключевые симптомы» Аллена и описывает случаи, подтверждающие огромную ценность этого средства. Итак, перечислим показания, приведенные д-ром Нэшем: «Космополит, никогда не может долго оставаться на одном месте, хочет путешествовать». «Блуждающие боли в конечностях и суставах; скованность в начале движения; боли и скованность усиливаются в положении стоя и уменьшаются при продолжительном движении».

«Пациент жаждет свежего воздуха, хочет, чтобы окна и двери были распахнуты, любит ездить верхом в сильный ветер». «Легко простуживается от малейшего холода; не успевает избавиться от одной простуды, как тут же возникает другая». «Истощение, несмотря на хорошее питание; пациент настолько голоден, что должен вставать ночью и есть». «Боль, пронизывающая верхнюю долю левого легко го-там начинается туберкулезный процесс». «Туберкулез в семейном анамнезе».

«Изменчивые симптомы, внезапно появляются и так же внезапно исчезают». Геринг («Руководящие симптомы») говорит, что фрагментарные испытания этого средства были проведены д-ром Сваном; кроме того, он ссылается на работу Бурнетта «Новый подход в лечении туберкулеза».

Кент приводит множество собственных наблюдении, «записанных на отдельных листках и вложенных в «Руководящие симптомы» Геринга»: «Теперь я руководствуюсь ими при назначении Tuberculinum». Кент использовал свои заметки при написании лекции, посвященной этому средству. Приведем краткие выдержки из нее: «Я не применяю Tuberculinum, опираясь лишь на то, что это нозод. Я категорически против использования нозода только в качестве лекарства от той болезни, продуктом которой он является, что нередко практикуется в отношении всех нозодов… Это далеко не лучшая идея. Она принадлежит к сфере истерической гомеопатии, которая преобладает в наши дни.

Необходимо полностью отказаться от такого подхода. Хочется надеяться, что этот нозод будет тщательно испытан и мы сможем назначать Tuberculinum точно так же, как и любое другое средство». «Это глубоко действующее, конституциональное лекарство… Когда действие других «глубоких» гомеопатических средств длится лишь несколько недель, после чего возникает необходимость в смене назначений, Tuberculinum может оказаться подходящим препаратом при наличии соответствующих симптомов».

«Одним из самых выдающихся показаний к назначению этого средства является перемежающаяся лихорадка, особенно упорные и неуклонно рецидивирующие случаи ее… Когда хорошо подобранное лекарство оказало явное, но непродолжительное действие вследствие слабости жизненной силы и глубоко укоренившихся расстройств, иногда на выручку приходит Tuberculinum».

«Бурнетт сформулировал идею, которая неоднократно подтверждалась на практике: пациенты, которые унаследовали туберкулез от родителей, умерших от этой болезни, часто обладают слабой жизненной силой. Они постоянно испытывают усталость и легко заболевают; это нервные, анемичные люди с восковой или бледной кожей.

Бурнетт, как правило, назначал это средство пациентам подобной конституции, которую он называл «чахоточной»». «Психические симптомы, возникавшие под действием этого препарата в ходе лечения и лекарственных испытаний, а также присущие пациентам, отравленным туберкулезными токсинами, могут отмечаться при многих болезненных расстройствах и излечиваться с помощью Tuberculinum. Отчаяние, безысходность; отвращение к умственной работе; тревога по вечерам (до полуночи); тревога во время лихорадки; болтливость во время лихорадки; усталость от жизни; космополитизм; наплыв мыслей по ночам.

Вечно жалующийся на усталость пациент, которому никак не удается подобрать правильное средство (в лучшем случае лекарства вызывают л ишь кратковременное облегчение самочувствия), постоянно испытывает желание менять обстановку, путешествовать, куда-нибудь идти и заниматься разными делами. Космополитизм очень характерен для тех, кто нуждается в Tuberculinum. Пациенты находятся на грани умопомешательства: туберкулез и сумасшествие являются состояниями, которые переходят одно в другое».

«Чрезвычайно сильные и упорные хронические мигрени, периодические нервные головные боли. При наличии соответствующих симптомов Tuberculinum уничтожает склонность к периодическим головным болям». «Болезненность, разбитость во всем теле. Боли в костях. Боль, как отушиба, в глазных яблоках, которые чувствительны к прикосновению; боль при поворотах глаз в сторону».«Красное, багровое лицо. Отвращение ко всякой пище. Отвращение к мясу. Желание больших количеств холодной воды во время озноба и жара. Жажда холодного молока. Ощущение пустоты, слабости в желудке; голод, заставляющий пациента есть».

«Истощение, худоба; прогрессирующая потеря веса; нарастающая слабость и усталость». «Запор — яркая характеристика Tuberculinum. Объемный, твердый стул, сменяющийся поносом. Чрезмерная потливость при хроническом поносе. Понос, выгоняющий пациента из постели по утрам» (Aloe, Sulphur). «Преждевременные, слишком обильные и продолжительные менструации; аменорея; дисменорея». «Желание глубоко дышать. Жажда открытого воздуха». {(Tuberculinum особенно показан в тех случаях, когда туберкулезный процесс начинается с поражения верхушки левого легкого — показание, подтвержденное многими исследователями». «Потливость из-за умственного напряжения; пот оставляет желтые пятна на белье. Ночная потливость. Повышенная чувствительность к переменам погоды, холодной или теплой влажной погоде, дождю. Ухудшение самочувствия накануне грозы; пациент чувствителен к любым электрическим изменениям в атмосфере».

Что касается случаев из собственной практики, их число — легион. Tuberculinum — лекарство, которое очень часто применяется в повседневной амбулаторной работе, особенно в неясных случаях с отягощенным туберкулезом семейным анамнезом. «Болел ли туберкулезом кто-то из Ваших родственников: отец, мать, братья, сестры, дяди, тети?» — один из первых вопросов, которые задаются на приеме первичному пациенту (наряду с вопросами, касающимися вакцинации и перенесенных в прошлом заболеваний).

Ответы на эти вопросы могут значительно облегчить нашу работу. Применение Tuberculinum в трудных случаях с отягощенным туберкулезным анамнезом после ряда безуспешных назначений заставляет воскликнуть: «Насколько быстрее можно было бы помочь пациенту, если бы я начала с этого лекарства!» При пневмонии (у больного с туберкулезом в анамнезе), которая принимает затяжное течение и не уступает действию, казалось бы, хорошо показанных средств, прием Tuberculinum bovinum (как правило, в 200-й потенции) способен вызвать повышение температуры тела, которая держится несколько часов, а затем падает и больше не повышается; при этом к пациенту приходит долгожданное выздоровление. Tuberculinum дополняет действие Drosera и Silicea, особенно в случаях туберкулеза костей и лимфатических желез, а также в некоторых случаях умственной отсталости, возникшей на почве туберкулезной отягощенности. Я могла бы привести вам не один пример успешного лечения туберкулеза костей и лимфатических узлов, которые имели место в нашей детской клинике. К этой группе лекарств следовало бы добавить и Calcarea, но у нас нет достаточного опыта применения этого средства в таких случаях.

И еще: Tuberculinum особенно показан с целью нормализации менструальной функции у дам с отягощенным туберкулезным анамнезом, с рубцами в области шеи*. Я думаю об этом средстве, когда менструации запаздывают, проходят слишком обильно или скудно и весьма болезненно. Я целиком согласна с д-ром Бурнеттом, который полагал, что назначение Tuberculinum в случаях задержки умственного или физического развития часто оказывается полезным. У одной молодой женщины, имевшей всего несколько зубов и очень комплексовавшей по этому поводу, после единственного приема Tuberculinum в течение двух недель появилось восемь зубов. Я хочу еще раз вернуться к замечательной книге д-ра Бурнетта, с которой я начала свое повествование о Tuberculinum.

Следует напомнить, что Бурнетт использовал в своей практике Bacillinum, который является непосредственным продуктом активного туберкулезного процесса. В первом издании своего труда он приводит подробное описание более пятидесяти случаев, а в последующих двух изданиях добавляет к ним массу новых историй. Бурнетт рассказывает об успешном лечении детей, страдавших мозговыми расстройствами. Например, 20-месячный ребенок на протяжении многих дней страдал высокой лихорадкой, во время которой он вел себя очень беспокойно и постоянно

Имеются в виду рубцы в подчелюстной области и области шеи, оставшиеся после перенесенного в прошлом туберкулезного лимфаденита, который сопровождался казеозным распадом лимфатического узла, образованием холодного абсцесса и свищей. — Прим. перев. кричал, временами теряя сознание. Тело ребенка издавало специфический зловонный запах; многие его родственники страдали туберкулезом. Спустя десять минут после приема Bacillinum в высокой потенции малыш перестал кричать и заснул спокойным сном. Последовало быстрое и полное выздоровление.

В дальнейшем он принял Bacillinum еще два или три раза; со временем его голова обрела совершенно нормальную форму, и он прослыл «очень одаренным ребенком». Кроме того, многие пациенты с отягощенным туберкулезным анамнезом подвергались вакцинации, и тогда на выручку приходила Thuja. Па фоне длительного лечения часто возникала необходимость и в других конституциональных средствах.

Вот что пищет в связи с этим д-р Бурнетт: «По поводу применения других лекарств я особенно настаиваю на том, что возбудитель туберкулеза оказывает влияние только в пределах своей собственной, четко определенной сферы, и если действие Bacillinum не обнаруживается достаточно быстро, оно не проявляется вообще. Действие этого лекарства, если можно так выразиться, является острым’, его «хроническим аналогом» служит Psorinum».

Однако в сноске Бурнетт поясняет: «Когда я говорю «быстро», я подразумеваю моментальную реакцию на лекарство; конечно, если речь идет о хроническом туберкулезном процессе, то и лечение должно быть таким же, т.е. хроническим». О несчастных детях, которые кажутся безнадежно больными, Бурнетт говорит: «По мере накопления опыта я пришел к полному пониманию того, что на долгом пути к излечению часто возникает необходимость в приеме таких средств, как Aconitum, Chamomilla, Pulsatilla и др…. Лекарства подобного рода позволяют лишь «подойти вплотную» к туберкулезному процессу, но не в силах оказать на него непосредственное влияние…. По этой причине я стал часто употреблять Bacillinum». Бурнетт говорит, что он всегда назначал Bacillinum в очень редких приемах и отдавал предпочтение 30,100 и 200-й потенции.

Весьма интересен случай под номером XXIII. Известный писатель страдал ужасной головной болью, бессонницей и выраженной астенией. В прошлом он перенес туберкулез правого легкого, сопровождавшийся кровохарканьем на протяжении многих лет. Его братья и сестры умерли от водянки головного мозга. Этот печальный факт из семейной патобиографии чрезвычайно угнетал его, так как пациент полагал, что находится на грани умопомешательства. Во время головной боли ему казалось, «как будто голова стянута железным обручем; его преследовало мучительное ощущение, словно спина соприкасается с влажной одеждой. Его жалобы казались неправдопобными, но не минуло и месяца после приема Bacillinum, как головная боль прошла, а вместе с ней исчезло неприятное ощущение в области спины, и к пациенту вернулся нормальный сон. За этим последовало еще несколько редких приемов лекарства, и пациент совершенно выздоровел. Он пребывал в добром здравии и много работал над завершением очередной книги».

Этим средством были излечены многие случаи начинающегося туберкулеза, но Бурнетт описывает историю, «которая целиком подтверждает хорошо известную истину: когда туберкулезный процесс достигает полного разгара, применение Bacillinum является бесполезным». (Речь идет о случаях скоротечной чахотки. Я уверена, что многие гомеопаты разделяют точку зрения д-ра Бурнетта. Кроме того, я полагаю, что Tuberculinum оказывается более полезным для пациентов «чахоточной» конституции, а также в тех случаях, когда туберкулезный процесс приобретает распространенный характер, не ограничиваясь поражением одних лишь легких.)

Бурнетт приводит несколько случаев зуберкулеза легких, не отличавшихся быстрым течением, которые были излечены благодаря редким приемам Bacillinum, чередовавшимся с приемом других показанных гомеопатических средств. Кроме того, им описаны истории, где речь шла о сложных хронических расстройствах, состоявших из туберкулезных поражений и вакциноза, при которых вначале назначалась Thuja, а затем Bacillinum. Конечно, Бурнетт считался новатором, и потому его резко критиковали коллеги-гомеопаты; он слыл человеком, о котором было «неудобно говорить».

Тем не менее, д-р Бурнетт являлся истинным последователем Ганемана, который, говоря о хронических миазмах, указывал, что у одного и того же хронического больного может иметь место сочетание двух и даже трех миазмов, препятствующих нормальной реакции на показанные средства и подлежащих последовательному «уничтожению». «Соответствующие им различные лекарства, — пишет Ганеман, — в случае необходимости должны применяться поочередно до тех пор, пока лечение не будет полностью завершено».

При этом он подчеркивает: «Предоставляйте каждому средству необходимое время для полного завершения своего действия». Задолго до Бурнетта Ганеман столкнулся с тем, что при хронических заболеваниях лекарства, соответствующие текущим симптомам, порой не оказывали никакого действия. Не допуская даже мысли о том, что в таких случаях гомеопатия является бессильной, Ганеман с присущим ему упорством углубился в поиск истинных причин происходящего. Он работал над разрешением этой проблемы «день и ночь в течение десяти
лет» и в итоге создал учение о паразитической природе хронических болезней, которое, в свою очередь, требовало от врача применения лекарств, гомеопатичных по отношению к первоначальным проявлениям болезненных расстройств; в тех случаях, где речь шла о нескольких заболеваниях, необходимо было назначать лекарства по очереди, и лишь таким путем достигалось настоящее излечение…

Широкое распространение микроскопических исследований подтвердило идею Ганемана о паразитической природе хронических болезней. В свою очередь, Бурнетт столкнулся с проблемой неэффективности лекарств, соответствовавших текущим симптомам и состояниям, в основе которых лежал один из «хронических миазмов» — туберкулез. Такие средства, как Aconitum, Pulsatilla, Chamomilla, и им подобные «позволяют лишь приблизиться к корню зла, не оказывая никакого действия на сам туберкулезный миазм». Поэтому Бурнетт стал назначать пациентам промежуточные приемы «туберкулезного яда». Точно таким же образом он обнаружил, что Bacillinum является эффективным только в пределах своей собственной сферы. Бурнетт говорит, что «остальные симптомы случая, не имеющие отношения к туберкулезу, нуждаются в применении других средств». Изучая работы Ганемана, можно сделать вывод о том, что он применял в качестве лекарств и другие «продукты болезней»; среди них — испытанный им и подаренный миру Psorinum.

Ганеман подробно описал ряд «интеркуррентных» средств, необходимых для лечения хронических болезней: например, препараты ртути, Thuja, Acidum nitricum, соответствующие определенным венерическим заболеваниям. Однако наиболее могущественным действием в таких случаях обладают сами «продукты болезней». Согласно утверждению Ганемана, в результате динамизации «изопатические средства» уже не являются «idem», т.е. идентичными, а превращаются в «simillimum»- «подобные», или «гомеопатические».

Ганеман продолжал неустанно трудиться до конца своих дней. Заслуга Бурнетта состоит в том, что он продолжил и развил столь важные для всего человечества идеи великого Мэтра. Гомеопатия не является неэффективной там, где нас постигает неудача, например при лечении рака. Этому учат нас Ганеман и Бурнетт. Ганеман отвергал мысль о том, что причина неудачных назначений кроется в слишком ограниченном количестве испытанных лекарств; вместо этого он предлагал глубже исследовать каждый случай, не ограничиваться изучением одних лишь поверхностных, сиюминутных симптомов, а устанавливать истинную причину происходящего. Только такой подход дает возможность врачу делать успешные назначения. Как писал Бурнетт, «Mach ‘s nach, aber mach ‘s besser» — «Поступайте так, но поступайте  лучше». Первое издание книги Бурнетта заканчивается такими словами:

«Итак, мой скромный труд завершен. Я хотел поведать вам о том, что благодаря работам Парацельса, Флудда, Люкса, Ганемана, Геринга, Пастера, Свана, Берриджа, Скиннера, Коха и многих других туберкулез занял вполне определенное место в списке поддающихся излечению болезней. Но при этом соответствующие лекарства должны назначаться в высоких и высочайших потенциях и в редких приемах. Тем же, кто применяет только низкие разведения, я со всей ответственностью заявляю — руки прочь от больного!».

Во втором издании своего труда Бурнетт пишет: «Конечно, не стоит полагать, что Bacillinum является специфичным средством по отношению ко всем случаям туберкулеза; его назначение будет неэффективным во многих случаях, где лечение начато слишком поздно; мнение о том, что это средство излечит всякого туберкулезного больного, безусловно, ошибочно». «Тем не менее неосложненныйтуберкулез в начальной стадии излечивается с помощью Bacillinum, и я утверждаю это, основываясь на своем восьмилетнем опыте применсния данного средства у постели больного. Его терапевтическая эффективность не идет ни в какое сравнение с любыми другими известными лекарствами».

«В тех случаях, когда туберкулез сочетается с вакцинозом, необходимо в первую очередь избавить пациента от последнего…» «Если причина заболевания туберкулезом кроется в патологии селезенки, лечение должно начинаться с устранения этого расстройства, иначе оно окажется безуспешным. Если же в основе болезненного состояния организма лежит печеночная патология и туберкулез лишь сосуществует с нею, необходимо вначале вылечить заболевание печени».

«Когда туберкулез развивается на почве наследственной сифилитической отягощенности (я говорю об отягощенности, а не сифилисе, как нозологической единице), в начале лечения может понадобиться назначение специфического нозода».

«Если в основе туберкулезного процесса лежит раковое заболевание, Bacillinum может терпеть фиаско до тех пор, пока другие лекарства не «подготовят для него соответствующую почву»». «Если здоровье пациента было подорвано брюшным тифом, малярией, алкоголизмом, «цинхонизмом» и т.д., эти обстоятельства необходимо учитывать при лечении, иначе все наши усилия будут обречены на неудачу. Как бы там ни было, факт остается фактом: когда туберкулезный процесс сосуществуете другими болезнями или болезненной отягошенностью, Bacillinum оказывает действиетолько на «туберкулезную часть » случая».

«Когда заболевание туберкулезом связано со стечением ряда обстоятельств… плохим питанием, испорченным воздухом, хроническим отравлением сточными водами, уязвленной гордостью …совершенно бесполезно уповать на какое бы то ни было лекарство до тех пор, пока не будет устранена активно действующая причина… Изолированные ранние проявления неосложненного туберкулезного процесса могут быть излечены с помощью его патологического simillimum…».

«Я бы хотел сказать своим собратьям гомеопатам такие слова: избавляйтесь от оков предубеждений и взмывайте ввысь на крыльях энтузиазма, которым пронизан этот скромный труд. Но помните о двух важных условиях: во-первых, «патологический» simillium необходимо применять только в высоких потенциях (а не в виде препаратов Коха); во вторых, если вы назначите лекарство в часто повторяющихся приемах, вас постигнет разочарование.

И еще: как правило, чем тяжелее случай, тем более высокое разведение необходимо». Трудно остановиться, цитируя д-ра Бурнетта… Он прослыл выдающимся и оригинальным мыслителем и автором, хотя не все, кто знаком с его трудами, целиком разделяют его взгляды.