Дети до семи лет. Grandgeorge

Baryta carbonica — задержка речи из-за умственных проблем

we

Скажите ему ваше нет!

Pulsatilla отказывается прерывать отношения с матерью и со всем, что с ней связано. Вездесущая мягкая игрушка представляет отделившуюся от матери плаценту. Ребенок держит ее в одной руке, а рожок в другой. Бастьян не покидает своего голубого зайчика. Однажды на яхте, он наклонился над бортом. «Осторожно, не урони своего зайчика в море», — говорит ему отец. «Да, потому что в море нет морковки», — отвечает он.

Он выдает распространенную экзему, которая быстро пройдет после нескольких доз Pulsatilla 7 СН. Нужно оставить все это, так как в противном случае, бедные родители будут все время стирать трусики. Pulsatilla страдает, к тому же, от жары, очень мало пьет (кроме подслащенной воды из рожка). Он, кажется, отчаянно смелым и способным сможет прыгнуть в овраг или бассейн, но это потому, что он знает, что его мама рядом с ним. В течение анальной стадии главным лицом становится отец, который говорит «нельзя», создает границы и дает имя. Внутри этих границ ребенок сможет расцвести, как внутри крепости. Если границ нет, наступает страх перед бесконечностью и обезличиванием. Тогда, это гиперактивные, навязчивые дети, которые все хватают и выводят мать из себя. Но где же отец? Разговаривает ли он с ребенком? Однажды в моем кабинете я вижу утомленную мать.

Ребенок беспокойный и все трогает. Он бежит к холодильнику, но отец успевает его вовремя схватить; затем он бежит к весам, тогда тоже, не говоря ни слова, отец поднимается и хватает его. Наконец ребенок направляется к моей коллекции Тинтинов! Не двигаясь, я громко говорю «Нет!» Ребенок сразу же останавливается. Отец под впечатлением. Это корсиканец, у него красивая, благородная фамилия. «Скажите ему ваше нет!». Именно поэтому нужно, чтобы ребенок носил фамилию отца. Тогда он будет знать, кто он. Отец соглашается. До сих пор он действовал, но не говорил.

Ребенок, который не разговаривает

Когда отец молчаливый, или его нет, ребенок с трудом находит опору и начинает говорить. Он будет страдать от задержки речи и лекарством чаще будет Natrum muriaticum. Это худые, замкнутые дети, которые очень любят соленое и прячутся от солнца (символ отца в детских рисунках). Среди других лекарств при задержке речи назовем: Agaricus, который имеет физические проблемы, затрудняющие речь. Позднее он захочет усовершенствовать свою речь и начнет сочинять стихи.

Baryta carbonica — задержка речи из-за умственных проблем. Nux moschata — находит убежище во сне, спасаясь от действительности, которая кажется ему опасной. Belladonna — задержался на садической оральной стадии и не развивается. Я часто спрашиваю у родителей, какова, по их мнению, роль отца. Ответы самые различные: «Он поддерживает семью, он зарабатывает деньги…». Я им объясняю, что благодаря отцу теряют мать, а при отсутствии отца, в матери тонут. Это объясняет успех фильма «Великое синее пространство», в котором герой, отождествляя себя с дельфинами, предпочитает лучше умереть в море, чем взять на себя роль отца, когда он узнает, что его подруга ждет ребенка.

Как мне справедливо подсказала моя жена Катрин, можно ассоциировать со словом «отец» третье значение «пара». Отец, это тот, кто составляет пару с матерью и любовь которого может заменить материнскую. Переход от бесконечной любви к другой, которая, иногда, тоже может быть объединяющей и бесконечной, но в действительности, более обособленная, с четкими границами. Следовательно, анальная стадия — это стадия двойственности, выбора между папой и мамой.

Carcinosinum — лекарство почвы рака в семьях, где все члены рано или поздно страдают этой болезнью. Это скрытные люди. Они ничего не говорят, замалчивают важные вещи, чтобы не огорчать других. Они отказываются от оппозиционности, конфликта, упрека и обращают всю эту энергию против самих себя. Фактически, они боятся прервать любовь, противопоставляя себя другим, так как хотят сохранить слияние, следовательно, полную индиференциальность.

На гомеопатическом уровне, их распознают по кожным пятнам цвета кофе с молоком, голубоватым конъюнктивам, чувствительности к музыке, по их мелочному, придирчивому и суровому характеру. Я забыл безмерное пристрастие к шоколаду. Эти дети не болеют детскими болезнями, как корь или коклюш, но особенно подвержены гриппу, при котором Oscillococcinum дает хорошие результаты. Будучи аллергиками, они предпочитают принимать десенсибилизирующие препараты, предпочитают не чувствовать, не зная, того, если они родились, то для того, чтобы чувствовать.

Ambra grisea отказывается от горшка и прячется за мебель или ждет ночи, чтобы опорожнить желудок. На самом деле он задержался на садистской оральной стадии и избегает улыбающихся лиц, так как он все еще во власти страха быть съеденным. У него хотят отобрать его кал и съесть часть его. Ему не удается опорожнить желудок, чтобы освободиться от всего ненужного. Вследствие этого он не может освободиться от того негативного, которое на него обрушивают другие.

Примером могут служить: социальная помощь, которая слушает страшные истории и не может защитить себя, бизнесмен, которого осаждают клиенты, надувающие его, врач, обессиленный от своих больных, с которыми ему не удается «перерезать пуповину». Ключ этого лекарства в необходимости приступить к отделению. Нужно отойти на несколько шагов от событий, в которых мы живем, научиться выбрасывать из себя все негативное, уродливое, дурно пахнущее. В этом соревновании ничего не проигрывают и все выигрывают. Кто теряет, тот выигрывает.

Как нас учат психоаналитики, одна из тем, связанных с анальной стадией, это тема денег. Скупой человек страдает запорами и копит деньги как Calcarea fluorica, которого узнают по его варикозному расширению вен и по кариесным, неровным зубам. Связь между зубами и деньгами очевидна: мы заменяем нашу плоть тем, что стоит дорого. В конце жизни многие люди живут по этой схеме и заменяют свою слабеющую плоть тем, что окружают себя материальными благами. Конфуций предостерегает нас от этого искушения. «В третьей части жизни не следует умножать материальные ценности». Aurum metallicum — лекарство ребенка, который отвергает закон отца. Сорвиголова, не боится опасности, впоследствии он старается накопить золото, чтобы стать отцом (Богом) и раздавать свое добро всем вокруг себя, подобно солнцу, испускающему лучи. На самом же деле он хочет жить только по своему закону.

Acidum nitricum исполняет закон скрупулезно и неуклонно: «Суров закон, но это закон») нет прощения нарушителям. Однако, именно прощение особенно важно для человека, для того, чтобы конфликты перестали существовать на земле. Ошибки — в природе человека, вот почему мы их совершаем. Упорство при понимании, что совершил ошибку — от дьявола. Иисус Христос говорит, что прощать по семь раз семьдесят семь раз! Награда же — доступ на высший энергетический уровень. Тот, кто владеет знанием не может лукавить, лгать.

Veratrum album старается выйти из затруднительного положения посредством лжи. Но ведь тот, кто лжет, выдумывает — уходит от реальности. Его глубинной проблемой является страх потерять свое социальное положение, что в возрасте ребенка может быть объединяющая любовь мать-ребенок, когда появляется второй ребенок в семье. Например, четырехлетняя девочка перестает развиваться, когда ее мать ждет маленького братишку. Она становится властной, у нее возникает рвота, если ей противоречат, и к тому же, она продолжает сосать палец и требует соску и рожок. Она придумывает истории про принцессу, и даже рассказывает, что ее бьют родители.

Мы видим, что Staphisagria относится к садомазохистскому стилю поведения. Родители говорят, что их ребенок «хочет шлепок по попке». Он хочет доказательств внимания и любви в конфликте, наказании. Он обижает другого и ждет от него обиды в свою очередь. И это порочный круг, который может привести к характерному жестокому обращению с ребенком. Анальная стадия — стадия контроля над сфинктерами и через это, глобального контроля над ситуацией, подход к дисциплине, к опрятности или содержание в грязи, в беспорядке.

Sulfur отказывается мыться и любит быть грязным. При первой возможности ребенок вымазывается в грязи. Он ничего не хочет учить, никогда не выслушивает другого, настолько уверен в себе, что всегда абсолютно прав. Позднее это будет анархист с пятнами на жилете от еды и грязными ногтями. Aloe отказывается от контроля над сфинктерами и остается в оральной стадии. Действительно, расти — значит, в конце концов, умереть, подобно цветку алоэ, расцвет которого означает смерть растения. Ребенок не хочет учиться жить цивилизованно и пачкает штаны (недержание кала). Natrum carbonicum — это гиперчувствительное существо, которое ищет гармонии. Обиженный при негармоничной ситуации он пачкает штаны, как Aloe. Его можно узнать по музыкальной одаренности, особенно к игре на пианино. Он испытывает отвращение к меду, который не переносит с рождения (если молоко содержит мед, у него возникает стоматомикоз). Это лекарство состоит из соды и препятствует возникновению излишка кислоты.

Medorrhinum хотел бы контролировать время, знать, что произойдет завтра и постоянно беспокоится по этому поводу. Его можно узнать по ягодичной эритеме, положению на животе во время сна, по онихофагии (кусанию ногтей) и астигматизму. Наконец, Sepia тщательно ведет хозяйство, как золушка, стараясь, чтобы ее заметил отец, принц. Дети Sepia тяжело болеют ветряной оспой, которая подавляет иммунную систему и делает их подверженными мочевым инфекциям вызванными кишечной палочкой (Tuberculinum). Попутно отметим, что ветряная оспа — типичная болезнь анальной стадии. В острой фазе ее лекарством, чаще всего, будут Rhus toxicodendron и Mezereum, особенно при зудящих корочках. Когда имеются язвочки во рту, прекрасное действие оказывает Mercurius soiubilis, а если сопутствует кашель — Antimonium crudum.

Оральная стадия часто заканчивается фаллической стадией. Ребенок перестает интересоваться своими экскрементами и сосредотачивается на половом члене у мальчиков или клиторе у девочек. Он с наслаждением обнажает половые органы, бегает голым по квартире, после ванны, перед гостями. Ключевое лекарство в этом случае Hyoscyamus. Часто имеет место зависть, завидуют величине фаллоса у отца или старшего брата.

Это период, когда маленький мальчик постоянно ходит со шпагой, с револьвером, который он направляет на люда Ferrum metallicum особенно любит стычки на шпагах, когда «скрещивают шпаги». Он увлекается рыцарями. Некоторые взрослые эксгибиционисты остались на этой стадии развития…

В один прекрасный день наш ребенок замечает, что мама очень привязана к папе, тем более, что в результате их союза рождается маленькая сестренка, например. Он с ревностью смотрит на эти отношения, Фрейд связывает это с историей Эдипа. В этой греческой легенде, при рождении Эдипа, оракулы предсказали, что мальчик убьет своего отца, и жениться на своей матери. Отец сразу же попытался освободиться от мальчика, но безуспешно. И предсказание осуществилось.

Итак, первое эдипово побуждение — это ревность отца, который попытается убить ребенка. Мари Бальмари нам также показывает, как в библейской истории старый Авраам вырывает своего сына Исаака из рук его матери Сары, чтобы принести в жертву Богу. Но, в конце концов, Бог останавливает руку отца и просит принести в жертву козла. Смерть козла, отца козленка, символизирует смерть отца. Отдаленный от матери и от отца, Исаак сможет сказать «я существую».

В примитивном обществе ребенок оставался около материнской груди до полутора лет, а затем внезапно его заменял другой. Как только он оказывался «на земле» ему надо было питаться маниокой и бананами. В анальной стадии диарея помогала ему «уйти», позднее же в стадии эдипова комплекса помощь происходила от левостороннего мастоидита. В гомеопатии центральным лекарством этого периода является Lachesis mutus, змеиный яд. Кент говорит нам, что весь человеческий род когда-либо нуждается в этом лекарстве, так как оно позволяет изгнать яд из человеческого сердца. Человек же подобен змее, по своим наклонностям и характеру. Здесь мы имеем дело с коллективным подсознанием рода человеческого, откуда происходит его универсальность. У ребенка есть импульс к убийству. Надо убить отца, а так как это невозможно, он отыгрывается на животных, на других детях. Когда родители рядом, он беспрестанно говорит с ними, не выносит, чтобы внимание родителей отвлекалось от него, он будет делать страшные глупости, когда мама говорит по телефону, чтобы прервать ее отношения с другими.

Jodum — отказывается от такого созерцания и находит убежище в действии, как Каин, который беспрестанно работает и, в конце концов, из ревности убивает своего брата Авеля. Его брат, пастух — созерцатель и Бог его любит больше! Jodum — большое лекарство при гнойном отите, часто возникающем в этот период. У ребенка вода за барабанной перепонкой и он слышит, как если бы он был in utero в амниотической жидкости. Cenchris contortrix — имел патологическое любопытство и выслеживал своих родителей в момент, когда они занимались любовью. В результате он становится завистливым, злым, драчливым, что мешает ему в школьные годы. Позднее это взрослый, который любит смотреть фильмы X.

Vipera отказывается от потерь, не соглашается с ними. Однако каждый, кто живет, теряет. Как Arsenicum album он все коллекционирует. Castoreum снится, что он убивает отца. Это хорошее лекарство при фимозе, когда хотят избежать вмешательства хирурга, тем более, что операция на этом органе часто вызывает боязнь кастрации.

Эти импульсы к убийству, к разрушению представляют то, что Ганеман назвал третьим миазмом, сифилисом, то есть болезнью, когда разрушаются ткани, а восстановление происходит беспорядочно. Скарлатина — детская болезнь, часто связанная с эдиповым переходом. При этой болезни может возникнуть опасное воспаление сердца и почек. (Aurum, Sulfur, Phosphorus, Lachesis). Отказавшись от насилия, от яда зависти, любя другого, можно создать и процветать. «Когда мы любим друг друга, мы собираем плоды».