Columba palumbus (Carolyn Burdet)

Беспомощный и уязвимый

Голубь

Случай доктора Carolyn Burdet. Первичная консультация проходила на дому, так как пациентка была слишком тревожной и не могла выйти из дома. Она страдала тяжелой формой тревоги после похорон, которые были два года назад. Женщина не могла выйти из дома или идти на работу. Пациентка — женщина 59 лет. Все аккуратно расставлено в ее доме. Очевидно, что она придает много внимания внешнему виду. Женщина старается изо всех сил собраться с мыслями. Она плачет и кусает свои ногти.

Пациент (P): Моя дочь дала мне Ignatia (50М!), чтобы снять тревогу, но я чувствую сильное сердцебиение после нее. Два года назад, мой муж умер от рака. Это было большим потрясением для нас. У меня появился IBS (синдром раздраженного кишечника).

Беспокойство о семье

P: У меня есть проблемы с моим сыном. У него была черепно-мозговая травма после драки. Он долго лечился в больнице.  Мой отец был строгим и все боялись его, он доминировал.  Мой бывший муж не доминировал, но имел проблемы с алкоголем. Я не могу постоять за себя с доминирующим мужчиной.

Страх сделать ошибку

P: У меня есть страх сделать ошибку. Я очень привередливая и добросовестная. Если я делаю что-то, то я отвечаю за это, я очень дотошная. Я все проверяю и снова повторно проверяю. Я потеряла много близких мне людей в очень короткий промежуток времени (плачет). Мой отец был отчужден от своей семьи. Он угрожал мне, что отдаст меня в детский дом. Я  цеплялась за его ноги и умоляла его не отдавать меня в детский дом (плачет).

Ответственность за семейные проблемы

P: Мой сын разводится. У него есть две дочки, но он не видится с ними. Я тоже не могу видеть своих внучек (плачет). Он не заботится ни о чем. Он не посылает мне открытки на день рождения или на день матери. Я чувствую боль. Я всегда старался быть хорошей матерью для него. Мы не были богаты. Мы жили в трейлере, там не было электричества. Я спала с моим братом. Мы носили воду ведрами. Мы жили в очень плохих условиях. Мы всегда боялись расстроить отца. Моя мать не могла позволить себе, сделать нам подарки на Рождество.

Я боюсь, когда люди сердятся. Я смотрю детективы по телевизору с кровавыми убийствами. Там жизнь людей не ценится вообще. Здесь я в безопасности, у меня есть работа. Мой муж говорит, что я не должна работать, но это безопасность. Мне не нужно работать, но он предлагает мне безопасность. Я люблю петь, но у меня нет уверенности в себе. Я волнуюсь, боюсь сделать ошибку. Я боюсь высоты, есть страх падения. Я чувствую себя уязвимой.

Страх полета

P: Я не чувствую себя в безопасности во время полета в самолете. Страх перед полетами, страх самолетов. Я не доверяю пилотам, люди часто делают ошибки. Я часто кусаю ногти, пока они не начинают кровоточить. Я использую юмор, как защиту, это защитная реакция. Это уязвимость. Я чувствую себя лучше, когда все контролирую.  Я стараюсь собрать свою семью вместе. У меня 8 внуков и 3 правнука. Я счастлив, когда они все вместе. Я счастлива, когда мои дети все вместе и рядом со мной. Мне нравится помогать другим людям.

Анализ

Центральный вопрос случая: страх и беспокойство от злоупотребления властью.  Боится отдалиться от своей семьи. Заблуждение, ее все бросили. Страх болезней. Болезни от доминирования. Страх потерять контроль. Добросовестная и привередливая (Arsenicum. Staph. Thuja. Falco. Pulsatilla. Sep.). Боязнь рака. Страх полетов. Недомогания после полового акта.

Результаты реперторизации включают в себя: Lycopodium, Carcinosin, Arsenicum, Nat mur, Staphysagria, Sepia, Calc, Ignatia, Arg nit, Staphysagria, Medorrhinum, Platina, Falco-p.

Какое царство? Тема минерального царства: ответственность. «Не знаю, смогу ли я справиться с этим». Нетрудоспособность. «Она не поддержала меня». (2 ряд? Необходимость поддержки). » Мой муж говорит, что я не должна работать, но это безопасность» (Ряд 4, 2 колонка?).

Растительные темы? Чувствительность. Она «чувствительна» к чужой беде, у нее есть проблемы с пазухами, которые усугубляются от химических освежителей воздуха.

Читать далее «Columba palumbus (Carolyn Burdet)»

Arsenicum album (Bailey)

Высокомерный и придирчивый

Ощущение физической незащищенности

Чтобы понять индивидуума Arsenicum album, нужно вспомнить об «анально-удерживающем типе», по терминологии Фрейда. (То, что чистый мышьяк оказывает мощное слабительное действие, вряд ли можно назвать случайным совпадением.) По Фрейду, человек с анально-удерживающим типом личности становится эмоционально вязким еще в раннем детском возрасте (известном как «ужасные два года»), когда ребенок научается говорить «нет» и начинает воздействовать на родителей «отказом от взаимодействия» с ними преимуще­ственно в виде демонстративной задержки стула.

Взрослый человек, принадле­жащий к анальному типу, обычно говорит «нет», строг и держит свой гнев в себе. По Фрейду, люди этого типа «аккуратные, экономичные и упорные. Экономичность может приобретать крайние формы, превращаясь в скупость, а упор­ство может разрастись до полной неспособности ничему подчиняться, к кото­рой легко присоединяется мстительность и склонность к вспышкам ярости». В этих словах Фрейда собрана большая часть негативных характеристик Arsenicum album. Если мы заглянем в реперториум Кента, мы найдем этот препарат в следующих рубриках: «Упрямый», «Педантичный»», «Скупость» и «Ярость». (По иронии судьбы конституциональные черты самого Фрейда почти полностью соответствовали типу Arsenicum album, как в отношении его внешнего вида, так и в отношении характера.)

Педантичность

Когда я был ребенком, моя тетка всегда, прежде чем поздороваться, прове­ряла мои ногти. Если они оказывались слишком длинными, она выхватывала лежащие наготове ножницы и обрезала их, выполняя этот священный обряд с видом и усердием жреца. И действительно, для моей тетки опрят­ность являлась почти нравственным понятием. Моя мать терпеливо сносила эти сеансы непрошеного маникюра. Однако привычка моей тети при каж­дом посещении нашего дома проверять, не скопилась ли пыль на полках, совершенно выводила мать из себя.

Попытки Arsenicum album упорядочить все вокруг себя служат лишь одной цели — ослабить поглощающую его тревогу. Это наиболее брезгливый и педантичный конституциональный тип (за исключением психопатических вариантов навязчивого стремления к чистоте некоторых Syphilinum и Veratrum album). Другое лекарство, указанное в репертории в рубрике «Педантичный», — Nux vomica, однако этот тип зациклен более на эффективности, чем на порядке, поэтому он чаще проявляет страсть к порядку на работе и реже дома. (В рубрику «Педантичный» также следует добавить Natrum muriaticum и Causticum.)

Внимательность к деталям, которую демонстрируют субъекты Arsenicum album, совершенно уникальна. Они часто выбирают сферы деятельности, связанные со скрупулезностью, такие, как бухгалтерское дело, маникюр или тонкое ремесло. Arsenicum album стремится достигнуть совершенства в своей работе, в частности в отношении внешнего вида своего «продукта», напри­мер, у бухгалтера все будет идеально — книжная полка, ровный ряд бухгал­терских книг, в них все листочек к листочку, все аккуратно напечатано, переплетено, что надо подчеркнуто.

Субъект Natrum muriaticum тоже неред­ко будет стремиться к порядку в своей работе, в результате чего в ряде случаев гомеопаты могут спутать эти два препарата. В отношении педантич­ности между Arsenicum album и Natrum muriaticum имеется ряд тонких раз­личий. Субъект Natrum muriaticum крайне самокритичен, и, если ему не удается сделать свою работу достаточно идеально, он ощущает сильное чув­ство вины и полного провала.

В реальности перфекционизм Natrum muriaticum является компенсаторным механизмом низкой самооценки этого типа. Что касается субъекта Arsenicum album, то им руководит страх перед хаосом и физическим уничтожением. Когда он не может все сделать идеаль­но, он испытывает тревогу, но не чувство вины. Кроме того, Arsenicum album более склонен накладывать свои строгие стандарты на других, тогда как Natrum muriaticum накладывает их нередко на одного себя (а также в ряде случаев на членов своей семьи).

Как и следует ожидать, присущее Arsenicum album внимание к деталям отражается на одежде. В этом смысле можно встретить два типа Arsenicum album. Один — прагматик, но с отсутствием хорошего вкуса. Его одежда всегда безукоризненна (даже ежедневный костюм кажется только что выгла­женным), но довольно безлика. Другой тип носит такую же идеальную в смысле опрятности одежду, но вид ее всегда шикарен. Геринг назвал лю­дей этого типа Arsenicum album — «пациент, имеющий трость с золотым набалдашником». Разделение пациентов Arsenicum album на эти два подтипа известно в гомеопатии довольно давно, при этом первый из них получил ярлык (иногда имеющий недоброжелательный оттенок) «тягловая лошадь», второй— «породистый жеребец», «голубая кровь».

Пациент Arsenicum album дома почти так же педантичен, как и на работе. Однажды мне пришлось жить в одной квартире с таким человеком, который неусыпным зорким глазом все время следил за тем, чтобы я невзначай не оставил какую-нибудь тарелку в неположенном месте. В частности, у него была привычка ежедневно напоминать мне о необходимости вешать половую тряпку для просушки после ее использования, а если я забывал об этом, это доставляло ему чуть ли не физическое страдание.

После нескольких месяцев вежливых замечаний по поводу каждой мелкой оплошности он в конце кон­цов разразился припадком ярости, когда однажды я не успел помыть посуду перед уходом. Несколько месяцев он копил внутри разгоравшееся раздраже­ние, пока оно не прорвалось, что стало для меня полной неожиданностью.

Последний пример иллюстрирует присущую Arsenicum album склонность негодовать при виде несоответствия окружающих людей его собственным высоким стандартам (высоким в количественном смысле). Поскольку боль­шинство людей вовсе не столь педантичны, как субъект Arsenicum album, обстоятельства, способные вызвать у него раздражение, возникают практи­чески каждый день, что провоцирует во многих случаях чувство душевной горечи, которое ежедневно понемногу усугубляется.

Педантичность и внимательное отношение к мелочам столь характерны для Arsenicum album, что отражаются не только на упорядочении физических предметов, но и на речи. Моя тетя, например, столь же ревностно исправляла малейшие ошибки в произношении или построении фраз, сколь выискивала грязь под ногтями. Ее собственная речь была безукоризненно правильна — субъекты Arsenicum album обычно исполняют то, что проповедуют.

Более здоровые психически индивидуумы Arsenicum album обычно учатся придерживаться менее жестких стандартов и не столь бурно негодовать из-за их неисполнения другими, однако это дается им нелегко. Проницатель­ный гомеопат скорее всего увидит способы, благодаря которым даже менее жесткий Arsenicum album все равно пытается организовать, структурировать окружающее его пространство.

Читать далее «Arsenicum album (Bailey)»

Ignatia (Vithoulkas)

Ест про­стейшую пищу и не может её переварить, в то время как съев тяжёлую пищу, чувствует себя хорошо

Женщина хочет самоутверждения

Первый тип. Ignatia часто назначают сегодня из-за движения за освобож­дение женщин. Женщинам её назначают в 10—15 раз чаще, чем мужчинам. Эта женщина хочет освобождения и самоутверждения. Чувствительность в сочетании с романтизмом. Способные, бы­стрые, умные, артистичные современные женщины. Восприим­чивые, но глубоко внутри в некотором смысле романтичные. Этот романтизм постепенно вступает в конфликт с реальностью.

Жен­щина пытается самоутвердиться, чтобы быть равной мужчине. Чувствительность, романтизм, способности, разочарование в мире на всех уровнях. Она сама себе навязывает логические заключе­ния, говорит: «Я должна сделать то, я должна сделать это». И она способна это сделать. Она может делать дело, и поэтому много берёт на себя, чрезмерно много работает, пытаясь сделать больше, чем может в действительности. Начинает гордиться собой, тем, как она может справляться с ситуациями. Раздражительна, у неё часто меняется настроение, остра, быстра, однако она чувстви­тельна и глубоко внутри романтична.

Перенапряжена, испытывает горе, досаду и огорчение на работе, а затем наступает срыв. Во время срыва у неё начинаются спазмы, она ведёт себя исте­рично, не может думать и говорить, бледна, глубоко дышит, впа­дает в какой-то истерический коллапс, похожий на обморок. Не отвечает, когда с ней заговаривают. В момент этого шока она не может плакать. Потом уходит в комнату, закрывает дверь и пла­чет. Это рыдание, доходящее почти до спазмов.

Конфликт ро­мантических идей с реальностью. Всегда имеет внутри идеи, ко­торые не соответствуют тому, чего требует движение за освобож­дение. Выходя из шока, она говорит «Какую глупость я сделала!» и продолжает предаваться размышлениям. Держит их при себе и не говорит (Nat. mur., Acidum phosphoricum). Молчаливое горе. В момент горя говорит безумно, нелогично. В этот момент она не реагирует на логические рассуждения. Внутри теснятся мысли. Пытается понять, что с ней происходит. Когда шок проходит, чаще всего тело поражают спазматические боли и невралгии, не имеющие никакого патологического происхождения, а начинаю­щиеся в момент горя и стресса.

После улучшения самочувствия на эмоциональном уровне могут появиться физические проблемы. Пациентка становится менее женственной на вид. В ней появляется что-то жёсткое. На лице появляется немного волос. После шока она становится жёсткой и безразличной к вниманию мужчин, в ней появляется что-то холодное и жёсткое. С ними надо действовать медленно, потому что они раздра­жаются и начинают оскорблять вас. Если вы спрашиваете об эмо­циональных вещах, пациентка может заплакать и сразу старается собраться.

Она сразу замкнётся. Если она не сможет сдержаться, наступит разрядка в виде истерического плача. Когда она вос­становит контроль над собой, она будет выглядеть так, будто ни­чего не случилось. Ей кажется, что плакать — это самое плохое на свете. Уходит куда-нибудь, чтобы поплакать в одиночестве. Истерические рыдания и плач. В сдержанности и интровертности аналогична Nat. mur., который преодолевает свои шоки легче. Ignatia больше защищается от контакта. Внезапный шок приводит её в состояние, в котором она молчит и не может выговориться или заплакать.

Это наблюдается в случае смерти в семье или при разрыве связи. Ignatia не является эмоционально устойчивой лич­ностью. У неё очень часто меняется настроение. Может пожер­твовать собой ради своих родителей. Она впадает в гнев, когда кто-нибудь высказывает о них противоположное мнение (в случае смерти она остаётся безмолвной из-за чувства вины). Легко оби­жается на партнёра. В результате становится злобной, затем мяг­кой, затем злобной, так что мужчина устаёт от неё. Затем её захлёстывают эмоции, если в её натуре есть непредсказуемый элемент; изменчивость. В горе говорит несправедливые вещи, не­справедливо обвиняет, потому что испытывает стресс.

На физическом уровне испытывает ощущение пустоты в же­лудке, которое не проходит от еды. Спазм солнечного нерва силь­нее, чем спазм желудка. Во время дыхания влияет на блуждающий нерв. Хочет глубоко дышать, вздыхает. Либо спазмы в желудке, либо вздохи. Хочет есть, но боль не проходит. Предпочитает нахо­диться в тёмном помещении. Хорошая еда ощущается в желудке тяжело.

Читать далее «Ignatia (Vithoulkas)»

Staphysagria (Vithoulkas)

Чрезмерное погруже­ние в сексуальные отношения

Подавление эмоций

Главная идея, характеризующая Staphysagria, — подавление эмоций, особенно эмоций, сосредоточенных вокруг ро­мантических отношений. Пациенты типа Staphysagria очень легко возбуждаются. Когда они не дают своему возбуждению естест­венного выхода, их проблемы часто осложняются. Это может про­являться двумя основными способами, характерными, для жен­щин и мужчин. У женщин эмоциональное подавление вызывает состояние доброй пассивности и смирения, — разновидность за­стенчивости. У мужчин эта чувствительность бывает не так оче­видна; внешнему миру они кажутся мужественными, даже жёстки­ми, но внутри испытывают ту же деликатную чувствительность и романтическую уязвимость.

Женщина типа Staphysagria довольно деликатна и очень взвин­чена. Она — добрый человек, очень внимательный к другим. Это человек, который считает, что её проблемы — это её проблемы. Они никогда не станет бременем для других. В начале гомеопати­ческого опроса пациентка типа Staphysagria даст очень мало ин­формации. Она стремится говорить только о конкретных пробле­мах. Это не потому, что она действительно замкнутый человек, а просто потому, что она не хочет обременять врача.

Женщина типа Staphysagria не общительна и не властна. Она сдержанна, но добра. Если врач выкажет искренний интерес и симпатию, то па­циентка быстро раскроется. Это явный контраст по сравнению с Ignatia, которая по-настоящему сдержанна: пациентка типа Ignatia отчуждена и насторожена, её трудно заставить открыться.

Пациент типа Staphysagria никогда не бывает эгоистичным, грубым или гордым. Даже мужчина типа Staphysagria, который может казаться сильным и мужественным внешне, очень чувстви­телен и застенчив внутри. В нём есть настоящая покорность, выте­кающая из внутреннего предположения о бессилии. Пациентка типа Staphysagria чувствует себя не способной бороться даже за свои собственные права. В первые годы у неё бывает несколько стычек, и сколь бы мелкими они ни были, она быстро учится под­чиняться в любой ссоре или когда ей навязывают что-либо.

Даже когда она права, и кто-нибудь обращается с ней не­справедливо, она не даст сдачи. Она проглотит своё негодование, но ключевым отличием Staphysagria является то, что нет никакой горечи. Пассивное подавление эмоций является тогда спусковым крючком для патологической картины Staphysagria. Хотя она остаётся в своём чувстве бессилия доброй, внутри происходит глубокое ослабление процесса излечения. На ментальном уровне развивается некое отвердение, или уплотнение. Эмоциональ­ное никогда не вылечивается до конца, и врождённая чувстви­тельность пациентки даже возрастает. Она чувствует себя ещё уязвимее, менее настойчива, и поэтому подавляет свои эмоции ещё больше, чем раньше.

Процесс уплотнения в результате подавления можно частично наблюдать на физическом уровне. Раны заживают с трудом. Если продолжить аналогию с эмоциональным планом, то это значит, что они становятся твёрже или «горче». Вместо этого повреждённые ткани затвердевают и уплотняются. Появляются твёрдые мёртвые опухоли или хронические уплотнения разных видов. Это особенно верно в отношении половых органов (яичников, матки, яичек), как и можно было ожидать с учётом романтического или сексуального возбуждения и чувствительности пациента типа Staphysagria. Хо­роший пример этого процесса — эволюция ячменей. У Staphysagria ячмени не просто появляются и исчезают, как у других людей; после них остаются маленькие затвердевшие пятна уплотнений, которые не проходят со временем.

Staphysagria — один из нескольких препаратов, характеризу­ющихся недомоганиями от горя. И здесь у Staphysagria наблю­дается некоторая «доброта» перед лицом горя. В противополож­ность ей, пациенты типа Ignatia и Natrum mur, пережившие много горя, ожесточаются; как будто внутри вырос шип, и до них ста­новится трудно добраться. Если изучить таких пациентов глубже, вы увидите ожесточённость, грубость, которая колется, как шип. У Staphysagria, напротив, ваши попытки встречают некое доброе смирение.

Ключевой аспект недомоганий Staphysagria от горя — то, что они всегда связаны с романтическими отношениями. Продолжи­тельное страдание, которое они испытывают, редко возникает из таких огорчений, как профессиональные неудачи, резкие финан­совые изменения или даже смерть в семье. Они приятные люди сами и хорошо ладят с другими; если происходит полное изме­нение ситуации в деле, которым они занимаются, они легко вос­станавливаются и двигаются дальше.

Читать далее «Staphysagria (Vithoulkas)»

Arsenicum sulphuratum flavum (Clarke)

Гонорея с ужасной болью

Обильные желтые выделения

Желтый сульфид мышьяка. As2S3. Клиника  Инсульт. Остеомиелит. Дистрофия у детей. Понос. Гонорея. Нарушение пищеварения. Туберкулез гортани. Дети поздно начинают ходить.

Характеристика  Оба соединения серы и мышьяка, реальгар и аурипигмент, используются в основном у больных, имеющих выраженные симптомы обоих элементов, хотя и то и другое лекарство было самостоятельно испытано. Для Arsenicum sulphuratum flavum характерны жгучие и другие боли, имеющиеся и у Arsenicum album, и у Sulphur, — колющие, рвущие, ревматические, переходящие с места на место. Хромота, пошатывание, дрожание.

Спазмы, колики, рвота, понос. Надоедливые подергивания. Общая слабость. Опрелости кожи вокруг половых органов и позади ушных раковин у детей. Кожа зудящая, сухая, потрескавшаяся, грубая; чесотка. Желтуха. Периодичность появления симптомов типична и для Arsenicum album, и для Sulphur, ежедневное ухудшение после полудня и вечером. Лучше от горячей воды. Лучше в положении лежа.

Следует сравнить: Sulph., Calc. с. (дети медленно учатся ходить).

Симптомы

Психика. Выраженная мучительная тревога и дурные предчувствия.

Голова. Колющая, словно иголками, боль в области лба справа.

Рот. Горечь во рту. Язык обложен желто-белым налетом; тугоподвижный, отечный; позже сухой, при этом возникает отвращение к любой пище. Сухость рта и горла с герпетическими язвами.

Желудок.  Жгучая и гложущая боль в желудке с рвотой и поносом.

Стул и анус. Стул водянистый, зеленый, слизистый, крайне зловонный. Ежедневный понос в 8 утра и несколько раз в течение дня, но не ночью. Понос с коликами, болью в спине и тенезмами.

Мужские половые органы.  Гонорея с ужасной болью, постоянными обильными желтыми выделениями, жжением днем и ночью по всей длине уретры, с беспокойством.

Кожа. Сыпь на наружной стороне левого запястья, а также на внутренней стороне.

Сон. Вздрагивает во сне, а также при засыпании; кажется, что может упасть с кровати. Возбужденное беспокойство по ночам, сновидения с поллюциями.