Mercurius (Deriker)

Ртуть

Более или менее сильное поражение всех слизистых оболочек, дыхательного аппарата, ки­шечного канала, мочевых и половых органов и вслед затем всей кожной системы и желез. Отделения усиливаются и являются болез­ненно измененными. Моча мутная. Кишечные извержения темные, зеленоватые. Испарина клейкая и дурно пахнущая. Кожица вялая.

При этих усиленных отделениях развивается болезненное состояние, называемое гастрическим; дыхание дурно пахнет; вкус становится нечистым; язык более или менее обложен; аппетит пропадает; общее нездоровье; пульс раздраженный; кровь изобилует плазмой; все от­деления и извержения жидкие, даже плотные части разрыхляются. Костная мозоль (callus) на переломах размягчается; мышечные во­локна теряют упругость; сказывается ощущение утомления и уста­лости.

Все тело и в особенности лицо имеет опухший, отекший вид и грязноватый цвет. Молоко в грудях так изменяется, что весьма вредно действует на ребенка, даже производит судороги.  Passot, в Лионе, сообщает об одном случае, в котором ртутные пары у рабочего на зеркальной фабрике произвели все признаки малокровия или бледной немочи, начиная от бледности кожи и слизистой оболочки до сердцебиения и известного шума в сонных артериях.

Ртутная болезнь в сильной степени. Слабость и разбитость. Апатия. Расстройство пищеварения. Кислая отрыжка. Пучение от газов. Запор и понос попеременно. Исхудание. Волосы тускнеют, сохнут и лезут. Глаза впалые, тусклые, водянистые и блестящие. Соединительная оболочка грязноватая, красноватая; около роговицы сплетение налитых сосудов пучками.

Цвет радужки изменяется, при всяком цвете глаз получает грязновато-сероватый оттенок. Цвет ли­ца бледный, сероватый; щеки ввалившиеся или отвислые; нос заостренный; ноздри синеватые или зеленоватые; губы синие. Десны от­ставшие, осевшие, багровые; зубы тусклые, покрываются волокни­стым налетом, чернеют, расшатываются, выпадают. Вся слизистая оболочка зева размягчена и имеет бледный, синеватый, грязноватый цвет. Дыхание противно зловонное. Губы багровеют. Подбородок заостряется.

Кожа на теле становится вялой, дряблой, холодной на ощупь; вены расширенные, синеватые. Слюна вязкая. Лот клейкий, дурно пахнущий. Моча бледная, иногда мутная. Двигательные мышцы ослабевают; умственная деятельность угнетена; равнодушие и апатия возрастают до идиотизма, которому предшествует ослабление памяти, зрения, слуха и других чувств.

Воспаление желез. Опухание слюнных, околоушных, шейных, подмышечных и паховых же­лез. Порча крови. Кровотечение из всех полостей, из десен, рта, носа и легких. Гнилые, быстро расползающиеся язвы на слизистых обо­лочках и на коже. Обильный, даже кровянистый пот. Все признаки вполне развитой цинги. Местная и общая водянка. Пульс скорый, мелкий, напряженный. Изнурительная лихорадка с неутолимой жа­ждой и быстрым исхуданием. Вонючие поносистые испражнения. Тянущие, ломящие и буравящие боли в мышцах, связках, суставах и костях. Острые и хронические сыпи.

Страдания надкостной плевы и костей. Опухоль и размягчение костей. Костоеда. Чрезвычайное ис­худание. Расслабление. Чрезвычайная раздражительность нервной системы. Апоплексия. Паралич конечностей. Общий паралич. Раз­мягчение мозга. Смерть или вследствие постепенного разложения и изнурительной лихорадки, или от разрушения всех тканей, или же от паралича мозга и сердца.

Ртутный ревматизм поражает преимущественно коленный и плечевой сустав, редко бедренный, локтевой и пястный. Появляется иногда в виде острого ревматизма и, будучи предоставлен самому себе, переходит или в водянку или в нагноение суставов. Ломота с тяжестью в членах. Тупая боль в суставах. Нестерпимая боль в мышцах, связках и суставах, подобная ревматической и ломотной. Сначала летучие, потом постоянные чрезвычайно пронзительные боли в. ляжках и коленях и наконец во всех членах. Колющая и дергающая боль в различных частях.

Ртутная невралгия. По протяжению какого-либо движущего нерва тянущая и раздирающая боль, иногда устанавливающаяся на одном месте, чаще же блуждающая по всему протяжению поражен­ного нерва. Если болезнь продлилась на несколько месяцев, то описанная нервная боль нередко покидает свое первоначальное место и перекидывается на другие ветви, в особенности во время больших колебаний барометра. В боли этой оказываются ясные перемежки, не имеющие, однако, никакого определенного типа.

Для возвращения боли достаточно малейшего влияния холодно­го воздуха, разгорячения или напряжения сил. Сырости такие больные вовсе не выносят. Лучше сухой холод. Электрическая дея­тельность в теле их так изменяется, что величайший жар, для других несносный, им всего приятнее. Жестокая, стреляющая боль в берцо­вых костях, в лице, от зубов идущая в височные и лобные кости.

Ртутная трясучка. Дрожание всего тела, начиная с рук. Дро­жание шейных и спинных мышц. От беспрерывного конвульсивного трясения всех мышц больной не может говорить; руками не может ничего взять; не может поднести руки ко рту не, стуча себе по лицу; глотая, беспрестанно давится; походка подобна судорожной пляске. Больной чувствует сначала в руке легкую тянущую боль, которая потом появляется также в нижних конечностях и на ходу причиняет натяжение в мышцах.

Потом являются по временам автоматические движения некоторых мышц. Натяжение постепенно превращается в трясение, которое до того усиливается, что больной не может ни хо­дить, ни стоять, ни сидеть. Является дрожание грудных и шейных мышц; голова трясется так, что затрудняет речь и глотание.

Дрожа­ние диафрагмы производит икоту. Все эти явления возрастают до настоящих конвульсий, в особенности во время грозы. В спокойном положении дрожание прекращается, но при малейшей попытке по­шевелить каким-нибудь членом тотчас же распространяется по все­му телу. То же самое производит прикосновение, холодный ветер и все внезапные или неожиданные впечатления. Припадки судорож­ного стягивания рук и плеч. Местная и общая корча. Общая недви­жимость, род каталепсии. Эпилепсия. Болезни костей. Воспаление надкостницы.

Первый период

В костях, прикрытых лишь тонким слоем клетчатки и кожей, в берцовой, локтевой, лучевой и грудной костях, в ключице и во лбу,  больной по захождении солнца чувствует натяжение и тянущую боль, сначала мало беспокоящую. На четвертый или пятый день эта боль возрастает до ощущения грызения, которое устанавливается в одной точке. В продолжение последующих дней эти явления усиливаются до того, что отнимают все спокойствие по ночам, до утра. Больное место чувствительно к прикосновению. Боль составляет нечто среднее между колотьем и давлением.

Второй период

Надкост­ница размягчается и дает на больном месте белковоподобный выпот, который, увеличиваясь, соединяет между собой слои клет­чатки, лежащие поверх и под надкостницой, и образует из них сплошную серовато-белую, несколько тестоватую, но на ощупь до­вольно твердую массу. Величиной эта опухоль бывает от ореха до куриного яйца и более. Цвет кожи над ней не изменяется. С развити­ем опухоли боли усиливаются и расстраивают нервную систему до того, что может оказаться изнурительная лихорадка. Вместе с тем симптомы меркуриальной болезни более или менее сильно выража­ются и в разных других органах.

Внутреннее воспаление кос­тей. Больной ощущает тянущую боль, как бы ползающую внутри, в середине которой-либо длинной кости. В несколько дней боль эта, по-видимому, устанавливается в одной точке, становится грызущей, буравящей и причиняет невыносимые страдания. Ночи проводятся без сна. Через несколько недель оказывается, что кость в одном мес­те распухла. Опухоль эта образуется постепенно и распространяется почти во всю длину кости. На ощупь она совершенно твердая, как кость.

Боли ожесточаются. Они ухудшаются по ночам, особенно при перемене погоды и ветра; стихают от прохлады. Боль становится непрерывной. Воспаление надкостницы, возвращающееся при всякой простуде, у людей никогда не имевших сифилиса, а только принимавших много меркурия. Размягчение костей. Костоеда. Опухоль и нарост. Хрупкость костей до того, что рассыпаются при трении между пальцами.

Лихорадка. Лихорадка, с общим раздражением нервной систе­мы. Лихорадка с чрезвычайно болезненными местными воспале­ниями, которые оканчиваются антоновым огнем. Гнилая горячка. Нервная горячка. Febris eretica. Катаральная лихорадка. Изнуритель­ная лихорадка. Бред. Изнурительный пот.

Сон. Бессонница.

Расположение духа и умственные способности. Страх. Ма­ния. Помешательство с тоской, беспокойством и замешательством в идеях, так что больной не находит надлежащих слов для ответа на вопросы. Тупоумие. Потеря памяти, особенно на имена.

Голова. Головокружение валит с ног. Тяжесть в голове. Боль в висках. Припадки жестокой головной боли, облегчаемые нажимом. Опухание головы. Приливы к голове. Волосы лезут.

Глаза. Воспаление соединительной оболочки. Катаральное воспаление глаз. Нагноение век. Выпученные глаза. Воспаление радуж­ки. Воспаление ретины с жгучей, давящей болью в глубине глаза, огненными явлениями, светобоязнью и слезотечением. Мутное зре­ние. Темная вода.

Уши. Притупление или же чрезвычайная раздражительность слуха. Шум в ушах.

Нос. Сухость и заложение носа. Насморк. Сильное кровотече­ние носом.

Лицо. Свинцовая, мертвенная бледность. Опухоль лица, шеи и всей полости рта. Саднящая боль в челюстных мышцах, так что трудно открывать рот. Судорожное движение.губ. Нервная лицевая боль.

Зубы. Опухоль и кровоточивость десен. Цинготное состояние. Жестокая зубная боль по ночам, со слюнотечением. Жгучая боль в зубных нервах. Зубы выдвигаются, шатаются, чернеют и выпадают.

Рот. Изо рта пахнет падалью. Шепелявость от дрожания языка. Опухоль языка с язвами по краям. Густое белое обложение. Молочница на языке, во рту и в зеве. Вонючие и кровоточивые язвины во рту. Костоеда челюсти и небной кости. Слюнотечение. Слизистая оболочка рта синеватая, размягченная и при малейшем поводе кро­воточивая. Слюнные железы опухшие. Огромная опухоль всей по­лости рта с непрерывным истечением слюны, иногда смешанной с кровью.

Зев и глотка. Жгучая боль в зеве. Воспаление зева, очень затрудняющее глотание. Сжатие евстахиевой трубы от опухоли и глухота. Дрожание в зеве и глотке с судорожным глотанием и опасностью задохнуться. Жаба. Воспаление и изъязвление миндалин. Увеличение сосудов и пузыри в зеве.

Аппетит и желудок. Потеря аппетита. Тошнота. Судорожная рвота. Тоска под ложечкой.

Живот. Опухоль и отвердение печени. Желтуха. Вздутость и напряжение живота. Жестокая резь. Обильное отделение сока поджелудочной железы.

Испражнение. Жидкие, водянистые и слизистые испражнения. Желчный понос. Желтовато-зеленые испражнения с кровяными сгустками. Отхождение слизи, смешанной с кровью. Натужный понос с сильной болью. Понос с жжением в проходе. Постоянная натуга с отхождением крови. Вонючее испражнение.

Мочевые пути. Мочетечение. Количество мочи далеко превос­ходит количество выпитого. Моча светлая, содержащая в себе много белка. Непомерное мочетечение с быстрым исхуданием. Жжение в канале при мочеиспускании.

Половые органы мужские. Воспаление отверстия канала. Гонорея. Женские. Выкидыш. Женщины, принимавшие во время беременности много меркурия, рожают очень маленьких и слабых де­тей. Меркурий убивает зародыш и тем производит выкидыш.

Горло. Постоянная охриплость. Заикание. Совершенный пара­лич органов голоса. Кашель. Кровохарканье. Горловая чахотка.

Грудь. Стеснение в груди и около сердца. Захватывание дыха­ния на ходу и при наклонении. Одышка с хрипением в груди. Анев­ризма.

Спина. Атрофия спинного мозга.

Руки и ноги. Слабость в руках. Дрожание рук и конвульсии. Ишиас. Воспаление и поверхностное нагноение на ляжках и но­гах. Отслойка кожицы на подошве. Опухоль ног.

Кожа. Отслойка кожицы, особенно на руках и ногах. По всей коже, особенно на груди, ляжках и нижней части спины мелкая сыпь, похожая на корь, с зудом и жжением. — Miliaria mercurialis. После обыкновенных предвестников просовидной сыпи, отличаю­щихся, однако, особенно сильным поражением нервной системы, и после вялого, близкого к оцепенению лихорадочного пароксизма, появляется сыпь, сперва на груди, с чем тоска и беспокойство несколько стихают.

На другой день, при подобном же движении, сыпь выступает на спине и ляжках. Это повторяется в продолжение 5 дней, пока сыпь не окажется повсеместно. Пузырьки этой сыпи бе­лые и стоят очень часто. Лихорадка и по окончании высыпания не прекращается; приступы повторяются каждый вечер. Присоединя­ются нервные симптомы, бессонница, легкий бред и даже конвуль­сии. Пульс малый, мягкий, легко подавляемый. Моча бледная. Все тело облито потом, пресно пахнущим.

Некоторая часть сыпи места­ми скрывается и при лихорадочных движениях опять выступает. Во время этих колебаний нервные явления усиливаются, моча стано­вится густой, пульс перемежается, сыпь совершенно скрывается и больной умирает в спячке. Через два-три дня после втирания меркуриальной мази появляется невыносимый зуд. Кожа краснеет пятнами, между которыми остаются белые полосы. Красные пятна на ощупь горячи. От нажима краснота пропадает и потом опять выступает. Через 10-12 часов на красных пятнах оказываются под лупой различаемые мелкие очень часто сидящие пузырьки.

На второй день они уже видны невоору­женному глазу. На четвертый день они подсыхают, на пятый слущиваются. При повторении втираний краснота становится темнее, сыпь более крупной, почти прыщевидной, зуд усиливается до жжения и является лихорадка, подобная катаральной, с беспокойством, тос­кой, сухостью во рту, заложением носа, запором, уменьшением ко­личества мочи и твердым, мелким, ускоренным пульсом. Вместе с увеличением пузырьков на месте втирания показываются также красные пятна в паху, на внутренней стороне ляжек, на мошонке и на груди.

При подсыхании сыпи появляются желтые выделения. Иногда бывает и слюнотечение. Eczema mercuriale criticum. Первая степень отличается более или менее сильной меркуриальной лихорадкой, катарального свойства. Через 3-4 дня оказывается зуд и свербеж по всему телу, особенно же в сгибах суставов, в подмыш­ках, на ляжках и около половых частей. Вторая степень: зудящие места становятся шероховатыми и краснеют, как скарлатинные пят­на. Затем появляется частая пузыристая сыпь, сперва на этих пятнах, потом и на других местах.

На четвертый день по высыпании пу­зырьки лопаются и страдающие места покрываются обильной вяз­кой жидкостью, дурно пахнущей и накрахмаливающей белье. На пятый день кожица лупится большими клочьями. Высыпание это совершается постепенно и иногда повторяется на местах, где уже образовалась новая, еще красная кожица. Иногда в этом периоде об­разуются довольно толстые чешуйки, корочки и глубокие трещины, из которых постоянно сочится влага.

Рожистое воспаление. Ярко-красное воспаление кожи, распро­страняющееся по всему телу, с наполняющимися гноем пузырями и прыщами. Чесоточная меркуриальная сыпь. На отдельных местах, на конечностях, преимущественно около волосков, при сильном зуде выступают мелкие красные возвышения, на которых образуются прыщики, в пять дней достигающее полного развития. Величина их различна, от просяного зерна до горошины. Они сохраняют свой розово-красный цвет и имеют небольшие поля.

На пятый день вершинка оказывается налитой желтым гноем. Стоят они не группами, а рассеянно. На шестой день вершинки опадают и цвет бледнеет, поля исчезают. Этот обратный ход продолжается три дня. Прыщи в это время совершенно опадают и оставляют только буроватую корочку, которая потом чешуйками слущивается. Impetigo mercurialis. Сперва около половых частей, потом на груди и на других частях показывается темно-розовые, разной величины очень зу­дящие пятна, сливающиеся, неправильные, имеющие вид географи­ческой карты. Через несколько месяцев они становятся буроватыми.

На них образуются пузырьки, которые на пятый день опадают, на девятый слущиваются при продолжающемся зуде. Пузырьки эти выступают за несколько приемов. Иногда на них образуются язвинки с зубчатыми краями, сочащие буровато-желтый, вязкий гной, при подсыхании образующий корки, под которыми, однако, выпот про­должается. Верхний слой этих корок, при засыхании серовато-белый, слущивается в виде чешуек.

По мере этого слущивания свер­ху корка снизу продолжает образовываться. Если сыпь эта продол­жается месяца два, то и прочие, свободные от нее части тоже стра­дают, кожа ставится сухой, шероховатой, трескается, лущится, осо­бенно на голове и других местах, покрытых волосами. Отделения и извержения изменяются. Моча становится мутной; обильный пот противно пахнет; испражнения то задерживаются, то бывают водя­нистые.

Herpes praeputialis mercurialis. На внутренней стороне крайней плоти показывается красное расплывающееся пятно с силь­ным зудом. На второй день показывается несколько бледно-красных прозрачных пузырьков, которые, увеличиваясь и сливаясь, темнеют и принимают гнойный вид. На третий день они лопаются и оказывают кругловатую язву с несколько возвышенными краями и желто­вато-белым дном, отделяющим много гноя при постоянном жгучем зуде.

Разъедающие, синеватые, раковидные, кровоточащие язвы. Рубцы старых язв при малейшем поводе вскрываются и поражаются антоновым огнем. Язвы чрезвычайно чувствительные к прикоснове­нию, сочащие очень острую сукровицу и быстро расширяющиеся. Меркуриальная язва, ulcus mercuriale simplex. На слизистой оболочке показываются багровые пятна, под микроскопом представляющие размягчение ткани. На другой день пятна эти становят­ся беловатыми и можно ясно различить разложение.

В несколько часов серовато-белое вещество прежней ткани превращается в во­нючую сукровицу, по истечении оставляющую неправильную, зуб­чатую язву с плоским, бледным, грибовидным дном. Язва быстро увеличивается не в глубину, а в ширину и чрезвычайно чувстви­тельна ко всякому прикосновению. Когда продолжают давать меркурий, то язвы принимают грязный, гнилой вид и разъедающее свойство их усиливается; они становятся кровоточивыми. Ulcus mercuriale mixtum (сложная меркуриальная язва). Так называется язва, образующаяся под влиянием меркурия из бывшей уже сифили­тической. Окружность язвы краснеет и в скором времени переходит в синеватый цвет. Край шанкра припухает, поднимается и принима­ет такой же цвет. От этих краев ко дну язвы идут тончайшие нали­тые кровяные сосуды.

Прежде сальное дно, отделявшее густой гной, принимает грязный, разорванный вид и отделяет жидкую острую сукровицу. Если в ней уже были несколько чистые места, представ­лявшие здоровую грануляцию, то они становятся грязными, желто­вато-бурыми, язва становится очень болящей, кровоточивой, быстро распространяется не только в ширину, но и в глубину и разрушает прилежащие мягкие и твердые части.

Патологическая анатомия

(У людей.) Смерть от внезапного паралича мозга, от истощения на высшей степени острой меркуриальной болезни, от апоплексии, от паралича нервных центров или от размягчения мозга; редко от присоединившего воспаления. В хронической форме — от постепенного расслабления и истощения жизненной деятельности или от изнурительной лихорадки. Мышцы вялые, истощенные, бледные. Всасывающие сосуды большей частью увеличенные в объеме. Под­желудочная железа красноватая и распухшая. Печень большая, мяг­кая, черно-бурого цвета. Желчный пузырь наполнен жидкой жел­чью. Вены живота налиты жидкой, темной кровью.

Mercurius vivus, металлическая ртуть, по заключению Taylor, вовсе не ядовита. Это он подтверждает следующим образом: «Один больной страдал упорным запором. За пять дней до смерти ему дали полфунта жидкой ртути и действия не последовало. При вскрытии оказалось, что вся ртуть исчезла. В другом подобном случае женщи­не, в четыре приема, дали два фунта ртути. Последние остатки вы­шли с испражнением на четырнадцатый день.

Всего собрали пять шестых данного количества. Около этого времени оказалась незначительная саливация. В третьем случае, после двух фунтов ртути и затем кротоновового масла через восемь дней последовало испражнение. Большая часть металла отошла в неизмененном виде, исключая одну часть, которая оказалась превратившейся в черную окись». Таких примеров безвредности приводят множество, говорит Taylor.

Покорно благода­рим за точность этих успокоительных наблюдений. Но не совсем доверчивые люди вправе спросить: что же стало с исчезнувшими количествами металла и что сталось с пациентами впоследствии? Ответом может служить следующее: Ртуть испаряется даже при обыкновенной температуре, как это видно из наблюдений Herbstadt, в Берлине, над несколькими молодыми людьми, рабо­тавшими в конторе, прежде составлявшей часть помещения зер­кальной фабрики. Она имеет большое сродство (легко соединяется) с кислородом и образует с ним окиси.

Чистый металл, не имевший случая в человеческом теле обратиться в окись, по-видимому без­вреден и, очень быстро пробегая по кишечному каналу, выходит в неизменном виде. Отвар ртути в воде, хотя и не представляет дос­тупных анализу следов металла, однако имеет особенное глисто­гонное свойство. Ртуть в виде паров долж­на почитаться ядом.

Fernel приводят на­блюдения, доказывающие, в какой степени рабочие в ртутных руд­никах, на зеркальных заводах, позолотчики и делатели термометров подвергаются важным болезням. Ядовитое действие паров этих объ­ясняется той легкостью, с какой ртуть поглощает кислород и пре­вращается в сублимат при помощи хлористо-щелочных соединений, встречаемых в животной экономии.

Весь вопрос, значит, сводится к тому, что ртуть не ядовита только в том состоянии, в ко­тором она в соприкосновении с организмом в продолжение сколько-нибудь значительного времени вовсе не может пребывать.

Mercurias corrosivus

Сулема. Глотка, пищевод и гортань красные, воспаленные. Желудок большей частью сморщен и наполнен грязной, часто кровянистой жидкостью. Слизистая обо­лочка более или менее воспаленная, черноватая, пораженная антоновым огнем, изъязвленная, размягченная и легко отстающая. Меж­ду оболочками подтеки крови. Иногда слизистая оболочка же­лудка разлогается в сыровато-бурую массу. Двена­дцатиперстная и другие кишки, в особенности же прямая, также бо­лее или менее поражаются воспалением, а также брюшина, печень, селезенка и почки.

Сосуды мозга иногда бывают сильно полнокровные. Мочевой пузырь обыкновенно пусть и сокращен. Сердце скорее обыкновенного после смерти теряет сократимость. При наружном употреблении сулемы постоянно находили более или менее ярко окрашенные кровяные подтеки на внутренности сердца, частью около клапанов, частью на мышечных перекладинах и на всей внутрен­ней оболочке.

Легкие переполнены кровью и пестрые. Слизистая оболочка губ, языка и рта превращена в беловатую, легко стираемую кожицу; в некоторых местах она была совершенно уничтожена. Зад­няя часть языка, глотка и гортань синие, вздутые и пораженные антоновым огнем. Слизистая оболочка дыхательного горла воспалена и наполнена кровянистой пеной. Мышечный слой желудка налит; слизистая оболочка воспалена и местами поражена антоновым огнем.

Внутренняя поверхность тонкой кишки подернута липкой, темнокрасной кожицей, которая вместе с разрушенной слизистой обо­лочкой легко стирается.  Стенки желудка часто бывают так изъедены и размягчены, что при вынимании разрываются. То же самое встречается в кишках, особенно в слепой. Печень и селезенка быва­ют переполнены кровью; сморщенный желчный пузырь содержит в себе едва заметный след желчи. Мочевой пузырь сильно сморщен: сосуды слизистой оболочки его налиты; полость содержит в себе малое количество мутной мочи.

Mercurius cyanatus

Цианистая ртуть, по мнению Taylor, в ядовитости не уступает сулеме и отличается только тем, что не имеет местно разъедающего свойства.

Mercurius dulcis

Calomel, каломель. Хотя каломель считается нежно действующим лекарством, однако она и в сравни­тельно малых дозах может уничтожить жизнь. Известно много слу­чаев, в которых от приемов по несколько гран последовали: чрезвы­чайное слюнотечение, изъязвление рта и зева, гангрена слюнных желез, губ и щек и смерть. (Taylor, Sobernheim).  Желудок и кишечный канал дряблые, спавшиеся; кровеносные сосу­ды мало налиты; кишка большей частью совершенно пустая, как бы выполосканная; слизистая оболочка иногда воспалена. (Sobernheim). Темные, кровянистые, зернистые или серозно-фибринозные отложе­ния, в особенности в толстой кишке.