Indium metallicum (Loukas)

Человек становится как машина, с чувством долга, с чувством ты должен

doma

Химиотерапия у раковых больных

Случай. Это молодая женщина, возраст 31 год. Она худощавая, замужем, работает архитектором-дизайнером. Впервые обратилась в марте 2003 года с жалобами на приступы потери сознания с судорогами, с прикусыванием губ и языка, на бесплодие. Первый приступ потери сознания, с судорогами, произошел в январе 2002 года после большой физической и эмоциональной нагрузки. Через 3 месяца — второй приступ. Он также наступил после сильного переутомления. После экзацербации – оглушенное состояние 1-2 дня.

Длительное время — общая слабость. После рецидива, приступы возникали чаще, стали более регулярными, приблизительно раз в месяц, после любой нагрузки. Пациентку неоднократно госпитализировали, проводила стационарное лечение. Был поставлен диагноз «эпилепсия» и назначен препарат фенлепсин. Последний приступ был в марте за неделю до первого моего осмотра. Сведения из рассказа пациентки. Ауры не чувствует. Общий для всех припадков — это то, что перед ними она чувствовала такую резкую слабость организма, как будто ей не хватает жизненных сил.

Она — педантичный человек, дотошная в работе. Много работает с компьютером. Чувствует, что «компьютер изматывает ее нервы и высасывает ее соки». Она сказала: «я придаю большое значение мелочам, поэтому любая работа отнимает у меня много сил». Гинекологические проблемы начались у нее с 1993 года. Тогда она жила вместе с будущим мужем, они были еще студентами, и забеременела. Муж настаивал на аборте.

Она очень переживала, но пошла на это. Описывая это она говорит: «я до сих пор живу с этим осадком и с этой виной». После аборта она постоянно лечилась от воспалительных заболеваний. Применяла массу антибиотиков и процедур. Потом вышла замуж за того же партнера. В 1995 году – интоксикация, которая привела к сильному истощению, интоксикации, обезвоживанию, развитию панкреатита. Утеряла аппетит, сильно похудела. Дефицит массы тела сохраняется до сих пор. Она сказала: «…когда у меня есть аппетит, это меня пугает. Неужели мой организм хочет кушать!!».

В 2000 году — неудачная беременность, закончившаяся сильным кровотечением. После 2000 года она редко чувствовала себя нормальной и здоровой. Ощущала постоянные ноющие боли, с обострениями, в нижних отделах живота, с различной иррадиацией. Часто обращалась к врачам, после обследований поставлен диагноз: «генитальный эндометриоз. Эндометриоз яичников, спаечный процесс в малом тазу. Бесплодие 2 ». В 2002 году перенесла лапараскопическую операцию по устранению спаек в малом тазу.

Детство у нее было очень хорошее, даже прекрасное. Родители ее любили, очень хвалили. Она говорит: «я помню, как я была постоянно с папой. И как я с ним делала домашние дела. Я люблю кропотливую работу. Вообще я когда-то хотела пойти работать на ювелира. Я люблю тонкие работы».

С первого класса занималась спортом: легкой атлетикой, бегом с препятствиями на длинной дистанции. Ей было интересно. Школу окончила с медалью. Она любила решать сложные задачи, и сейчас ей нравится решать сложные дизайнерские задачи, особенно, когда другие не могут этого сделать. В 18 лет — первый половой акт ( когда она уехала в институт и жила в общежитии). Акт был с легким насилием. Партнер был намного старше нее.

Ей было это не приятно. Кричать не могла, боялась, и долго не могла прийти в себя. Следующий половой акт был с ее будущим мужем, через полгода после первого. Страсть вспыхнула довольно бурно. Затем, постепенно, стала чувствовать, что это не та жизнь, о которой мечтала. Она мечтала о детях, о хорошей семье, о хорошем муже, быть реализованной женщиной…. Говорит: «в тяжелые моменты я не ощущаю поддержки со стороны своего мужа. Мне кажется, что мы с ним живем параллельно. У него тяжелый характер. Он летает в облаках. Он эгоист, пуп земли». Она во многом уступает мужу. Постоянные ее недомогания и болезни его раздражают. Она чувствует, что муж недооценивает ее возможности и она не реализовывала себя. Не занимается любимыми делами дома. Муж – художник, и постоянно работает на дому. Их однокомнатная квартира – это его мастерская. Он постоянно завет и «дергает» ее, чтобы посмотрела и оценила его работы, высказать свое мнение, а она, в свою очередь, боится ему возразить.

В 1997-98 годах был очень тяжелый для нее период. Повесился их общий друг. У мужа на фоне этого была сильная депрессия. Он лечился у психотерапевтов, и очень медленно выходил из этого состояния. Она за ним ухаживала и постоянно делала все, что он требовал от нее. Сообщила также: «мой муж взрывной, постоянно ругается. Он холерик. Его слишком много. Он быстро двигается, громко говорит, громко слушает музыку.

У меня сменялся круг друзей. Наши друзья – это его друзья. Я не общаюсь со своими старыми друзьями, практически изолирована от них. Уже долгое время у меня нет близких подруг, с которыми можно поделиться, поплакаться. Мои родители меня очень любят, но я им ничего никогда не рассказывала. У мамы слабое сердце и отец очень болен. А муж хочет, чтобы я постоянно была дома, рядом с ним. Он постоянно не доволен, если я куда-нибудь ухожу, и, к тому же, я сама боюсь его оставить, потому, что сложилось впечатление, что его депрессия может вернуться. Секс с ним — без особого удовольствия.

Я стараюсь его избегать или находить какие-то причины, чтобы не заниматься этим. Такое состояние наступило в 1997 году, когда мой муж был на грани самоубийства из-за депрессии. Занятие сексом нужно было только для его выздоровления, для его терапии (так мне говорили). А мой муж ревнив. Раньше я всегда радовалась, когда к нам кто-то приходит, была способна на любые жертвы для других. Это его раздражало, и я стала делать не то, чего я хочу».

Она рассказывала о том, что в детстве у нее повторялся один и тот же сон после одного случая, который врезался в ее память.

«Мы ехали домой, в транспорте, мама меня держала на коленках. Рядом с нами сидел мужчина. Он со мной разговаривал, спрашивал, и я ему отвечала. Когда мы приехали домой, меня папа очень сильно ругал, как я смогла с чужими людьми разговаривать, а вдруг они окажутся плохими …». Это было на самом деле, но, после этого, ей часто снится один и тот же сон, который очень беспокоит ее « … звонок в дверь. Взламывают дверь. Мужчины убивают меня и моих родителей. Я вижу этот процесс. Я вижу их убитыми. Я убита тоже. Это было очень страшно».

Анализ случая

Анализируя настоящую историю болезни, мы можем найти в ней много ключевых симптомов для разных гомеопатических препаратов. Однако если возьмем эту историю болезни в целом, и исследуем ее с точки зрения психоанализа, то увидим, что это больная была счастливым ребенком, и жила в свое удовольствие. Она радовалась своим успехам в спорте, хорошо училась, окончила школу с медалью.

Ее любили родители, у нее было много друзей, она приносила им радость. Она имела много планов на будущее: хотела продолжать жить счастливо, независимо, быть востребованной, реализованным человеком с полноценной семей. Кроме того, это человек творческий, тонкой натуры.

И вдруг она сталкивается с физическим и моральным насилием, непорядочностью, отсутствием поддержки, другими трудностями жизни. И это на длительный и неизвестный, бесконечный период времени. Это больная оказалась в очень неприятном положении, в котором вынуждена находиться. И из него нет выхода кроме, как заболеть. Она чувствует, что она должна делать все, что ей не нравится. Лишена эмоций, ей все равно. У нее все в жизни происходит механически и, конечно, описанный сон, скорее всего имеет отношение к ее проблемам. Больная получила препарат Indium metallicum 200СН.

Через месяц после приема препарата приступы не возобновлялись, она чувствовала себя неплохо, состояние дискомфорта уменьшилось, аппетит стал лучше. Снов не помнит. Рекомендовано продолжать принимать Indium met. Через 5 месяцев она пришла и сказала:  Я хорошо себя чувствую. Приступов за этот период не было. Такой усталости как было раньше, сейчас уже нет. Пропала плаксивость.

Я стала свободно выражать собственное мнение, проявлять свое недовольство, даже друзья заметили, что я стала «капризной», иногда агрессивной, быстро реагирую, особенно на мелочи, «палец в рот не клади». На работе я стала с жесткостью разговаривать с инструкторами, с легкостью говорю им, что они не правы. Я стала возражать мужу, возмущаться, появилось желание что-то изменить, что-то сделать». Кроме этого, она сообщила о том, что уменьшила дозу фенлепсина в два раза, стала реже его принимать. У нее возникло внутреннее ощущение, что приступов больше не будет. Окрепло желание продолжать прием этого гомеопатического препарата.

На контрольном осмотре через полгода ( март 2004 г.) больная сообщила о том, что приступов эпилепсии за этот период не было, она чувствует себя прекрасно, активная, полна энергией. Она взрывная, но быстро отходит. Уже месяц как она не принимает фенлипсин. Она говорит: «Мое состояние сейчас не как раньше. Я сейчас равнодушно смотрю на те вещи, которые раньше расстраивали меня до слез».

У нее возникло масса творческих желаний, она четко видит цели и пути к их достижению, но тяжело реагирует на изменения планов. С мужем по-прежнему конфликтует. Она стала более свободно выражать свое отношение к тому, что ей не нравится, при этом у нее не возникает чувства вины как раньше. У нее сохраняются болезненные менструации. Она говорит: « Мне по-прежнему не хочется заниматься с ним сексом. Я уже давно не чувствую такой потребности. Мне кажется, что я смогла бы забеременеть, только не от этого мужчины ». В конце приема она с улыбкой сообщила: « Мне непонятны изменения, происходящие со мной. Мне становится хорошо, но я не понимаю, почему это со мной происходит». И далее рассказала один сон, который снился ей недавно: « Я дома у родителей. Помогаю им в ремонте. Приехала к ним на красивом мотоцикле, красном современном мотоцикле. Оставила у дома, и его украли. Я его не нашла. Когда проснулась, спрашиваю у мужа: где мой мотоцикл, наверно его украли. И потом я сразу поняла, что это был сон. Мой муж был удивлен ».

На вопрос: «что обозначает этот сон для вас?» Она ответила «… во сне было приятно, что у меня такой красивый, красный мотоцикл. Я люблю скорость, люблю риск, хотя это не подходит к моей внешности. В детстве мой дядя прокатил меня на мотоцикле. Я помню, какой восторг был от скорости, ветер в лицо, много адреналина ». Учитывая изменения в картине проявления болезни, я поменял прописи препарата, и назначил следующие лекарства (в пределах одной миазматической группы): Tuberculinum 1000 СН, и Argentum phosphoricum natranatum 1000 СН. Лечение продолжается.

Заключение

Применение препарата Indium metallicum в данном случае полностью ликвидировало эпилептические припадки, изменило психоэмоциональную сферу этой больной. Она стала более открытым, более свободным человеком, который может выражать свои ощущения без страхов и без повышенного чувства вины. Кроме того, этот препарат уменьшил степень контроля у пациентки, появилась характерная картина туберкулинового миазма, которую подтверждают поведение и сны больной. Малоизвестный препарат Indium metallicum является важным препаратом в нашей практике.

Психопатология этого лекарство присуща тем обществам, где власть подавляет чувства человека. Человек становится как машина, с чувством долга, с чувством «ты должен». Как правило, такие люди не способны к творчеству, или делать то, что им хочется. Это субъекты, которые жили или живут долгое время под диктатом. Это состояние политзаключённого, брошенного в тюрьму на длительное время при гнилом диктаторском режиме. Это состояние полного отсутствия любви. Оно включает в себе и сексуальный смысл: (мой хозяин пришел, мой хозяин хочет…). Это когда мужчина не является объектом возбуждения для женщины и ей становится все равно, все однообразно, все то же самое.

Препарат показан людям, которые находятся в очень неприятном положении, из которого у них нет выхода. Они вынуждены в нем находиться. Это пенсионеры, у которых ничего не осталось (без работы, без детей, нет интереса к жизни). Это состояние брошенных стариков в домах для престарелых. Это пребывание на нелюбимой работе, но уйти некуда. Об Indium необходимо думать, когда проводят сеансы химиотерапии у раковых больных. Эти люди очень подавлены, желают смерти. Им ничего не хочется. Апатия властвует. После приема препарата, они становятся жизнерадостными, видят какой-то свет, появляется какой-то смысл в жизни.

Состояние Indium имеет прямое отношение к так называемым традициям в браке, например у женщин Востока, из-за которых их жизнь становится ужасным кошмаром. Indium — состояние может встречаться среди животных, заброшенных в клетках в зоопарках. Эти животные, которые предназначены для других целей, оказались по какой-то причине жертвой человеческого обращения на всю жизнь. Как эти животные чувствуют себя в этих клетках!!!

При таких состояниях, когда все чувства притупляются, животное или человек становится апатичным, ничего в жизни его не интересует, ему все равно жить или умереть, на помощь приходит препарат Indium metallicum.