Lithium carbonicum (Shah)

Я в одиночестве, без поддержки, любой может напасть на меня

gornaya-reka

Оказаться одной на улице

Случай. Женщина, 65 лет, тяжелая бронхиальная астма. Эта женщина страдала очень тяжелой гормонозависимой бронхиальной астмой. Она постоянно находилась в напряжении. Ее беспокоили боли в спине, слабость, урогенитальные инфекции, почечные камни — и все это одно за другим. На лице у нее всегда была тревога. Особенно примечательно пациентка описывает свои обострения: «В прошлый раз у меня был такой сильный приступ, мне было так плохо, так плохо! Я просто дышать не могла, думала, что умру! Ни ингалятор, ни гормоны – ничего не помогало.

Постоянные переживания о материальном достатке. Дорогие визиты к докторам и лечение в больнице. Речь очень простая, но какая-то угловатая, резкая. Страх одиночества, падения с высоты, смерти. Если она умрет, дочь останется одна, ей некуда будет пойти. Состояние пациентки ухудшилось со смертью мужа. Семь долгих лет, пока она не получила это лекарство, женщина приходила ко мне на прием каждую неделю в сильной тревоге и глубочайшей депрессии. И каждый раз она плакала и плакала не переставая.

Ее часто беспокоило чувство, будто должно случиться что-то ужасное. Женщина часто жаловалась, что ее родственники никогда не возвращали денег, которые должны были ее мужу. «У меня нет денег, чтобы обеспечить себя и дочь, что же с нами будет?» Острое ощущение нужды.
На протяжении 15 лет кровяное давление всегда было 230/130. Всегда. Невозможно поверить, что человек может жить с подобным давлением так долго. Она принимала какие-то таблетки, снижающие давление, но они ей не помогали.

Женщина много плачет из-за того, что ее сын и его родители отвергают ее. «Корчат рожи», когда она просит деньги — те деньги, которые они должны ее мужу. Какое-то время она жила в полном одиночестве, в изоляции, никуда не выходила. За последние 5 лет я ни разу не видел улыбки на ее лице. Часто плачет, размышляя о своих проблемах. Очень беспокоится о своем здоровье.
Женщина обычно просыпается в панике, чувствуя, что не может пошевелить ногами. Она зовет дочь, говорит сквозь всхлипы и рыдания: « Я не могу пошевелить ногами, все тело не слушается!» Дочь приходит, растирает и разминает ей ноги, и через 15 минут пациентка опять может двигаться. Задыхается при каждом шаге, иногда не может дойти до ванной, и ее приходится снова укладывать в постель.

Консультация

П: По натуре я жизнерадостный человек. Никто никогда на меня не жаловался. Я никогда не огрызалась, не отвечала упреком на упрек. Моя золовка столько всего мне говорила, а я в ответ – ни слова. Боялась испортить отношения, боялась, что она всем расскажет, и со мной перестанут разговаривать. И за деньги мужа ответственность тоже лежит на ней. Куда мне еще пойти? Может быть, если я буду напоминать ей по телефону и стараться сохранить отношения, я постепенно получу все деньги обратно.

Один человек был должен нам 100 тысяч рупий. Он попросил перезвонить через неделю. Когда я позвонила в назначенный срок, мне сообщили, что он покончил жизнь самоубийством. Из-за моего здоровья мне может понадобиться помощь родственников, поэтому все эти годы я стараюсь не портить с ними отношения. Что, если они отвернутся от меня? Где я найду поддержку?

Смерть по-настоящему пугает ее: это означает, что ее дочь останется одна. В прошлом женщина боялась, что ее муж умрет, и она останется одна, и некуда будет пойти («а вдруг хозяин дома попросит съехать?»). Страх лишиться зрения, того, что тогда с ней будет. «Кто возьмет меня к себе, кто будет за мной ухаживать? Если вы слепой — вы пропали. Что будет с вами, если вы станете калекой?» То, что ноги не двигаются, повергает ее в ужас, в панику. «Ведь тогда придется рассчитывать на чью-то поддержку, помощь, есть то, что дают, и ничего с этим не поделаешь».

Д: Расскажите подробнее о слепоте. П: Моя свекровь потеряла зрение. Я знаю, через что ей пришлось пройти, потому что сама долго за ней ухаживала. Не могла же я оставить ее на улице…

Обратите внимание на переживание «оказаться одной на улице».

П: Она жила только благодаря мне. Я оставила ее в деревне под присмотром чужих людей, и она через неделю умерла.

Комментарии

ДШ: В молодости у пациентки были обильные менструации. Беспокоил также обильный пот, оставляющий желтые пятна (она много раз получала препарат Magnesium). В итоге я дал ей Lithium carbonicum. В течение месяца после его назначения в женщине произошли разительные перемены.

Очередной прием: 6 недель после Lithium carbonicum. П: Все эти желтые отхаркивания, которые были у меня столько времени, полностью прекратились — сейчас они белые, и в небольшом количестве. Простуды, кашель совсем ушли. Выделения из носа тоже остановились. Я чувствую себя гораздо лучше.

ДШ: Пациентка впервые чувствовала себя настолько хорошо. Жизнь словно раскрылась для нее. Она стала очень общительной – и это после того, как шесть лет не выходила из дома. «Я встречаюсь с семьей и друзьями, развлекаюсь». Выбросила из головы все мысли о проблемах, страх нищеты и прочие страхи…Стремительно уменьшилась выраженность симптомов болезни. После дозы Lithium carbonicum 200 у женщины наступило значительное улучшение.
С: А что с артериальным давлением?
ДШ: На это уйдет больше времени. Ничего страшного, у меня было много пациентов, давление у которых долго оставалось повышенным. Чтобы оно снизилось, потребуется от 6 до 12 месяцев.
Итак, жизнь пациентки изменилась, и в первый раз я увидел у нее на лице улыбку.
Уменьшилась интенсивность и частота астматических приступов, и впервые за долгие годы она перестала нуждаться в гормонах.

П: Я часто беспокоилась, что со мной будет. Денег не стало больше, но теперь я просто перестала переживать об этом. Пропади все пропадом! Подумаешь, денег не хватает, разве это проблема? Хватит плакать! Я все свою жизнь плакала и плакала, день и ночь. Все время плакала — когда готовила еду, гладила белье, даже разговаривая по телефону. А теперь нет, мне гораздо лучше. По сравнению с тем, какой я была раньше, я сейчас намного лучше себя чувствую!

Д: А как долго продолжалось ваше прежнее состояние?
П: Семь лет, с тех пор как умер мой муж.

Она по-прежнему приходит на консультацию каждые две-три недели, но я больше никогда не видел у нее того выражения лица, которое наблюдал все эти годы.

Очередной прием

8 месяцев после начала приема Lithium carbonicum.

П: Я не принимаю никаких таблеток, мне не нужны никакие ингаляции, бронходилятаторы — ничего.

Д: Насколько вам лучше?
П: Намного лучше, в здоровье произошли значительные перемены, очень значительные. Теперь у меня постоянное ощущение, будто вовсе и нет никакой астмы.

Иногда у нее случается небольшой астматический приступ — тогда я назначаю ей препарат каждые четыре часа, так что ей не приходится прибегать к лекарствам. Кстати, помимо астмы женщина страдала выраженной эмфиземой легких, так что все эти изменения были весьма и весьма удивительны.

Д: Вы когда-нибудь раньше чувствовали себя так же хорошо?
П: Нет, никогда! (Она плохо говорит по-английски, но сказала тогда: «Мой разум чувствует себя свободным»; это были единственные слова, произнесенные по-английски). Я больше не люблю оставаться дома, поэтому я часто гуляю. (Притом, что у нее больные колени из-за многолетнего приема преднизолона и из-за большого веса).

Д: Как насчет страха одиночества? П: Теперь я могу оставаться одна. Раньше я страшно боялась оказаться в одиночестве, шагу не могла ступить одна. Чувствовала себя совершенно беспомощной. Я не в состоянии была даже дойти до гостиной, чтобы позвонить по телефону. Постоянно задавалась вопросом: «Кто мне поможет?» Последние две недели часто бывает холодная погода и повышенное загрязнение воздуха. Очень много людей заболели — а я совершенно здорова!

ДШ: Прежде эта женщина была предоставлена самой себе. Никто не замечал ее, она была словно безлика. Сейчас пациентка находится в самой гуще семейной жизни.
Раньше она не находила поддержки внутри себя, из-за чего возникало чувство беспомощности. Я иногда обращаю внимание на количество внутренних ресурсов человека. Пациенты Lithium в этом смысле полностью лишены внутренних источников, они всегда в чем-то нуждаются.
Сейчас пациентка выглядит гораздо более уверенной и независимой, чем когда-либо раньше. Она продолжает принимать лишь один аллопатический препарат для снижения давления, и никакие другие лекарства ей не нужны. Процесс улучшение продолжается до сих пор, спустя четыре года после приема препарата.

Случай

Женщина, 59 лет, астма. Главная жалоба пациентки – астма, начавшаяся в двенадцатилетнем возрасте. Ухудшение при пробуждении, от физической нагрузки, ходьбы. Улучшение в зимнее время года. Пациентка говорит очень медленно и выглядит подавленной. Рассказывая о своих отношениях с родителями, когда она была ребенком, пациентка много плакала.

П: Мне приходится много работать, но денег все равно не хватает. Родители отказались от меня, когда мне было 4 года. Я жила в сиротском приюте, и это оставило глубокую рану в моей душе. Я всегда чувствовала себя брошенной или боялась, что это случится. Было такое ощущение, что даже Господь покинул меня. Помню, я беспрестанно молилась Иисусу и не получала ответа. Это всегда больше всего волновало меня в жизни. Я чувствую себя абсолютно одинокой и подавленной.

Я злилась на родителей за то, что они оставили меня в приюте. Мне казалось, что со мной что-то не так, из-за этого родители и друзья не любят меня. Никто не может полюбить меня, потому что я нищая. Мне нужны были папа и мама. Мне было так трудно, так тяжело все это вынести!

Мама забрала нас с сестрой обратно через несколько лет, все это время она работала на фабрике, где не выдавалось соцобеспечение на ребенка. Самое тяжелое в этой ситуации – оказаться безликой, безымянной, носить чужие вещи. Никого из близких не было рядом, зато жестокого обращения, унижения, побоев — в избытке. Причем это не зависело от того, как вы себя вели. За всеми постоянно следили. Я должна была заботиться о сестренке. В детстве я плохо питалась, с едой всегда были большие проблемы. Постоянно не хватало пищи и любви.

Я была словно невидима, не имела своего голоса, личности. Помню, меня заставляли переучиваться из левши в правшу. Однажды нам на обед дали коровьи языки. Все дети были недовольны, некоторые бросили еду на пол. Меня заставили собрать с пола все мясо и есть его до тех пор, пока меня не вырвало. Самое трудно было сказать «нет».

Куклу, которую мне подарили на рождество, отобрали монахини. Я потеряла надежду на то, что однажды мама придет и заберет нас оттуда. Этот страх остается у меня до сих пор. Жуткий страх, что меня снова бросят. Очень много лет я находилась в состоянии депрессии, на грани самоубийства. Депрессия усиливается во время месячных. Все свое время я посвящаю себе и выращиванию роз.
Я много раз пыталась завязать отношения с людьми… и каждый раз у меня оставалось чувство, что меня покинули. Сейчас мне 59, и до сих пор я боюсь остаться бездомной. Что если я стану физически недееспособной? Заболею раком или случится сердечный приступ? Я окажусь в очень трудном положении без всяких средств к существованию. Я очень боюсь заболеть, потому что у меня нет денежных накоплений, на которые я смогу жить во время болезни. Я очень злюсь и расстраиваюсь из-за этого. Злюсь на родителей, особенно на свою мать.

Частые сны

Собиралась лететь с двумя детьми в Индию на самолете. Выехала в аэропорт и обнаружила, что забыла паспорт. Меня не пускали в самолет и гнали прочь. Я спорила с ними, говорила, что не уйду… Часто снится, что у меня нет билета или паспорта. Часто снится, что потерялась в чужой стране.
В детстве часто снилось, будто тону или падаю с высоты. Я падаю из окна, пытаясь спасти от падения подругу. Ударяюсь о землю и умираю. Я злюсь на своего духовного учителя за то, что он не защитил меня и не спас от удара о землю. Мне кажется, что Бог предал меня.

Часто повторяющийся сон
Вижу много пустой посуды. Не могу найти еду. Хожу из одного ресторана в другой. Я очень голодна и зла. Пару клинетов за соседним столиком обслужили, а мне поесть не приносят. Чувствую сильную беспомощность и разочарование.

Пожалуйста, обратите внимание, на следующие слова: отказались, сиротский приют, даже Господь покинул меня, одиночество, беспомощность, никто не сможет полюбить меня, не хватало еды, нет своего голоса, нет личности, страх оказаться бездомной, страх стать физически недееспособной. Женщина была очень беззащитной.

Сначала пациентке назначили Magnesium carbonicum, который почти не помог ей. После первой беседы мы дали ей Magnesium muriaticum. На следующий прием она пришла с сильной злостью и негодованием по отношению к матери. Высказывала большое желание лимонада. На основании этого был выбран препарат Ammonium muriaticum. Ненависть и горечь такого типа очень хорошо описаны в патогенезе Ammonium mur., так же как и сны о трудностях.

П: Поначалу Magnesium улучшил эмоциональное состояние, но последнее лекарство совсем не помогло. Меня охватывает столько эмоций! Я боюсь, что меня покинут. Одновременно с этим страхом много злости, пугающей и мучительной. Я хочу избавиться от стоящей перед глазами картины, будто я нищенка, которая постоянно в чем-то нуждается. Когда я была ребенком, я не имела права хотеть что-то, испытывать необходимость в каких-то вещах — из-за этого у меня много злости. Повзрослев, я поняла, как сильно скучала по отцу. Где только я его не искала…

Однажды во сне я была счастлива: Какой-то юноша говорит, что у меня есть внутренний источник, ведущий меня по жизни, показывает мне, как он действует, как я могу обрести почести, вещи, мечты. Могу пользоваться ими, могу собрать их все вместе и делать, что захочу. Мне нужен внутренний гуру, божественная путеводная звезда. Проснувшись, я чувствовала себя очень счастливой.

Еще несколько снов

Как будто волосы выпадают в больших количествах. Как будто моя двенадцатилетняя дочь не накормлена. Я говорю ей, что теряю молоко. Она все равно пытается сосать, и у меня возникает щемящая тоска по прошлому. (Во сне дочь маленькая. По какой-то причине ее не накормили).
Я в кондитерской, и продавец обслуживает кого-то передо мной, хотя подошла моя очередь. Я протестую. Хочу, чтобы кто-то пришел и помог мне.
Похороны. Большая семья, дом полон людей. Я чувствую растерянность и досаду, потому что не знаю имени женщины, которая умерла. Все уходят в другую часть дома, и я чувствую себя совершенно одинокой и растерянной. Подруга бросила меня в этой трудной ситуации, хотя сама и привела меня туда.

Заметьте, пожалуйста, слово «избавиться» (от картины, что она нищая). Обратите внимание, что у нее нет внутреннего путеводного чувства. Все эти сны, прекрасные видения, которые нужно объединить, собрать вместе. Отметьте чувство одиночества и растерянности оттого, что она не знает, кто умер. Не обслужили в кондитерской. Ребенок не накормлен. Страх, что молоко иссякает.

Очередной прием через полтора года

П: Симптомы астмы постепенно уменьшаются, я чувствую себя лучше, особенно по утрам – раньше в это время мне становилось хуже.
До этого я считала, что мое состояние безнадежно. Теперь астма беспокоит меня только по утрам, и приступы протекают очень легко. Обычно в это время года мне становилось хуже. Это для меня большие перемены.
Бывает, просыпаюсь посреди ночи, по-настоящему испугана. Вот что больше всего беспокоит. Чувствую необходимость пошевелиться, но это для меня очень мучительно. В целом последние несколько месяцев я стала более раздражительной, эмоциональной и подавленной.

Д: Расскажите подробнее о ваших страхах…
П: Я их прямо сейчас чувствую, очень ярко. Сильное жжение в животе, сердце колотится – не знаю, чего я боюсь… Ощущение, будто должно случится что-то плохое. Что-то значительное и плохое.

Следующий прием через два года. В тот момент пациентка находилась на Ammonium muriaticum 1 М. Она начала с жалобы, как трудно найти себе дом.

П (плача): Я не смогу найти, жилье. Мой арендодатель может вышвырнуть меня из дома.
Уже первое предложение примечательно: «Вышвырнуть из дома»

Д: И что тогда будет?
П: Это просто ощущение. Вся моя жизнь разваливается. Вот чего я боюсь — что скоро мне придется заниматься тем, что выше моих сил.

Д: Что вы имеете в виду, говоря «разваливается»?
П: Мне больно говорить об этом… Что от меня избавятся. Прогонят прочь. Это связано с моими ранними переживаниями, когда меня отправили в сиротский приют, забрали у меня мой мир. И теперь это как будто снова происходит. Вот как я себя чувствую – абсолютно беспомощной.

Женщина была просто уверена в том, о чем говорила. Она плакала часами, размышляя об этой ситуации. Слова, на которые нужно обратить внимание: «избавятся», «прогонят прочь». «Разваливается» — тоже очень частое выражение в речи пациентов, нуждающихся в лекарстве из минерального царства. Это означает, что структура ломается, разваливается на части. У женщины был собственный мир, которого ее вдруг лишили. Внезапная утрата структуры вызывает выраженное беспокойство и панику.

Д: Расскажите подробнее, пожалуйста.
П: Это чувство как будто лишает меня способности действовать, обездвиживает меня. От этого я становлюсь еще более беспомощной.

Это самый важный момент. Темы действия, деятельности очень типичны для минеральных лекарств.

Д: Чего вы больше всего боитесь в этом одиночестве, когда вы находитесь вне дома и беспомощны? Что происходит? Что самое плохое? Самое плохое, что может с вами случиться в этой ситуации?
П: Что меня выгонят из дома.

Д: Когда вас вышвырнули из дома и вы остались одна – что это для вас означает?  П: Придет полиция, заберет меня и посадит в тюрьму.

Д: Почему?  П: Не знаю. Потому что я сделала что-то не так.

Д: Что еще может случиться? П: Я окажусь в одиночестве, без поддержки, любой может напасть на меня, схватить. Мой хозяин потребует, чтобы я немедленно ушла из дома. Я стану бездомной (пациентка подавлена, говорит очень медленно).

Все это происходит лишь в ее воображении. Я не понял насчет «полиции», переспросил. Но пока не стоит делать каких-то выводов. Возможно, таким образом проявляется уязвимость женщины.

П: Мне приснился сон: я шла домой к подруге и увидела там две полицейские машины. Тогда я прокралась в гараж, чтобы узнать, что происходит. Мне пришлось идти через ванную комнату. В этот момент я почувствовала, что хочу в туалет, и очень испугалась. Я хотела убежать, и задела сливной бачок, который страшно зашумел. Я проснулась в панике, от страха, что меня посадят в тюрьму.

Этот сон показывает, насколько сильны ее страхи, и степень ее уязвимости.

П: Еще один недавний сон: я пришла в колледж, куда собиралась устраиваться на работу. Зашла в комнату, где должна была работать. Комната была соединена с другими помещениями. В ней была полно самых разных вещей – чемоданы, какое-то тряпье. Мне не было места. Я забеспокоилась. Пошла дальше по этому колледжу и заблудилась. Я могла потерять работу, меня могли уволить. Тут исчезло мое платье — у меня было два платья, одно на мне, и одно, которое я собиралась надеть. Оно просто исчезло. В соседней комнате была моя подруга. Я спросила про платье, она не ответила. Тогда я закричала: «Где мое платье?» — вдруг это она взяла его? Для меня это был вопрос жизни и смерти, мне нужно было платье. Я разозлилась, потом впала в отчаяние. Никакой реакции. Я еще громче закричала: «Где мое платье?»»…

Видите, какая беспомощность?  Сначала пациентка сказала, что у нее нет поддержки, потом заговорила об одиночестве, о том, что ее прогонят прочь, избавятся от нее, о сиротском приюте, о том, будет ли ей где жить. А потом она рассказывает сон о своей комнате, где мало места, люди устроили там свалку. У нее всего лишь два платья, одно из них исчезает, и это для нее очень важно. Без него исчезает работа, исчезает платье, эта комната. Отчаяние, безнадежность.

П: …Она просто не отвечала мне. Проснувшись, я сильно рассердилась и до сих пор злюсь. Когда я жила в приюте, у меня не было собственных вещей, одежды, мы жили как в коммуне, и я ничего не могла считать своим. Когда я вспомнила об этом, злость ушла.

Д: Каково это – остаться без платья?
П: Абсолютная безликость. Я просто исчезла бы. Стала ничем. Невидимкой.

Ощущение безликости и невидимости, как в случае Hydrogen.

П: Астма стала немного легче. У меня проблемы с зубами, нужно сходить к дантисту. Я очень много работаю, чтобы купить новый дом.

Д: Что дает вам удовлетворение? Что делает вас счастливой?
П (говорит о своих упражнениях): Я медитирую по утрам, это приносит мне большое удовлетворение. Каждый день общаюсь с дочерью по телефону. Я выращиваю розы и обожаю любоваться ими, ухаживать за ними. Еще я люблю мороженое.

Д: В какое время суток вы чувствуете себя хуже?
П: В последнее время – утром, из-за страха, который усиливается за ночь. Я просыпаюсь в страхе. И по вечерам, когда заканчиваю работать, наступает беспокойство.

Д: Можете рассказать подробнее о вашей астме и простудах?
П: По утрам легкие слипаются и возникает свистящее дыхание. Но реже, с тех пор как я начала пить последнее лекарство. Пару раз в день прибегаю к помощи ингалятора, чаще по вечерам. Ночью меня ничего не беспокоит. У меня жажда, очень хочется лимонада, лайма.

Комментарии
ДШ: Женщина много рассказывала, что мать отправила ее в приют, что ее сестра тоже оказалась там. И об этих платьях. О постоянных притеснениях, о том, что не хватало еды. Она с отчаянием говорила о страхе и негодовании, чувстве, что от нее отказались. Она часто видела сны о безуспешных усилиях, которые поначалу казались нам признаком Ammonium или Magnesium. Сны о том, что оказывалась на улице и не могла найти дорогу, чувствовала, что совсем потерялась. Она просыпалась в тревоге, сны были очень тяжелыми. Эти два препарата сразу бросались в глаза. Казалось, они помогают, но мало. Так всегда и происходит на практике.
Итак, мы дали ей другой препарат в потенции С 200, после чего многое прояснилось.

Очередной прием через 6 месяцев
П: Я чувствую себя очень хорошо. Что изменилось со времени последней встречи – психически и физически я чувствую себя прекрасно. Большую часть времени я счастлива. Свистящее дыхание беспокоит намного реже. Потребность в ингаляторе тоже уменьшилась. Но самая большая новость – я дышу верхней частью грудной клетки. Мои легкие открываются, это очень важно! (ДШ: Она всегда жаловалась на легкие). Грудная клетка совершает больше движений при дыхании, я просто чувствую это. Раньше я часто вспоминала свою жизнь в приюте, но никогда – эмоции, которые сопровождали мое пребывание там. А теперь я вспомнила их – это был ужасно! Они словно вернулись из прошлого — страх, чувство, что должно случится что-то плохое. Но я-то знаю: ничего не случится. Никто не посадит меня в газовую камеру за то, что я не оплатила счета. Я установила связь со своими прошлыми чувствами – и избавилась от них. Именно так. Эта ситуация с приютом очень глубоко запала мне в душу. Мы повторили дозу препарата в потенции С 200.

Очередной прием через 10 месяцев

Вот что говорит гомеопат, наблюдающий женщину в Америке: Совсем на нее непохоже – раньше она настаивала на частом общении, а в этот раз я сам позвонил ей, чтобы узнать, как дела.
П: Дела у меня и хороши, и не очень. Я уволилась с работы, заставила себя уйти. Решила пройти курсы повышения квалификации, а потом сменить работу. У меня бывают спады и подъемы, но ничего серьезного, размах взлетов и падений намного меньше. В целом все идет ровно. Я занимаюсь духовной работой, живу полной и прекрасной жизнью. У меня появилось много друзей и понимание себя. Прежде большую часть времени я находилась в глубоком отчаянии. Сейчас этот маниакально-депрессивный психоз ушел.
Стали намного здоровее легкие. Правда, я все еще страдаю от аллергии. Просыпаюсь с небольшой одышкой, с тяжестью в груди, не могу как следует вдохнуть. Но я не задыхаюсь, как раньше. Иногда прибегаю к ингалятору. Зато ходить пешком теперь гораздо легче, чем раньше.
Прошлой ночью мне приснился сон – я скакала на прекрасной лошади, участвовала в суфийских скачках. Все вокруг восхищались моей лошадью. Я чувствовала красоту этого животного — крупного, сильного и совершенного. (ДШ: прямая противоположность уродству, беспомощности и полной неуклюжести)
Думаю, это часть меня — прекрасная и совершенная (ДШ: К пациентке вернулась уверенность в своих силах).
Еще мне приснилось, что я потеряла своего ребенка.

Ребенок — это она сама; очень важно помнить: все персонажи во сне – это вы сами. Ощущение, что мать и ребенок отделены друг от друга и одиноки. Не знает, что делать, куда идти. Ребенок потерялся на этой большой планете, больше нет ничего. Никакой полноценной структуры. Нет поддержки, защиты.

П: Но проснувшись, я поняла: Нет, я уже далека от того чувства, что меня бросили, которое у меня было в детстве. Оно осталось далеко позади. Этот сон каким-то образом исцелил меня. С тех пор я чувствую себя еще лучше. Раньше эти мысли занимали восемьдесят процентов в моем сознании, теперь только тридцать.

ДШ: А какие у нее сейчас сны?
Ее гомеопат: Чувство, что заброшенности, покинутости, одиночества действительно стали значительно менее выраженными. Осталось, может быть, процентов пятнадцать. Они есть, но пациентка понимает, что это просто часть прошлого.

2 года спустя

Пациентке намного лучше. Она стала гораздо более независимой. Зимой не болеет бронхитами или пневмонией. Раньше она очень часто вызывала меня, сейчас практически не обращается. За все эти годы работы с ней я ни разу не видел ее в таком хорошем состоянии. Прошел год со времени последней дозы лекарства.

ДШ: А что вы скажете обо всех тех лекарствах, которые она принимала раньше?
Гомеопат: Феноменальное улучшение! Невозможно даже сравнивать ее тем, какой она была в прошлом. Хорошая духовная связь с самой собой. Она искала это снаружи, а нашла в себе. Больше не бывает панических снов. Потрясающе!

ДШ: Он знает, что говорит – ведь он лечил ее последние пять лет. Этот препарат помог пациентке совершить огромнейший скачок в выздоровлении.
Мы назначили ей Lithium carbonicum С 200, а затем — в потенции 1М.