Ignatia (Bailey)

depr

Драматизируют свои чувства, чтобы получить отклик

Сущность: эмоциональные «американские горки».

Ignatia является не очень распространенным типом (по моим наблюдениям на одну Ignatia приходится 50 Natrum muriaticum) однако, однажды поняв этот тип, гомеопат уже никогда ни с кем его не перепутает.

Интенсивность эмоций

Наиболее очевидной чертой Ignatia является очень сильное напряжение эмоций. Любая эмоция — гнев, тоска, влюбленность, страх, сексуальное желание — достигает такой интенсивности, которую невозможно увидеть ни у одного другого типа. Чаще всего пациентки Ignatia (а подавляющее боль­шинство Ignatia — женщины) не скрывают своих эмоций, поэтому друзья и родственники считают их крайне эмоциональными.

Однако у Ignatia имеет­ся тенденция подавлять неприятные эмоции, и чем менее психически здоро­вой будет пациентка, тем более выраженной будет данная тенденция. По­добно своей более уравновешенной «сестре» — Natrum muriaticum, пациен­тка Ignatia может длительное время находиться в сильной депрессии, скры­вая ее за маской бодрости.

Но в конце концов даже самые закрытые Ignatia прорываются, и выплескивающаяся из них лавина эмоций обычно выглядит гораздо более драматично, чем у Natrum muriaticum (Кент: «Неспособность контролировать свои эмоции и сдерживать волнение»).

Поскольку эмоции — вещь крайне переменчивая, пациентка Ignatia чувствует и часто демонстрирует крайнюю переменчивость своего состояния (Кент: «Пе­ременчивость, перепады настроения»). У большинства людей интеллект фильт­рует и ослабляет эмоции до тех пор, пока это не создает угрозу для тонкой целостности ощущения «я».

Однако у Ignatia эмоции столь интенсивны, что они начинают преобладать над интеллектом и захлестывают человека. Боль­шинство женщин Ignatia очень экспрессивны и не оставляют сомнений в том, какую именно эмоцию они испытывают — ярость, блаженство, ужас или отча­яние (эти крайние проявления эмоций встречаются у пациенток Ignatia почти так же часто, как и их более мягкие аналоги).

Психологически здоровая Ignatia

В детском и подростковом возрасте Ignatia очень чувствительны к своему эмо­циональному окружению. Некоторым из них везет, и они проходят через счастливое детство, избежав сколь-либо существенных эмоциональных травм. Эти редкие случаи эмоционально здоровых Ignatia демонстрируют все поло­жительные черты этого типа — они свободны от уродующего личность подав­ления эмоциональной боли и гнева и успевают развить достаточные защитные механизмы, позволяющие избегать страданий и в дальнейшем.

Адаптированные Ignatia— это чувствительные, страстные и утонченные люди (Кент: «…нежные, мягкие женщины с тонко чувствующей душой»). Они пре­красно чувствуют красоту природы, глубину любовных чувств и радость побе­ды. Обычно они обладают острым умом, однако вовсе не интеллект определя­ет их жизнь и взаимоотношения.

В большей степени они полагаются на страсть, эмоции и интуицию. Здоровые девушки Ignatia открыты красоте мира и, может быть, более остро, чем другие, чувствуют радость жизни (Кент: « Обо­стренное напряжение всех чувств»). Это глубокие личности, тонко чувствую­щие красоту и способные многое осознать. В молодости они обычно отлича­ются тихим и даже робким нравом (Кент: «тихий нрав»), так как не любят вульгарность и стараются в каком-то смысле защитить себя от опасностей жестокого мира.

Подобно China и Silicea, Ignatia с энтузиазмом открывается тем, кто достаточно чувствителен, чтобы понять ее, а также (опять-таки анало­гично двум перечисленным типам) тем, кто демонстрирует ей свои добрые намерения, пусть даже этот человек будет менее чувствителен. Здоровая Ignatia — очень теплый и заботливый человек по отношению к своей семье и друзьям и будет проявлять гораздо больше открытости и непосредственности, чем другие чувствительные утонченные типы.

Большинство здоровых Ignatia обладают художественными дарованиями, и искусство будет стоять на одном из первых мест в перечне их интересов, независимо от того, является ли искусство их профессией или они находят­ся лишь в числе любителей и поклонников.

У Ignatia очень развит вкус, чувство стиля, и она вполне способна одеваться элегантно, не затрачивая при этом никаких усилий. Менее здоровая Ignatia будет выбиваться из сил, чтобы выглядеть впечатляюще и красиво, в то время как для здоровых Ignatia стиль и хороший вкус — дело абсолютно естественное, как часть их врожденной изысканности. Неудивительно, что об элегантности французс­ких женщин идет такая слава. Многие француженки относятся к этому типу, как и женщины других романских народов.

Я вспоминаю одну такую женщину, психологически здоровую Ignatia, которая была учительницей музыки и композитором. Она обратилась ко мне по поводу эпизодов гипогликемии. Она была очень открытым и живым человеком, из которого бодрящая энергия просто била ключом. Ее общение со мной было исполнено энтузиазма и очарования, ее речь периодически прерывалась задорным смехом, а когда разговор зашел о ее прошлых пере­живаниях, в глазах ее блеснули слезы.

Ее открытость и обаяние навели меня на мысль о Phosphorus, однако она была гораздо более глубоким человеком, а ее чувство самоидентификации было гораздо более отчетливым. После дозы Ignatia 1M гипогликемические эпизоды быстро исчезли, и на втором же приеме она уже досконально знала все о гомеопатическом методе. Соче­тание чувствительности и страстности Ignatia создает особую картину весе­лости и жизнелюбия, которую также можно наблюдать у эмоционально здоровых женщин Lachesis и Medorrinum.

Вольнодумство и феминизм

Ignatia можно назвать самым сильным из всех женских типов. Здоровые Ignatia естественным образом завоевывают авторитет, основанный на необы­чайно высокой степени самообладания, сочетающейся с острым умом. Обыч­но они склонны к скепсису и свободомыслию, являясь сторонницами наибо­лее глубоких и одновременно наиболее прогрессивных с их точки зрения идей.

Очень часто такие женщины добиваются больших высот в образователь­ной и профессиональной сфере. В моей практике мне встретились три женщи­ны Ignatia, работающие на радио, и все три работали или стремились рабо­тать над передачами, которые «расширяли бы кругозор» слушателей. Одна из этих женщин изучала в университете буддизм и одновременно — санскрит, а другая — влияние индийской философии на культуру индийских женщин XVIII столетия.

Подобно многим женщинам Ignatia, она ощущала потреб­ность защищать права своих более слабых сестер и высказывалась в духе феми­низма. Очень многие женщины Ignatia являются сторонницами феминистских идей, поскольку они сами не менее решительны и сильны, чем мужчины (у многих из Ignatia эти качества выражены гораздо сильнее, чем у большинства мужчин). И неудивительно, что доминирование и высокомерие мужчин по отношению к другим женщинам приводит их в ярость.

Незащищенность и плохое настроение

Однако большинство пациенток Ignatia имели опыт эмоциональных травм в детском и подростковом возрасте. Эти люди настолько чувствительны, что даже «обычные» ситуации, на которые другие не обращают внимания, могут вызвать у них чувство эмоциональной незащищенности. Например, родители ребенка Ignatiaмогли любить друг друга, однако со временем их любовь перешла в привычку и они стали более скупы на проявление чувств друг к другу. Подобное случается в большинстве семей, однако гиперчув­ствительный ребенок Ignatia может воспринять это (хотя и подсознательно) как угрозу, так как необходимый ему поток любовных чувств стал иссякать.

Дети Ignatia особенно остро переживают чувство заброшенности, покину­тости. Любопытно, что индивидуумы с врожденной типологией Ignatia словно намеренно притягивают к себе обстоятельства, провоцирующие именно это чувство. Они могут остаться сиротами и воспитываться в семье заботливых людей, которые тем не менее не в состоянии будут понять тон­кую душу девочки, либо один из родителей будет проявлять холодность и неприветливость.

Другие индивидуумы, оказывающиеся в сходных обстоя­тельствах, вырастают в Natrum muriaticum. Все же, по-видимому, конститу­циональный тип имеет врожденный характер, а обстоятельства жизни могут повлиять лишь на то, насколько психологически здоровым представителем того или иного типа станет данный человек.

Если ребенок Ignatia однажды пережил сильную обиду, он уже никогда никому не будет доверять. Раненое сердце окружается защитным слоем, эмоциональной рубцовой тканью, которая с каждой последующей травмой все больше утолщается. Сначала этот защитный слой выражается только в гневе и негодовании, вспыхивающих всякий раз, когда Ignatia чувствует себя отверженной, униженной или брошенной (Кент: «Гнев от возражений»).

В эти моменты обычно нежная Ignatia становится Снежной королевой с под­жатыми губами, хранящей ледяное молчание и лишь изредка разражаю­щейся язвительными репликами. Наверное, Шекспир имел в виду женщину типа Ignatia, когда сказал: «Обиженная баба хуже войны». Аналогично женщинам Sepia, Nux vomica и Lachesis, взбешенная Ignatia может прибе­гать к мести (Кент: «Ярость, заставляющая совершать ужасные поступки»), однако чаще Ignatia просто вычеркивает обидчика из своего сердца и пере­стает замечать его. Индивидуумы Ignatia весьма склонны разделять все на белое и черное (обычно эти цвета чаще всего можно увидеть в их одежде). Они либо обожают вас, либо ненавидят, а уж если они вас возненавидели, то скорее всего они исключат вас из своих эмоциональных переживаний и перестанут замечать, если эта ненависть связана с глубокой обидой, кото­рую они предпочтут забыть, и забыть вместе с обидчиком.

Ребенок Ignatia выражает чувство незащищенности через капризность. Большую часть времени они радостные и оживленные, однако малейший инцидент, который менее чувствительные натуры могли бы и не заметить, провоцирует в них ощущение, что их не любят, — а это ощущение является ключевым фактором, дестабилизирующим психику Ignatia.

Достаточно та­ких пустяков, как поднятый родителями шум по поводу дня рождения сестры или отсутствие ожидаемого подарка за какой-то успех в школе. В подобных ситуациях дети Ignatia склонны к демонстративной мрачности и уходу в себя, одновременно преследующих две цели — наказать обидчиков и привлечь к себе максимум внимания (Кент: «Угрюмая замкнутость», «Детс­кая капризность», «Всякий раз, когда она встречает противодействие или противоречие, у нее возникает желание остаться одной, чтобы в одиноче­стве предаться размышлениям о противоречиях в ее жизни»).

Когда обиду чувствует ребенок типа Natrum muriaticum, он тихо уходит в себя, всячески стремясь показать внешне, что « все в порядке ». В противоположность ему, ребенок Ignatia демонстративно отвернется от родителей и бросится в свою комнату, хлопнув дверью, из-за которой до ошарашенных родителей, абсо­лютно не ожидавших такой реакции, может долететь возмущенный крик: « Не подходите ко мне! Вы меня не любите!».

Безответная любовь

По мере взросления склонность подростков Ignatia к проявлению бурных и изменчивых эмоций еще более возрастает, отчетливо выделяя их среди свер­стников. Девушка Ignatia может приставать к одноклассникам и в конце концов безумно влюбиться в одного из них. Большинство подростков Ignatiaосознают свою ранимость и избегают серьезных отношений, пока не получат достаточных подтверждений взаимности своих чувств. Если же лю­бимый отвернется от них, горе Ignatiaне будет знать границ, далеко выходя за рамки истинной значимости этого события (Кент: «Болезни от несчаст­ной любви»). Естественно, что так может произойти только в том случае, если, вступив во взаимоотношения с любимым, Ignatia снимет часть защит­ного барьера со своего сердца, прикрывавшего его в течение большей части ее жизни. В этом уязвимом состоянии ощущение брошенности вызовет по­давленную ранее боль прежних обид, и такая девушка вновь почувствует себя брошенным ребенком, которого никто не любит.

В такие моменты девушка Ignatia полностью теряет над собой контроль и разражается безутешными рыданиями. Она теряет аппетит, по неделям ни­чего не ест (а если ест, у нее может возникнуть рвота), постоянно прокру­чивая в своей голове мучительные воспоминания о своей потерянной любви, к которой она страстно желает вернуться (Кент: «Несмотря на все ее стара­ния отвлечься, горе буквально разрывает ее на куски»). Малейшие попытки заговорить с ней о ее чувствах вызывают потоки новых слез, полные отчая­ния слова о том, что она хочет умереть. Некоторые Ignatia в этом состоянии могут выпить повышенные дозы снотворных или других препаратов и даже на самом деле совершить самоубийство, так как боль их сердца кажется им непереносимой.

Женщины Ignatia часто склонны влюбляться в мужчин, которые не могут ответить им взаимностью. Это могут быть женатые мужчины или просто недоступные для них люди. Кент в своих лекциях отмечает эту тенденцию Ignatia влюбляться в женатых мужчин или людей «совершенно иного кру­га».

Все люди склонны снова и снова притягивать к себе обстоятельства, воспроизводящие ситуацию раннего детства и способствующие имитации взаимоотношений со своими родителями. По-видимому, это связано с под­сознательными попытками залечить старые раны, «переписав страницу на­бело». Склонность Ignatia влюбляться в недоступных мужчин можно, таким образом, расценить как отражение ее детства, когда ее любовь к родителям не находила достаточной взаимности.

Паники

В периоды эмоциональных срывов пациентки Ignatiaчасто склонны к панике. Она ощущает себя уязвимой, чувствует потерю контроля над собой, и это вызывает в ней нарастающий страх сойти с ума. Удивляет та быстрота, с которой лекарство восстанавливает спокойствие и стабильность психики таких пациентов. Одна капля под язык прямо в кабинете врача — и спустя несколько секунд мучительная тревога на лице сменяется расслабленным и даже заинте­ресованным выражением.

Под действием стресса у Ignatia могут развиться многие фобические со­стояния. Они могут быть напрямую связаны с психотравмирующими пере­живаниями, спровоцировавшими срыв. Например, разрыв с любимым про­изошел во время поездки в автобусе, и после этого каждый раз поездка в автобусе начинает сопровождаться безотчетным ощущением тревоги.

Паци­ентка может не осознавать причину своей тревоги, тем более что она может выявиться не сразу, а спустя недели и даже годы после психотравмирующего события, а пусковым моментом ее появления может послужить какой-то иной стресс. По мере стабилизации состояния пациентки фобия может уменьшаться, однако иногда этого не происходит и она остается в подсоз­нании никогда не заживающей раной.

Горе

Когда гомеопат сталкивается с необходимостью лечения глубоких или слиш­ком длительных реакций на горе, основными препаратами, приходящими на ум, будут Ignatia и Natrum muriaticum. Психодинамика обоих препаратов очень схожа: для обоих характерно чувство недолюбленности в детстве (кото­рое может быть подсознательным), а реакции горя чаще всего связаны со старыми психотравмирующими событиями потери любимых — в результате того, что их отвергли или бросили.

Пациентки Natrum muriaticum лучше кон­тролируют себя и обычно страдают молча, тогда как женщины Ignatia обычно теряют контроль над собой, по крайней мере в самом начале. Первой реакци­ей Ignatiaна потерю будут истерические рыдания, соответствующие острому психологическому шоку. Они сменяются долгими неделями периодов эмоцио­нальной нестабильности, когда вспышки рыданий и гнева чередуются с перио­дами тихих (но очень мучительных) переживаний. Как и Natrummuriaticum^ Ignatiaбудет прятать свою душевную рану от людей (Кент: «Хуже от утеше­ния», «Отвращение к компании»). Однажды покинутая, она не рискует ис­кать утешения у людей. Однако временами Ignatiaчувствует себя в одиночестве гораздо хуже, особенно в острой стадии горя.

Будучи покинутыми или пережив потерю любимого человека, представи­тели любого конституционального типа могут оказаться в состоянии Ignatia. Основными признаками этого состояния будут неконтролируемый плач, быстрая смена эмоций, тошнота, рвота и потеря аппетита, с ощуще­нием пустоты в области желудка, которую невозможно заполнить, а также ощущением кома в горле. По мере того как горе становится хроническим и переходит в подсознательную тоску, которая накатывает, только когда че­ловек вспоминает о своей потере, более подходящим лекарством становится Natrum muriaticum. Другими словами, Ignatiaбольше подходит для острой реакции на горе, a Natrum muriaticum — для его хронических последствий.

Одним из характерных, хотя и относительно нечастых проявлений реакции Ignatia на горе является истерия.

Медицинский термин «истерия» означает появление в ответ на эмоциональный стресс признаков, имитирующих физи­ческие симптомы. В этом смысле Ignatia является, возможно, основным исте­рическим лекарством. Однако, как замечает Кент в своих лекциях, Ignatia вряд ли будет помогать тем истеричным субъектам, которые сознательно совершают эксцентричные действия с целью привлечения внимания. Подобные индивиду­умы нуждаются в других лекарствах, для которых характерна большая степень психической дезорганизации, например Moshus или Lilium tigrinum.

Истерические реакции Ignatia обычно сопровождаются неврологической сим­птоматикой — судорожными припадками, спазмами, онемением и т. п. Совсем недавно мне пришлось столкнуться с подобным случаем — у девочки-подростка возникла преходящая слепота, сопровождающаяся быстрыми непроизвольны­ми подергиваниями глазных яблок. Она была осмотрена окулистами, которые и пришли к заключению об истерическом характере ее симптомов, связанных со стрессовой ситуацией, так как они не имели органической причины. Во время приема девочка показалась мне достаточно разумной. Она была очень рассудительной для своего возраста (12 лет), но совершенно не могла объяс­нить, с чем могла быть связана столь драматическая реакция. У нее были забот­ливые родители, при этом не удавалось выявить явных эмоциональных травм, подтверждающих истерический характер ее симптомов. Тем не менее она сказа­ла, что несколько месяцев чувствует некоторое напряжение и тревогу, признав, что степень этой тревоги явно связана с возникновением слепоты.

Из разговора с родителями стало ясно, что отец явно зациклен на своем бизнесе и лишь небольшое количество времени проводил с семьей. Даже когда он бывал дома, его мысли по-прежнему были заняты бизнесом и дочь почти не имела реально­го общения с отцом. В свою очередь, ее мать страдала серьезным хроническим заболеванием, которое все больше мешало ей оставаться собой. В довершение всего пациентке было плохо в школе, так как ее чувствительная, утонченная натура с трудом могла находить общий язык с остальными детьми, выходцами из простых семей. Ее дразнили «воображалой» и никто с ней не дружил. Другими словами, хотя и не удалось обнаружить какого-то явного психотрав-мирующего события, которое могло бы объяснить появление истерических сим­птомов, было очевидно, что девочка испытывает хронический недостаток про­явлений спонтанной любви, которые могут исходить только от относительно расслабленных и удовлетворенных жизнью родителей.

Невидное на первый взгляд, непреднамеренное отвержение со стороны родителей усугублялось не­прикрытой травлей со стороны одноклассников. Одна или две дозы Ignatia 10м быстро устранили ее глазные симптомы, а степень стресса уменьшилась после перевода ее в более интеллигентную школу, а также благодаря тому, что отец стал уделять больше внимания своей семье.

Желчность и мужеподобность

Когда пациентка Ignatia оказывается отвергнутой своим возлюбленным (или ей начадает так казаться), она очень часто становится желчной и даже мстительной (Кент: «Последствие унижения», «Сварливый», «Гнев с тихим горем»)..При этом она быстро закрывается дымовой завесой обвинений в нечеещости, жестокости, подлости и эгоизме в адрес обидевшего ее челове­ка. Это негодование призвано понадежнее скрыть от самой себя лежащее на самом дне ее души ощущение того, что она недостойна любви. И обстоя­тельства жизни в очередной раз подтверждают это ощущение.

Крайне уяз­вимая Ignatia очень чувствительна к любой форме отвержения, независимо от истинной значимости конкретных событий. Если какая-либо встреча с нужным ей человеком срывается и ее ставят в известность лишь кратким уведомлением, ее гневная реакция будет очень бурной и она постарается ясно дать понять, что крайне возмущена. Ярость Ignatia вполне можно унять, но для этого нужны, во-первых, извинение, а во-вторых, очевидная демонстрация уважения и симпатии — двух чувств, потребность в которых Ignatia испытывает особенно остро.

Те женщины Ignatia, чья жизнь особенно изобилует неприятными события­ми, становятся жесткими и желчными. Причем чем больше нарастает их жес­ткость, тем больше они становятся похожи на мужчин. По-прежнему нужда­ясь в признании и не имея возможности и далее оставаться столь эмоциональ­но уязвимыми, жесткие женщины Ignatia стараются завоевать внимание пуб­лики доминированием над другими.

Они любят командовать, очень раздра­жительны, а вспышки их гнева заставляют дрожать от страха даже крепких мужчин. Для повышения чувства собственной значимости жесткие Ignatia ста­новятся амбициозны и стремятся к максимальной известности. Это женщины, жестко ориентированные на карьеру, которые успешно сражаются с мужчи­нами на их собственном поле — в сфере интеллекта и в духе соперничества.

Чем больше мужских черт появляется в облике Ignatia, тем больше она пола­гается на силу интеллекта. Она старается производить впечатление остротой своего ума. Увенчанные академическими степенями, Ignatia обычно очень гор­дятся своими регалиями и никогда не упускают возможности перечислить все свои титулы. Это придает им ощущение собственной значимости, которое стоит для Ignatia на втором месте вслед за ощущением, что их любят. В совре­менном обществе, в котором доминируют мужчины, обычно легче добиться общественного положения с помощью интеллекта, чем с помощью искусства или ремесла. Кроме того, погружаясь в мир чистого интеллекта, Ignatia мо­жет убежать от болезненных переживаний. Таким образом, многие Ignatia становятся интеллектуалками, что достаточно легко для этого исходно склон­ного к аналитическому мышлению и обладающего острым умом типа.

Чем больше мужских черт приобретает Ignatia, тем легче спутать ее с Nux vomica yкоторый, хотя и является преимущественно мужским лекарственным типом, тем не менее может встречаться и у некоторого числа женщин. Оба типа решительны, работоспособны и агрессивны, а многие женщины Nux vomica также ориентированы на интеллект. Оба типа предпочитают мужской стиль одежды, преимущественно костюмы, короткие стрижки, во всей их позе ощущается некоторая напряженность и «строевая» выправка.

Чтобы разли­чить эти два типа, гомеопату необходимо копнуть чуточку поглубже. Напря­женность Ignatia отличается некоторой хрупкостью, поскольку это не более чем броня, созданная, чтобы защитить слишком чувствительное сердце. Так, для Ignatiaболее характерны оборонительные реакции и склонность взрывать­ся при малейших признаках противодействия или недостаточно восторжен­ной оценки. Женщина Nux vomica более уверена в себе и своих силах, поэтому она может спокойно проигнорировать мнение других. Жесткая Ignatiaвсе равно во многих случаях сохраняет потребность в любви и может открыть свое сердце другому, а если она почувствует отвержение, это приведет к срыву. (Внешний облик типичных представителей этих двух типов довольно разный, что помогает в проведении дифференциального диагноза.)

Другой тип, с которым легко можно перепутать жесткую Ignatia — это Natrum muriaticum. Здесь сходство гораздо ближе в силу схожести психики. Основное отличие — большая изменчивость состояния Ignatia. Она легко взрывается слезами или гневом, тогда как Natrum muriaticum будет скрывать свои чувства внутри. Оба типа ищут признания за счет карьерного роста, однако обычно женщин Ignatia больше привлекает престиж, власть, началь­ственные должности, тогда как Natrum muriaticum вполне достаточно видеть эффективность и нужность своей работы.

Престиж

Эмоционально уязвимые женщины Ignatiaпочти все время заняты одним — укреплением своего шаткого чувства собственной значимости. Она будет расшибаться для друзей в лепешку, но ровно до тех пор, пока будет ожи­дать от них чего-либо взамен — либо в виде словесного выражения призна­тельности и восхищения, либо в виде ощущения надежного тыла на непред­сказуемое будущее.

Правда, поскольку ее никогда не покидает ощущение старой эмоциональной травмы, она будет очень осторожна, прежде чем, в свою очередь, воспользоваться помощью, и обычно вначале удостоверится, помните ли вы, как она вас когда-то выручила. А вот перечисление имен своих влиятельных знакомых — любимый способ Ignatia зарабатывать себе авторитет. Женщина Ignatia обладает природным обаянием и часто выглядит очень эффектно. Ее внешность, утонченность и умение подать себя позволяют ей действительно добиться контактов с влиятельными людьми, и если ей и не удается стать полноправным членом высшего общества, она покрайней мере может похвастаться личным знакомством с его представи­телями. Я знал несколько женщин Ignatia yкоторые регулярно и по малей­шему поводу старались проникнуть к тому или другому известному челове­ку, а одна подобная женщина хранила у себя целую подборку вырезок из прессы, где она была сфотографирована с различными знаменитостями.

Обычно Ignatia бывают очень контактными людьми. Здоровые Ignatia с удовольствием разделяют свой энтузиазм с другими и бывают очень отзыв­чивы. Более уязвимые Ignatia часто используют общественные связи в каче­стве источника одобрения и поддержки. Ежедневник такой женщины обыч­но бывает до отказа заполнен встречами, вечерами и банкетами, позволяю­щими ей общаться с максимально возможным числом людей.

Бывая на лю­дях, она излучает очарование, собирая дань восторгов и восхищения, пре­имущественно от представителей противоположного пола. Ignatia очень за­висима от положительной оценки окружающих и часто напрашивается на комплименты, которые ей, возможно, и не собирались говорить. (Образы героинь, которых играет актриса Диана Китон, часто соответствуют типич­ным Ignatia, и она прекрасно передает их самые характерные черты.)

Драматизм

Ignatia— один из наиболее склонных к драматизации и «театральности» типов. Многие из женщин Ignatiaс пользой для себя находят применение этому качеству на сцене. Театральная игра во многих отношениях идеально подходит для этого типа, так как в ней оказываются востребованы естествен­ные для него эмоциональный драматизм и тщеславие. Актеру нужна ауди­тория, a Ignatia с раннего детства учится использовать свое окружение — маленькую аудиторию, завоевывая у нее одобрение и любовь либо наказы­вая ее за свои несчастья.

Даже когда у нее все хорошо, уязвимая Ignatia будет драматизировать свои чувства, чтобы получить отклик от тех, кто в данный момент оказался рядом, одобрительный отклик, который говорил бы ей: «Да, ты очаровательна, и я тебя люблю». Уязвимая Ignatiaбудет хвастаться своим счастьем, раздувать его, чтобы она могла показаться ка­кой-то особенной и потому заслуживающей любви. (Похожие вещи могут делать женщины Natrum muriaticumи Phosphorus.) Если Ignatiaполучает комплимент или простое одобрение, она приходит в исступленный восторг и может даже хихикать от счастья. (Хихиканье вообще очень характерно для Ignatia.) С другой стороны, малейшая негативная реакция (или равно­душное отношение) со стороны аудитории вызывает смятение и даже деп­рессию или гнев. Ignatia стремится казаться исключительной и большую часть времени тратит на получение одобрения.

Утонченность

Здоровая Ignatia обычно бывает весьма утонченной особой. Ее утончен­ность представляет собой сочетание интеллектуальности и художественно­го/артистического дара. Она одинаково хорошо владеет математическим анализом и интуицией. В этом Ignatia напоминает Silicea, а также Sepia. Оставаясь очень эмоциональными личностями, здоровые Ignatia обычно больше интересуются вопросами о смысле человеческой жизни (а также жизни растений и животных), чем теоретическими науками, мало связан­ными с ее ощущением бытия. Поэзия, метафизика и антропология являются основными областями ее интересов, а также питание, здоровье и эзотерика. Здоровая женщина Ignatiaсклонна избегать «сухой теории» математики, физики, механики и экономики, оставляя их на откуп чисто рациональным типам, а также мужеподобным Ignatia. He то чтобы она не может понять премудрость этих наук, нет, они просто не привлекают ее интуитивную, чувствительную натуру.

Здоровая Ignatia также очень разборчива в своих социальных контактах. Обычно она очень вежлива и очаровательна и не допускает даже намека на вульгарное поведение. Благодаря способности глубоко чувствовать она мо­жет создать вполне ясную систему ценностей, в которой одинаково высоко стоят уважение и понимание.

Подобно Silicea, Ignatia сочетает в себе дели­катность с очень сильным чувством собственного «я», а также с высокой шкалой личных этических норм. (Чувство личного «я» у Ignatia выражено даже сильнее, чем у Silicea, так как, в отличие от последнего типа, ей не мешает избыток робости и нерешительности.) Обычно женщины Ignatiaбы­вают достаточно прямыми людьми, несмотря на всю свою деликатность, и если ей приходится поступиться собственными принципами, она быстро начинает смущаться и злиться на себя. Лишь по мере нарастания жесткости в характере Ignatiaстановится менее разборчивой в средствах и принимает более низкую планку этических стандартов. Впрочем, даже тогда Ignatia старается не нарушать своего слова и требует соблюдения слова от других, так как она не выносит обмана и нечестности.

Цельность личности Ignatia столь высока, что многие из них буквально заболевают, если не могут следо­вать собственным моральным принципам. Однажды я лечил одну молодую женщину от очень сильных вегетативных пароксизмов, сочетавшихся с при­ступообразным подъемом температуры. Эти симптомы начались внезапно после путешествия по тропическим странам, а соединение психологических и физических симптомов очень мешало постановке диагноза.

Немного застенчиво она рассказала мне, что непосредственно перед тем, как началось ее заболевание, у нее случился «курортный» роман с одним человеком, членом ее туристической группы. С ее точки зрения, этот человек не имел каких-либо особых достоинств, и она не слишком горевала после расставания с ним, однако после этого она заболела. Со смущенным видом она подтвердила, что дома у нее были давние отношения с другим человеком, которые она, как теперь поняла, не имела права подвергать риску. Получа­лось, что ее романтическое приключение настолько подорвало ее уважение к себе, что она даже заболела от этого. В конечном счете ей был поставлен диагноз вирусного гепатита, однако я был уверен, что время начала ее заболе­вания не случайно совпало с окончанием ее романа. В результате назначения Ignatia 10М ее вегетативные приступы и подъемы температуры быстро ушли, а сменила их сильная робость, потребовавшая назначения China.

Внешность

Внешне Ignatia разделяется на два подтипа, хотя между ними существует много переходных форм. Более утонченные Ignatia очень худощавы, с длин­ными тонкими костями. Мужеподобные Ignatia тяжеловеснее и имеют склонность к полноте. По мере усиления мужских черт в характере Ignatiaу нее появляется все больше волос на теле и лице. Оба типа чаще бывают брюнетками, хотя среди Ignatiaпопадаются и более светловолосые, даже чистые блондинки. Лицо скорее имеет треугольную, нежели округлую фор­му, а скулы обычно посажены довольно высоко, что отчасти объясняет спрос на женщин этого типа в модельном бизнесе.

Ресницы длинные и нежные, нос прямой или орлиный, свидетельствующий о сильном и остром уме. Одной из наиболее заметных внешних особенностей Ignatia являются ее губы, которые бывают очень пухлыми, однако всегда четко очерчены, слов­но резцом, что отражает одновременно интенсивность эмоционального мира и утонченность. В отличие от Sepia, волосы у Ignatia обычно бывают густыми и вьющимися, отражающими более страстную натуру. (Хорошим примером женщины Ignatia, как в отношении внешности, так и примени­тельно к характеру, является английская комедийная актриса Элеонора Брон, а также киноактриса Барбара Стрейзанд.)