Pseudotsuga menziesii (Sankaran)

Чувство изоляции от других и от вселенной

zveto

Пальцы хрупкие, как мел. Негибкие и ломкие

Случай заболевания.  Сара, род. 1955. Первый прием – октябрь 1996. Главные жалобы: булимия, запор и аменорея. Когда она находилась на лечении у другого врача, у нее были улучшения различных мелких жалоб и чувство большего благополучия при приеме Natrum muriaticum. Однако ее нарушения пищеварения и запоры оставались неизменными, и с февраля 1996 она страдает от аменореи.

В январе 1997 Сара рассказала мне: «Я устраивала «пирушки», объедалась, когда была в гостях у моих родителей в Монтане. Я была дома одна и решила поиграть, все это было игрой. Весь смысл был в том, что это секрет. Я нарушала правила и ела ради того, чтобы есть. Я чувствую невыносимое эмоциональное давление, и еда как будто смещает это давление. Как будто у меня в желудке бездонная яма.

Это чувство одиночества, отчуждения во вселенной. Как шарик, наполненный водородом… это страх… я не думаю, что я могу вынести это чувство, оно такое непереносимое.

Я чувствую, что должна терпеть это сама, потому что я забываю, что может быть, где-то есть помощь. Я должна это делать сама, и успокаиваю себя своим планом поесть. Я чувствую, что у меня пожар в животе, пещера, тьма.

Это страх, что я сделала что-то не так, что у кого-то есть нечто, чего нет у меня, и у меня оно тоже должно было быть, если бы только я вела свою жизнь правильно. Вот это и создает давление. Это что-то вроде жалости к себе. Я чувствую, что у меня нет ресурсов. Я всегда осуждаю других, и очень строго сужу себя.

Я испытываю чувство изоляции от других и от вселенной. У меня такой образ в мозгу, что моя душа – это якорь, и все же я не чувствую связи, мне нужно доверять».

Я дала ей Pseudotsuga 30с в разовой дозе, и она вернулась через 6 недель. Она сказала: «Я как новый человек, который, вообще-то, это сама я. Опорожнение кишечника происходит два раза в сутки, а раньше это было раз в неделю. Я живу в своем теле, как никогда. Я не объедаюсь, и ем три раза в день. Раньше у меня было чувство изоляции, теперь это чувство общности». Я снова приняла ее через 6 недель, и за это время она ела сверх меры один раз в течение недели, когда была в гостях у родителей. Тем не менее, больше запоров не было. Я решила подождать.

Прошли еще 6 недель с повторением «объедания», но без возвращения запоров или чувства изоляции. Однако менструации все еще отсутствовали. Я только что получила лекарство в потенции 200 в июне 1998, и назначила его ей. Она позвонила через две недели, чтобы сказать мне, что ее месячные начались снова после перерыва в 2 ½ года. С Она продолжала чувствовать себя хорошо в отношении ее жалоб на запор, булимию, и чувство изоляции. Менструации наступают ежемесячно. Она получила вторую дозу Pseudotsuga 200c 11/98. Конец истории болезни.

Случай заболевания

Доктор Судхир Бальдота 09 февраля 2002. Девушка, 25 лет, обратилась с жалобой на боль в правом кистевом суставе. Она описывает свои жалобы очень ярко, сопровождая их жестами и указывая на область недомогания. «Эта боль в кисти и пальцах, в основном, когда я печатаю. Мне пришлось перестать пользоваться мизинцем. Он болит, когда его приходится растягивать. Я раньше очень гордилась, что могу печатать всеми пальцами. Мизинец болит, наверное, он слабый.

У меня было ощущение шока, когда я ударилась локтем, это нормально, но оно зависло на долгое время. Когда я к нему прикасаюсь, я снова испытываю шок. Поэтому я пришла к вам. Моя рука в очень плохом состоянии. Я очень боюсь, потому что боль все еще присутствует, конечно, ее можно терпеть, не то что я вообще не могу печатать, но она всегда появляется, когда я печатаю, и через некоторое время становится сильнее. Боль усиливается, и в руке чувствуется слабость, как будто пальцы хрупкие. Хрупкие, это значит, как мел. Допустим, вы попытаетесь согнуть палочку мела – она ломается, не сгибается, потому что в меле нет гибкости, он ломкий; я не чувствую силы в руке, никакой силы, слабость.

Такая слабость, что через час хочется положить ее куда-нибудь в сторону на время. Она не может работать долго. Это как будто там не осталось энергии, она вся вытекла. Как будто нет жизни. Нет жизни, я имею в виду, что это ненормально, нездорово, она должна отдохнуть. В ней боль, боль, если ей слишком много работать. Это ненормально, этого не должно быть, не так, как любая другая часть тела. Чувство, что ее чрезмерно используют. Вот именно такое чувство, что она слабая и переиспользованная, измотана, только рука

Ощущение «переиспользованная» означает, что ты просто хочешь отложить ее в сторону. Снять ее и отложить в сторону, на полку, и сказать ОК! Отдыхай! Вот такое чувство. Чувствуешь, что не хочешь использовать ее больше. Не хочешь прикасаться к клавиатуре. Чувство, что она измотана. Чувство, что ты хочешь отложить ее в сторону, потому что тебе ее жалко.

Ты хочешь, чтобы она отдохнула. Вообще-то боль не такая сильная, но я думаю, что хуже стать не должно, и вот почему я чувствую, что если я о ней не позабочусь, может стать хуже. Может стать намного, намного хуже, вот что я чувствую. Отложить в сторону, чтобы боль осталась такой же, не стала хуже. Если она станет хуже, я испугаюсь. Что я не смогу использовать это руку. Это страшно, потому что я программист. Если я не могу использовать свою руку, значит, я никуда не гожусь.

Д: Что значит «никуда не гожусь»? П: Значит, я ничего не могу делать. Это моя профессия. Это, если вы художник, и не можете пользоваться своей рукой, как футболист, у которого растяжение связок в колене. Как игрок в крикет, который повредил плечо, после этого ты не можешь играть. Так что, если ты компьютерный программист, и ты повредил свою руку, ты больше не можешь печатать, и если ты не можешь печатать, то ты не можешь программировать. Ты вообще ничего не можешь делать. Я вложила столько лет в то, чтобы добиться этого, что если я больше не смогу печатать, это конец жизни. Это очень страшно.

Д: Опишите этот страх немного подробнее. П: Страх, что я буду калекой. Я боюсь того, что… Если ты не можешь использовать свою руку, и ты программист, ты просто приходишь в отчаяние. То есть, я очень люблю программировать. Я чувствую, что есть какая-то сила во вселенной, которая очень настойчиво пытается оттолкнуть от программирования. Чувство, что какая-то огромная сила пытается остановить меня, не дать мне заниматься программированием. Такое чувство.

Д: Вы можете описать эту огромную силу? П: Огромная сила в смысле судьба, рок, фортуна, как вам больше нравится. Вся сила во вселенной. Вообще-то это только воображение. Д: Я должен понять ваше воображение. П: Это было нелегко. Мне пришлось столько бороться, чтобы получить эту работу. Каждый раз, когда я пыталась, работа не была связана с программированием. Я чувствовала, что я должна заняться чем-то другим, потому что меня отталкивают от компьютеров. Я знаю, что это не рациональная мысль, она иррациональная. Огромное беспокойство, нет стабильности.

Я знаю, что я нервничаю. Это как если вы отправляетесь в дальний путь, без отдыха, без перерыва, нигде вы не можете найти мира и спокойствия. Все время ум думает: что дальше, что дальше. Нет расслабления или покоя, все в смятении, вот такое чувство. В смятении означает, что нет равновесия, то, что не находится в равновесии, будет смещаться, пока не придет в равновесие, пока не станет стабильным. Вы берете качели и толкаете один конец вниз, они будут очень долго не будут в равновесии, они так и будут качаться вверх и вниз, пока, наконец, не придут в стабильное положение. Ты всегда пытаешься найти покой. И находишь, что ты всегда беспокоишься. Всегда нужно что-то найти, пока ты это не найдешь, ты будешь беспокоиться. Что именно ты должен найти, и как ты должен его найти, ты не знаешь. Вот такое чувство.

Даже когда я хожу в походы, и все очень хорошо. Куда бы ты ни шел, ты всегда чего-то ищешь и не находишь. Это прекрасно и возвышенно. Потом ты возвращаешься и говоришь, вроде: ОК! Нужно отправиться в другое место. Нет, не всегда так, но когда ты об этом думаешь в таком контексте, то чувство такое.

Д: Опишите «возвышенное». П: Огромная радость, ты очень, очень счастлив, такое чувство. Скалолазание. Очень здорово, я только что начала, но мне очень нравится. Нужно так сильно фокусироваться, концентрироваться на каждом движении, которое делает твое тело. Все сходится в центре. Это очень сфокусированный вид деятельности. Чувство – мысленно думать очень сильно, что ты хочешь это сделать. Это укрепляет тебя, это занятие делает тебя очень сильным. Укрепляет умственно. Мы однажды забирались на одну скалу, это было очень трудно. Там было не за что держаться, но нужно было внушать себе.

Я все время говорила себе, я должна это сделать, я должна это сделать, очень медленно, но добраться до вершины, вот что важно. Это приходит с практикой. Люди, которые много практикуются — они лучшие скалолазы, но дело не столько в твоих физических, сколько в умственных способностях. Нужно иметь настрой, чтобы толкать себе вверх еще чуть-чуть, когда ты очень, очень устал. Не свалиться со скалы, просто прилипнуть к ней. Если ты свалишься, ты можешь спуститься вниз на ремнях, но задержаться на скале и в нужный момент просто немедленно оттолкнуться вверх – это дело только разума. Даже если ты ничего не можешь добиться в скалолазании, достаточно, что ты попытался.

Ты чувствуешь, что ты чего-то стоишь, что, по крайней мере, ты попытался, так что у тебя достаточно силы, чтобы не сдаваться. В такое время я умственно чувствую, что я на что-то гожусь. Умственную силу. Вот такое у меня возникает чувство, и я не знаю, что еще сказать. Д: Какое у вас ощущение? П: Когда я занимаюсь скалолазанием, я могу ощущать каждый мускул своего тела. Можно ощущать, как все мускулы растягиваются, работают на пределе. Можно чувствовать каждую часть своего тела: можно чувствовать пальцы ног, щиколотки, колени, плечи, руки, шею, голову, каждую, каждую часть тела.

Д: Чувство? П: Осознаешь каждую часть тела. Д: Какое чувство в каждой части тела? П: Чувство растяжения. Д: Объясните? П: Растяжение, как это описать? Мускулы просыпаются от сна, чувствуешь свежесть, чувствуешь, что они все работают. Твои мускулы используются. Это хорошее чувство. Это очень хорошее, стоящее занятие. Сила разума. Нужно быть сильным.

Д: Что значит сильным? П: Быть сильным – значит, что ты не сдаешься. Всегда думаешь, я это сделаю. Это сила, даже если твое тело полностью сдалось. Руки болят, все нервы на пределе. Ты хочешь передохнуть. Но когда ты добираешься до вершины и видишь этот вид с такой высоты, ты чувствуешь себя хорошо, ты очень счастлив. Я чувствую, что все мое тело стало белым изнутри, белым и чистым, прекрасное чувство, у тебя улыбка до ушей.

Д: Белое и чистое изнутри? П: Если ты посмотришь вовнутрь, все очень здоровое, твой организм внезапно стал полностью здоровым. Ты глубоко дышишь, вдыхаешь воздух. Ты проснулся, ты не вялый, умственно очень «включенный». Иногда ты хочешь расслабиться, ты сделал очень трудную работу и просто хочешь расслабиться, устал, потрудился, хочешь отдохнуть. Д: Чистый, белый, здоровый, что это за чувство? П: Каждая часть делает свою работу, то, что должна делать. Необязательно знать, трудно даже вообразить, что каждая часть тела может функционировать еще лучше. Ты чувствуешь, что ты живой. Ты чувствуешь, что у тебя есть контроль над собственным телом. Д: Какое чувство, когда у тебя есть контроль?

П: Чувство, что ты можешь сделать столько всего, что ты можешь сделать все, стоит только захотеть. Вот сейчас моя рука не делает то, что я ей говорю, поэтому я чувствую, что то, что происходит, вне контроля. Я терпеть не могу болеть. Когда я простужаюсь, я становлюсь очень раздражительной, потому что мое тело делает что-то, чего я не понимаю. Оно вне контроля. Д: Какое у вас чувство, если вы теряете контроль? П: Нехорошее чувство. Чувство, которого надо постараться избежать. Никто не хочет так себя чувствовать.

Д: Что это за чувство для вас – потеря контроля? Опишите его. П: Как ты чувствуешь себя на вершине – это контроль, противоположность — как сейчас: у меня нет контроля. Д: Опишите поточнее. Какое у вас ощущение на обоих уровнях? П: Думать о себе хорошо, когда у тебя есть контроль, и думать о себе нехорошо, когда у тебя нет контроля, это значит, что когда у тебя нет контроля, ты думаешь, все, о чем ты думаешь – это как мне вернуть контроль. Д: Это то, что вы хотите сделать. А что вы чувствуете, когда у вас нет контроля? П: Я чувствуешь себя беспомощной, как сейчас, потому что мне приходится откладывать работу, из-за того, что у меня болит рука. Это приводит меня в отчаяние, я чувствую себя бессильной, хотя боль и маленькая, это важно, потому что она начинается, когда я печатаю.

У меня совершенно здоровое тело, только одна маленькая часть его заставляет меня откладывать работу. Если я буду и дальше так откладывать свои дела, их придется делать кому-то другому, и в конце концов, я перестану быть нужной своей организации. Они меня выкинут. Это произойдет, если у меня не будет контроля, если я останусь нездорова. Д: Что такое отчаяние от бессилия?

grass

П: Отчаяние от бессилия, что ты не может делать, не делаешь то, что хочешь. Я дам вам очень плохой пример отчаяния от бессилия. Парень, который сидит рядом со мной, пишет программы для коммуникаций. Даже если я хочу этим заниматься, я не могу, потому что я в отделе программных приложений, а он системный программист. Это приводит меня в очень большое отчаяние. Когда я в первый раз увидела, чем он занимается, я так и хотела ему сказать: «Можно, я тоже буду этим заниматься? Можно, я буду в вашей команде?»

Вместо этого, я чувствую себя бессильной, что не могу этого делать. Такое чувство, что тебя посадили в клетку, и ты должен там сидеть. Как будто ограничили твой ум. Кто-то собрал вокруг тебя клетку, и ты должен в ней работать, ты можешь только смотреть на то, что снаружи. Как бы чувствовала себя птица, даже если она может летать, если она в клетке. Какое бы она чувствовала бессилие, вот это — отчаяние.

Д: Как бы чувствовала себя птица, если бы ее посадили в клетку? П: Она бы чувствовала себя ограниченной, не была бы счастлива. Ей положено летать по природе, она бы чувствовала себя очень неестественно. Как, например, ты не работаешь с полной отдачей. Не 100%. Ты не используешь полностью свои ум и тело. Ты используешь их только наполовину. Чувство пустой траты времени и энергии. Как будто ты пытаешься бежать одновременно в нескольких направлениях, а тебе нужно идти только в одном направлении.

Вместо того, чтобы заниматься тем, чем тебе хочется, ты вынужден заниматься другими вещами. Как в скалолазании, нужно быть сфокусированным. Вся твоя энергия сфокусирована. Не половина здесь, половина там, а все 100% в одном месте. Как, даже за один час, нужно хорошо обдумать эту программу.

Я могу говорить по сотовому телефону, и одновременно думать о проблеме в финансовом отделе. Иногда я думаю, почему я должна заниматься финансами, и не могу делать то, что мне хочется. Нет фокуса. То время, которое я трачу на раздумья, могло бы быть использовано на что-то другое. Энергия полностью потеряна. Это тянет тебя вниз, утомляет. В конце дня ты устал, потому что это не помогает твоей работе, ты не видишь результатов, это усилия, потраченные впустую.

Так что чувствуешь, что ты устал, и эмоционально, как будто увяз в трясине. Это отчаяние от бессилия. Д: Ваш ум не сфокусирован, вы увязли – какое это чувство? П: Усталость. Очень большая усталость. Ты пытаешься, пытаешься, пытаешься. Как будто ты пытаешься копать колодец, чтобы достать воды. Тебе это очень нужно. И единственный способ достать воду – это копать. Так что ты копаешь и копаешь и копаешь, но воды все равно нет; так что через час, два, три часа, когда воды все равно нет, ты чувствуешь усталость от усилий, и оттого, что воды нет. Умственная усталость и физическая.

При скалолазании, ты только чувствуешь физическую усталость. Но когда у тебя чувство бессилия, отчаяния, ты чувствуешь умственную усталость. Потому что это — негативная усталость. Д: При скалолазании, если вы не можете растянуться, как вы себя чувствуете? П: У меня плохое настроение, я чувствую, попробую потом. Это нестрашно. Это не самое ужасное чувство. Просто я думаю, я не могу этого сделать сейчас, но я попробую еще раз попозже. Я буду тренироваться еще больше. Если все время пытаться, то все получится.

Д: У вас есть другие интересы и хобби? П: Плавание, я читаю, пишу, хожу в походы. Д: Какие у вас сны? П: У меня был один сон об одиночестве, я плакала, когда проснулась. Я видела многих моих друзей, они умерли, и только я одна выжила. Все остальные умерли. Это привело меня в депрессию. Очень плохое чувство. У меня сердце опустилось. Д: Какое чувство?

П: Очень большой дискомфорт, я очень расстроилась. Я очень расстроилась после этого сна. Самым невыносимым было то, что я не умерла вместе с друзьями. Я осталась жива. Д: Есть какой-нибудь выраженный страх? П: Я люблю животных, я не люблю ящериц. Д: Какое чувство они у вас вызывают? П: Я чувствую, что они недружелюбные. Грязные. Непривлекательные, неприятные на ощупь. Однажды одна упала мне на руку. Я чувствовала отвращение. Очень неприятно. Д: Как что? Что, по-вашему, грязное, непривлекательное и отвратительное? П: Я чувствую, что мои проблемы с кожей грязные, непривлекательные и отвратительные.

Д: Какое у вас чувство? П: Что кожа грязная. Вообще-то, сейчас я не так сильно об этом беспокоюсь, потому что теперь стало лучше. Д: Что вы ощущаете в связи со своими кожными проблемами? П: Я хотела бы иметь кожу получше. Я бы хотела, чтобы она не была такой плохой. Я бы хотела, чтобы она была нормальной. Я бы хотела, чтобы у меня не было грибка. Но сейчас он не такой сильный. Д: Где еще у вас есть грибковая инфекция? П: О, на спине, шее, лице, сбоку шеи, сзади шеи. На лице тоже. Д: Какое у вас от этого чувство? П: черт возьми! У меня больше нет никакого чувства. Я просто о нем не думаю. Я чувствовала себя плохо. Теперь я об этом не думаю, честно, не думаю. Я перестала об этом думать.

Д: Что вы чувствуете? П: Грязная. Д: Грязная как что? П: Как белый порошок, сыпется тебе на лицо все время. Ты не хочешь прикасаться к лицу, оно грязное. Как если вы положите кожаный кошелек во влажное место. На нем начинает расти плесень, вам не хочется к нему прикасаться. Он грязный. Лучше его выбросить или почистить. Д: Какое ощущение, когда у вас грибок на коже?

П: Чешется, ты понимаешь, что он у тебя опять появился, и потом грибок отваливается, и везде этот белый порошок. Так что ты знаешь, что он у тебя есть, и тебе кажется, что все на него смотрят. Они тебя расспрашивают, и приходится им объяснять. Они чувствуют, что это ненормально. Это нездоровое чувство. Чувствую себя нездоровой из-за этого. Д: Что вам нравится из еды и напитков?

П: Блюда, которые тают во рту. Сырные блюда. Одно блюдо под названием Ограте. Это запеченные овощи с сыром, во рту тает. Д: Что вы еще любите? П: Обожаю мороженое. Я его очень люблю. Люблю такие напитки, как простокваша, Shrikhand (сладкий йогурт), люблю соки, виноградный и kokum (кислый). Больше люблю кислые напитки, чем просто сладкие, как лимонный сок.

Понимание случая заболевания

В своей главной жалобе она говорит, что ее пальцы «хрупкие как мел, негибкие, ломкие». От боли в руке она хочет отделить руку: «снять ее и отложить в сторону, на полку». Как будто отдельная часть тела может выжить. В то же время, ей нравится скалолазание, где ей нравится «осознавать каждый мускул своего тела». Ей нравится чувство связи. Когда она «растягивает себя до предела», чувство отрезанности, фрагментарности уходит. Она любит «растягивать себя до предела». Это ощущение семейства Conifers.

Ее потребность «пытаться и пытаться и пытаться» проявляется во многих вещах. Скалолазание и работа. Она приводит прекрасную картину человека, который копает и копает часами, пытаясь добраться до воды.Пытаться для нее очень важно. Ни успех, ни поражение не важны настолько. Главное, что она, по крайней мере, попыталась. Это характеристика стригущего лишая. У нее, кроме того, есть грибковая инфекция на большой площади тела.

Семейство Conifers и миазм стригущего лишая указывают на лекарство: Pseudotseuga menziesii. Лекарство: Pseudotseuga menziesii 200 (одна доза)

Следующий прием (через четыре недели): Сыпь на теле та же, и я могу сказать, что она не очень-то меня беспокоит. Я только хотела бы знать, когда она исчезнет?

Д: Как идут дела, с тех пор как мы виделись в последний раз? П: Рука болит меньше, и я могу заниматься своими делами на работе без особого напряжения. Чувство беспокойства уменьшилось. Д: В каком смысле, уменьшилось? Как было раньше, и какая теперь разница? П: Я чувствую себя намного спокойнее, когда я работаю на компьютере, и я могу растягивать кисть без большого труда. Хотя я должна сказать, что боль не прошла полностью, но я надеюсь, что станет лучше. Д: Как с этим ощущением, что пальцы хрупкие и сделаны из мела? П: Примерно то же самое, но боль уменьшилась, и движение стало легче. Д: Сны были? П: Нет. План: подождать

Следующий прием: 6 июня 2002 Хотела вам сказать, что я даже не помню о проблеме, которая у меня была, она полностью исчезла. Я чувствую себя намного лучше. Д: В каком смысле? П: Я испытываю внутреннее чувство радости в первый раз. Я не ощущаю боли или дискомфорта в своей кисти. Чувство хрупкости полностью прошло. Я помню, что в начале я вам говорила, что хочу снять свою руку и положить на полку, но теперь этого чувства больше нет. Сыпь на коже стала на 70% лучше. Не выглядит такой грязной. Д: Какое у вас умственное и эмоциональное состояние?

П: Я чувствую перемену в своем отношении к работе. Раньше я очень сильно раздражалась, если у меня возникала сложная проблема, и я чувствовала, что как ни пытайся, я все равно с ней не справлюсь, и это приводило меня в отчаяние. Теперь отчаяние от бессилия намного меньше, так же, как и раздражительность. То есть, если я не могу решить проблему на работе, я рассматриваю ее с другой точки зрения, и остаюсь спокойной, с чувством надежды, и понимаю, что существуют разные ситуации.

Я даже не могу объяснить, но эта перемена произошла внутри меня. Ситуация на работе та же самая, изменился только мой взгляд на нее. Новая работа будет очень интересной, и я с нетерпением жду, когда я поеду в Бангалор, хотя я буду скучать по своему скалолазанию, и тренировках, которые держали меня в форме. План: подождать