Calcarea nitrica (Sankaran)

Она стеснительна и испугана, как будто она находится в раковине, и нуждается в открытых пространствах

racushca

Страхи перед выходом из дому

Молодая женщина лет восемнадцати, мисс С. Д., консультировалась у меня в апреле 1996 года по поводу следующих жалоб: затрудненное дыхание, слабость, рвота, чувство тяжести в желудке и чувство, как будто все из желудка поднимается вверх, подкатывает к горлу.

Д: Опишите Вашу проблему с самого начала. П: Это началось внезапно. Однажды ночью. После ужина меня вырвало. И это стало обычно происходить два или три раза в неделю. А последние пятнадцать дней такое происходит ежедневно. Я позавтракаю и чувствую, что начинается головокружение, после обеда опять кружится голова. Даже если я выпью воды, простой воды, я чувствую, что меня сейчас вырвет. Мне не хочется есть, я чувствую тяжесть в желудке, к тому же мне трудно дышать. Сейчас меня ничего не беспокоит, но тогда мне было очень плохо. Это все.

Д: Расскажите еще немного. П: Если я позавтракаю, я чувствую головокружение. После ужина у меня тоже кружится голова.
Д: Это состояние ухудшилось в последние пятнадцать дней?
П: Да. Я была за городом, и меня вырвало. С тех пор это происходит ежедневно.

Д: Когда это началось? П: Три года назад.
Д: Расскажите, как это началось.
П: Это началось внезапно три года назад. Я поужинала, и меня вырвало. Затем это происходило только время от времени. Я прошла лечение, которое помогло лишь на некоторое время, потом все опять началось. А последние пятнадцать дней это происходит ежедневно.

Д: Что происходит? П: Появляется ощущение, как будто что-то неумолимо надвигается, и еда вот-вот вырвется наружу. Я не могу есть и не могу даже пить воду. Мне приходится есть насильно. У меня нет аппетита, я не испытываю никакого желания что-нибудь съесть.

Д: И это обычно происходит после приема пищи? П: Если я не пью воды и ничего не ем, этого не происходит. Как только я поем или просто выпью воды, я не могу сдвинуться с места, мне необходимо лечь в кровать. Меня начинает тошнить, у меня кружится голова. Я не могу ничего делать. Мне становится легче после рвоты. Меня рвало так много раз.

Д: Как долго длится это ощущение? П: Иногда я чувствую улучшение только после рвоты. Иногда мне становится легче только через полчаса.

Д: Что при этом происходит? П: Я чувствую головокружение, тяжесть в груди, затрудненность дыхания, и я чувствую, что все вот-вот выйдет наружу, то есть меня вырвет.

Д: Вы можете описать состояние, которое Вы называете головокружением?
П: Беспокойство, тревога. Я просто лежу. Я не хочу ни с кем говорить. Если кто-то говорит со мной, мне хочется запустить в него чем-нибудь. Я хочу лежать и быть одной. Я не могу даже говорить в это время и описать, что меня беспокоит.

Д: Что Вы чувствуете? П: Я умираю. Мне кажется, как будто сердце опускается.
Д: Это похоже на страх?
П: Нет, это не страх. Это чувство тошноты.

Д: Это вызывает страх? П: Нет, внезапно мне становиться нехорошо. Иногда меня рвет, иногда появляется только тошнота.

Д: Вы обращались к врачу по этому поводу? Сдавали какие-нибудь анализы?
П: К трем врачам. Они назначили мне лечение. Они не просили меня сдавать какие-либо анализы. Во время лечения все было хорошо. Но как только я прекращаю лечение (прием лекарств), все начинается снова. Вас еще что-нибудь беспокоит? Нет, я только падала в обморок один или два раза.

Расскажите об этом. В последний год такого не было. А тогда внезапно мне пришлось сесть и я почувствовала, что теряю сознание, и на секунду мне показалось, как будто я ничего не вижу. Когда это случилось в первый раз, я ходила с братом по магазинам и вдруг почувствовала, что падаю в обморок. На секунду мне показалось, что я ослепла. Еще один раз я потеряла сознание в лаборатории колледжа.

Д: Что еще? П: Больше ничего. Это единственная серьезная, или главная, моя проблема.

Д: Как беспокоит Вас эта проблема? Что происходит? П: Это происходит только после еды, в остальное время я чувствую себя превосходно. Теперь, если я выхожу из дому, я стараюсь перед этим не есть и не пить. Этот период времени настолько ужасен, что я не могу даже описать его. Мне хочется плакать. Лекарства мне не помогают. Я ничего не могу съесть перед выходом из дому. Мне необходимо сделать перерыв на один час между выходом и приемом пищи. Я могу упасть в обморок где-нибудь по дороге. Я не могу поесть и выйти.
Д: Вам кажется, что все начинает кружиться?
П: Да.
Д: Когда это происходит?
П: Теперь это происходит каждый день. Я завтракаю, после чего я должна лечь в постель и лежать.
Д: Это зависит от того, съедите Вы много или мало?

Как и ее сегодняшняя жалоба, тот приступ также произошел внезапно.

П: Это происходит, даже если я съем один ломтик хлеба. Это не связано с количеством еды. Сначала я не беспокоилась. Вскоре все стали советовать мне проконсультироваться с доктором.

Д: Как это влияет на Вашу жизнь? П: Это настолько ужасно, что я не могу никуда пойти. Я боюсь того, что подумают люди, ведь они могут поинтересоваться, что у меня не в порядке. Мне не хочется выходить. Если я выйду, я не смогу нигде лечь. Если я пойду на вечеринку, я не могу все время стоять, ведь мне необходимо будет лечь. Моя мать просила меня поступить на курсы, я не могу этого сделать. Моя жизнь стала ужасной. Когда мать просит меня выйти и принести ей немного овощей, я говорю, что не могу этого сделать, потому что боюсь упасть на улице. Мне кажется, что если я выйду, у меня будут проблемы. Выхожу только на час вечером и возвращаюсь очень быстро. Я постоянно задаю себе вопрос: если упаду в обморок, кто принесет меня домой? Поэтому я не выхожу из дому.

Д: Итак, как это влияет на Вашу жизнь? П: Я не могу выйти из дому. Я не могу учиться. Я не могу сконцентрироваться на своих занятиях. Выпускной год в школе был для меня ужасным временем. Я не могла ничего есть. В последний год обучения в колледже в экзаменационный класс меня провожала мать. Теперь у меня нет желания учиться, потому что я не могу сконцентрироваться на учебе.

Д: Что еще Вы не может делать? Вы не можете учиться, Вы не можете выходить. Что еще?
П: Я также ничего не могу делать по дому. Мне необходимо лечь после работы. Я сказала маме, что если ей нужно, чтобы я сделала что-то, она должна сказать мне об этом прежде, чем я поем. Я не могу даже поднять стакан после того, как по¬ем. Я чувствую сильную слабость изнутри. В течение некоторого времени мне вводили железо. Два года назад у меня сильно болели ноги.

Д: Расскажите о Ваших интересах и хобби. П: Из-за болезни я ничем не интересуюсь. Раньше я интересовалась музыкой, шитьем и вышиванием. Любила проводить время со своими друзьями на пикниках и вечеринках. Мне до смерти хотелось, чтобы родители разрешили мне куда-нибудь выйти. Из-за моей проблемы я никуда не могу пойти. Мои родители никогда не запрещали мне выходить.
Д: Что еще Вы можете мне рассказать?
П: Я легко начинаю злиться. Я не выношу грязи. Если кто-то говорит мне что-то, насмехается надо мной, я не собираюсь оставлять этого человека в покое.

Д: Что Вы имеете в виду? П: Если кто-то будет насмехаться надо мной, я не оставлю этого человека. Я не прощаю. Некоторые люди все забывают. Я никогда не забываю этого человека, я сохраню обиду в сердце и обязательно отомщу ему. Я легко начинаю злиться.

Она действительно любила выходить, любила пикники и вечеринки. Но теперь из-за существующей проблемы она боится выходить из дому. Ее болезнь не позволяет ей делать то, от чего она получала удовольствие больше всего на свете.

Д: Что Вы делаете, когда злитесь?
П: Обычно я не иду дальше слов. Я только говорю что-нибудь плохое тому человеку. И все.
Д: Расскажите что-нибудь еще о Вашем характере. Вы легко сходитесь с людьми?
П: Раньше я легко сходилась с людьми — теперь нет. Раньше я легко заводила друзей. Теперь я ни с кем не общаюсь, я совершенно изменилась.

Д: Как Вы изменились? П: Раньше была общительной — теперь нет. Раньше я любила выходить с друзьями — теперь не люблю. Раньше я любила, когда друзья приходили ко мне, теперь я хочу оставаться в полном одиночестве.

Д: Что еще изменилось? П: Сейчас я быстро выхожу из себя. Теперь меня не интересует ничего: ни компьютеры, ничего в этом роде. Я быстро начинаю нервничать.

Д: Из-за чего? П: Из-за мелочей. Если я повесила свою одежду на вешалку, а кто-то дотрагивается до нее, я говорю: «Лучше не трогайте ее! Вы испортите мою одежду». Мне кажется, что он испортит мою одежду. Сержусь, например, если кто-то прольет воду.

Д: А прежде?  П: Раньше я была совсем беззаботной. Теперь я совершенно другая. Я стала очень упрямой.
Д: Как и когда появились эти изменения?
П: Внезапно, когда возникла моя проблема. Мои родители хотели, чтобы я уехала на каникулы, но я сказала: «Нет, как я до вас доберусь, если со мной что-нибудь случится?» Раньше я говорила: «Давайте поедем завтра!» — и начинала немедленно упаковывать сумки. Теперь я не хочу выходить. Вдруг что-нибудь произойдет, а врача не окажется рядом. Я больше не хочу выходить. В этом и есть перемена.

Д: В последнее время Вы чувствовали напряжение из-за чего-нибудь?
П: Да, я очень нервничаю иногда. Когда все говорят: «Ты не умеешь готовить» или «У тебя плохой характер, ты очень груба» — это меня раздражает.

Д: Что Вы чувствуете? П: Мне бывает очень плохо. Я не люблю, чтобы обо мне говорили что-нибудь плохое. Если кто-то скажет такое обо мне, я отплачу ему тем же. Если они говорят, что я плохо убираю со стола, то в следующий раз я нарочно оставлю стол грязным. Я ничего не забываю.
Д: Не случилось ли три или четыре года назад горе или что-нибудь еще, что Вас сильно расстроило?
П: Нет.

Она уже сказала, что любит проводить время с друзьями, получает удовольствие от вечеринок и т. д. И это именно то, что она не может делать. Поэтому это та область, которую необходимо исследовать.
Она весьма злопамятна. Но в ней много перемен, и, должно быть, что-то спровоцировало это.

Д: Подумайте об этом. П: Нет, ничего подобного.
Д: Не было ничего, что бы Вас расстроило, разочаровало или испугало?
П: Нет. Все произошло внезапно.

Д: Какие сны Вам снятся? П: Снится, что у меня хороший дом, снятся грабители, воры, призраки и что я летаю. Мне снится, что внезапно меня начинает мучить жажда, что происходит мочеиспускание. Я сплю и чувствую огонь вокруг себя. Некому мне помочь, я вздрагиваю и просыпаюсь. Мне снится, что я забыла что-то сделать, например, забыла закрыть дверь. Мне снятся романтические сны. Перед экзаменами мне снится, что я провалила экзамен. Мне снятся оскорбления.

Опишите сны, в которых Вы летаете.
Я лечу в самолете, и он начинает падать.

Повторите еще раз подробнее.
Мне кажется, что я падаю вместе с самолетом. Самолет начинает падать, и тут я просыпаюсь.

Д: Что Вы подразумеваете под оскорблениями?
П: Если кто-то оскорбит меня в течение дня, я всю ночь буду только об этом и думать. Снова и снова прокручивать в голове то, что мне сказали.
Я не могу спать на спине, я не могу заснуть всю ночь. Я могу заснуть только на животе или на боку.
Д: Опишите романтические сны.
П: Мне снятся сны о хорошем, сильном, красивом муже.
Д: К чему Вы стремитесь или каким видите свое будущее?
П: Моделирование одежды. Из-за всех существующих проблем я не могла заниматься этим.

Д: Почему Вы хотели заниматься моделированием одежды?
П: Раньше я очень интересовалась одеждой и моделированием. Поэтому я заполнила анкету для устройства на работу, и все было готово. Только за два или три дня до начала работы я сообщила, что передумала. Я столько лет думала об этом, но внезапно почувствовала, что не хочу туда идти.

Д: Что Вы имели в виду, говоря, что не любите грязь?
П: Не люблю, когда вещи разбросаны тут и там. Не люблю, когда вещи не на своих местах. Не люблю посуду в гостиной, потому что она должны быть на кухне. Простыня должна быть такой, какой ей положено быть. Подушки не должны быть разбросаны. Все вещи должны быть на своих местах.

Этот сон, так же как и сон о том, что она окружена огнем, очень важен. Она постоянно исполь-зовала слово «внезапный», и оба эти сна имеют внезапный характер. Далее, ее поведение — это паника. Эту панику невозможно объяснить чем-нибудь в описании случая. Но это, в равной степени, связано с тем, что она видит в своих снах. Она паникует, как будто окружена огнем или как будто разбивается насмерть. Все должно быть на своих местах, только тогда я могу спать. Если простыня не готова как следует, я отбрасываю ее и стелю новую — только после этого я смогу заснуть. Я хочу, чтобы вокруг все было чисто.

Д: Как Вы относитесь к растениям?
П: Я ненавижу растения. Если моя мама уезжает на несколько дней, то поливать их должна я. Я просто терпеть этого не могу. Мы должны некоторые цветы занести в дом, а некоторые вынести. Я терпеть не могу все, что связанно с растениями.

Д: Как Вы относитесь к животным?
П: Я ненавижу животных 6. Я просто не выношу их. На улице была собака, взгляда которой я не могла переносить. Я очень боюсь животных. Мой брат однажды принес чучело собаки, я подумала, что собака живая. Когда он принес ее ко мне, я так испугалась, что перепрыгнула через кровать7.

Д: Вы ненавидите животных или боитесь их?
П: Я ненавижу их и боюсь. Они создают беспорядок. Я не выношу грязи и поэтому не хочу иметь домашних животных.
Д: Что Вы любите, если ненавидите растения и животных?
П: То, что раньше мне нравилось, теперь не нравится: выходить на улицу, выезжать на пикники, ходить на вечеринки. Теперь я все это ненавижу. Теперь в моей жизни нет ничего, чего бы я любила.
Д: Почему?
П: Я не знаю. Раньше я любила говорить по телефону, а теперь не чувствую, что мне это нравится.

Д: Что Вы чувствуете? П: Я ничего не чувствую. Я много вышивала, не спала ночами и вышивала. Теперь все, что мне раньше нравилось, стало ненавистным. Мне ничего не хочется делать.

Д: Должно быть, что-то случилось в Вашей жизни, что привело к этому.
П: Ничего. Это произошло внезапно.

Д: Что-то должно было произойти.
П: Нет. Я не сдала экзамены за одиннадцатый класс, и мои родители сказали, что все хорошо. Я не хотела оставаться на второй год, так как это означало, что мне снова придется учиться. Я хотела делать карьеру. Поэтому двенадцатый класс я прошла самостоятельно и была зачислена в университет. После этого все внезапно и началось. До этого со мной все было хорошо.
Произошло что-нибудь неприятное или пугающее?
Нет.
Должно быть, что-то все-таки произошло.
Нет.
Вы любите кино?
П: Да.

Ее реакция на растения и животных — очень сильная ненависть. Это очень специфично. Ее реакции — как будто на внезапный испуг. В ее жизни произошли коренные изменения.

Д: Какие фильмы? П: Комедии.

Д: Какие фильмы Вы не любите? П: Фильмы ужасов, фантастику, военные — фильмы, которые заставляют меня грустить. Я люблю те фильмы, которые могут меня рассмешить.

Д: Вы любите читать?  П: Да. Журналы о кино, журналы мод, «Эру женщин», но не книги о высоких материях, не Шекспира.

Что Вы любите из еды?
Кока-колу. Больше всего я люблю крабов. Все овощи.

Когда Вы были ребенком, какой у Вас был характер?
Я была очень стеснительной. Я очень боялась идти к врачу.

Вы можете рассказать немного больше об этом?
Я очень боялась идти к врачу. Раньше я была здорова, но затем я внезапно заболела.
Что Вы имеете в виду, когда называете себя стеснительной?
Если кто-то приходил к нам в гости, я уходила в другую комнату.
До какого возраста это продолжалось?
Когда я стала старше, я стала общаться с людьми, заводила себе друзей, стала легкой на подъем. Когда возникла проблема, я снова стала очень стеснительной

Д: Вы чего-нибудь боялись в детстве? П: Животных.

Д: А еще? П: Я очень боюсь высоты. Если я смотрю вниз с высоты, меня тошнит. Я боюсь воды и боюсь утонуть.

Д: Вы сказали, что боялись врачей? П: Я боюсь врачей. В детстве я носила очки. Раньше я очень боялась идти к врачу для осмотра глаз. Как-то мне сказали, что доктор хочет сделать укол. Я очень испугалась, и тогда доктор позвал еще одного сотрудника, чтобы тот держал меня. Однажды мне было необходимо сделать операцию. Я была очень напугана.

Д: Какую операцию? П: Мне сделали операцию на ухе. В левом ухе у меня собирался гной. Моя тетя случайно коснулась уха, оно очень сильно заболело, и стал выходить гной. Я все время плакала. Мне нужно было ходить на прием к врачу каждые шесть месяцев для того, чтобы в ухе делали надрез и чистили его. Оно опухало и очень болело. Мне сказали, что необходимо сделать операцию. Мы консультировались по этому поводу у четырех врачей, так как моя мама очень боялась. Было так больно! Наконец, мне сделали операцию.
Д: Что Вы легче переносите: жару или холод?

Она была напугана, как ребенок. Это ее основной характер. Позже в своей жизни она компенсировала свой страх тем, что часто выходила и была дружелюбной. Но теперь из-за ее болезни эта компенсация потеряна, и она вернулась назад к состоянию боязни и неуверенности.

Холод. В жару у меня кружится голова, и я сильно потею.
Для Вас есть разница, открыты окна или нет?
Я предпочитаю, когда они открыты.

Почему?
Я люблю, когда воздух циркулирует, иначе мне жарко, и я нервничаю.

Нервничаете?
Беспокоюсь. Иногда я также включаю кондиционер.

Вы часто чувствуете жажду?
Раньше я много пила, каждые два часа. Но последние пятнадцать дней нет.

У Вас есть проблемы с менструациями?
С менструациями все нормально.

Что еще Вы любите из еды и напитков, помимо крабов?
Я многое люблю, но теперь я не могу есть даже мои любимые продукты.

Вы сильно потеете?
У меня потеет под мышками, и слегка потеют руки и ноги.

Высота все еще беспокоит Вас?
Да. Выше первого этажа у меня начинается головокружение. Мне кажется упаду.
А как насчет самолетов?
Я никогда не путешествовала на самолете, только когда была ребенком.
Я попросил ее немного подождать за дверью, просмотрел запись ее случая и затем снова вызвал ее.

Д: Когда Вы едите, что Вы чувствуете? Появляется чувство сытости?
П: Я чувствую сильную тяжесть в груди. Я чувствую, как что-то перемещается вверх и вниз.
Вы задыхаетесь?
Да.
Как Вы себя чувствуете в лифте или в людных местах?
В людных местах меня тошнит.
Вы когда-нибудь находились одна в лифте?
Нет.

Где-нибудь еще Вы задыхаетесь?
Да. Если я нахожусь в переполненной комнате или в переполненной машине, мне хочется выйти на открытое место. Я теряю сознание в людных местах.

У Вас появляется отрыжка после газированных напитков?
Да.

Вам становится лучше или хуже после отрыжки?
Лучше.

Каким образом?
Мне становится очень легко.

Когда Вы испытываете тяжесть после еды, у Вас появляется отрыжка?
Нет.

Я попросил ее прекратить всякое лечение и прийти ко мне через неделю. Также попросил ее связаться со мной, если будут случаи обморока и рвоты.

Анализ случая

Главные жалобы пациентки: тошнота, головокружение и беспокойство всякий раз, когда она выходит из дому. Это не позволяет ей выходить куда-нибудь, ограничивает ее существование пределами дома. До того как появилась эта проблема, она любила выходить, и ее родители никогда ей этого не запрещали. То, что раньше ей действительно нравилось, она не в состоянии делать теперь. И она говорит, что эти симптомы появились внезапно. Этого не может быть. Должно было что-то произойти, какой-то инцидент или ситуация, которые спровоцировали данное состояние.

Родители никогда ей не препятствовали, поэтому, должно быть, произошло что-то в ее жизни, что привело к этому. Но она не говорит ничего об этом и даже при повторном вопросе упорно утверждает, что все началось внезапно. Она часто использует слово «внезапно». Ей кажется, что все происходит внезапно. Похожая реакция заметна и в ее снах о пожаре в доме, когда она, вздрагивая, просыпается. Это похоже на внезапность, о которой она постоянно упоминает, как будто она реагирует на пожар в доме. Другой сон о крушении самолета передает то же самое чувство — чувство внезапной опасности для ее жизни. Ее реакция на чучело собаки, которое брат принес домой, — опять то же самое чувство.

Тема дома также часто появляется в ее рассказах. Она должна быть дома, она не может выходить из дому Она не может уехать отдохнуть, потому что ее родителей там не будет. Но в доме она задыхается и хочет выйти на свежий воздух. Ей снится, что в ее доме пожар. Здесь эти две темы соединяются: внезапная опасность в самом безопасном для нее месте. Это — ее чувство. Реакция на такую ситуацию — желание выбраться, но боязнь приступов заставляет ее оставаться в пределах дома, в то время как она жаждет открытых пространств. Это — ее проблема.

Некоторые из других важных особенностей ее случая: она очень чувствительна к ужасам и грустным историям, боится уколов, врачей и собак. Она спит на животе. В детстве она была робкой и стеснительной. Эти черты и тема дома или безопасного места напоминают Calcarea. Она мечтает выйти замуж за хорошего человека и находиться в безопасности.

Другие элементы случая: внезапная опасность, страх падения с высоты, страх воды и страх утонуть. Они напоминают Argentum nitricum. Это подтверждено также ухудшением в закрытых пространствах и желанием находиться на открытом воздухе. Однако для Argentum nitricum не хватает деятельности, нападения и защиты, металлического компонента. Также имеют место чувства ненависти и мести, которые характерны для элементов Nitricum.

В характере этой пациентки есть противоречия. С одной стороны, она сосредоточена на себе, стеснительна и испугана, как будто она находится в раковине. С другой стороны, она сильно нуждается в открытых пространствах и раньше была экстравертом. Обе эти особенности в ней ярко выражены. Она, определенно, по своей структуре тип минерала. В сновидении о пожаре в доме можно проследить компонент Nitricum, влияющий на Calcarea: опасность (Nitricum) вместо защиты (Calcarea).

Когда она дома, то не может выйти на улицу (Calcarea), хотя она задыхается и стремится на открытый воздух (Nitricum). В самом защищенном месте присутствует чувство возможной внезапной опасности — это лекарство Calcarea nitrica. В Репертории нет никаких рубрик у этого лекарства. Назначение было основано на вышеупомянутом понимании случая.
Ей дали одну дозу Calcarea nitrica Ш 26.04.96.

Повторные визиты

04.05.96 (через неделю)
П: Я чувствую себя лучше примерно на десять процентов. Теперь я могу понемногу есть.
Последнюю неделю я стала быстро уставать. Я не могу подняться по лестнице, даже на один этаж. Чувствую слабость.
Прежде даже воды выпить было тяжело. Теперь я могу есть, но присутствует беспокойство.
Я все еще нервничаю.
Лекарства не давали.

04.06.96
Никаких проблем последний месяц. Назначено Placebo.
Она продолжала приходить на приемы каждый месяц, и ей не требовалось повторения дозы лекарства.

27.09.96
Д: Есть какие-либо изменения по сравнению с тем, что было вначале?
П: Сейчас намного легче. Я чувствую себя гораздо лучше. Но я не думаю, что проблема с рвотой полностью исчезла, так как это все-таки бывает один или два раза в месяц. И я часто простужалась последние два месяца. С чувством головокружения стало намного лучше, чем прежде. Раньше я чувствовала головокружение постоянно. Теперь я ощущаю его лишь изредка.

Сейчас я также намного счастливее, чем раньше, когда я сидела одна дома, когда я ни с кем не говорила. Теперь мне нравится ходить куда-нибудь, двигаться, выходить с друзьями, ходить в кино. Раньше мне казалось, что если я выйду из дому, у меня закружится голова и я потеряю сознание по дороге. Теперь это чувство возникает лишь изредка. Раньше было просто невозможно выйти из дому. Теперь я могу пойти, куда пожелаю. Прежде я должна была десять раз подумать и взять с собой кого-нибудь. Сейчас я могу идти куда угодно.

Д: Вам что-нибудь снилось в последнее время?
П: Нет.

Д: Раньше у Вас было много страхов. Вы упоминали о страхе высоты, врачей, уколов…
П: Да, да, да. Я все еще их испытываю.
Д: Эти страхи такие же сильные, как и раньше?
П: Да.
Д: А как насчет лифта или переполненных помещений?
П: Все по-прежнему. Если я нахожусь в переполненном помещении, у меня начинает кружиться голова. Мне кажется, что сердце уходит в пятки. Я не могу дышать. Мне необходимо сделать глубокий вдох. Я ухожу туда, где мало людей.

Д: Это чувство настолько же сильное, как и прежде? П: Нет, оно гораздо слабее.

Д: Когда Вы это заметили?  П: Я замечала это много раз. Раньше, если в комнате было несколько чело¬век, у меня кружилась голова. Теперь это состояние не такое сильное. Иногда я чувствую головокружение, и мне кажется, что сердце опускается.

Д: На сколько, Вы думаете, Вам стало лучше? П: На 75 % лучше, чем до начала лечения. И раньше, когда я проходила аллопатическое лечение, мне становилось хорошо. Но когда я прекращала его, все начиналось снова. Я не знаю, начнется ли все опять, если я прекращу лечение.

Д: Если Вы прекратите лечение, ничего не произойдет. П: Я еще чувствую сильную слабость. Когда я поднимаюсь по лестнице, то начинаю задыхаться. Я не могу долго стоять на кухне. Я должна сесть.

Д: Вы очень боялись выходить. Это началось с какого-то инцидента, с испуга? Расскажите мне об этом.
П: Нет, это началось внезапно. Когда я училась в колледже, как-то ночью я поела, и меня вырвало. Это произошло внезапно.
Д: Какой у Вас был характер до этого?
П: До этого я была очень счастливая, очень легкая по характеру. Затем внезапно в какой-то день меня вырвало, и это стало началом. С того дня начались все проблемы. Внезапно, когда я поела, тут все и началось.

Д: Когда это произошло? П: Приблизительно два года назад.

Д: Я просто пытаюсь понять кое-что еще. Вы говорите, что два года назад Вы хорошо себя чувствовали, а затем внезапно началась данная проблема. Мне кажется, что до этого должен был произойти какой-то инцидент, который расстроил или взволновал Вас. Вы можете вспомнить?
П: Нет, я не помню.

Д: Какая была ситуация в Вашей жизни, когда это произошло?
П: Моя жизнь была вполне нормальной, счастливой.

Д: Может быть, существовало какое-нибудь напряжение, связанное с Вашими друзьями, с Вашей учебой, или какое-то расхождение во мнениях с кем-нибудь?
П: Нет, я не думаю.

Д: Кто-нибудь ругал Вас? Должен был произойти какой-то инцидент, хоть небольшой, за пятнадцать дней или за месяц до этого.
П: Ничего подобного не произошло.
Д: У Вас были хорошие отношения с Вашими друзьями, родителями, с Вашими родственниками?
П: У меня, действительно, есть проблемы с моими родственниками, но не с друзьями или родителями.
Д: Какие у Вас проблемы с родственниками?
П: Они просто постоянно вмешиваются.

Д: Во что? П: Они приходят к родителям и говорят им, что их дочь, то есть я, постоянно бывает везде, и родители должны сказать мне, чтобы я сидела дома. Они возмущаются, почему я так сильно наряжаюсь.

Д: Расскажи мне об этом. Раньше Вас это беспокоило?
П: Моя очень близкая родственница и раньше так делала. Она говорила: «Разве у тебя нет хороших манер? Тебе следовало бы поправить простыню, как только ты проснулась утром. Собери одеяло и убери его на место». Мои родители никогда мне ничего подобного не говорили. Когда я приготовила великолепное блюдо, она и тогда нашла к чему придраться. Моя мать не нашла ничего неправильного в его приготовлении. Я говорила иногда об этом маме, и она всегда была на моей стороне. Поэтому у меня не было проблем.

Д: Итак, какие черты в Вас эта родственница больше всего критиковала?
П: Главным образом то, что я не делаю работу по дому, а только слоняюсь без дела со своими друзьями.
Д: Что значит «слоняться без дела»?
П: Она всегда говорит моей матери, чтобы та запретила мне выходить с друзьями.
Д: Что Вы чувствовали, когда она говорила это?
П: Мне было очень неприятно. Даже теперь она указывает на мои ошибки.
Д: Расскажите мне о том, как Вы слоняетесь по ее мнению. Ей это не нравилось?
П: Нет. Она всегда говорила моей матери: «Скажи ей, чтобы она не выходила из дому. Сейчас не время выходить. Скажи ей, чтобы она выполняла работу по дому. Сейчас нужно готовить». Даже теперь она говорит что-то подобное. Но в настоящее время меня это нисколько не волнует.

Д: Следовательно, что произошло? Она говорила Вашей матери, что не нужно позволять Вам выходить?
П: Да, и потом моя мама говорила мне об этом. Но раньше я отвечала, что хочу пойти и пойду, нравится ей это или нет. Я говорила: «Я хочу пойти. Если ты боишься, что я с кем-то убегу, то говорю тебе, что ни с кем не убегу».

Когда это было?
Когда я поступила в институт.

А впоследствии у Вас были с этой родственницей конфликтные ситуации?
Да, у нас было много стычек. Стычки в виде обмена язвительными замечаниями.
Д: Она задевала Вас или Вы ее задевали?
П: Она отпускала замечания в мой адрес, а затем я начинала делать язвительные замечания ее детям. Если она говорила что-то мне, в следующий раз мне представлялась возможность сказать что-то ее детям, после чего она прибегала разбираться со мной.

Д: Как Вы задевали ее детей?
П: Если они делали что-нибудь, я говорила ей об этом. Когда они выросли и стали тоже слоняться везде, я сказала моей матери: «Почему теперь ее взгляды изменились? Почему она не поступает так же по отношению к своим детям?»

Д: Когда Вы раньше выходили, Вы чувствовали, что она скажет что-нибудь по этому поводу?
П: Да. Раньше я чувствовала, что она пойдет домой и расскажет моей матери, и тогда моя мать опять возьмется за меня. Она приходила как раз тогда, когда я собиралась уходить. И она всегда «добавляла перцу» в события, рассказывая о них матери. Она все преувеличивала.

Д: Как она узнавала, что Вы собираетесь уйти?
П: Она знала время, когда я обычно выходила с моими друзьями. Она видела меня, когда я шла с ними, и смотрела, что мы делаем.

Д: Что Вы тогда чувствовали? П: Я думала: «О, Боже! Она увидела меня. Теперь она пойдет домой и расскажет все моей матери». Поэтому я должна была мчаться домой, чтобы прийти раньше нее.
Д: Почему?
П: Для того, чтобы я смогла сказать моей маме, что там не было ничего плохого. Она никогда не говорила при мне. Обычно она злословила за моей спиной. Поэтому мне было необходимо мчаться домой, чтобы сообщить моей матери, что не было ничего плохого. Так как, если она приходила к нам домой до меня, моя мать могла подумать, что она говорит правду, а я обманываю.

Д: Что она говорила? Приведите пример.
П: Родственница говорила моей матери: «Она разговаривала с этим парнем, она так смеялась!» И все такое. Даже если я просто улыбнусь, она раздувала из мухи слона. Если я разговариваю по телефону, она стоит рядом: она хочет знать, с кем я го¬ворю. Она стоит рядом и не выходит до тех пор, пока я не положу телефонную трубку.

Д: Она что-то видела и потом рассказывала Вашей матери об этом?
П: Нет, это происходит каждый день.
Д: Это вызывает у Вас беспокойство?
П: Я просто ненавижу ее.

Д: Вы чувствуете напряжение из-за этого?  П: Да.

Д: Когда?  П: Всякий раз, когда она видела меня, у меня начиналось нервное напряжение. Я чувствовала, что должна мчаться домой, иначе будут большие проблемы. И она ничуть не изменилась. Сейчас я просто не обращаю на нее внимания, не беспокоюсь из-за нее.

Д: Что-то изменилось теперь?
П: Она та же, но я перестала переживать по ее поводу. Прежде я обычно беспокоилась, что она видела меня, пойдет домой и сделает то или это. Теперь, если она приходит домой, я не смотрю на нее, даже если она сидит рядом со мной. Раньше, когда она говорила мне что-то, я отвечала ей. Сейчас, если она говорит что-то, я не слушаю ее. Я ничего не говорю. Я не переживаю. Это просто теперь не беспокоит меня.
Д: С каких пор?
П: Последние четыре или пять месяцев.

Д: Как это произошло? П: Я просто обсудила эту ситуацию с моей подругой. Подруга сказала, что мне не стоит обращать на нее внимание. Если она поймет, что меня не волнует, что она говорит и делает, она просто оставит меня в покое. И я думаю, что это удачная мысль.

Д: А Вы продолжаете переживать внутри? П: Нет. Я теперь думаю: ну и что с того, что она видела меня?

Д: А прежде, что вызывало напряжение? П: Когда она видела меня в ресторане, она приходила домой и говорила моей матери, что я была там с несколькими парнями и девочками и что ей лучше от¬ругать меня, когда я вернусь. Раньше ей это нравилось.

Д: Ваша мать поступала так, как ей советовали? П: Сначала моя мать ничего не говорила. Но когда мои родственники говорят что-то, ее это раздражает. Когда их нет, она ничего не говорит.

Д: И когда она ругает Вас, это сильно на Вас действует? П: Да, конечно, мне это не нравится.

Д: Что происходит? Что Вы чувствуете?  П: Я очень нервничаю из-за того, что если она будет слушать родственников, я потеряю свое положение. Она тогда всегда будет слушать их.
Д: Потеряете свое положение?
П: Я — ее дочь. Но если другие люди постоянно будут наговаривать ей обо мне, она может начать прислушиваться к ним. Это меня всегда беспокоило.
Д: Что бы Вы почувствовали тогда? Что значило бы для Вас, если бы Ваша мать перестала верить Вам?
П: Она потеряла бы доверие ко мне и запретила бы мне выходить из дому. Она стала бы ненавидеть меня.

Д: Вы очень близки с Вашей матерью? П: Да.

Д: Что она значит для Вас? П: Все.

Д: В каком смысле? П: Когда она уходит из дому, я переживаю и жду, когда она вернется. Мне ее очень не хватает.
Д: Чего Вам не хватает, когда ее нет?  П: Я очень тоскую без нее. Мне нравится ее компания. Я чувствую, когда она должна вернуться или когда мне нужно пойти к ней.

Д: Что значило бы для Вас, если бы она перестала верить Вам?
П: Она не будет верить мне. Она будет постоянно думать, что я ее обманываю. Она позволяет мне идти, куда я хочу, потому что она доверяет мне. Я не хочу, чтобы она перестала доверять мне.

Столкновения, расхождение во мнениях с родственниками все еще существуют. Единственная разница состоит в том, что я теперь не замечаю их.
Д: Что Вы почувствуете, если эта родственница расскажет что-то Вашей матери?
П: Я говорю: «Если ты веришь ей, верь ей. Если ты веришь мне, ты должна верить мне. Поступай, как хочешь». Прежде мы обычно часами говорили об этом. Моя подруга посоветовала мне не переживать из-за этого.
Д: Ваша подруга сказала об этом только сейчас или она говорила об этом и раньше?
П: До этого я никогда об этом никому не говорила. Она посоветовала мне, и я послушалась ее совета.

Д: Теперь, когда Вы выходите из дому и видите свою родственницу, что Вы чувствуете?
П: Я ни о чем не думаю. Мои чувства к ней нейтральны. Если моя мать говорит что-нибудь из-за этого, я просто молча выслушиваю ее.
Лекарство опять не было дано.

Представление Яна Схолтена о Calcarea nitrica (из его книги «Гомеопатия и минералы») состоит в том, что у людей такого типа существуют опасения и делюзии, что люди будут наблюдать {Calcarea), как они получают удовольствие (экстраверт Nitricum), и будут думать, что они чересчур наслаждаются жизнью. Они боятся, что люди не одобрят их, если они будут наслаждаться хорошим в жизни, и поэтому испытывают беспокойство в таких ситуациях, в которых люди должны получать удовольствие, например, на вечеринках, в кинотеатрах, в ресторанах.

У них также развиваются страхи ожидания, которые усиливаются перед посещением кинотеатра, выходом из дому или посещением ресторана. Страхи могут быть настолько сильными, что они могут упасть в обморок или даже умереть от сердечного приступа. Страхи усиливаются в присутствии людей, которые наблюдают за ними. Они чрезвычайно чувствительны к тому, что другие подумают о них. Особенно они боятся ситуаций, когда в маленьком пространстве находится много людей, например, в ресторанах, самолетах, поездах и лифтах. Если они не могут выйти, их страхи усиливаются. Они должны иметь возможность выйти, чтобы попасть в открытое пространство.

Если рассматривать данный случай с точки зрения «основной делюзии», то понимание будет немного отличаться. Calcarea нуждается в защитной оболочке, в то время как чувство Nitricum — внезапная опасность. Основная делюзия состоит в том, что существует опасность в безопасном месте (дома). Это влечет за собой потребность выйти из дому, но в то же самое время существует страх потери безопасности, и отсюда — потребность остаться дома. Данное чувство могло также возникнуть из-за встречи с опасностью вне дома, и отсюда — потребность мчаться обратно домой и оставаться там.

Представление Яна Схолтена можно понять с такой точки зрения: если человек экстраверт и хорошо проводит время, то он вынужден делать это, рискуя лишиться безопасности, так как это влечет за собой выход из дому, противоречие установленным общественным нормам и т. д. Но если человек сильно нуждается в безопасности, он должен радоваться, оставаясь в рамках общественных норм. Эти оба качества уравновешивают друг друга в Сакагеа nitrica, то есть потребность оставаться дома (для безопасности) и потребность выйти из дому (подальше от опасности).

23.04.97
П: Тошноты больше нет. Я могу есть все что угодно и в любом количестве. Раньше мне казалось, что если я выйду из дому, я потеряю сознание и упаду. Но теперь я спокойно могу идти куда угодно. До сих пор у меня не было никаких проблем. Я себя чувствую превосходно. Со здоровьем у меня все хорошо. Сплю хорошо. Последние четыре или пять месяцев мне ничего не снится. Я очень счастлива. Я успокоилась, а раньше была очень вспыльчивой, злилась по пустякам. Например, если дома не убрано, я из-за этого расстраивалась.

А теперь я просто убираю дома сама. Но даже в настоящее время я очень нервничаю по пустякам. Например, когда я жду автобуса, а он все не приходит, я думаю: «Почему нет автобуса? Почему?» Я постоянно думаю об этом. Если кто-то не поздоровался со мной, я думаю о том, почему со мной не поздоровались. Я стала делать все медленнее, но все равно мне теперь гораздо лучше, ведь раньше совсем не хотелось работать. Страх, что моя тетя расскажет родителям обо мне, все еще присутствует. Но он стал меньше, потому что я не переживаю, даже если она где-то видела меня. Я все еще не люблю ее. Мои родители пытались несколько месяцев назад заставить меня выйти замуж.

Я не хочу выходить замуж так рано, так как у меня появилась бы масса работы. Раньше я очень злилась и кричала. Я была очень напряжена и тихо плакала в спальне. В окружении людей я смеялась. Но рвота и головокружение не повторялись. Теперь эти проблемы не беспокоят меня, даже когда я напряжена. Также я меньше нервничаю и могу отвлечься. Меня беспокоит, не повторится ли моя проблема во время нервного напряжения.
Ей была дана одна доза Calcarea nitrica 200C. Приступы паники не повторялись.