Arsenicum album (Vithoulkas)

Тревога о здоровье

paren

Педантичность

Arsenicum — классический препарат, первоначально он был испытан самим Ганеманом.  Кента описал все существенные характеристики как острых, так и хронических состояний: тревога, двигательное бес­покойство, ухудшение от холода, ухудшение с 1 до 2 часов дня и с 1 до 2 часов ночи, жажда пить маленькими глотками, пери­одичность, чередование симптомов, изъязвления, жгучие боли.

В основе патологии Arsenicum лежит  чувство незащищенности. Из этого чувства незащищённос­ти происходит большинство известных ключевых проявлений Arsenicum. Это чувство незащищённости, уязвимости и безза­щитности в кажущемся враждебным мире. Это чувство неза­щищённости преобладает в личности Arsenicum уже на самых ранних этапах.

Из чувства незащищённости возникает зависимость Arsenicum от других людей.  Arsenicum является выда­ющимся препаратом в рубрике «Желание компании». Человек типа Arsenicum испытывает больше, чем простое желание компании. Это настоящая потребность в том, чтобы кто-нибудь был рядом. Arsenicum окружает себя людьми из-за своего чувства неуверенности в своём здоровье и своего безотчётного страха одиночества. Потребность в компании необязательно яв­ляется потребностью во взаимодействии с людьми, как у Phos­phorus. Arsenicum нуждается в присутствии людей скорее ради опоры и поддержки, нежели ради чего-либо другого.

Arsenicum — большой собственник. Соб­ственник в отношении вещей, денег и особенно людей. Ему не­легко вступить в отношения, где требуется не только брать, но и давать. Он гораздо эгоистичнее, это «берущий» человек. В лич­ных отношениях он окажет поддержку другому человеку, но, глав­ным образом, ожидая получить поддержку в обмен.

Именно в этом смысле Arsenicum является эгоистичным пре­паратом. Происходящие в мире события он автоматически вос­принимает с чисто личной точки зрения. Если с кем-нибудь дру­гим что-нибудь случается, человек типа Arsenicum сначала по­думает о том, что это означает для него. Например, если случается автомобильная авария, сердце пациента типа Phosphorus автома­тически откроется жертве, он поставит себя на место жертвы. Пациент же типа Arsenicum мгновенно подумает о себе: «О, о! Если это случилось с ним, это могло случиться и со мной». Он может вообще не думать о другом человеке, а только о послед­ствиях для себя.

Присущее Arsenicum собственническое чувство распростра­няется как на физическое имущество, так и на людей. Он скуп и алчен, сознательно экономит деньги и вещи, всегда рассчиты­вает свою прибыль. Он бывает щедр в отношении денег или при­надлежащих ему вещей, но всё же даёт в ожидании получить что-либо взамен, и будет огорчён, если ему ничем не отплатят. То же собственническое чувство делает его невольным собира­телем. Если ему попадается что-нибудь такое, что обладает в его глазах некоторой ценностью, даже если это какой-нибудь незна­чительный предмет, он будет тщательно хранить его в таком месте, где сможет легко найти его позже.

Хорошо известна педантичность  Arsenicum. Мы делаем назначения на основании не положитель­ных характеристик, а только патологических. Таким образом, если кто-то опрятен и организован вследствие организованного подхода к жизни, это не будет ограничением при построении образа препарата для такого человека. То же можно сказать о взыскательности, которая возникает так же, как привередливость. С другой стороны, эти люди компульсивно педантичны, охвачены потребностью в порядке и чистоте до того, что тратят непомерную энергию на постоянную уборку и наведение порядка. Такова пе­дантичность Arsenicum.

Это навязчивые попытки смягчить тре­вожное внутреннее чувство незащищённости путём создания порядка и чистоты во внешнем мире. Педантичность Arsenicum про­истекает из тревоги и чувства незащищённости, в то время как у Nux vomica она возникает более из чрезмерного желания ра­ботать, чрезмерно добросовестного внимания к деталям и пре­увеличенного ощущения потребности в эффективности. Педан­тичность Nat. mur. похожа на эту, но Nat. mur. больше озабочен планированием времени.

При изучении препаратов критически важно хорошо разо­браться в стадиях развития патологии. В противном случае, на­блюдая пациента на некоторой стадии, мы можем неправильно определить препарат просто потому, что ищем симптомы, кото­рые характерны для другой стадии. Понимание стадий препарата позволяет нам также легче различать сущность препарата и диф­ференцировать его от аналогов.

На ранних стадиях Arsenicum наблюдается относительное преобладание симптомов физического уровня с меньшим акцен­том на психических расстройствах. Первичными симптомами, с которыми можно работать, могут быть конкретные физические жалобы: жгучие боли, зябкость и ухудшение от холода, перио­дические частые простуды, жажда пить маленькими глотками и ухудшение с 1 до 2 часов дня и с 1 до 2 часов ночи. Задав вопрос, можно увидеть педантичность, скупость, а также неко­торое чувство незащищённости. На этом этапе, особенно если жалобы скорее функциональны и не указывают на сильный фи­зический упадок, бывает трудно отличить Arsenicum от Nux vomica. Тогда надо внимательно искать психологические тенден­ции: Arsenicum беззащитнее и ищет поддержки людей, в то время как Nux vomica больше надеется на себя и импульсивен.

По мере того как болезнь проникает глубже, пациент типа Arsenicum проявляет больше тревоги, особенно тревоги о здоровье, так как боится, что умрёт. Сначала эта тревога заметнее всего по пробуждении утром, но постепенно начинает занимать его внимание круглые сутки. Кроме того, на этой стадии заметным фактором становится страх одиночества. У пациента появляется постоянная потребность в компании, особенно ночью. Страхи Arsenicum чрезвычайно усиливаются, когда он остаётся один.

Тревога Arsenicum вызывает сильные внутренние муки, и из-за этого возникает чрезвычайное двигательное беспокойство, кото­рым известен этот препарат. Двигательное беспокойство — это не физический процесс. Это психическое беспокойство, мучи­тельная попытки унять глубоко укоренившуюся тревогу. Пациент переходит с места на место, из кресла в кресло, из постели в постель. Он ходит от одного человека к другому, постоянно ищет утешения и поддержки.

Для врача-гомеопата интересно отметить разницу в поведении пациентов типа Arsenicum и Phosphorus по отношению к врачу. Оба испытывают большую тревогу о своём здоровье, но при этом пациент типа Phosphorus будет умолять гомеопата о помощи, а пациент типа Arsenicum будет требовать её. Гомеопат обязан по­чувствовать вес, с которым пациент типа Arsenicum повиснет на нём. Когда они достигают этой стадии развития, никакие другие пациенты нашей Materia Medica не сравнятся с Arsenicum и Acidum Nitricum в силе, с которой те цепляются и требуют из­бавления от своей тревоги.

Важно уметь отличать характерные особенности тревоги Arsenicum о здоровье, так как есть много и других препаратов, обладающих этой характеристикой. Они тщательно перечислены в репертории с указанием относительной силы, но в нём невоз­можно описать конкретные отличительные черты, которые так важны для различения препаратов. Если врач знает только тот факт, что какой-то конкретный препарат испытывает «тревогу о здоровье», не зная, как дифференцировать его от других, то при выборе подходящего пациенту точного препарата он столкнётся с большим затруднением. Это невозможно сделать посредством простой реперторизации; требуется знание мельчайших деталей Materia Medica.

В действительности, глубоко внутри тревога Arsenicum о здо­ровье — это страх смерти. Мысль о своей собственной смерти вызывает у пациента типа Arsenicum невыносимую муку.

Это не столько страх последствий ухудшения состояния здоровья, сколь­ко страх смерти как конечного состояния незащищённости. По­этому пациент типа Arsenicum преувеличивает многие симптомы, без всякой меры раздувает их. Он приходит к заключению, что у него рак, и ходит от врача к врачу в поисках кого-нибудь, кто подтвердит его страх. Даже если все анализы будут отрицатель­ными, это не утешит его: его мучительный страх и беспокойство будут по-прежнему толкать его к новым и новым врачам. Он бо­ится, что у него рак, потому, что в наше время это символ смертельной болезни.

Эти муки пациенту причиняет не возможность рака, а перспектива смерти. Это не страх заболеть раком в бу­дущем; он боится, что болен сейчас.

Другие препараты также испытывают сильную тревогу о здо­ровье, но по-другому. Calc. carb. испытывает сильную тревогу о здоровье, но больше сосредоточен на возможности инфекцион­ного, а ещё больше психического заболевания. Calcarea боится психического или инфекционного заболевания самого по себе, а не возможности смерти. Calcarea может принять смерть с отно­сительным самообладанием, но скорее впадёт в отчаяние от не­излечимости и неспособности выздороветь.

Kali carb. тревожится о том, что заболеет в будущем, тогда как Arsenicum боится, что болеет раком сейчас. Kali ars. испытывает особую тревогу по поводу сердечных заболеваний, но не боится смерти так, как её боится Arsenicum. Пациент типа Kali ars. ска­жет: «Если я должен умереть, это нормально». Однако если вы начнёте говорить о его сердце, он начнёт выражать тревогу.

Phosphorus испытывает тревогу о своём здоровье, но, главным образом, тогда, когда с ним заговаривают об этом. Многие страхи Phosphorus так или иначе связаны с его собственным здоровьем или здоровьем его родственников, но тревога Phosphorus не так на­вязчива. Пациент типа Phosphorus внушаем. Услышав, что кто-то умер от кровоточащей язвы, он воображает, что у него есть крово­точащая язва. Он не держит свою тревогу в себе, а хватает первого встречного и живо выражает свою озабоченность. Он немедленно идёт к врачу, который успокаивает его, говоря, что никакой язвы у него нет. Тогда тревога исчезает так же быстро и легко, как воз­никла, но при первой провокации возвращается снова. Он покида­ет кабинет врача в состоянии большого облегчения, говоря себе:

«Какой я глупый!» — В отличие от Arsenicum, Kali arsenicum и Acidum nitricum не так легко успокоить. Они безутешны в своей тревоге. Пациент типа Acidum nitricum, в отличие от Phosphorus, испытывает тревогу о своём здоровье всегда. Это боязнь любого возможного недомогания, а не только рака либо инфекционного, психического или сердечного заболевания. Он может прочитать в журнале о больном рассеянным склерозом и сказать себе: «Вот-вот! Теперь всё понятно! У меня, наверное, именно это!» — Затем вместо того, чтобы выразить свою тревогу, он ходит держа её в себе. В конце концов, он тайком приходит к врачу, но остаётся глух к уверениям врача. Он убеждён, что болен, и его невозможно утешить. Потом он может прочитать другую статью, и процесс начнётся снова. Тревога Acidum nitricum о здоровье — это не столько страх смерти, который мы видим у Arsenicum, сколько страх всех последствий длительной деградации — расходов, зави­симости от других, неподвижности и т.д.

Lycopodium испытывает заметную тревогу о здоровье. Lycopodium может тревожиться о любой болезни, как Acidum nitricum, но в основе этой тревоги лежит трусость. Это не страх смерти, а страх боли и мук болезни. Пациент боится, что не справится с серьёзной болезнью, не выдержит и обнаружит перед другими отсутствие мужества. Таким образом, ясно, что простая рубрика «Тревога о здоровье» на самом деле полна многочисленных и разнообразных оттенков и тонкостей, которые оказывают решаю­щее влияние на точный выбор правильного препарата. В дейст­вительности, так обстоит дело со всеми рубриками репертория.

То же верно в отношении другой рубрики, описывающей из­вестную тревогу Arsenicum, — «Тревога о других». Как можно было ожидать на основании уже сказанного, Arsenicum не столько заботится о других людях самих по себе, сколько боится потерять близкого человека. В основе его тревоги снова лежит беспокойст­во о себе. Поэтому он проявляет мало заботы о чужих для него людях. Это страх потерять человека, от которого он зависит.

Phosphorus, с другой стороны, так полон сочувствия и вну­шаем, что в своей заботе о другом человеке, будь то близкий друг или незнакомец, может совершенно забыть о себе. Если человек типа Arsenicum встретит человека, впервые попавшего в данную местность, он будет рад компании, но будет поддержи­вать разговор просто ради компании. Если этот человек упомянет, скажем, что затрудняется найти какую-нибудь гостиницу, то па­циент типа

Arsenicum любезно посочувствует и, возможно, вы­скажет несколько предположений, но по существу его отношение будет следующим: «Ну да, у тебя есть проблемы, ну а как насчёт моих проблем?» — Пациент типа Phosphorus, напротив, взвол­нуется и скажет: «Вам негде остановиться? О Господи, мы должны что-нибудь сделать! Давайте найдём прямо сейчас телефонный справочник и попробуем позвонить в несколько гостиниц!»

Sulphur также испытывает тревогу о других. В данном случае причиной тревоги является его активное воображение. Отец типа Sulphur, например, может потерять сон, беспокоясь из-за того, что его дочь на два часа опаздывает домой со свидания. Это не тревога Arsenicum, боящегося потерять свою дочь, или сочувст­венная тревога Phosphorus. Человек типа Sulphur может лежать, бодрствуя и изобретая бесконечные варианты того, что могло случиться. Он даёт своему воображению раздуть весь инцидент совершенно не соответственно реальности.

Вернёмся к стадиям Arsenicum. На первой стадии выделяются физические симптомы, педантичность и скупость. Затем мы видим, как всё заметнее становится чувство незащищённости, за­висимость, тревога о здоровье, боязнь потерять других, страх оди­ночества и страх смерти. Постепенно страх смерти становится навязчивым и мучительным, превращаясь в главную проблему жизни этого человека.

По мере развития болезни, мы видим, как возникает параноидальное, бредовое состояние. Над всем преобладает подозри­тельность. Когда у больного возникает параноидальное состоя­ние, педантичность часто исчезает. По мере того как устанавли­вается глубокое состояние депрессии, — отчаяние в возможности выздороветь, утрата интереса к жизни, суицидальные мысли, по­дозрительность по отношению к другим людям и страх убить людей, от которых пациент зависит, — тревога и страх умень­шаются. На этой стадии пациент может даже избегать общения с людьми, становится упрямым и интровертным.

Именно на этой стадии психоза бывает труднее всего назна­чить Arsenicum, не зная его стадий. Могут отсутствовать многие обычные симптомы Arsenicum — тревога, желание компании, страх смерти, двигательное беспокойство, педантичность. На этой стадии бывает трудно отделить Arsenicum от Nux vomica или других препаратов. Однако если опрос проведён тщательно, то весь динамический процесс станет ясен.

Описанные здесь стадии хорошо иллюстрируют неуклонное распространение патологии во всё более и более глубокие слои организма. Она начинается на физическом уровне, переходит в чувство тревоги и незащищённости, затем в страх смерти, и, на­конец, в отчаяние, потерю интереса к жизни, суицидальную пред­расположенность и бредовое состояние на психическом уровне. Поэтому после правильного назначения такому больному Arseni­cum можно ожидать развития этих событий в обратной последо­вательности. После исчезновения паранойи и бреда и возврата страхов и тревог обладающий правильным знанием здоровья и болезни гомеопат увидит прогресс в направлении к здоровью.