Bacillinum (Sankaran)

dan

Узнать как можно больше о коммуникациях

Двадцативосьмилетний мужчина, господин Р. А., консультировался у меня в январе 1996 года по поводу повторяющихся простуд и бронхита. Вот его интервью.
Д: Пожалуйста, расскажите мне сначала о Ваших проблемах, а затем о себе самом в целом. В гомеопатии важно знать не только Вашу проблему, но и понимать Вас, как человека.

П: Насколько я помню, у меня никогда не было никаких серьезных болезней или каких-нибудь приступов. У меня была лишь ветрянка. И еще я упал в раскаленное масло в пятилетнем возрасте и перенес операцию, чтобы снова выпрямить руку. Это была единственная серьезная болезнь. Но последние четыре года меня мучает постоянная инфекция горла. Простуды случаются настолько часто, что я уже могу предугадывать их скорое появление.

С периодичностью раз в три месяца у меня сначала першит в горле, я чихаю ровно два дня, затем начинает болеть все тело и затем начинается жар. Все протекает по определенной схеме. На работе все знают, что каждые три месяца я беру больничный лист. Я всегда ходил к врачу, и мне говорили, что у меня бронхит, вызванный курением. В то время я выкуривал одну или две сигареты в день. Сейчас я даже не курю, но болезнь все еще продолжается. Проблема обострилась до такой степени, что болезнь возвращается каждые три месяца.

Теперь у меня проблемы с легкими, я не могу дышать и начинаю хрипеть. Особенно это усиливается во время сна. Во время дыхания возникают сухие хрипы. Две недели назад у меня было подобное состояние, когда я встал утром. Вот когда я забеспокоился. Я не мог дышать вообще. Просто не мог пройти десяти шагов, потому что задыхался. Врач сказал, что у меня спазм бронхов. Он делал мне инъекции в течение десяти минут. Я не был в Бомбее в это время, я путешествовал. Я путешествую довольно часто. После того, как я вернулся в Бомбей в тот же самый день, я не мог пройти по станции. Мне приходилось останавливаться после каждых четырех ступенек. Мне было так плохо, как никогда раньше.
Д: Что-нибудь еще?
П: Что касается физической активности, я занимался физкультурой в школе. Теперь я чувствую усталость. Даже утром я утомлен, и это чувство держится весь день. Я начал принимать витамины.

В психологическом отношении я чувствую себя лучше, я более оживлен. Но постоянное чувство усталости держится в течение дня. Что касается моей профессии, я занимаюсь программным обеспечением. Я постоянно нахожусь в комнате с кондиционером, поэтому нет проблем с перепадом температур. О себе: я экстраверт, но ухожу в себя в период депрессии, и это беспокоит меня. Обратите внимание на природу его проблемы: бронхит не позволяет ему дышать, и он постоянно чувствует усталость, хотя раньше был активен.

Д: Расскажите подробнее.
П: О себе? Я занимаюсь коммерцией и связями с общественностью. Я встречаюсь с людьми. Я люблю встречаться с людьми и со своими друзьями. Я выбрал эту профессию, потому что она творческая, каждый день что-то новое. Я выбрал ее, потому что она не монотонная. Иначе я пошел бы в текстильную промышленность. Я люблю путешествовать, объездил всю Индию.
Я люблю браться за сложные задачи, часто работал четыре или пять ночей подряд за компьютером, не ходил домой и не переодевался. Но теперь я чувствую уста¬лость, не знаю почему. Это не связано с возрастом. Иногда я не могу сконцентрироваться. Я работал по 16-18 часов, сделал хорошую карьеру. Сейчас работаю по 12—14 часов в день, семь дней в неделю. И ни одного отгула! Первый раз я взял отпуск полтора месяца назад из-за свадьбы. Это своего рода одержимость.


Д: Сколько дней отпуска Вы взяли из-за свадьбы?
П: Двенадцать дней. Но я прервал свой медовый месяц и вернулся.

Д: Почему?
П: Я просто хотел вернуться за свой стол. Просто чувствовал желание сделать еще что-нибудь новое. Но сейчас это чувство… я не знаю почему. Это что-то в голове, из-за чего я устаю. Я чувствую тяжесть во всем теле. Я регулярно хожу в гимнастический зал, но на моем теле это не отражается. Если я сижу за компьютером, то без перерыва на завтрак или обед. Я очень худой из-за нерегулярного приема пищи.

Д: Расскажите еще.
П: Я люблю говорить о своей работе. Я занимаюсь коммуникационными сетями. Лично я никогда не придавал никакого значения своему телу и не заботился о нем. Теперь эта проблема стала часто волновать меня.
Д: А что Вам нравится в Вашей работе?
П: Я люблю придумывать новые идеи, лучше, чем у всех остальных. Берусь за сложные задачи. Если что-то нужно сделать в течение двух недель, я могу сделать это за четыре дня. В результате я не научился говорить «нет». Это действительно тормозило меня. Отсюда и напряжение. Сегодня на моей шее четыре босса, и я не могу отказывать ни одному из них просто потому, что я никогда не говорил им «нет». Они приходят с проблемой, и я всегда решаю ее.

Я всегда выступал добровольцем, думая, что мне хватит времени на все. Я мог задержаться на работе допоздна, прийти в субботу или воскресенье.
Теперь стало невозможно выдерживать такое напряжение и исполнять столько обязанностей. Несколько месяцев назад я был сильно озадачен. У меня в подчине¬нии восемь человек, но я не поручаю им работу, и она возвращается ко мне. Внезапно на меня свалилось огромное количество работы, и напряжение дало о себе знать. Теперь я читаю книгу «Как не говорить «да», когда Вы хотите сказать «нет»».

Необходимо понять, что стоит за этим желанием перемен, новизны и путешествий. Таким образом, раньше он был очень активен, а теперь чувствует усталость и не может выдерживать такую активность. Здесь очевидна потребность в постоянной активности. Пока очевидно, что для него не существует ничего, кроме работы. Поэтому нам необходимо понять, что его работа значит для него. То, что можно было растянуть на две недели, приходится делать за четыре дня. Обратите вни-мание на интенсивность и темп требуемой активности.

Д: Это помогло?
П: Я еще не начал ее читать. Я не хочу, чтобы такое состояние вошло в привычку. Я хочу работать, я привык быть добровольцем. Я даже вступил в Ротари Клуб только для того, чтобы узнать людей и делать что-то для общества. Так или иначе, я всегда думал, что у меня есть время, но у меня никогда нет времени вне моей работы. Я трачу два с половиной часа каждый день на дорогу в офис. Это меня сильно утомляет. Главной целью моей жены, когда мы обручились, было удостовериться, поел ли я, потому что сам я никогда об этом не беспокоюсь. Мой постоянный вес около 64—65 килограммов.

Д: Как Ваша жена справляется с Вами?
П: Это ужасно. Я знаю, что люди страдают из-за меня. Я не уделяю время своим родителям. Они предоставлены сами себе, потому что я постоянно занят своей работой. Я всегда ставил работу на первое место, хотя и переживаю из-за этого. Но если бы у меня был выбор, я бы все-таки выбрал работу. Но теперь я не знаю, почему устаю от путешествий. Я начал принимать витамины, для того чтобы приободриться.
Д: Что служит для Вас мотивом?
П: У меня бывает сон о том, что у меня собственная фирма, занимающаяся программным обеспечением. Но это не единственная моя мотивация. Моя мотивация в том, что я должен придумать десять идей для решения какой-либо проблемы. Если первый план провалился, то нужно попробовать второй или третий. Всегда есть выход. У меня всегда должно быть больше одной идеи. Именно это всегда вызывало множество проблем. Я подавал людям идеи, а они всегда говорили: «Вот ты и сделай это. Это твоя идея, давай посмотрим, как ты справишься!». Да, но у меня не было такого количества времени и
Д: И что Вы чувствовали тогда?

Кажется, что он вынужден работать с такой интенсивностью. И при такой интенсивности ему буквально некогда вздохнуть. Раньше он справлялся. Но теперь, несмотря на то, что он постоянно вынужден работать, он не может справиться. Он осознает, что не выдерживает этого уровня активности. Снова есть потребность делать что-то новое, и, как и в случае с активностью, это носит характер вынужденности. Обратите внимание на образы, которые он использует здесь. Ранее он уже указывал на необходимость сделать слишком многое за короткий период времени. Сейчас он говорит о различных выходах из ситуации. Для того чтобы найти различные выходы, ему нужно изрядно потрудиться. Это чувство и реакция на него. Слишком многое надо сделать и слишком мало времени на это.

П: Это угнетало меня. Люди объясняли мне, что я — не супермен, но это все равно угнетало меня. Я думал: «Почему я решил, что смогу сделать это, но не смог? Если бы я приложил немного больше усилий, я бы справился». Теперь я стал ленивым. Я смирился и просто говорю: «Я не хочу делать этого». Мне наплевать. Но я не хочу жить с этим чувством, не хочу быть похожим на чело¬века, который говорит: «У меня нет времени».
Еще мне сказали, что у меня нет времени, чтобы быть собранным.
Д: А Вам его не хватает?
П: Да, но я продолжаю браться за задания. Мой стол в полном беспорядке, и я не могу найти нужные бумаги. Для кого-то это рай, но не для меня. Я прихожу в воскресенье, чтобы навести порядок на своем столе. Персонал службы безопасности знает меня как единственного, кто приходит в офис в воскресенье. Как далеко я могу зайти? Я работал в двух компаниях и сделал хорошую карьеру. Но смысл состоит в том, чтобы получать удовлетворение от работы, и мне это удается.

Моя главная цель — узнать как можно больше о коммуникациях и организации сети. Я люблю читать, но теперь мне даже не хочется читать книги. У меня прекрасная библиотека. Каждый месяц я трачу три-четыре тысячи рупий на книги. Но теперь мне не хочется читать, я так устал. Моя мечта — написать неоспоримую работу по компьютерным сетям. Но пока не удается ее осуществить.
Д: У Вас есть другие интересы и хобби?
П: Ездить на автомобиле.
Д: Куда?
П: Просто ездить. Дайте мне автомобиль, и я поеду.
Д: Быстро или медленно?
П: Я люблю быструю езду.

Д: Что еще?
П: Я приклеен к телевизору. Я очень медленно ем, мне требуется сорок пять минут, чтобы пообедать. Именно поэтому я пропускаю обед: у меня нет сорока пяти минут на то, чтобы поесть.

Д: Что Вы любите есть и пить?
П: Я люблю не острую вареную пищу, русский салат, супы, фрукты. Я съедаю шесть-восемь бананов утром, потому что знаю, что не смогу пообедать. В течение четырех лет я регулярно ел овсянку на завтрак. Это продолжалось четыре года, и моя мать устала готовить ее.
Д: Какую погоду Вы переносите лучше?

Снова обратите внимание на образы. Он устал от темпа, в котором работает. Он уже не может работать в прежнем темпе. То, что раньше он делал с легкостью, сейчас дается ему с большим трудом. Это связано с его желанием находить различные выходы из ситуации и с интенсивностью и скоростью деятельности, в которой он постоянно нуждается. Можно быть уверенным, что он любит быструю езду. Относительно еды — нет желания к переменам: его диета монотонна. Его желание перемен распространяется не на все. Оно связано с продвижением вперед, с выполнением трудных задач.

П: Я люблю солнце, утреннее солнце. У меня есть привычка: раньше я стоял на пляже часами, просто чувствовал, что это наполняет меня энергией. Смысл был в том, чтобы наполниться энергией настолько, чтобы быть готовым идти дальше. (Щелкает пальцами.) Это действительно творило чудеса со мной. Я делаю это регулярно по двадцать пять минут.
Д: Для Вас важно то, какая погода: жаркая или холодная?
П: Я предпочитаю жару. Холод беспокоит меня из-за постоянного бронхита. Стоит мне поспать без рубашки под вентилятором, и я заработаю простуду. Я не могу оставлять грудь открытой. Если нет ничего другого, я кладу подушку на грудь.
Д: Для Вас важно, закрыты окна Вашей комнаты или открыты?
П: Нет.
Д: А что Вы предпочитаете?
П: Я предпочитаю открытые окна.
Д: Почему?
П: Я чувствую свежий бриз, а иначе задыхаюсь. Мне видится кошмар, как будто я застрял в маленьком пространстве с низким потолком, где я не могу встать в полный рост, где что-то заставляет меня постоянно сгибаться. А я не могу этого вынести и снова выпрямляюсь.
Д: Приведите пример.
П: Отправьте меня куда-нибудь, где я должен буду постоянно сгибаться в течение пяти минут. Я не смогу находиться там больше пяти минут, я должен буду вырваться оттуда.

Д: Что Вы чувствуете при этом?
П: Хочу выбраться. Самый большой кошмар состоит в том, что стена низ¬кая, я не могу встать во весь рост, не могу двигаться.
Д: Вам снятся сны?
П: Я так устаю в конце дня, что не вижу снов. Это забавно. Я жду тот день, когда мне будут сниться сны.
У меня бывает аллергия. У меня на теле очень часто появляются красные точки и гнойнички на спине, а в остальном я совершенно здоров.

Комментарии
Я сказал ему, что его случай очень легкий, и он выразил сожаление по поводу этого. Результаты обследования показали, что эозинофилы и сыворотка IgE резко повышены. Этот вопрос задан из-за его чувства, что слишком многое нужно успеть в слишком короткий срок, и чувства необходимости найти выход. Можно ожидать, что он не переносит закрытых пространств.

Это его точное чувство, и оно объясняет весь случай. Это — сон в бодрствующем состоянии: он осознает свое внутреннее чувство. Он даже описывает его, как кошмар. Он чувствует себя втиснутым в слишком узкое пространство. Это объясняет потребность в интенсивной активности и потребность найти выходы. Это подтвердится, если спросить о его реакции в данной ситуации. Неудивительно, что он не видит снов в состоянии сна. Все его чувства пока еще на очень сознательном уровне.

Анализ случая
Наиболее очевидна потребность в очень интенсивной, быстрой и постоянно новой или меняющейся деятельности. Слова, которые точно описывают это, хотя он не использовал их сам: «лихорадочный, беспокойный». Его темп почти ощутим: слишком многое нужно успеть за слишком небольшое время. Работу, на которую требуется две недели, он заканчивает всего за четыре дня. Он мог поддерживать эти интенсивность и темп прежде, но теперь это невозможно для него. Он перегорел и выдохся, вынужден делать перерывы в работе.
Он входит в стадию неудачи. Ранее он с успехом справлялся, но в какой-то момент ноша, которую он сам на себя возложил, становится слишком тяжелой, начинает давить его, и он «сгорает» от этого.

Эта потребность в бурной деятельности и новизне или потребность найти различные выходы из проблемной ситуации является реакцией на его внутреннее чувство. Проблески этого внутреннего чувства можно заметить в некоторых моментах случая, а именно: слишком много работы, сжатой в слишком небольшие временные рамки, и потребность обязательно найти выход. Но точное чувство выражено им только в описании самой ужасной для него ситуации: застрял в узком пространстве, где он не может встать во весь рост. Это сродни сну, хотя он вполне осознает его. Другие особенности случая, такие как потребность в путешествиях, любовь к быстрой езде, непереносимость закрытых пространств, могут быть объяснены его главным чувством.

Итак, его главное чувство: зажат в слишком узком пространстве или угнетаем, подавлен. Его реакция — желание вырваться из этого узкого места, и он должен найти все возможные выходы. Этого можно достичь интенсивной и быстрой деятельностью. Но эта интенсивная деятельность, в конечном счете, заканчивается истощением. Это подтверждает и его «физическая» жалоба, которая заключается в неспособности дышать.
Средство из Materia Medica, которое имеет этот беспокойный, лихорадочный темп — Bacillinum (Tuberculinum), и это прекрасно подходит к случаю. Симптомы физической сферы, которые подтверждают выбор — склонность быстро простужаться и желание бананов. Bacillinum (Tuberculinum), как известно, поражает легкие и вызывает затрудненность дыхания.

Рубрики
Изменения, желание их;
Путешествовать, желание;
Спастись, делает попытку сбежать;
Пища, бананы, желание их;
Воздух, холодный, ухудшает состояние;
Воздух, открытый, вызывает улучшение.
Я провел испытание Bacillinum, и многие из испытуемых использовали слово «беспокойный», чтобы описать свои сны. Сны также включали ситуации, описанные испытателями как «опасные, рискованные и быстрые». Тема угнетения, притеснения также возникала в снах и в физических симптомах испытателей. Испытание Bacillinum изложено более детально в «Субстанции гомеопатии», и мое понимание средства включено в эту же книгу, также как и в более позднюю мою работу «Душа лекарств».

Главное чувство у Tuberculinum и Bacillinum — притеснение. Когда вы угнетены, вам необходимо найти выход, отчаянно пробиваться вперед и вырваться. Это не острый миазм, это медленное сужение пространства, как будто четыре человека сидят на вашей голове и сгибают вас, а вы должны вырваться. Это достигается через беспокойную деятельность, риск, бесстрашие и изменения. Его патология — неспособность дышать, грудь стеснена, и он сгорает от лихорадочной, беспокойной работы.

В этом случае пациент не имеет никаких сновидений в состоянии сна. Но он может описать свою самую ужасную ситуацию вполне легко и живо. Поскольку он кажется совершенно адекватным, для такого случая предпочтительна умеренная потенция, такая, как 200С, и не выше. Он получил единственную дозу Bacillinum 200C 08.01.96.
Повторные визиты

18.01.96
Он сообщил, что чувствует себя более активным и даже начал бегать. Ранее у него была тяжесть в ногах, которая теперь практически прошла. Он жаловался на воспаление горла и запоры. Он снова начал работать допоздна, и это его сильно взволновало. Ему дали Placebo и попросили прийти снова через две недели. Он продолжал приходить с интервалом в две недели и через полтора месяца пришел с жалобами на хрипы. Доза была повторена в 200С потенции, которая помогла, но тремя неделями позже он снова появился с той же самой проблемой, и снова она была очень интенсивна. Проблема вернулась слишком быстро, интенсивность состояния не стала меньше. Поэтому средство было повторено еще раз, но на этот раз в 1М потенции. Оно, казалось, помогало ему, хотя и медленно, и у него не было повторений долгое время.

04.05.96
Д: Какие изменения произошли с тех пор, как Вы начали лечение?
П: Я вернулся в нормальное состояние, я больше не чувствую усталости. Не было никакого воспаления горла до прошлой недели, и даже тогда оно не продолжалось долго. Я работаю усерднее, чем когда-либо прежде. Теперь я могу работать 16 часов в день снова благодаря Вашему средству. Хрипы также уменьшились, они появляются ночью, когда я лежу, но стали меньше.

Лекарство пока должно было уменьшить его физическое недомогание, истощение и вернуть его от неудачи к успеху. Он был истощен, когда пришел впервые, но теперь он снова может справиться со всем, как раньше. Настроение улучшилось. Депрессия, кажется, прошла. Я стал более расслабленным, занимаю более высокое положение на работе и не должен «пачкать руки». Раньше мне нужно было руководить, но я не мог. Теперь могу. Я хочу начать свой собственный бизнес. Если я буду так работать, я смогу сделать свой первый миллион быстрее. Теперь я должен просить своего босса, чтобы он сделал меня менеджером.

Комментарии
Хотя он уже чувствует успех, это еще не стадия здоровья. Чтобы увидеть результат, должно быть изменение в лихорадочном темпе, который все еще весьма очевиден даже теперь. Поэтому средство было снова повторено в 1М потенции. Он вернулся в июне того же года и сообщил, что чувствует себя лучше, и после этого он должен был прийти в октябре для того, чтобы я снова мог оценить его самочувствие.

05.10.96
Д: Какие изменения произошли с тех пор, когда Вы в первый раз консультировались со мной?
П: Теперь у меня не болит горло, нет температуры. Я раньше задыхался, теперь это полностью прекратилось. Неделю назад я встал, и у меня внезапно возникли жгучее ощущение в груди и хрипы в течение десяти минут, а затем появилась зеленая мокрота. Каждое утро я чихаю и кашляю, но это проходит, когда я выхожу на улицу. Я чувствую себя хорошо, но не так, как мне хотелось бы. Тяжесть век всегда была и все еще сохраняется. Веки так тяжелы, как будто налиты свинцом, и кажется, как будто мои глаза вот-вот закроются.
Д: Вы замечаете какие-либо изменения в своем характере?
П: Мой характер «остыл», а раньше я относился ко всему слишком остро, раздражительно.

Д: Что Вы имеете в виду, говоря «остро»?
П: Я часто сердился. Я срывался на свою команду, даже пререкался с вышестоящим руководством. Теперь я получил продвижение по службе. Мой характер стал лучше.
Я не мог переносить того, чтобы быть свободным. Я должен что-то делать. Быть свободным и не делать ничего нового и творческого на компьютере — это меня нервирует, раздражает. Я в состоянии сделать что-нибудь новое теперь. Я свободен теперь. Я начал встречать новых людей. Я могу посещать семинары по организации сети, так как я более организован. Я занят, но теперь не все время. Я намного больше организован. Темп моей жизни тот же самый, быстрый. Даже теперь я работаю с утра до ночи. Я — самый молодой менеджер в офисе сегодня. Но я буду двигаться дальше. Я чувствую, что сейчас пришло время двигаться вперед. Я не люблю монотонность. Когда какая-то творческая деятельность закончена, я перехожу к новой области. Я должен делать что-то новое.

Все те же интенсивность и темп деятельности, желание перемен. Я расслабляюсь только когда сплю. Я нуждаюсь в ночном сне. Мне тяжело вставать утром, и я всегда опаздываю на работу. Для меня ужасна ситуация, если кто-то говорит мне, что я должен буду оказаться в узком пространстве и должен буду оставаться в согнутом состоянии.

Даже в офисе у меня был кошмар, будто кто-то загоняет меня в угол, в трясину, где я не смогу двигаться. Это чувство не настолько сильно теперь, возможно потому, что я женился девять месяцев назад. Я стал гораздо мягче теперь. Я отдыхаю по воскресеньям и только читаю в этот день. Я должен получать все больше новых знаний, иначе я чувствую себя неполноценным. Я чувствую себя гораздо комфортнее теперь, не раздражаюсь и не обижаюсь так легко, как прежде. Если кто-то покажет мне неприличный жест при движении по дороге, я не опущусь до того же. Раньше я не чувствовал свободы, теперь чувствую. Раньше если бы кто-то хотел спровоцировать меня, я бы поддался. Верите или нет, но я начал читать книги по философии. Я читаю Gita. Я даже приобретаю юмористические книги. Это, вероятно, из-за улучшения здоровья. У меня больше энергии и аппетит улучшился. Я стал намного спокойнее по отношению к работе и здоровью, и к самому себе тоже. Я гораздо более умиротворен. Я даже читал Gita своей беременной жене и нашему будущему малышу.
Моя цель на 1997 год — заработать миллион рупий: быстро, но законно.
Д: Что Вам снится?

П: Мне ничего не снится. У меня появился зуд на небольшом участке кожи.

Комментарии
Его состояние было все еще интенсивно, темп все еще лихорадочный. И хотя он чувствовал себя лучше, все еще ощущал усталость и просыпался, не чувствуя свежести, без ощущения, что он отдохнул. Поэтому средство было снова повторено в потенции.
Он не приходил на повторное обследование очень долгое время и снова был вызван для того, чтобы оценить, насколько улучшилось его состояние.

05.06.99
Д: Как Вы себя чувствуете?
П: Хрип полностью исчез. Раньше я регулярно болел с интервалом в две-три недели. Простуды также полностью исчезли уже почти год назад. И после нашего последнего разговора об остановке, когда чувствуешь, что взял на себя слишком много или иммунитет снижается, я начал расслабляться немного. Это помогло мне, доктор.
Д: Когда Вы говорите, что начали расслабляться, что Вы имеете в виду?
П: Я глубоко дышу, сажусь на некоторое время и размышляю о том, что конкретно происходит вокруг и почему это происходит. Это мне очень помогает.
21 Трактат о сущности древнеиндийской философии.
22 Даже при лихорадочной деятельности он находит время на что-то помимо работы, что является явным улучшением по сравнению с тем состоянием, с которым он пришел в первый раз.
Д: Каким образом?
П: Позвольте объяснить Вам: было два фактора. Первый — чрезвычайно высокая подвижность, которая была раньше, беготня и большая активность в течение всего дня. Это никуда не делось. Поэтому лучшим способом справиться с этим было сделать передышку и просто расслабиться в субботу или воскресенье. Когда я чувствовал себя особенно усталым, я садился, отдыхал полчаса или час, остывал, делал что-нибудь странное. Это помогало мне. Я просто сидел и ничего не делал, глубоко дышал, и возможно писал что-то. Это все.
Д: Я не совсем понял Вас.
П: Несколько дней назад у нас был проект, и я сидел в комнате с книгой и что-то писал. Или не делал ничего, только сидел и дышал, и расслаблялся, просто расслаблялся, ни о чем не думая. Я практически летал в полном одиночестве. Такое невозможно дома. Поэтому я просто делал получасовую передышку, просто шел куда-нибудь или ехал. Эти полчаса помогают мне.

Д: В чем это помогает Вам?
П: Расслабиться. Я готов взяться за то же самое снова. Мне приходится бегать целый день и делать много дел. А такое поведение просто расслабляет меня немного, когда я чувствую, что слабею. У меня уже не бывает тех ужасных проблем с горлом. Я больше не чихаю и не кашляю. Но момент, когда я чувствую себя очень уставшим, теперь откладывается на две или три недели. Из-за этого я беру выходной.
Д: Что Вы делаете в этот выходной день?
П: Ничего. Только деловые звонки и ничего другого. Я сижу дома и расслабляюсь. Моя семья удивлена тем, что я беру выходной день и отдыхаю.
Я никогда не делал этого раньше. Я никогда не отдыхал в середине недели. Потому что в воскресенье вы опять должны бегать из-за семьи, вы должны вывести семью на прогулку или в ресторан. Поэтому я беру выходной в середине недели и хожу куда-нибудь один. Я снова начал ходить в кино и расслабляться. Расслабление помогает мне очень.
Д: Вы ходите в кино, а что еще?
П: Все. Никакого алкоголя, никаких баров — абсолютно ничего. Просто сижу дома, какая бы работа не была. Я начал загружать игры на свой компьютер, чего я никогда не делал. Я стал тратить время на себя, в основном.

Д: Раньше Вы могли так поступать?
П: Нет, я никогда не мог сделать этого.
Д: Так что изменилось?
П: Во-первых, возникла потребность в перерыве. Я просто не могу продолжать так, просто не могу продолжать в таком ритме.
Д: Вы не можете?
П: Да, не могу. Я начал понимать это теперь. Этот перерыв для меня — мои собственные персональные каникулы на один день. Поскольку я чувствую, что, если я поеду на один день в горы, это для меня более возбуждающе. Этот день действительно помогает. И ничего страшного не происходит, я начал понимать это.
23 Он стал понимать, когда его темп слишком высок, и начал расслабляться.
Д: Ничего страшного не происходит?
П: Раньше я боялся, что если я не пойду один день на работу и не встречусь с кем-нибудь, я буду чувствовать себя плохо. Но ничего не происходит. Вы берете выходной — и все. Вы берете выходной, и вы заслужили его. В этом главное отличие. Фактически, я оставил свою работу. Это было неожиданным решением, и моя семья была удивлена, когда я сделал это. Я начал собственное дело как консультант, и сейчас у нас хороший экспорт.

Д: Итак, что заставило Вас уйти с работы?
П: Мне стало проще думать теперь. Я лучше понимаю. Я способен думать логически. Я больше не принимаю скорых, эмоциональных решений. Теперь я знаю, что я хочу делать. Это охлаждение помогло мне. Я смог помочь себе, потому что эту работу я никогда не бросил бы не при каких обстоятельствах. Фактически, после того, как я ушел с работы, я ем и пирог, и сливки [идиома], потому что сейчас я хожу в свою старую компанию в качестве консультанта.
Д: Так чем же было вызвано Ваше решение уйти с работы?
П: Чрезвычайной беготней. Конечно, это было желание карьеры…
Д: Чрезвычайная беготня означает для Вас…?
П: Два часа в день я тратил на дорогу до работы, и столько же обратно. Четыре часа в день я проводил в машине. И это действительно убивало меня: вы просыпаетесь утром и сразу едете. Я должен был выбраться из этой ситуации. Все эти годы на самом деле я никак не мог решить, что точно я хочу делать. Фактически мне предложили работу менеджера в двух или трех других компаниях, и я выбирал из них. Когда я начал посылать свои резюме, это помогло мне.
Д: Когда Вы говорите, что раньше не могли, что Вы имеете в виду?
П: Я не мог решить. Оглядываясь назад, теперь я чувствую, что я просто втянулся в такую жизнь. Я был занят работой. Я был в колее. Конечно, это помогало мне в карьере. Такая активность в том возрасте была прекрасна. Теперь, в тридцать, я думаю, что предпочел бы использовать свои умственные способности, чем бегать. И я немного более расслаблен.
Д: Как это изменение в отношении к делу отразилось на Вашей семье?
П: Я стал проводить больше времени с семьей. Я не знаю, как они воспринимают это. Но лично для меня это открытие, просто облегчение. Я чувствую, что если что-то должно случиться, это должно случиться; у меня стало вырабатываться такое отношение к жизни. Я не должен бежать назад, чтобы вернуть что-то.
Д: Вы должны были бежать назад?
П: Я имел обыкновение делать это. Я говорил: «Позвольте мне изменить это. Я приложу все свои усилия». Все это работало мне на пользу в большинстве случаев.

24 Изменение не только в том, что он стал способен расслабляться, но также и в том, что он способен видеть, что ничто не заставляет его поддерживать этот высокий темп и интенсивность деятельности. Это побуждает его бросить прежнюю работу и брать выходные, когда ему это необходимо. Уход с прежней работы и начало его собственной деятельности в качестве консультанта — это фактически прогресс в карьере.

25 Снова те же образы в описании прежнего состояния.
Предприятиям выгодно иметь таких энтузиастов, рабочих лошадок. Но как долго я мог делать это? Это и есть причина, по которой я должен был уйти.
Д: Вам снится что-нибудь?
П: Иногда мне снятся очень расслабляющие сны: я ухожу в отпуск. Впервые в жизни я хочу поехать в Европу. Это никогда не приходило мне в голову раньше. Впервые я хочу поехать в Шотландию и Ирландию.
Д: Почему?
П: Там так много зелени и можно расслабиться.
Д: Как Вы хотите провести отпуск?
П: Хочется наслаждаться деньгами, которые заработал. Именно это я и хочу сделать сейчас. Я не хочу ждать старости для этого.
Д: Каким Вы представляет себе свой отпуск?

П: Только с двумя или тремя людьми. Просто ходить и смотреть на то, что раньше никогда не заинтересовало бы меня. Раньше я говорил: «Зачем ехать куда-то?» Люди в отделе программного обеспечения мечтали поехать за границу, но я никогда не хотел этого. Я хотел сделать что-то здесь. Но теперь я чувствую, что хорошо бы поехать куда-нибудь на две-три недели. Я даже начал звать друзей. Вот что изменилось, и это удивило меня. Как это могло случиться? Моя семья также удивлена тем, что я беру отпуск и хочу поехать за границу. Раньше, в лучшем случае, я мог поехать на север Индии. Но теперь я хочу наслаждаться жизнью.
Д: Итак, сны также стали более расслабленными?
П: Да.
Д: Каким образом?
П: До сегодняшнего дня я не помню никаких снов. Я не помню, снились ли они мне когда-нибудь. Но когда я закрываю глаза, я хочу видеть что-нибудь.
Я хочу видеть что-то новое, другие вещи, которые существуют вокруг. Как будто открылось второе дыхание и появились силы, чтобы попробовать заработать больше денег на путешествия. (Смеется.) Произошло изменение в отношении к жизни, и я теперь ясно вижу, как нужно жить, чтобы не бегать по замкнутому кругу.
Д: Итак, пришло некоторое понимание?
П: Некоторое понимание определенно присутствует. Определенно. И я стал немного свободнее мыслить. Я не волнуюсь при общении с людьми. Я не беспокоюсь. Если мне нужно уйти от разговора, который мне не нравится, я могу сделать это. Это главное, что я хотел сделать.
Д: Вы ранее упоминали о видении, в котором Вы находитесь в комнате, которая сужается?
П: Нет, у меня его больше нет теперь.

Д: Когда оно возникало у Вас прежде?
П: Я всегда пытался избежать этого. Это была паранойя. Я всегда пытался искоренить свой собственный страх, что я застрял и хочу сделать что угодно, чтобы выбраться отсюда. Это определенно помогало мне в карьере. Мои усилия не были напрасны. Сегодня я имею имя на рынке. Поэтому сегодня я хотел бы радикально изменить свою жизнь и двигаться дальше. Страх присутствовал постоянно. Страх, что я вернусь и застряну там снова, съедал меня. Я снова становился маленьким человеком. Но когда вы идете на корпоративные семинары, вы встречаете людей, и они знают, кто вы, знают ваше имя — это помогает. Этот этап пройден. Теперь необходимо строить следующий. Именно поэтому начать самостоятельную деятельность в качестве консультанта было важным решением. Теперь я основал свой офис около дома, всего в пятнадцати минутах езды. И я всегда дома теперь. (Смеется.) И из-за того, что мои партнеры по маркетингу находятся в США, я разговариваю с ними по ICQ ночью. Мы начинаем в полночь и продолжаем всю ночь. Это и есть мое рабочее время. Культура работы также стала совершенно другой.

Комментарии
Он прошел путь от состояния неудачи к успешному состоянию, и от успешного состояния до состояния, близкого к здоровому. Его состояние, без сомнения, все еще существует. Но он осознает это и находится на стадии, когда может поддерживать хорошую физическую и психическую форму, не нуждаясь в препарате. Рекомендации не помогали ему. Он не мог остановиться. Если ему рекомендовали прекратить работать в таком темпе, он чувствовал себя подавленным и начинал задыхаться. Он должен был прийти к этому самостоятельно с помощью гомеопатического средства. Ему выписали средство, которое он принимал, на случай, если оно ему когда-либо потребуется вновь.