Ornithogalum umbellatum (Tayler)

chesnoc

Сильные воздушные отрыжки

Вифлеемская звезда

В старые добрые времена члены «Клуба Купера» собирались в доме д-ра Кларка. Главными действующими лицами этих собраний были д-р Роберт Купер, известный своими открытиями новых полезных лекарств, д-р Джеймс Комптон Бурнетт, обладавший талантом «схватывать налету» отличительные особенности этих средств и с успехом применять их для лечения пациентов, которые толпами стекались к нему на прием, и д-р Кларк, который с гениальной тщательностью записывал все услышанное на этих вечерах и увековечил свои заметки на пользу всему человечеству в «Словаре Materia Medica».

Кларк говорил, что его труд необходим практикующим врачам, так как гомеопат должен знать, где почерпнуть информацию о любом средстве, в котором может нуждаться пациент. Одним из очень важных, но до настоящего времени недостаточно испытанных лекарств, которые были открыты и введены в гомеопатическую практику Купером и Бурнеттом, является Ornithogalum — представитель растительного семейства, к которому относятся репчатый лук, лук-порей и чеснок.

Берике вкратце упоминает об этом средстве в своей «Materia Medica»: «Omithogalum считается полезным при хронических желудочных и других абдоминальных уплотнениях, возможно, при раке пищеварительного канала, особенно желудка и слепой кишки. Он оказывает преимущественное действие на привратник, вызывая болезненное сокращение его и вздутие живота». «Упадок духа. Полная прострация. Тошнота, из-за которой пациент просыпается по ночам». Как-то раз я получила разрешение от Кью (Kew) отобрать для себя несколько экземпляров лекарственных растений. Д-р Купер готовил гомеопатические средства из трав, которые собственноручно добывались им не только в строго определенное время года, но и в определенное время суток. Вооружившись небольшими склянками, заполненными на одну треть винным спиртом, он помещал в них только что сорванные растения.

Таким образом Купер самостоятельно запасался высококачественными «материнскими тинктурами». Во многих случаях он давал пациенту одну каплю лекарства и, если требовалось, советовал повторять прием через длительные промежутки времени. Купер никогда не торопился с повторным назначением, выжидая до тех пор, пока не истощится стимулирующее действие очередной дозы препарата.

Приготовленные им лекарства Купер называл «жизненно важными растительными средствами»; их назначение приводило к блестящим результатам. Естественно, он не мог применять ядовитые растения в виде настоек и для того, чтобы лекарства не представляли опасности для жизни пациента, готовил их в виде потенции Зх. Однако, вернемся к Кыо… В один прекрасный день я остановилась у грядки с вифлеемской звездой, собираясь поместить отобранный экземпляр в склянку а l Купер, и вдруг услышала, как кто-то укоризненно произнес: «Что Вы делаете?» Это был сторож, охранявший ботанический сад от подобных «посягательств». Его появление было столь неожиданным, что в первую минуту я не нашлась, что ответить.

Однако мои робкие объяснения быстро успокоили сторожа, который, как оказалось, был родом из субтропиков и, узнав, чем я интересуюсь, подарил мне экземпляр еще одного мало известного лекарственного растения. Так что же известно нам о практическом применении Ornithogalum.

В одной из брошюр д-ра Купера, озаглавленной «Рак и его симптомы», он приводит посвященные Ornithogalum umbellatum выдержки из «Сокровищницы ботаники»: «Сорная трава, распространенная во многих районах Англии и Шотландии. Известна под названием вифлеемская звезда, так как этим растением изобилуют земли Палестины, и его цветки имеют звездчатую форму. Предполагается, что упоминавшиеся в Священном Писании лепешки готовились из Ornithogalum, и луковицы его, будучи питательными и полезными для здоровья, до сих пор употребляются в пищу палестинцами.

Это растение родственно Scilla, от которой птицемлечник отличается лишь своими цветками: лепестки цветков Ornithogalum не опадают и окрашены в зеленовато-белый или желтый цвет, в то время как у Scilla лепестки время от времени опадают и имеют голубую окраску. Оба вида являются луковичными растениями с листьями, лишенными черешков и растущими из корня; основание каждого цветка обрамлено увядшим прицветником. Околоцветник состоит из шести отделенных друг от друга сегментов и по виду напоминает звезду; каждая из шести тычинок крепится к околоцветнику при помощи тонкой сплюснутой нити и, таким образом, создается впечатление, как будто она почти лишена связи с ним».

Купер продолжает: «Являясь представителем ботанического семейства Liliaceae (Лилейные), Ornithogalum соседствует с Asparagus officinalis, Paris quadrifolia, Convallaria majalis, Scilla maritima, Agraphis nutans, Colchicum autumnale. Allium sativum, Allium сера и Polygonatum officinale, помимо множества других, менее известных, но весьма ценных лекарственных растений, относящихся к данному семейству».

«Мое знакомство с Ornithogalum — средством, применяющимся для лечения онкологических заболеваний, — было связано с весьма характерным расстройством, которое вызвало это лекарство у женщины, оказавшейся очень чувствительной ко всем растениям из семейства лилейных, употребляющихся в качестве пищевых приправ.

«Когда Давид окончил приношение всесожжении и жертв мирных, то благословил он народ именем Господа Саваофа. И раздал всему народу, всему множеству Израильтян, как мужчинам, так и женщинам, по одному хлебу, и по куску жареного мяса, и по одной лепешке каждому».  После приема этого средства вечером того же дня у пациентки возникло вздутие желудка и двенадцатиперстной кишки с частыми зловонными отрыжками, что заставило ее ослабить давление одежды.

Эти неприятные симптомы сопровождались сильнейшей депрессией и желанием покончить жизнь самоубийством, ощущением полного упадка сил и болезненной слабости в подложечной ямке, а также ощущением дискомфорта, который не давач ей уснуть большую часть ночи и сохранялся на протяжении нескольких дней».

«Ото была 54-летняя женщина сангвинического темперамента, склонная к расстройствам пищеварения, когда-то несколько раз переболевшая плевритом и потому, вероятно, предрасположенная к туберкулезу, хотя у нее никогда не обнаруживали четких признаков этой болезни». «Со времени приема Ornithogalum у пациентки существенно улучшилось общее самочувствие, пищеварение, и она обрела способность радоваться жизни». «У людей, чувствительных к Ornithogalum umbellatum, действие этого средства немедленно сказывается на привратнике желудка (pylorus).

Оно вызывает болезненное спастическое сжатие этого органа и вздутие двенадцатиперстной кишки; причем свойственные Ornithogalum боли усиливаются всякий раз, когда пища проходит через пилорическое отверстие желудка». И еще: Ornithogalum umbellatum является разновидностью чеснока (Allium sativum) и, подобно ему и Allium сера, вызывает расстройство пищеварения, сопровождающееся сильными воздушными отрыжками».

Д-р Купер описывает замечательные случаи успешного лечения с помощью Ornithogalum малигнизированных язв желудка. В одном таком случае озлокачествление язвы было подтверждено во время оперативного вмешательства у пациента, находившегося на лечении в Лондонской онкологической клинике. В ходе операции хирурги обнаружили «вызванные раковой опухолью сращения между желудком и грудной стенкой, а также утолщение пилорического конца двенадцатиперстной кишки, что делало невозможным удаление всей пораженной ткани».

Спустя некоторое время пациент был повторно госпитализирован в ту же клинику из-за мучительных болей, однако через шесть недель лечащий врач выписал его домой, сказав при этом, что он сделал всё возможное, однако пациенту осталось жить совсем недолго, и последние дни своей жизни он должен крепиться, чтобы терпеливо переносить страдания.

Д-р Купер застал больного, корчившегося в муках в постели. Его желудок не удерживал никакой пищи; теплая еда приносила облегчение, холодные напитки вызывали ухудшение самочувствия. Боли усиливались по ночам; они начинались в желудке и распространялись к сердцу и межлопаточной области; при этом пациенту казалось, будто сквозь желудок и грудную клетку проталкивают железный брусок. Опухоль быстро увеличивалась в размерах; ниже места прикрепления диафрагмы определялась видимая на глаз выпуклость, простиравшаяся до прекордиальной области; при физикальном исследовании было выявлено притупление перкуторного звука над опухолью. Красный язык с налетом у корня; запор, иногда сменяющийся поносом. Д-р Купер назначил пациенту Ornithogalum. После первого приема лекарства отмечалось заметное усиление боли, затем у больного «заработал» кишечник и отошел пенистый стул, что привело к выраженному облегчению самочувствия. После второго приема Ornithogalum возникла рвота черными студневидными массами, в результате которой значительно уменьшилась боль и улучшилось общее состояние пациента.

В течение следующих двух месяцев больной жаловался на онемение голеней и стоп и не мог находиться в покое. Затем у него отекли стопы и лодыжки; появились боль и отечность правой голени с ямками при надавливании. Кроме того, пациент испытывал ощущение, будто его желудок переполнен пищей и газами…

Эти симптомы подкрепили уверенность Купера в том, что набухание лимфатических сосудов, о котором свидетельствовало состояние правой голени, а также отечность стоп и лодыжек, являлось результатом сдавливания экскреторных протоков, функция которых состоит в удалении «яда» из организма. Несколько недель спустя пациент явился на очередной прием, чтобы продемонстрировать ужасное состояние голеней — они были отечными, кожа голеней была усеяна большими красными полосками и пятнами. Д-р Купер убедил больного воздержаться от повторного приема лекарства, будучи уверенным в том, что эти неприятные симптомы связаны с быстрым выведением из организма «ракового яда». С того времени состояние пациента стало неуклонно улучшаться.

Он не получал других лекарств, за исключением нескольких приемов Carbo vegetabilis Зх, которые, как ему показалось, привели к усилению боли, и потому это средство было тут же отменено, и единственного приема Alliaria officinalis. Пациент начал лечение у д-ра Купера в июле 1898 года, а в мае 1899 года он написал, что «считает себя практически здоровым человеком; агтетитзначительно улучшился: ест почти все, получая удовольствие от еды, чего не бывало с ним на протяжении многих лет; может совершать продолжительные прогулки и работать, не испытывая при этом усталости».

«Я поступил добровольцем на военную службу и совершил несколько весьма трудных маршей и, кроме того, участвовал в соревновании по стрельбе, причем эти события никак не сказались на моем здоровье. За последние двадцать я лет я никогда не чувствовал себя так хорошо. Сейчас я нахожусь в прекрасной форме, ко мне вернулась былая сила, утраченная во время болезни».

Мы довольно подробно описали эту историю для того, чтобы читатель мог извлечь из нее полезный урок и ни при каких обстоятельствах не терял надежды. Не следует
пренебрегать опытом д-ра Купера — весьма оригинально и успешно практиковавшего гомеопата. Мы могли бы привести около дюжины случаев язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, излеченных этих средством. Все они произошли примерно в одно и то же время и, насколько мне помнится, лишь в единственном случае пациент оказался нечувствительным к назначению Ornithogalum и нуждался в приеме Phosphorus.

Одна больная, у которой язвенная болезнь приняла особенно тяжелое течение, была срочно госпитализирована в стационар по поводу выраженной кровопотери. Назначение Ornithogalum увенчалось блестящим результатом. Потом, в течение ряда лет пациентка неоднократно обращалась на прием по поводу пустяковых недомоганий и сообщала, что язвенная болезнь ни разу не давала о себе знать. Я поняла, насколько прав был д-р Купер, утверждавший, что при наличии соответствующих симптомов Ornithogalum может излечивать язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

Для того чтобы с уверенностью делать гомеопатические назначения, нам необходимо иметь точные, ясные симптомы. Важными являются локализация и характер болевых ощущений, хотя язвенные боли могут вызывать и лечить и другие средства: Kalium bichromicum, Arsenicum, Phosphorus… На котором из них нам следует остановиться?

Может, просто пробовать назначать их поочередно друг за другом? Или предложить пациенту лекарство, которое оказало эффективное действие в аналогичном случае? … Это далеко не лучший вид рассуждений! Мы должны знать больше для того, чтобы правильно выбрать подходящее средство, которое окажет на больного целебное действие.

Д-р Купер говорит, что подобно всем луковичным растениям, Ornithogalum способен вызывать сильное вздутие живота у лиц, чувствительных к его действию. Мы должны помнить, что этот симптом возникает только у чувствительных людей, у которых можно получить и другие ценные симптомы при проведении лекарственных испытаний, и только у чувствительных лиц будет отмечаться целебная реакция на лекарство. Мы просмотрели три брошюры д-ра Купера, опубликованные в 1897, 1898 и 1899 годах.

В одной из них он говорит по поводу так называемых «жизненно важных растительных средств» следующее: «Жизненно важное растительное лекарство — это лекарство, действие которого можно объяснить, earn предположить существование в растениях скрытой силы, не доступной восприятию нашими органами чувств и независимой от любого способа приготовления лекарства». Относительно дозировки Купер говорит:«Достаточно одной капли сока свежего растения, которая будет оказывать свое действие до тех пор, пока оно не истощится». Известно, что д-р Купер славился как «врач, успешно лечивший онкологических больных» (я случайно узнала об этом много лет тому назад от незнакомого человека, с которым мне довелось встретиться названом вечере в городском парке). Найдется ли сегодня среди нас хоть один такой врач?