Aconitum (Nash)

Сухая горячая кожа

trava

Страх смерти

Страх толпы, боязнь выходить из дома. Постоянная боязнь чего-нибудь. Болезни, происходящие от воздействия сухого холодного воздуха. Первая стадия острой гиперемии и воспаления с тревогой, жаром и беспокойством; больной мечется, сбрасывает одеяло. Невыносимые невралгические боли, усиливающиеся ночью. Очень красное лицо, прилив крови к лицу, но когда больной приподнимается, то лицо становится бледным.

Боли невыносимые, ухудшение ночью, особенно вечером; невралгия.  Лицо красное, одна щека красная. Боли и симптомы с левой стороны. Наиболее восприимчивы к поражению гортань (круп), бронхи (бронхит, легкие и плевра (пневмония и плеврит), суставы (ревматизм), сердце и кровообращение. Особенности: ухудшение вечером (симптомы, касающиеся органов грудной клетки и боли), при лежании на левом боку, в теплом помещении и от теплого укрывания. Улучшение при раскрывании, когда больной сбрасывает одеяло. Теперь мы займемся лекарственным трио, имеющим общей чертой беспокойство.

Aconitum napellus, Arsenicum album, Rhus toxicodendron. Они все имеют беспокойство, но так сильно отличаются друг от друга, что для выбора затруднений не существует. Беспокойство Aconitum сопровождает развитие синохиальной или воспалительной лихорадки. Нет лучшего описания в немногих словах лихорадки Aconitum napellus, чем то, которое дал Геринг: «Жар с жаждой, твердый, полный и частый пульс, беспокойство и нетерпение, больной не осознает ничего, кроме себя самого, мечется в муках».

Столь широко применяемый обычай чередовать при воспалительных болезнях Aconitum и Belladonna бессмысленен. Эти средства не могут быть показаны одновременно, и если после их назначения наблюдается хороший результат, то вы можете быть уверены, что излечило показанное средство вопреки действию другого. Бывает много случаев и такого рода, когда врач поздравляет себя с выздоровлением больного, а оно было простым выздоровлением, независимо от его мероприятий. Рассмотрим некоторые различия этих средств.

Оба имеют сильный жар кожи, но для Aconitum napellus характерна сухая горячая кожа и совсем не бывает пота. Belladonna имеет даже более сильный жар кожных покровов, но при этом на укрытых частях тела есть пот. Aconitum мечется в муках с сильным страхом смерти. Belladonna часто имеет ступор, а также конвульсии и подергивания во сне. Aconitum napellus имеет сильную боль в сердце и в груди, у Belladonna все, по-видимому, сосредоточено в голове.

Aconitum napellus имеет страх смерти без сильного бреда. Belladonna боится воображаемых предметов, имеет бред. Таким образом можно было бы распределить все различия по пунктам. Ни один человек, понимающий искусство гомеопатии, никогда не будет чередовать эти два средства.

Aconitum napellus – выдающееся средство от боли. Если бы нам нужно было назвать три выдающихся средства такого рода, то это были бы Aconitum napellus, Chamomilla, Coffea cruda. Боли Aconitum napellus всегда сопровождаются крайним беспокойством, с тоской и страхом. Пациент мечется, «не может выносить боль, страдает, когда его трогают или раскрывают». «Ну что же – скажете вы – все средства имеют боль». Не все и не многие имеют такую сильную боль. Opium и Stramonium чаще не имеют боли совсем. Боли Aconitum napellus бывают невыносимыми и обычно усиливаются вечером или ночью. Они иногда сопровождаются онемением, щекотанием или «ползанием мурашек».

В этом отношении он напоминает Rhus toxicodendron, но при Aconitum napellus преобладает боль, тогда как у Rhus toxicodendron – онемение с болью и чувствительностью. Боли у Aconitum napellus рвущие, режущие, доводящие пациента до отчаяния. Здесь мы можем сказать также еще об одной ведущей или характерной черте этого средства. Она выражается в одном слове – страх, особенно страх смерти, но бывает также боязнь переходить через улицу, войти в общество, неопределенная боязнь чего-либо, ощущение как-будто что-то должно случиться, необъяснимая боязнь. Ни одно средство не имеет страха в такой степени, как это.

Страх в такой же степени, как и боль, заставляет больного метаться. Беспокойство Arsenicum album с крайней прострацией и пониженной жизнеспособностью. Rhus toxicodendron стремится двигаться для облегчения боли и получает от этого облегчение. Aconitum двигается с места на место, но облегчения от этого не бывает. Ни Aconitum napellus, ни Arsenicum album не получают облегчения от движения, у Arsenicum album не бывает страха в такой степени, как у Aconitum napellus.

Aconitum napellus, как противолихорадочным средством, сильно злоупотребляют. Даже старая школа, изумленная результатами гомеопатического противовоспалительного лечения и, найдя Aconitum napellus столь высоко зарекомендовавшим себя при воспалительных болезнях, заключила, согласно обычному своему образу мыслей, что можно втиснуть Aconitum в патологическую ливрею, чтобы заставить его служить при всякого рода лихорадке только потому, что это – лихорадка. Но они скоро увидели, что, каким бы полезным он ни был в некоторых случаях воспалительной лихорадки, он совершенно бесполезен при тифе.

Таким образом, это обобщение, сделанное с патологической точки зрения, снова привело к неизбежному разочарованию, как это и должно было быть. Но многие так называемые гомеопаты из того факта, что Aconitum в некоторых случаях излечил высокую лихорадку заключили, будто он всегда является лекарством против высокой лихорадки, и впали в ошибку. Они усвоили себе даже обычай по шаблону прописывать это средство в первой стадии воспалительных явлений, а вслед за ним другие средства, более соответствующие всему случаю в остальном. Если бы Aconitum napellus был единственным средством, имеющим воспалительную лихорадку, то может быть мы лечили бы ее таким образом.

Дунам пишет: «Нельзя давать сначала Aconitum napellus, чтобы ослабить лихорадку, а затем какое-нибудь другое средство, чтобы закончить лечение. Нельзя чередовать его с другими средствами с целью «наблюдения за лихорадкой». Если лихорадка такова, какая требует Aconitum, то в другом лекарстве нет необходимости. Если же показаны другие лекарства, то нужно искать одно из них, которое тоже соответствует лихорадке, потому что лихорадку вызывают, кроме Aconitum napellus, многие средства, каждое свою».

Это правильные слова, и когда их читает тот, кто проверил их истинность и вспоминает великого автора, то испытывает чувство, заставляющее воскликнуть: «Будучи мертвым, он все-таки говорит».

Aconitum napellus имеет две очень важные особенности в качестве причины заболевания: испуг и холодный воздух. Мы уже отметили ценность страха в качестве симптома, связанного с острыми воспалительными процессами, характерными для Aconitum napellus. Он не менее полезен против болезней, вызванных испугом, как недавним, так и случившимся давно. Пациент пережил испуг в темноте и после этого всегда боится темноты. От испуга начинается головокружение или обморок, дрожь, угроза аборта или подавление менструации, желтуха, могущая перейти в хроническую.

Существуют и другие лекарства от испуга, среди которых – Opium, Ignatia amara, Veratrum album и другие. Теперь относительно сухого, холодного воздуха, как причины острых воспалений. Ни одно средство не идет в сравнение с Aconitum napellus. Девятнадцать из двадцати случаев крупа, возникающих от воздействия сухого холодного воздуха, будут излечены посредством Aconitum napellus. Я живу в местности, где круп явление частое и имею много возможностей для проверки.

Под рубрику заболеваний этого средства подходят плеврит, пневмония и ревматизм, а они почти неизменно сопровождаются лихорадкой, тоской, беспокойством и страхом, столь характерным для этого средства. Под это же самое правило подходит любая местная гиперемия или воспаление, происходящее от воздействия сухого, холодного воздуха, всегда при условии, если только соответствуют все другие симптомы. Другими средствами такого рода являются Bryonia alba, Causticum, Hepar sulfuris. Ухудшение от сырого воздуха: Dulcamara, Nux moschata, Natrium sulfuricum, Rhus toxicodendron. Такие вещи необходимо помнить, потому что одно определенное показание стоит двух-трех неясных.

Нервная прострация. Случай

После окончания университета в Филадельфии, я был вызван к пациенту, который был в постели двадцать лет после того, как был поставлен диагноз «нервная прострация.» Я думал, что это был трудный случай для новичка, но при обследовании был проинформирован пациенткой, что вся ее проблема была от воздействия сухого холодного воздуха при долгой езде на 20 градусоном морозе. Никогда не было так плохо с тех пор. Теперь она страдает длительной бессонницей. Она боялась ложиться спать, опасаясь, что может умереть. По этим показаниям я назначил Аконит 6х, несмотря на хронический характер болезни. Через месяц она пришла пешком в мой кабинет. Она сказала, что я спала хорошо в первую ночь и с тех пор, я чувствую себя хорошо. Это был мой первый случай после окончания школы, много лет назад. Это было замечательное лекарство, потому что это помогло пациенту и мне; мне в создании моей веры в гомеопатию.

Религиозная мания. Случай

Пациент, молодая женщина двадцати двух лет. Это долгая история и случай ускользал от меня на некоторое время. В конце концов я узнал, . Это был страх одной религиозной темы. Потом я обнаружил, что она боялась потери рассудка и памяти.

Страшные галлюцинации в ночное время (Calc. c).; страшные сны (Bell.); не может слушать музыку (Ign.); Страх переходить улицу, чтобы ее не переехали; страх, что здания опрокинулись бы на нее и острые предметы вонзяться в нее (ARG. nit.). Здесь не было никакой лихорадки, запоров, чуткости к холоду, суховеев, не приливов крови к лицу (она была очень бледна), не сухости слизистых оболочек, отсутствия жажды. Напротив, существует масса доказательств против того, что мы так часто слышим, как характеристики аконита. Но для этого неуправляемого страха, Опиум был единственным конкурентом Aconite.

Рассмотренный случай был Aconite. Одна доза, тысячной потенции, закончила весь этот вопрос. Это было пять лет назад, и теперь она смеется над своим бывшим недоумения. Я не упомянул о том, что чередование настроений от крайнеей веселости к печали (Crocus или Ignatia). Я намеренно выбрал эти два случая, чтобы показать, насколько широк диапазон аконита, как охватывающий острые условия, так и хронические заболевания.

Удаленный эффект от воздействия сухого, холодного воздуха не исключает рассмотрение этого средства, даже если тяжелый круп, пневмония, плеврит или ревматизм не появились в то время. Случай доктора Карлтона показывает, насколько был прав Ганеман, когда он поставил психические симптомы на первое место в списке Aconite. Пациентка боялась услышать разговоры на религиозные темы, потому, что боялась смерти.

Ревматизм. Случай

Huesen, в возрасте около 60 лет, после воздействия сухого, холодного воздуха заболел ревматизмом. Оно начался со стопы и голеностопного сустава. Сустав был раздут, красный и очень болезненный. Пациент громко кричал от пациента, имел быстрый пульс и высокую температуру; большая тревога, беспокойство и изменение позиции, для облегчения боли. Страх смерти. Я растворил Aconite 30х в воде и давал ему по чайной ложке через получаса, пока ему не стало легче. Он спал в течение двух часов, была хорошая ночь, а на следующее утро опухоль наполовину ушла. Все остальные симптомы были облегчены. Восстановление было быстрым и полным. (Nash). Любое острое воспалительное заболевание с этими симптомами будет вылечено с помощью этого средства, особенно на первом этапе, до стадии выпота.

Резюме

Страх смерти, толпы, выходить на улицу.; всегда страшные хронические последствия испуга. Жалобы от воздействия сухого, холодного воздуха.
Острое воспаление; Начальная степень; с большой тревогой, невыносимыми болями; жар и беспокойство; мечется в агонии; скидывает одеяло. Боли невыносимые, хуже в ночное время, особенно вечером; невралгии.

Лицо красное, но бледнеет при вставании, одна щека красная. Любимая локализация: гортань (круп), бронхи, легкие, плевра, суставы, высокая температура и нарушение циркуляции. Модальности: Хуже вечером (боли и симптомы груди), лежа на левом боку; в теплом помещении или теплом укрытии; Лучше при раскрывании; скидывает одежду.