Phosphoricum acidum (Bailey)

Горе и несчастная любовь

tuf

Эмоциональное онемение

О Phosphoricum acidum принято думать как об остром или подостром лекарстве при последствиях горя и истощения. Однако я сталкивался с па­циентами, которые реагировали на это лекарство в течение почти всей своей жизни, а поскольку можно было вычленить ряд отчетливых объединяющих их физических и психических черт, я пришел к выводу, что Phosphoricum acidum— редкий, но определенно существующий конституциональный тип, а не просто лекарство острых состояний.

Наиболее характерная психическая особенность Phosphoricum acidum— сво­еобразная эмоциональная нейтральность. Это более глубокое, более ненор­мальное состояние эмоционального «онемения», чем апатия Sepia, времен­ное истощение Phosphorous и сухая рациональность Kali carbonicum. Ощущение нейтральности Phosphoricum acidum столь всеобъемлюще и постоянно, что пациент говорит: «Я словно и не живу».

Не переживается ни одной эмоции (кроме периодического страха), и пациент чувствует себя призраком, скользя­щим сквозь нереальную жизнь и действующим почти автоматически (Кент: «Все словно во сне»). Нет мотиваций, нет удовлетворения. Хотя в конце концов патология Phosphoricum acidum, начавшись на эмоциональном уровне, доходит и до интеллекта. Такой человек долго может эффективно существо­вать в мире, не ощущая ничего внутри; ни счастья, ни любви, ни печали — на месте, где должны быть эмоции, ощущается одна пустота, и пациент понима­ет, что это болезненное и ненормальное состояние.

Горе и несчастная любовь

Во всех случаях Phosphoricum acidum, с которыми мне приходилось сталки­ваться, развитию патологического состояния предшествовало глубокое горе различного происхождения (Кент: «Последствия горя»). Некоторые паци­енты чувствовали себя относительно нормально, пока они не потеряли сво­их партнеров, после чего их эмоции стали постепенно отключаться.

(По­добное может произойти и у Natrum muriaticum, однако их эмоции никог­да не исчезают столь абсолютно, как в случае Phosphoricum acidum.) Эти пациенты могут вспомнить время, когда они чувствовали грусть или ра­дость, поэтому они понимают, что теперь с ними что-то не в порядке. Это продуцирует некоторое беспокойство, тревогу, которые смутно осознают­ся, по крайней мере часть времени, и придают состоянию эмоциональной неопределенности несколько гнетущий оттенок.

Горе может приходить в разных формах. Phosphoricum acidum отмечен у Кента в рубрике «ностальгия». Молодая девушка с конституцией Phosphoricum acidum, но не пережившая глубокой эмоциональной травмы, может иметь мягкие, но еще вполне ощутимые чувства. Если она покидает родительский дом, особенно если уезжает одна, она сначала тоскует по родным, но постепенно сползает к состоянию эмоционального «онеме­ния», столь типичного для патологии Phosphoricum acidum. Фактически тот же процесс происходит при потере партнера, смерти близкого человека и вообще любой потере любимых.

Я думаю, что подобное состояние длительного эмоционального «онеме­ния» в ответ на горе может развиться только у человека с конституцией Phosphoricum acidum или, возможно, с конституцией Phosphorus. (Вообще же подавляющее большинство затянувшихся последствий горя требует на­значения Natrum muriaticum.) Таким образом, существует «пре-травматическая» конституция Phosphoricum acidum, которая, по моим ощущениям, очень похожа на конституцию Phosphorus, но она характеризуется большей деликатностью и покорностью.

После назначения Phosphoricum acidum мои пациенты не переходили в другой конституциональный тип, но у них посте­пенно появлялись эмоции. После лечения они становились похожи на Phosphorus и оказывались чувствительными, мягкими, впечатлительными людьми, хотя в целом они более интровертированны и спокойны по сравне­нию с Phosphorus.

(Я не назначал таким пациентам Phosphorus, поскольку у них уже не наблюдалось ни одного отчетливого патологического симпто­ма, который надо было бы лечить, однако я думаю, что со временем неко­торые из них перешли в конституцию Phosphorus.)

Одна пациентка, молодая женщина 25 лет, обратилась ко мне с жалобами на апатию, эмоциональное «онемение» и неспособность сконцентриро­ваться. По ее словам, ей казалось, что у нее вообще «нет личности». На мой вопрос о том, как долго у нее продолжается это состояние, она ответила: «Всю жизнь». Потом она рассказала, что ее мать умерла, когда ей было три месяца от роду, после чего она стала очень вялой, хотя до этого она была нормальным, достаточно активным ребенком.

В этом случае патологи­ческое состояние Phosphoricum acidum развилось вскоре после рождения и без лечения могло продолжаться всю ее жизнь. Как и другие мои пациенты Phosphoricum acidum, после назначения этого препарата в потенции LМ эта женщина постепенно стала жить полноценной эмоциональной жизнью, а ее способность к концентрации нормализовалась.

Спутанность сознания

Кент пишет в своих лекциях, что психическая патология Phosphoricum acidum предшествует физической («В каждом случае мы можем обнаружить, что психические симптомы развились первыми»). Однако чего Кент не сделал, так это различения между эмоциональной и интеллектуальной патологией. На­сколько я могу судить по своим пациентам Phosphoricum acidum, эмоциональ­ные нарушения у них всегда предшествовали умственным, а физические возни­кали в самую последнюю очередь.

(Ни один из моих пациентов Phosphoricum acidum не предъявлял жалоб на серьезные соматические проблемы.) После периода эмоционального «онемения» пациент может начать забывать (Кент: «Забывчивость»). Постепенно, по мере ухудшения памяти, возникает затор­моженность мышления и мысли становятся такими же «замороженными», как прежде эмоции.

Пациент говорит, что на середине мысли в его голове возникает пустота. На приеме у гомеопата он может останавливаться в сере­дине фразы. По мере того как мышление все больше заполняется «белыми пятнами», пациент обнаруживает, что ему все труднее становится рассуждать логически. Если ему задают вопрос, он отвечает не сразу (Кент: «Медленно отвечает на вопросы», «Ответы — реагирует медленно»). Такое замедление связано с тем, что теперь ему требуется больше времени, чтобы понять вопрос, а затем сформулировать ответ. Это не столько нехватка умственных способно­стей как таковая, а скорее замораживание мыслительных процессов в разных областях мозга.

В конце концов для осмысления вопроса начинают требовать­ся столь титанические усилия, что пациент почти на каждый из них просто отвечает «я не знаю». Естественно, что такой вид умственной патологии имеет все более серьезные последствия для пациента. Ему все труднее функциониро­вать в мире. Сначала он сужает социальные контакты (и без того уже несколь­ко суженные за счет эмоционального «онемения»), отказываясь от приглаше­ний или сидя пассивно в компании (Кент: «Желание сидеть»). Одновременно с нарастанием спутанности в голове он начинает терять практические навыки.

Чтение становится невозможным, (Кент: «С трудом может сосредоточиться», «не может долго думать») и вскоре он теряет способность работать. В конце-концов он оказывается полностью на попечении родственников или друзей как инвалид либо в специальном учреждении с диагнозом «преждевременная деменция» или «пассивная шизофрения». (Ни один из моих пациентов Phosphoricum acidum не достиг еще этой стадии; некоторые из них десятилети­ями жили без эмоций, но вполне сохраняли умственные способности.)

Интеллектуальная патология, наблюдаемая у некоторых пациентов Phosphoricum acidum, может напоминать картину Alumina или Argentum nitricum. Однако у Argentum nitricum именно умственные расстройства выхо­дят на передний план, тогда как у Phosphoricum acidum преобладают эмоци­ональные нарушения.

Однако пациенты Phosphoricum acidum, как и пациен­ты Alumina или Argentum nitricum, могут ощущать нарастающую тревогу по мере ухудшения их умственных способностей, и именно тревога остается той эмоцией, которая сохраняется у большинства субъектов Phosphoricum acidum. Как правило, это вполне обоснованная тревога о том, как справить­ся с нарастающей деменцией, и о том, насколько далеко она может зайти (Кент: «Тревога о будущем»).

Хотя большинство пациентов Phosphoricum acidum, имеющих расстройства на уровне интеллекта, жалуются на замедление мыслительного процесса или отсутствие мыслей, некоторые становятся торопливыми, по крайней мере периодически. По-видимому, эту торопливость можно расценить как универсальную реакцию на начинающееся слабоумие, поскольку она на­блюдается и при деменции Alumina, Argentum nitricum и Medorrhinum.

Чело­век не может мыслить нормально, и у него нарастает паника, которая заставляет его метаться в попытках компенсировать свой дефект. Результа­том подобных метаний становится дальнейшее снижение эффективности, что отличается от торопливости Natrum muriatium, Lachesis или Nux vomica, которая часто имеет целенаправленный характер и скорее помогает достичь результата, нежели мешает этому.

Другие черты

В результате эмоционального оскудения некоторые индивидуумы Phosphori­cum acidum начинают пытаться «пользоваться» чувствами других людей. Од­нажды я лечил одного молодого человека от апатии, нерешительности и псо­риаза. Его ментальные и эмоциональные проблемы начались после того, как он расстался со своей девушкой, хотя он сам был инициатором расставания. Ото был очень открытый, впечатлительный юноша, имевший внешность

Phosphorus у однако он жаловался на то, что его эмоции были столь неопреде­ленны, что он не мог точно сказать, чувствовал ли он эмоции вообще. У него также отмечалось несколько характерных физических симптомов, указываю­щих на Phosphoricum acidum, включая хронический профузный безболезнен­ный понос, сопровождающийся тревогой. Он рассказал мне, что еще до рас­ставания со своей девушкой его эмоции уже были достаточно смутными и трудноопределяемыми. Он был склонен жить чувствами своей девушки, но при этом его чувства имели гораздо меньшую интенсивность (Phosphorus бы чувствовал с той же интенсивностью).

По его словам, ее чувства помогали ему ощущать хоть какие-то эмоции. Его рассказ напомнил мне истории о развоп-лощенных духах, которые потеряли тела, способные чувствовать, и питались эмоциями живых. Этот пациент во многом был похож на Phosphorus, включая тот факт, что он был талантливым художником, а картины его были исполне­ны живого воображения. Тем не менее как псориаз, так и эмоциональная спутанность исчезли под действием именно Phosphoricum acidum и я так и не узнал, «вылез» ли Phosphorus из-под слоя Phosphoricum acidum,

Кент помещает Phosphoricum acidum в рубрику «Жесты — тянется, пытает­ся что-то схватить». Я наблюдал нечто подобное у одного моего пациента Phosphoricumacidum, того самого художника, описанного выше. Он рас­сказал мне, что в детстве он всегда брался за перила в определенной точке, когда спускался по лестнице. Когда он вырос, он попытался прекратить это делать, однако не смог, так как чувствовал непреодолимое желание совер­шать это иррациональное действие. Phosphoricum acidum— это сифилитичес­кое лекарство с относительно выраженной картиной психической патоло­гии.

Как и у других подобных лекарств (Alumina, Argentum nitricum, Veratrum album и Stramonium) у психическая картина включает непреодоли­мые навязчивые действия, которые пациент подсознательно использует для поддержания определенной ментальной стабильности. Еще одним приме­ром компульсивного поведения Phosphoricum acidum, который мне прихо­дилось наблюдать, была булимия у одного из моих пациентов (другое наи­менование этого состояния — компульсивное пищевое расстройство, или binge eating). Легко можно представить, что человек, испытывающий внутри эмоциональную пустоту, пытается заполнить ее с помощью еды.

Внешность

Во-первых, многие из них имели темные волосы и смуглую кожу, тогда как большин­ство индивидуумов Phosphorus белокуры и светлокожи. Во-вторых, у них часто отмечалось своеобразное, необычное выражение глаз. Тогда как у Phosphorus, как правило, можно увидеть большие привлекательные глаза, с лучистым взглядом, глаза большинства моих пациентов Phosphoricum acidum были навыкате, как у карася. Подобные выпученные глаза обычно можно увидеть у пациентов, страдающих тиреотоксикозом, однако у моих больных патологии щитовидной железы обнаружено не было.

Существует много физических симптомов, помогающих подтвердить на­значение Phosphoricum acidum. Чаще всего я сталкивался с безболезненным профузным поносом (особенно сопровождающимся тревогой) и онемением конечностей. Большинство пациентов Phosphoricum acidum, которых мне приходилось видеть, имели явно «фосфорную» внешность: тонкие тела, открытые худо­щавые лица.