Kalium bromatum (Sankaran)

sluz

Я люблю, чтобы совесть была чистой

Миссис А. Ф., женщина тридцати одного года, родилась и выросла в Европе. Замужем за индусом, живет в Индии. Она была у меня на консультации 14.08.95 по поводу постоянной скованности затылка, распространяющейся на область между лопаток. Она также жаловалась на вялость, апатичность, недостаток сил для движения и чувство, что ее «нельзя беспокоить».

Другие жалобы, которые она перечислила в анкете, были страх или отвращение к рутинной работе, неспособность «полностью расслабиться» и наслаждаться сексом, боль в спине и острая боль в области грудины. У нее был очень мелкий, аккуратный и четкий почерк, она почти не оставила свободного места в анкете.

П: Я ненавижу ежедневные утренние подъемы. Я чувствую, что в этом нет необходимости. Меня угнетает звон будильника. Если я не выспалась, я чувствую сонливость; я валяюсь в постели целый день. Если бы у меня было какое-нибудь дело, и я бы могла заниматься чем-нибудь, то я могла бы быть очень энергичной. Я ненавижу это состояние апатии; я хочу быть энергичной.

Я ненавижу готовить два раза в день: это занятие стоит мне слишком больших усилий. Я чувствую, что так не должно быть. Мне хотелось бы быть похожей на других — тех, которые просто живут. Я в плохом настроении. У меня такое ощущение, как будто я из свинца. Это относится и к тому, что я чувствую относительно работы. На работе я чувствую себя, как в ловушке. Мне не хочется работать. Я чувствую, что должна делать что-то другое. Мне кажется, что я должна сделать что-нибудь, поэтому, когда я думаю о будущем, меня охватывает паника. Если я говорю об этом с кем-то, то перестаю спорить, начинаю волноваться и впадаю в депрессию. Поэтому я ушла с работы. Я чувствую нехватку мотиваций и усталость. Эти две вещи беспокоят меня больше всего.

Я долго не могу заснуть и в результате чувствую слабость. Я не сплю безо всякой на то причины, и это раздражает. Я постоянно наблюдаю за собой со стороны, оцениваю себя, обдумываю все, что со мной происходит. Эти мысли не дают мне заснуть. Меня беспокоит еще нечто, о чем мне неудобно говорить, поэтому я написала об этом. Я чувствую, что это все имеет отношение к уже сказанному. Я не могу расслабиться и просто быть собой. Я слишком сильно контролирую себя. Мне не хочется никаких впечатлений.

Постоянно присутствует наблюдение. Секс — одна из вещей, которые действительно меня беспокоят, и это нечто запретное. Наступает момент, когда я начинаю думать о сексе; я оцениваю, осуждаю, думаю, и все это меня огорчает (плачет). Раньше я очень злилась из-за этого, но теперь мне грустно. Я лишаю и себя, и нас с мужем обоих, целого ряда эмоций. Существуют какие-то границы возможностей выражения моей любви к мужу, и это действительно огорчает меня, но я ничего не могу с этим поделать. Наблюдение: Она грызет ногти во время разговора.

Она постоянно судит себя. Нужно понять, откуда это появилось или что скрывается за этим. Снова вы видите ту же оценку себя.

П: Это, пожалуй, главное, что волнует меня, и еще страх выйти в свет и работать; страх того, что случится, если я потерплю неудачу. Есть области, где я действительно преуспеваю, но я сужу себя только по степени успеха и не по каким другим параметрам. Согласно моим собственным стандартам. Я должна делать все лучше всех, и мне всегда есть с кем себя сравнивать. Когда от меня ожидают чего-нибудь, я не могу ничего сделать, чувствую ограничения, запрет.

В основном, физически меня ничего не беспокоит, кроме моих болей и постоянной ригидности шеи. Это семейное, у моей матери была очень-очень сильная ригидность затылочных мышц. Это создает трудности в смысле ограниченности моих возможностей. Такое ощущение, как будто у меня в шее прутья и грецкие орехи. У меня бывают приступы боли в грудине — очень острая боль, которая появляется в определенных местах. И есть еще боль в определенной точке спины. Иногда она становится очень сильной. У меня в жизни не было никаких серьезных заболеваний или несчастных случаев. Раньше был тонзиллит, но его нет уже несколько лет. Многое изменилось после замужества. Я похудела оттого, что не чувствовала потребности есть, а раньше ела очень много. Я перестала часто болеть. У меня частые головные боли. Небольшое напряжение — и я чувствую боль здесь (указывает на затылок), и она становится все сильнее и сильнее. Головные боли бывают довольно часто, тем более что шея почти неподвижна.

Она чувствует, что это ее ошибка, и ее беспомощность расстраивает ее. У нее подобные чувства относительно сексуальной проблемы: она подавляет себя и не может расслабиться. Ее чувство в том, что она подавлена, не может двигаться, увязла или зафиксирована. Есть проблема внутри, с которой она ничего не может сделать. Это говорит о том, что она беспомощна. Она воспринимает это как свою ошибку и расстроена по этому поводу. Все указывает на то, что миазм в этом случае, вероятнее всего, сикотический. Теперь можно видеть ситуацию, из-за которой появилась эта черта. Нужно попробовать исследовать чувство, скрывающееся за ней.

Д: Расскажите еще немного о себе.
П: Я очень критична к себе. Мой отец был очень критичен, обвинял меня во всем, и я очень похожа на отца.

У меня были тяжелые времена в юности, я была буйным подростком, была своенравной. Я любила посмеяться, ценила юмор; мне очень нравилось бывать на свежем воздухе, я любила заниматься садоводством. Мне не нужно делать ничего особенного, чтобы быть счастливой. Я ненавижу непорядочность.

Я люблю, чтобы совесть была чистой, чтобы не нужно было ничего утаивать. Меня очень раздражает, когда люди врут мне. Мне тяжело с такими людьми, и я предпочитаю держаться от них подальше. На самом деле иногда тяжело разговаривать с людьми. Это требует от меня больших усилий. Я люблю людей веселых, расслабленных и спокойных. Мне не нужны сложности.

Семья очень важна для меня. Я близка со своей матерью. После развода родителей я очень сердилась на нее. Она обращалась ко мне за эмоциональной поддержкой, а я чувствовала некоторую подавленность из-за необходимости ее поддерживать, но я буду чувствовать себя виноватой и сейчас, если не сделаю этого. Я переживаю за мать и отца. В детстве я была всем довольна, не требовала много внимания. Моя сводная сестра ревновала ко мне, часто дразнила; между нами была отчужденность.

За своим братом по матери я присматривала в детстве, поэтому мы близки. Я привязана к своей семье. Я очень волнуюсь за отца. Но последние два года мы с сестрой стали очень близки. Сейчас мы с ней, как близкие друзья. Мои отношения с семьей стали гораздо лучше, и это здорово. Мой брат, с другой стороны, отдалился от семьи. Он не очень привязан к семье.

Д: Вы можете рассказать какие-нибудь из Ваших снов?
П: Был период, около полутора лет назад, когда я видела сны о смерти разных членов семьи. Вот один такой сон: я стояла на крыше высокого здания, а мой брат бросился вниз и разбился насмерть. Другой сон — моя сестра умерла, мать умерла, и все они умерли. Во сне я говорю то, что хотела сказать наяву, но не смогла. Также мне снятся странные путешествия по различным местам. Был еще сон о том, как я пишу письмо своему зятю, который не желает видеть свою дочь. Однажды я видела во сне своего брата по матери еще младенцем, в другой раз мне приснилось, что у меня младенец. Как-то мне приснилось, что у меня какое-то пятно на животе, я почесала его, и оттуда вылезло нечто, похожее на змею. Мне редко снятся кошмары. Я помню сон, где меня преследовали грабители, и я убегала от них. Также мне приснилось, что меня преследуют монстры. Еще я видела сон о том, что моя мать превратилась в монстра и гонится за мной. (Она дополнила свой рассказ.) У моей сестры всегда были парни. Во мне же всегда была сексуальность, но я не позволяла себе заходить слишком далеко.

Казалось, была некоторая вина, что она лишала своего мужа большинства сексуальных эмоций. Многие ее сны связаны с членами семьи. Это понятно, поскольку она очень привязана к ним. Другая тема некоторых ее снов — опасность: змеи, преследования, монстры, воры. Особенный сон — что ее мать превращается в монстра и гонится за ней. Снова она установила стандарты для себя.

Д: Что не позволяло Вам зайти слишком далеко? Какое чувство?
П: Я чувствовала, что не должна этого делать.
Д: Почему?
П: Потому что это плохо, позорно, в некотором смысле. Я не могла разрушить свою репутацию. У меня был сильный запрет и страх перейти грань.

В юношестве все мальчики хотят секса; другие девочки соглашались, и мальчики рассказывали об этом своим друзьям, писали имена девочек на стенах туалета, и все такое. Это возмущало меня, и я решила, что не позволю говорить о себе такие вещи, не позволю, чтобы такое произошло со мной. Поэтому у меня были бойфренды, но никогда не было сексуального опыта.

Д: Что значило бы для Вас, если бы о Вас сказали подобное?
П: Это было бы ужасно, унизительно, как будто тебя облили грязью (плачет), как будто тебя оклеветали, все поверили этой лжи и никуда от этого не деться. Я очень неоднозначна в смысле привлечения внимания к себе как к женщине. Я ношу джинсы, никогда не чувствую себя удобно в платье. Моя сестра очаровательна. Я же чувствую себя неловко, и должна носить что-то, что закрывает мое тело.
Д: Что Вы чувствуете?
П: Очень трудно описать. Это граничит с чувством эмоционального отвращения. Ужасное чувство пустоты, проходящее через все тело и останавливающееся в животе п. Иногда я могу отогнать это чувство, надев что-то другое. Я чувствую себя гораздо надежнее, с тех пор как вышла замуж.
Д: Можете описать какой-нибудь случай из детства, когда это чувство было сильным, или случай, который сильно на Вас подействовал? Вам приходит на ум какой-нибудь случай, где у Вас действительно было подобное ужасное чувство?

П: Я была девчонкой-сорванцом и мне нравилось, когда люди принимали меня за мальчика, нравилось играть в мальчишеские игры, и еще я любила драться. Мы были однажды на празднике у друзей семьи. У меня только начала появляться грудь; раньше я бегала в одних шортах, а теперь я надела рубашку. Мой отец предложил мне снять рубашку. Я отказалась. Он просил снова и снова перед другими и громко удивлялся, почему я не снимаю ее. Мне хотелось убить его в эту минуту. Я чувствовала унижение, гнев, смущение. Я ненавидела его. Я действительно хотела его ударить. Мне было действительно очень, очень стыдно.

Д: Каким было Ваше чувство?
П: Я чувствовала, что это было совершенно неуместно. Нельзя говорить такие вещи. Я чувствовала себя ужасно. Было множество случаев, где он вел себя со мной недопустимо. Со своим отцом я не чувствовала себя в безопасности. Всякий раз, когда он предлагал мне надеть платье или накраситься, я чувствовала ненависть. Я ненавидела его, когда он говорил, что я симпатичная. Я чувствовала некоторую неуместность его слов, но, возможно, это было лишь в моем воображении. Да, это могло быть и так.

Закрыться — снова сикотическая тема. Она должна скрыть свою сексуальность. Сексуальность и ее чувства по этому поводу — очень сильная тема в ее случае. Ощущение, скрывающееся за запретом и навязчивыми идеями относительно этой проблемы, необходимо исследовать. Она способна описать только физическое ощущение, связанное с этим. Попытайтесь понять, где еще это ощущение появляется. Этот связующий инцидент покажет ее внутреннее чувство. Она описывала эти чувства раньше в связи с ее запретами относительно сексуальности. Обратите внимание, как она раскрывает связь со сном о матери, превращающейся в монстра. Общая тема в этих двух снах — опасность, исходящая от семьи.

Моя мать часто предупреждала меня о сексе, о ласках, ведущих к тому, чего бы ты не хотела. Это пугало меня. Я очень злилась на мужчин, которые пытались сделать что-нибудь подобное со мной (плачет). Я хотела наказать их, избить и кастрировать. Я была разъярена. Я чувствовала сексуальное возбуждение, когда смотрела кино, но в реальной ситуации была скована. В двадцать один год я встретила человека, к которому очень привязалась, и это стало поворотным моментом.

Д: Вы сказали, что судите себя согласно собственным, а не чужим стандартам; я правильно Вас понял?
П: Да, но это могут также быть и чьи-то стандарты. Во многом я преуспеваю, но действительно осуждаю себя за то, в чем я не преуспела.

Д: За что еще?
П: Что бы я ни делала, я чувствую, что это должно быть сделано по-другому: читаю ли я или пишу письмо. Я только недавно поняла, что моя голова слишком занята этим, и что все это должно происходить по-иному. Я стала давать выход некоторым из своих эмоций. Я всегда требовательна к себе. Я поняла, сравнив себя с отцом. Если кто-то мешает ему, когда он готовит, он очень расстраивается, потому что чувствует, что должен делать все качественно. Он все время испытывает сам себя, и, конечно, требует от меня того же. С ним очень тяжело.
Д: Чего он ждал от Вас? Вы чувствовали эти его ожидания?
П: Постоянно.
Д: Когда Вы почувствовали, что должны оправдать его ожидания?
П: Я никогда по-настоящему не чувствовала, что он гордится мной. Было невозможно купить ему подарок, который бы ему понравился. Ему нравилось только то, что я сама сделала, покрасила, или что-то в этом роде.

Он никогда не говорил мне, что я сделала что-то не так. Он гордился моими спортивными достижениями и успехами в садоводстве. Я думаю, что мои способности доставляли ему огромное удовольствие. Но он всегда стоял у меня за спиной, говорил что-то, чему-то учил. Иногда он очень сердился на нас, и я помню, как он был зол однажды: вспышку гнева, огонь в его глазах и страх, который я тогда почувствовала. Он никогда не бил нас, но был очень страшен в гневе.
Д: Расскажите сон, в котором Ваш брат совершает самоубийство.
П: Он был на крыше дома. Возможно, он был сброшен или выпал.
Д: Каким было Ваше чувство?

И осуждение себя, и запреты относительно секса возникли из информации, которую она получала от родителей. Поэтому у нее высокие стандарты для себя самой. Множество навязчивых идей. Она также чувствует себя на испытании рядом с ним. Ее чувство — что если она не сделает все, чего родители ждут от нее, она будет наказана. Через какое-то время она приняла их стандарты как свои, и делает все, чтобы соответствовать им. Она рассказывала и раньше сны о преследовании. Она чувствует, что таким может быть результат, если она не будет соответствовать стандартам.

П: Это было отчаяние.
Д: Что Вы подразумеваете под отчаянием?
П: Я не помню.
Д: Вы были одни, или там был кто-то еще?
П: Я думаю, что там был кто-то еще. Я думаю, что я слышала еще что-то. Я помню, как проснулась, благодаря Бога, что это был только сон.

Раньше я часто видела сны о том, что у меня выпадают зубы, и, просыпаясь, я проверяла, на месте ли они. Было время, когда я работала в Австралии. Тогда я просто ушла с работы и уехала из страны, не заплатив налоги. Но они как-то сумели выследить меня, и по возвращении домой в Англию я получила письмо о том, что должна им огромный налог. И тогда мне приснился сон, что у меня грязь на зубах, и что они выпадают друг за другом, целая горсть. Это было действительно странно.
Д: Каковы Ваши сны о наготе? (Она подчеркнула это в своей анкете.)
П: Это не полная нагота. В одном сне моя рубашка оказывается расстегнутой, и — о! (она закрывает лицо руками) — это ужасное чувство!
Д: Где Вы находились в тот момент?
П: Кажется, со старым другом. Должно быть, в комнате.
Д: Еще что-нибудь хотите рассказать?

П: Иногда меня расстраивают люди: злость в людях, которая искажает красоту Все зло, которое существует в мире, говорят и делают сами люди. Я часто подавлена, разочарована, когда людей ничто не трогает, когда они бесчувственны, неблагоразумны. Но меня трогает великодушие.

Д: У вас есть религиозные наклонности?
П: Нет, но я религиозна в том смысле, что верю в жизнь не только на физическом уровне. Есть что-то большее. Я не знаю, как это происходит: время, Бог, наказание, но я уверена в том, что это происходит.

Д: Что Вы подразумеваете под наказанием?
П: Я полагаю, что если люди делают что-то неправильное, это вернется к ним в этой жизни или в следующей.

Д: В Вашей собственной жизни Вы это ощущаете?
П: Нет, я чувствую, что я наказана, но отношусь к этому, шутя. Когда условия жизни в Индии кажутся мне трудными, я говорю: «Почему Бог наказал меня, поселив здесь?»

Я спросил о ее увлечениях и хобби, и она сказала, что любит делать все, что требует искусства рукоделия. Глубинное чувство здесь — что она сделала что-то плохое и поймана за это. Это может быть подобно страху быть наказанной. В ее сознании много смущения относительно сексуальности. У нее есть потребность закрыться Подсознательное чувство в этом отношении должно быть исследовано. Ее высокие стандарты, чувство нравственного и безнравственного — навязчивые идеи, похожие на религиозные.

Анализ случая

Я понял, что ее проблема лежит в нескольких плоскостях: во-первых, она постоянно судит себя. Это мешает ей выполнять обычную работу, наслаждаться сексом и даже засыпать. Отец был очень критичен к ней, и она никогда не могла сделать ничего, что его устраивало бы полностью. Итак, первый аспект проблемы этой пациентки — она критичная и осуждающая саму себя. Во-вторых, семья очень важна для нее. Она очень близка с матерью, которая ищет у нее поддержки, и наша пациентка чувствует себя виноватой, если не может поддержать свою мать. Вина — также очень сильная тема. Сны точно определяют ее глубинные чувства. Она заявляет свою главную проблему — запрет на секс. Ей снятся члены семьи: ее брат бросается с высокого здания, она разговаривает с семьей. Эти сны отражают ее сильную привязанность к семье. Другие сны — о преследовании грабителями и монстрами, о змеях. Она говорит о позоре и смущении, о том, что ее очернили, о разрушенной репутации, лжи, сказанной о ней, от чего она не может убежать. В снах это проявляется как преследование монстрами.

Она объединяет эти два аспекта во сне, где ее мать превращается в монстра и преследует ее. Этот объединяющий сон становится самым особенным и показательным. Из него можно понять, что, с одной стороны, она нуждается в семье и чувствует себя виноватой, если не делает чего-то для ее членов, с другой стороны чувствует, что члены ее семьи очень критичны, и один из них в ее сне превращается в монстра, от которого она должна убежать. Это чувство опасности, исходящей от семьи, в которой она так нуждается.

Мы видим чувство, подобное этому, и в инциденте с ее отцом, когда он просит, чтобы она сняла рубашку. Она не чувствует себя в безопасности с ним. Другие темы этого случая — смущение и потеря репутации. Отношения, особенно с семьей, очень важны для нее. Она очень опрятна и отличается хорошей самоорганизацией. Эти черты заставляют думать о средстве из минерального царства. Далее вы видите навязчивые идеи и страхи, особенно страх секса. Это черта сикотического миазма. На основании всего вышеизложенного, она получила Kalium bromatum 200C. В элементе Kalium есть сильная потребность в семье или группе. В случае Bromium (анион) присутствует ощущение опасности или угрозы нападения. Чувство Kalium bromatum — что ему грозит опасность со стороны собственной семьи, в чьей поддержке он одновременно нуждается.

Рубрики

Делюзия: опасность от семьи;
Делюзия: думает, что был преследуем;
Делюзия: преследуем врагами;
Делюзия: брат упал за борт на ее глазах;
Делюзия: жизни угрожают;
Делюзия: ужасные образы, фантомы;
Угрызения совести, как будто виновен в преступлении;

Болезни от смущения;
Болезни от потери репутации;
Спастись, делает попытку;
Делюзия: плывет по воздуху;
Бизнес, отвращение к нему;
Работа, улучшает состояние;
Жесты, непроизвольные движения рук, игра пальцами.

Повторные визиты

Сентябрь 1995 года. Она сообщила о следующих снах: Мой отец упаковывал сумку, чтобы убежать, и я сказала, что возьму ее. У него был отчаянный вид. Меня беспокоило, куда он пойдет, и увижу ли я его снова. Я расцарапала крошечную ссадину на ноге. Она стала больше и загноилась. Я сумела почистить ее. Ребенок, у которого была сломана нога. Дом с выступами; собаки и кошки бегали и прыгали по ним. Снаружи все было затоплено. Животные резвились. Огромный торговый центр с ночным клубом. Я была со своей сестрой. Мы встретили много разных людей и купили торт. Там были танцоры. Мне хотелось в туалет, и нужно было поправить юбку. На мне была короткая юбка, которую я ненавижу носить. Туалет был ужасно грязный, дверь была на два фута в моче. У меня размазалась помада, и я выглядела как проститутка, а моя сестра собиралась привести парня домой. Я в спальне с мужчиной.

Я была возбуждена. Я поняла, что это мой муж, поэтому легла в кровать с ним. Я был напугана, но возбуждена. У нас был секс. Я увидела человека на балконе и подумала, что это вор. Я постучала в балконную дверь. Он объяснил, что это его квартира, но ему было неловко войти. Встретила парня в поезде, и мы долго и приятно беседовали с ним. Меня преследовали на открытой сельской местности. Преследователи загнали меня в угол. У меня был транспорт, и я пересекла реку, но кто-то все равно схватил меня. Я голая в общественном месте.

Комментарии

На этом собеседовании мы видим много снов. Все они перепутаны, ничего конкретного, но некоторые ее чувства всплыли в снах, особенно в тех, которые касались секса. Поэтому средство не было повторено.
Октябрь 1995 года
П: Раньше я была нетерпелива с мужем. Теперь все стало намного лучше. Я пробуждаюсь в лучшем настроении и могу приступить к работе намного быстрее. У меня несколько раз болела голова, но не так долго.

Сны о семье стали сниться гораздо реже. Присутствует сексуальное влечение.
Снова средство не было повторено.

Апрель 1996 года

П: Мне было лучше, но улучшение, кажется, остановилось. Видела следующие сны: Женщина, сексуально домогающаяся меня. Люди, пытающиеся нас убить. Мы были в старой пещере, и какие-то сумасшедшие прыгали на меня. Я была свидетелем убийства. Двое каких-то людей сделали это, но у полиции были улики против меня. Я была так испугана, что кричала во сне.
Грязная вода выливалась из моего уха, и множество червей выходило изо рта.

Комментарии

Из этих снов казалось, что ее состояние было интенсивнее, чем когда она консультировалась со мной впервые. Лекарство в потенции 200С, казалось, подвело ее состояние ближе к ее сознанию и сделало его более интенсивным. В этот раз ей был дан Kalium bromatum 1М.

Июнь 1996 года  П: Я чувствую себя оскорбленной и сердитой. Был сон, где два гомосексуалиста имели секс со мной. Чувство отвращения.

Другие сны: Чудовище с вилами; Ее грабят; Ее преследуют быки в жару
Повторно Kalium bromatum 1M.

Октябрь 1996 года

Она сказала, что ей не стало лучше, и поэтому она прекратила лечение. Перенесла выкидыш (плакала, говоря об этом).
Частые ссоры с мужем. Нежелание больше жить в Индии. Недовольство тем, что пришлось пройти слишком много обследований и принять много лекарств. Д: Каково Ваше чувство?
П: Я чувствую, что Индия грязная и пыльная, здесь много преступлений. Она отвратительна.
Д: Что Вы чувствуете?
П: Я чувствую себя здесь, как в тюрьме. Я думаю, за какой грех заслужила это глубокое наказание.

Симптом Bromium: «Делюзия: разные предметы прыгают перед ней по земле». Kalium bromatum 1М повторно, после того, как ее убедили, что мы на правильном пути, и ей станет лучше после продолжения лечения.
Март 1997 года. Kalium bromatum 1M повторно.

Апрель 1997 года

Она говорит, что ее сны стали более позитивными. Она видела сон о попытке привлечь мужчину и своих сексуальных домогательствах к нему. В другом сне она носила открытую одежду без смущения. Она также видела сон, что она в постели с мужчиной, который не был ее мужем, и чувствовала привязанность к нему. Она была беременна и боялась, что снова будет выкидыш. Ее уверили, что беременность пройдет нормально, и средство не было повторено.

Сентябрь 1997 года

Ее муж сообщил, что она чувствует себя лучше, хорошо проводит время, и состояние ее заметно стабилизировалось. Он сказал, что теперь в ней чувствуется спокойствие, она может справиться с любой ситуацией, не выходя из себя, не волнуясь, не расстраиваясь и не злясь. Он также сообщил об улучшениях в плане секса. Она может наслаждаться любовной игрой, но все еще напряжена во время полового акта. Впрочем, она прекратила винить себя. Средство не было повторено.

Июнь 1998 года

У нее семимесячный ребенок. Она теперь заводит гораздо больше друзей и чувствует себя более счастливой. В последнее время она начала критиковать мужа, ругается с ним и говорит, что «вцепляется ему в горло». В ее снах присутствуют следующие темы: о спасении утопающего; о падении с моста; о похищении; о пожаре в школьном классе, за которым она могла лишь беспомощно наблюдать; о том, что она голая, и чувствует себя неловко; о смущении и чувстве вины; о нападении сотрудников службы безопасности; о том, что она целует мужа в присутствии посторонних; о том, что у ее отца эрекция (и чувство неловкости от этого); о том, что она вытирает кровь во время менструации (также неловкость); о том, что ее брюки загорелись и некому помочь. Kalium bromatum 1M повторно. Она продолжает ходить на собеседования. Боли и усталость не беспокоят ее больше. Она хорошо ладит с мужем, и ее сексуальные проблемы закончились. Она очень счастлива со своим ребенком.