Baryta muriatica (Shah)

gory

Он чувствует себя карликом, маленьким и смешным

Случай Мужчина, 30 лет, высокое артериальное давление и депрессия. Этот пациент лечился у меня в течение четырех лет. Я до сих пор наблюдаю его; он чувствует себя хорошо. Мужчина начал говорить прямо с порога – резко, внезапно.

П: Когда я был ребенком, меня постоянно игнорировали. Я был непослушным и беспечным ребенком. Родственники никогда не хотели, чтобы я приезжал к ним в гости. Приглашая моих родителей к себе, они просили не брать меня. «Оставьте этого мальчишку дома! Не приводите его!» — говорили они. Никто не звал меня в гости. У меня не было никаких обязанностей, отец всегда защищал меня. Я чувствовал, что со мной что-то не так.

Учился я очень хорошо, но только до восьмого класса. Меня постоянно сравнивали со старшим братом – он был очень ответственный и всегда помогал отцу. Постепенно у меня в голове сформировалась мысль, что со мной что-то не так. Отец был директором школы, поэтому я стал лидером в классе и правила дисциплины на меня не распространялись. Никто не смел остановить меня из-за отца.
А потом меня вдруг стали критиковать со всех сторон. В восьмом классе я начал отставать. Чувствовал, что глуповат, что у меня плохая память. У меня не было никаких обязанностей. Когда я поступал в колледж, все письменные экзамены за меня сдавали братья и сестры. До восьмого класса я занимался хорошо. А потом, из-за чувства неполноценности, я скатился вниз. Я хотел быть доктором, как мой дядя, и ужасно расстроился, когда мне это не удалось.
Мои оценки постепенно ухудшались. У меня не было друзей. Развился своего рода комплекс неполноценности. Я чувствовал, что мне не стоит жить на этой планете. Я потерял самоуважение и хотел умереть.

Значимые слова: игнорировали, сравнивали, лидер, директор, критиковали, хотел быть врачом, получал хорошие оценки, не удалось, самоуважение. После первых пяти минут беседы основные проблемы пациента стали мне совершенно ясны. Пациент говорит на смеси английского и гуйарати, перепрыгивая с одной темы на другую.

Речь очень забавная – быстрая, как пулеметная очередь. Он был как бы закрыт от меня. Опоздал на прием. Сидел в неловкой позе, говорил запинаясь. Он показался мне наивным, простодушным. Сразу бросалось в глаза отчаяние по поводу собственной значимости. Мужчина испытывал очень негативные чувства по отношению к себе, комплекс неполноценности. Кроме того, очевидна была тема зависимости.

П: До седьмого класса я занимал определенное положение среди учеников. Но когда я пошел в восьмой класс, у меня развился комплекс неполноценности. Не знаю, что случилось — до этого все шло прекрасно. Все свое детство я провел в маленьком городке в западной Индии. После десятого класса я почувствовал себя совсем тупым. Поначалу у меня в планах было стать доктором.

Мне нравилась сфера обслуживания (он имеет в виду, что ему нравилось оказывать людям услуги). (Тут его пейджер начал издавать очень странные звуки, и пациент долго копался, пока достал его. В классе все хохотали. Все пытались сообразить, откуда раздается звонок, пока наконец не выяснилось, что это пейджер пациента).

Через некоторое время я понял – нужно набраться терпения. Ситуация нервировала меня: его пейджер звенел каждые десять минут. В других обстоятельствах я здорово разозлился бы. Но сейчас убеждал себя – ну, такой он человек. Я старался не реагировать, понимая, что у пациента проблема, и он пришел за помощью. Он такой, какой есть.

П: У меня очень много комплексов. И у меня нет друзей. Я не сдал ни корпоративный экзамен по страхованию жизни, ни экзамен на ученую степень. Мой отец устроил меня на работу учителем. В конце концов я получил ученую степень и смог найти хорошую работу. Отец всегда считал, что меня эксплуатируют на работе, поэтому я стал искать другую. Мне попалось предложение компании, занимающейся экспортом, но оно меня не устраивало, так как мне пришлось бы самостоятельно работать в другом городе. А я исповедую джайнизм и поэтому не ем некоторые продукты. В итоге кузены пригласили меня в А. работать у них. Сейчас нам приходится очень много работать.

Здесь ясно прослеживается тема успешности, сдачи экзаменов и провала, проблем, связанных с ожиданием чего-то, и разочарования. Также бросаются в глаза большие амбиции, чувство собственной неполноценности, убеждение, что он далек от достижения своих целей. Мы видим, что пациент переживает сильное отчаяние и беспомощность. Провал на экзаменах и прочее – это серьезные проблемы. Давайте посмотрим дальше.

П: А потом произошел конфликт интересов. Наверное, кузен решил, что раз меня все хвалят, я потребую такую же, как у него, долю в бизнесе. И знаете что он сделал? Поручил мне другое дело. С самого детства у меня с этим кузеном были теплые отношения, как и с моим братом. Что бы они ни говорили, я все терпел, потому что они были моими родственниками. Поэтому я не стал противиться его плану. Я всегда считал, что он прав, а я нет. Ему было хоть бы что, я один чувствовал себя виноватым. Так вот, меня отстранили от основного дела. Кузен ругал, оскорблял меня. Все пошло наперекосяк. Я хотел покончить жизнь самоубийством. Он постоянно бранил меня за мои ошибки.

Заметьте, кузен ругал его, а ведь парню уже 30 лет. Мне тоже хотелось отругать его за пейджер, который звенел все время.
Итак, мы видим зависимость от родственников и членов семьи.

П: Я слишком поздно осознал, что кузен терпеть не может тех людей, для которых я что-то значу. Я долго не мог этого понять. В довершение комплекса неполноценности я стал чувствовать себя виноватым. Моя самооценка никак не повышалась.

Здесь пациент говорит о проблеме значимости и недостаточной значимости.

П: Мне в жизни не на кого было ориентироваться. Брат проявлял ко мне интерес, но он умер в 1998 году. Моя жена тоже очень деятельный человек, дочь учителя. Мы во многом не сходимся характерами. Она слишком организованная и требовательная. К тому же между ней и моей невесткой (жена того самого кузена) началось что-то вроде соперничества. Невестка ревновала, потому что моя жена очень нравилась нашей семье.

Перед нами снова случай семейного уклада, когда все родственники живут вместе.

П: Она стала ссориться с моей женой. Кузен стал еще сильнее ругаться. Я как мог терпеливо сносил его обращение. Может быть, в какой другой ситуации я бы встал на свою защиту, но не с ним. И никому из семьи я не мог пожаловаться на то, как он со мной поступает.
Я вынужден был терпеть. Мы переехали в другой дом, жене тоже пришлось тяжело. Меня много раз просили уйти из бизнеса, отстать от них. Мне некуда было пойти. После всех неудач в работе – куда мне было идти? Я искал другую работу, другой дом, пытался изменить ситуацию. К тому же я чувствовал, что и мне, и ему будет только хуже. Что подумают о нас родственники, знакомые? Он оскорблял меня на глазах у покупателей, в присутствии семьи. У меня не было выбора…
Я надеялся, что судьба переменится. Люди, которые раньше работали у меня в подчинении, мои племянники, например, теперь стали моими начальниками. Мои кузены невероятно умны, все они продвигаются вперед, а я все еще на той же должности, с какой начинал. Вместо того, чтобы поощрять меня к развитию, они считают, что я не смогу развиваться дальше. Я топчусь на одном месте – так они постоянно мне говорят.
Они считали, что я не выполняю свою работу как следует, не уделяю ей достаточно внимания. Мне предоставили возможность развить активную деятельность, занимаясь связями с общественностью в одном проекте нашей конструкторской компании. Позже я узнал, что работа, которую мне поручили, не давала никакой возможности развиваться, продвигаться по службе. Если бы я был важен для компании, меня определили бы в отдел продаж. Но вместо этого я развил активную деятельность, не имея перспективы карьерного роста.
Я впал в уныние. Однажды я внезапно осознал, что вся та работа, которой я занимался последние два года, никому не нужна – я разрыдался и долго не мог остановиться. Вообще-то я никогда не плачу. Иногда только, когда общаюсь с великим человеком или размышляю о жизненных ценностях. Я не хочу уходить, бросить все. Мне невыносима мысль, что я неудачник (при этих словах у парня на глаза наворачиваются слезы)

Хочу, чтобы вы запомнили эти слова: оскорблял, бранил, общество, становились начальниками, командировки, нет продвижения, неудача. Также обратите внимание, что пациент плачет, когда смотрит или читает о выдающихся личностях (например, о Ганди и других известных людях). С другой стороны, его коллеги и кузены считают, что он недостаточно хорошо выполняет свою работу.

П: Я не могу поделиться своими эмоциями ни с кем из семьи. Мой тесть тоже не знает о моем состоянии. Будущее кажется мне унылым и мрачным. Мое положение в компании все время ухудшается. (Он начинает плакать по-настоящему). А проблем все больше и больше… Мне кажется, что я уже привык чувствовать себя плохо .

В данном случае очень важным является слово «положение» — чувство, что его положение ухудшается, отчаяние и безнадежность.

П: Я приехал в А. в 1979 году. После этого самоуверенность и высокая самооценка, которые у меня всегда были, куда-то подевались (плачет все это время). Я смирился с этим. Пропала энергия, желание что-то сделать. В конечном счете все мои действия вызывают раздражение и упреки. (При этом его пейджер звенит не переставая). Я никогда не пытался изменить это. Когда я расстроен, то пытаюсь поднять настроение тем, что хорошенько высыпаюсь, или иду в кино, или занимаюсь сексом. Секс дает мне возможность расслабиться. У меня всегда много проблем из-за моей эмоциональности. Я всегда был неспособен к ненависти. У меня развивается эмоциональная привязанность к человеку, с которым я работаю вместе, и люди всегда этим пользуются. Они дразнят меня, и это меня по-настоящему ранит. По моему лицу этого не видно, но в глубине души я очень страдаю (Тут он окончательно теряет самообладание и разражается громкими рыданиями).

Смотрите, он громко рыдает – почти как ребенок. У него совершенно упадническое настроение.

П: Я уже давно переживаю о происходящем, но никогда ни с кем не делился. Мой кузен критиковал меня при моей жене! Тыкал носом в ошибки! Я не уверен в будущем, в бизнесе никакой перспективы. Я работаю вместе с еще четырьмя людьми. Я зарабатывал достаточно денег куплей-продажей недвижимости, этот бизнес — часть нашей компании. Мне обещали отдать мою долю, но до сих пор так ничего и не дали. Они даже не предложили мне машину. У всех есть машина! По правде сказать, обучение вождению нагоняет на меня сон. Я более-менее научился водить машину, но до сих пор не слишком уверен в за рулем. Не знаю, почему, но так и не могу как следует научиться водить машину. Со скутером совершенно запросто управляюсь. Но теперь, когда дети выросли, скутера моей семье не хватает. А я уже потерял надежду иметь машину…
Я смирился с состояним неудачника. Из-за стресса у меня появляются язвы во рту. У меня очень высокое артериальное давление – 180 на 130, и боли в суставах.

Мужчина не может научиться водить. Кроме того, коллеги ни во что его не ставят, не отдают ему его долю денег.

П: Мне часто снится, что меня игнорируют. Как будто клиенты общаются с моими коллегами, а я просто наблюдаю из-за угла и ничего не могу поделать — ни принять участие в обсуждении, ни проявить интерес к делу. Я как будто не в состоянии интересоваться тем, что происходит. Меня просто игнорируют.

Во сне он не в состоянии принимать участие, проявить интерес. Также обратите внимание на ощущение, что его игнорируют.

Другие симптомы

Снится, что начальник и коллеги обсуждают что-то между собой, но меня игнорируют.
Снится, что кто-то незнакомый оскорбляет меня, тискает мои ягодицы и грудь, как будто это женская грудь. Я убегаю прочь от этих приставаний.
Снится, что все подшучивают надо мной, отпускают остроты по моему адресу, смеются надо мной. Снится, будто я объект насмешек. Будто на меня нападают мусульмане. Сны о всевозможных падениях.
Сексуальные сны. Снится, что иду к проститутке и чувствую себя из-за этого очень виноватым.

Кровоточащие десны. Рецидивирующие простуды и кашель. Тонзиллит с детства. Заикание в детстве. Тревога, когда находится в группе.

ДШ: Едва началось лечение, у пациента произошло заметно улучшение. В динамике ему стало еще лучше. Вот несколько отрывков из последующих контрольных приемов.

Очередной прием через 8 месяцев

П: Чувство приниженности и депрессия уменьшились. Я стал более уверенным. Ситуация нормализуется. Теперь я уверен, что могу сам изменить то, что считаю нужным. Больше не считаю себя неспособным выполнять сложные задания.
Многое изменилось. Я стал более способным. Высыпаюсь, могу рано вставать и переделать кучу дел, но хотел бы чувствовать себя еще бодрее. Язвы во рту уменьшились, получается водить машину, потому что ушел страх. У меня повысилась самооценка, я стал меньше винить себя во всем. Я избавился от чувства неуверенности.

Что повысилось? Самооценка. Таким образом, мы понимаем, что это было его главной проблемой.

Д: А чувство, что другие вас игнорируют?
П: Все еще присутствует, но не так сильно как раньше. Было ощущение, что меня оскорбляют.

Д: А сны какие теперь?
П: Мне больше не снится, что коллеги критикуют и игнорируют меня (Но на предыдущих приемах он упоминал о двух эпизодах таких снов).

Очередной прием через 18 месяцев

П: Я чувствую себя прекрасно. Когда я первый раз пришел к вам, у меня в голове все путалось (Он говорит четко, с хорошим произношением на хорошем английском). Я не мог внятно размышлять о своих целях и о собственной самооценке.
Сейчас мне лучше, я могу решить, что нужно сделать. Я совершенно четко представляю, каким образом хочу достичь своей цели. Мне пришлось столкнуться со множеством проблем, но я справился с ними. Я чувствую себя легче, с каждым днем работаю все лучше и лучше. Напряжение ушло.
Прежде я делал все по принуждению. Теперь я веду себя так, что у людей нет возможности игнорировать меня или смеяться надо мной. Я работаю лучше, так что остальные осознают мою значимость. Раньше я не мог решить, чем хочу заниматься, а теперь я знаю, чего хочу. Я строю планы и достигаю своей цели.

Он чувствует себя значимым

П: Физических жалоб нет. Что касается целей, то — нет предела совершенству. Я хочу работать как можно лучше. Сейчас мы занимаемся недвижимостью, еще у нас есть клуб здоровья. С каждым днем дела у нас идут все лучше, мы собираемся развиваться и дальше. У нас офис площадью 2 500 квадратных метров и большие проекты. Мы твердо стоим на ногах. Кроме того, мы развиваем еще несколько направлений бизнеса, у нас куча планов. По сравнению с другими я развил самую активную деятельность. Спасибо вам!

Анализ

ДШ: С его помощью компания действительно достигла большого прогресса и превращается сейчас в корпорацию. Меня поразило, как выросла уверенность у нашего пациента. Он больше ни слова не говорит на гуйарати.
У мужчины было очень высокое артериальное давление. Через 2-3 месяца стало очевидно, что препарат работает – мужчина сообщил, что ему с каждым днем становится лучше, что многие симптомы уменьшаются. Однако давление по прежнему оставалось высоким. Дозу препарата я повторял каждый раз, когда он сообщал, что снова видит прежние сны. Я перешел от 1М к 10 М, и повторял 10М каждый раз, когда сны возвращались. С каждой следующей дозой пациенту становилось лучше.

Мы встречались раз в три-четыре недели. Кроме того, я отправил его к кардиологу на обследование. Он не получал никаких других препаратов для снижения артериального давления, но следил за ним постоянно. Через какое-то время – около года – я отметил, что состояние мужчины намного лучше, но давление не снижается. Поэтому я решил повторять препарат в потенции С30 каждый день.

Пациент принимал ее ежедневно в течение года. Не падайте в обморок! За этот год он совершенно изменился. Вы сами видели эффект от препарата. Сейчас давление у него бывает 130 на 84 – это самые высокие показатели за последние несколько лет. Он до сих пор получает С 30 и до сих пор динамика положительная.
У меня сложилось впечатление, что состояние пациента больше не соответствует «10 М», что он изменилось в сторону более низкой потенции. К тому же кардиолог сказал: «Я даю вам еще две недели, после чего вы начнете принимать гипотензивные препараты». Этого я совсем не хотел, поэтому и решил назначить пациенту С 30 каждый день. Через две недели артериальное давление нормализовалось! Я продолжил эту дозу, и с каждым приемом препарата пациенту становилось лучше.

Почему я должен был останавливаться? С каждым месяцем ему становилось лучше, не было никаких побочных эффектов – и я решал давать препарат еще один месяц. А еще через какое-то время липидный профиль полностью нормализовался. И выросла уверенность в себе.

Бывают ситуации, когда физическая патология не излечивается, но состояние пациента определенно становится лучше и вы на 100% уверены, что подобрали препарат правильно. Это значит, что пациент резко перешел с потенции 10 М на С 30 или С 6. Этому парню перестали сниться сны, любой сказал бы, что он определенно изменился в лучшую сторону. А физическая патология типа высокого артериального давления, диабета, то есть хронические вялотекущие заболевания, очень хорошо поддаются обратному развитию с помощью повторных приемов низких потенций препарата.
То, что обычно требует лечения месяцами, исчезает за какие-нибудь недели. И в некоторых случаях я поступал так, как сейчас, потому что был уверен в правильности решения. Думаю, иначе не было бы такого быстрого улучшения, какое вы видите на видеозаписи. Позже я спросил пациента, когда начались изменения. Он сказал, что постепенное, но значительное улучшение он наблюдает последние 8-9 месяцев – как раз тот период, когда он начал принимать препарат в потенции С 30.

С: В чем разница между состоянием пациента «10 М» и «С 30»?
ДШ: Поначалу он чувствовал, что его критикуют, игнорируют, был очень раздражен и не мог справиться с ситуацией: из-за этого впадал в отчаяние, причем очень сильное. Позже отчаяние исчезло, перестали сниться сны. Парень уже мог совладать со своими чувствами.

В состоянии «10 М» он действительно чувствовал себя неудачником и переживал из-за этого. Он страдал от отчаяния и безысходности. В состоянии «С 30» пациент чувствовал себя психически и эмоционально лучше – ему стало намного легче по сравнению с тем, когда он впервые пришел ко мне. Однако артериальное давление не реагировало на препарат. И только на дозу С 30 ежедневно оно отреагировало действительно хорошо. Я отметил, что давление и липиды крови возвращаются к нормальным показателям. В состоянии С 30 пациента беспокоило только артериальное давление, психически же ему было гораздо лучше.

С: Так вы не считаете, что одна потенция больше пригодна для лечения делюзий, а другая – для физической патологии?

ДШ: Нет. Просто делюзии и физическая патология – это как побеги на ветке. Побеги не могут расти сами по себе. Если вы срежете ветку, побеги завянут. Иногда болезнь ведет себя точно также. Когда она больше проявляется на физическом уровне, то С 30 работает лучше. Реакция на повторные приемы препарата была очевидной, сомнений на оставалось.

Частый повтор С 30 способствовал очень быстрому обратному развитию заболевания. Кстати, мысль именно об этом препарате пришла мне в голову совершенно неожиданно. Я беседовал с пациентом всего полтора часа, потом сказал: «Нужен этот препарат». Мой ассистент даже переспросил: «Что вы сказали?»

Я покажу вам последовательность своих размышлений в тот день. Процесс осмысления этого клинического случая протекал очень специфично. Я сразу понял суть проблем пациента, потому что он постоянно повторял: «Я неудачник», «Я никогда не соберусь это сделать», «Я неудачник»… Он очень часто использовал слово «неудача». Он считал, что ему уже ничего не поможет. Кроме того, у него было много снов о провалах на экзамене. Поэтому я решил, что у этого парня сильная делюзия: он никогда не добьется успеха.
Я обратился к своему ассистенту: «Вам когда-нибудь встречались случаи, которые можно описать рубрикой «Не может добиться успеха»? Он явно не понял, к чему я клоню. Тогда я попросил его открыть реперторий и найти рубрику «Успех: не может добиться».

Препарат, который сразу же пришел мне в голову, был Muriaticum acidum. «Не может добиться успеха, постоянно размышляет». Это очень походило на суть всех проблем пациента. Он старался изо всех сил – но тщетно. К тому же он сильно расстраивался из-за кузена, который плохо к нему относился с тех пор, как они выросли. Парень был ужасно расстроен, что его уважение и привязанность к кузену не находила взаимности.

Все это было похоже на Muriaticum acidum. Но потом я задумался – а что же делать с тем чувством, будто его игнорируют? И с заявлениями «я не способен» и «я не хорош»? И тогда я понял, что препарат – Baryta muriatica.
Были и другие темы, суть которых сводилась к ответственности, обязанностям и деятельности.
Он несколько раз использовал слово «деятельность». Ему очень нужно было быть важным для компании. Прежде он чувствовал, что вся его деятельность не приносит пользы, а теперь занимает в компании довольно высокое положение. Кроме того, теперь он чувствует себя активным участником, частью компании. Он использует слово «мы», когда рассказывает об успехе компании. Он чувствует, что достаточно важен и занимает в компании определенное положение.

Поначалу, когда парень рассказывал, как хотел стать доктором, перед глазами возникала картина: крохотный человечек пытается вскарабкаться на гору. Казалось, он говорит о вещах, которых совершенно не может достичь. Все, что мы видели – это отчаяние и желание убить себя. Все проявления приниженности, все неудачи делали его жизнь очень сложной; естественно, что он пребывал в постоянном расстройстве, разочаровании.

Было ли дело только в его родителях? Нет. Только в родственниках? Нет. Только в выполнении заданий? Нет. На первом приеме пациент сказал, что в детстве был лидером, что выполнял все задания, а остальные шли за ним. То есть он говорил о лидерстве. Потом рассказал о том, что его игнорируют и что это очень тяжело для него. Мы видим, что ему нужно было, чтобы его заметили, чтобы учителя, родители, родственники и все коллеги в компании считали его важным, значимым. На кону стояло очень сильное чувство собственной значимости.
Пациент считал: «если я не добьюсь успеха, то надо мной будут смеяться, меня будут игнорировать, отодвинут в сторону, я стану дураком и объектом шуток. Люди будут надсмехаться надо мной». В моем понимании эти две соли складываются следующим образом: «из-за того, что я не могу добиться успеха, я испытаю разочарование, я окажусь в ситуации, когда люди будут игнорировать меня, будут смеяться надо мной, скажут, что я глуп, будут оскорблять меня в лицо». Парень хотел занимать высокое положение, быть одним из лидеров в компании и семье. Вместо этого ему приходилось иметь дело с насмешками и оскорблениями.

Это было похоже на то, как будто младенец хочет стать лидером в компании. У Berillium проблема была фундаментальной, она касалась лишения поддержки, в результате чего он остался бы без еды, одежды и жилья. Собственная значимость и эго практически не существовали. Berillium и Baryta схожи в одном – оба ощущают себя беспомощными детьми. Но проблемы Berillium касаются его самых базовых жизненных потребностей, тогда как Baryta приходится решать вопросы власти и ответственности. У Baryta carbonica гораздо больше эго, чем у Berillium, который очень прост и наивен, у которого нет проблемы, что другие смеются над ним, подкалывают его.
Наш сегодняшний пациент оказался в большой компании, где приходится решать управленческие вопросы, и он чувствовал себя маленький мальчиком, которого вот-вот раздавят. Столько всего происходит, столько нужно сделать, а он такой маленький, приниженный… И в этом «раздавленном» состоянии он находится уже 15-20 лет. Парень пытался подтянуться «до уровня», но как долго это подтягивание могло продолжаться? Он говорил не о том, что родители или жена его не замечают.

Нет, он говорил о большой компании, где решения принимаются без его участия, и на территории которой он чувствует себя как ребенок, едва научившийся ходить. А теперь, после приема Baryta мы видим, как пациент гордится собственными достижениями, когда рассказывает об успехе своей большой компании.

Baryta чувствует себя карликом, маленьким и смешным. И значит, ему нужно стать большим, важным и значимым. В этом различие между Baryta и Berillium, который боится, что его выгонят, лишат единственной поддержки, который совершенно не способен жить и обеспечивать себя самостоятельно.
Итак, препарат Baryta я расцениваю как раковый миазм. «Если я не буду продолжать действовать, я свалюсь с занимаемого места». Пациент также упомянул, что его жена очень привередлива. Кроме того, раньше он находился в совершенно упадническом настроении, а теперь чувствует, что достиг своей цели в жизни. То есть здесь имеются признаки бария (Baryta) и хлора (muriaticum). «Все кончено, все пропало, настал конец света, я неудачник, я никогда не добьюсь успеха» – и из-за этого возникает острая досада, то самое разочарование, которое пациент упоминал, когда рассказывал о своем кузене, который позволил ему «идти на дно».

Центральная идея жалоб пациента такова: «если я не добьюсь успеха, надо мной будут смеяться, насмешничать, я стану объектом шуток для других людей». Вот как эти два компонента, Baryta и muriaticum, выглядят вместе.
Когда я прописывал этот препарат, я не думал о Периодической таблице. Идея использовать ее при выборе препарата пришла ко мне после знакомства с трудами Яна Схолтена. Тот пациент сказал, что размышления о жизненных ценностях, о выдающихся людях вызывают у него слезы — а это наводит на мысль о шестом ряде Периодической таблицы, где и находится Baryta. Теперь это так очевидно!

Итак, наш пациент оказался Baryta muriatica. Это очень важный препарат для снижения артериального давления в клинической медицине – и, что интересно, именно с этой жалобой пациент и пришел на прием. У Берике и Фатака вы найдете Baryta muriatica в списке препаратов при высоком артериальном давлении, особенно если повышено диастолическое давление.
Кроме того, я выяснил еще один момент, касающийся разочарования, неудач пациента Muriaticum acidum, который люди часто ассоциируют с Sulfur. Моя друзья из группы спросили, почему я не назначил Baryta sulphurica.

Потому что в моем понимании именно Muriaticum acidum переживает сильнейшее разочарование от провала, неудачи. И именно разочарование от неудач было самым важным в случае с этим пациентом; даже его переживания из-за разногласий с кузеном походили на «разочарование от неудачи». То есть сначала мне в голову пришел симптом «не может добиться успеха», а потом он соединился вместе с другими в виде Baryta muriatica.

Это случай четко демонстрирует разницу между Berillium и Baryta. Он является ответом на вопросы, которые вы задавали мне, когда я делился с вами своими идеями по поводу Berillium. Анализируя этот случай Baryta muriatica, вы видите разницу между Berillium и Barium. У Barium проблемы гораздо более сложные и тяжелые, чем у Berillium.

О каких проблемах говорит наш пациент Baryta muriatica? В каком смысле он предстает смешным? Что это за чувство, «будто над ним смеются»? Кто его игнорирует? Все обсуждают очень важные вещи, а он стоит в стороне! И он чувствует: «Люди смеются надо мной, потому что у меня нет способностей, потому что я не так хорош, как они». Парня игнорировали на собрании членов управления, где принимались важные решения. Он демонстрировал гораздо более высокий уровень деятельность и эго, гораздо больше собственной значимости, чем Berillium. Он хотел действовать, хотел быть лидером в школе. Он изо всех сил старался добиться положения в компании, где работал и где чувствовал себя недостаточно значимым.

Он демонстрировал высокие амбиции, желание быть важным, быть лидером. Он разрывался между своим эго и невозможностью удовлетворить свои амбиций. Он не мог видеть свою несостоятельность. Но он не был так наивен и не настолько нуждался, как Lithium и Berillium.

После приема лекарства пациент постепенно перестал чувствовать неуверенность, страх потерять репутацию, имя и положение в компании. Он стал более уверенным в себе, ему стало гораздо легче работать. В результате его самочувствие улучшилось, однако он по-прежнему находился в этом состоянии Baryta muriatica. Поэтому мне пришлось назначить ему длительный прием препарата в потенции С 30, чтобы нормализовать артериальное давление.
Раньше парень просто не мог справиться с ситуацией. Он пытался подняться и падал, снова и снова. А сейчас он счастлив, от того, что сумел наконец встать на ноги. Его эго удовлетворено. Однако пациент все еще нуждается в препарате.
Выбор лекарства был сделан на основании оценки степени собственной значимости человека. Не на основании его неудач или того, что он в итоге справился. Своим эго, «весом» он был подобен ребенку, оказавшемуся среди «власть предержащих» этой большой компании. Это Barium.

Он либо терпит неудачу, либо добивается успеха. Berillium ощущает себя нищим. У него в распоряжении очень мало того, что мы называем собственной значимостью, «весом». Он боится потерять даже ту малую структуру, за которую ему удалось уцепиться. Борьба идет за базовые ценности — еду, одежду и жилье. Эго там очень мало. Вот почему такие люди кажутся гораздо более наивными, простыми.

С: Почему его успеваемость начала ухудшаться в восьмом классе?
ДШ: Это начало пубертатного периода, это время, когда вы интенсивно развиваетесь. Вы осознаете, что люди смотрят на вас, что от вас чего-то ожидают. Это период, когда все усложняется. Человек осознает свою несостоятельность, из-за которой терпит неудачи. Вот что произошло, когда мальчик перешел в восьмой класс.