Психиатрия. Gandhi

Не отрываться от главной жалобы

Существует всего несколько моментов, на которые мы должны обращать больше внимания при лечении психиатрических случаев, чем при лечении других случаев. Это:
1. Мнение других людей о пациенте.
2. Анамнез пациента до проявления патологии, каким человеком он был и каким человеком он стал после того, как у него развилось психическое заболевание.

3. Мы должны выяснить максимально подробно, как протекало его детство, чтобы выяснить, каким человеком он был в самом раннем возрасте.
4. Что также важно, так это возбуждающая причина. Что вызвало данное заболевание в конкретный момент его жизни? Эта возбуждающая причина прояснит область его особой чувствительности.

5. Также при лечении Психиатрического случая важно знать: Какие медицинские лекарства он получает? Потому что лекарства могут до определенной степени изменить картину. А во-вторых, зная, какие лекарства он получает, мы будем знать, как начать сокращение приема этих лекарств без того, чтобы ввести пациента в кризисное состояние.

При лечении Психиатрических случае самое главное не отрываться от главной жалобы. Очень часто мы думаем, что этот случай является односторонним, состоящим только из ментальных симптомов. «Вы должны сосредоточится только на физических симптомах», — вот чему нас всегда учили. Но я думаю, что самое главное при лечении Психиатрических случаев, это оставаться с главной жалобой пациента. И это будет наилучшей возможностью для входа в случай Психиатрического пациента.

Только что мы говорили о том, какой выбрать подход к Психиатрическому пациенту. Это зависит от наблюдений за пациентом со стороны членов его семьи, от возбуждающей причины, того, какие лекарства он принимает на данный момент и от всего того, что мы обсуждали прямо сейчас.

Самое важное, это выспросить у родственников максимум подробностей и деталей. «Каким в точности было его переживание по время ухудшения его Психиатрического состояния? Как и о чем он говорил? Каковы были его делюзии/заблуждения? Какие у него были галлюцинации? Что он точно делал? Что он чувствовал? Какие переживания были у него по поводу его жизни?» Я думаю, все это очень-очень важно. Конечно же, мы должны также рассмотреть все его детство, его личность до болезни или его личность до Психического ухудшения.

Мы должны рассмотреть все то, что аллопаты оставляют без внимания, что происходит, не совсем обычно. Мы думаем, что это обычно, но это только наше заблуждение. Пока вы не возьмете в анализ такой симптом, как Делюзия. Но это не только грубо делюзия как симптом, или галлюцинация как симптом, или тревога как симптом, вы должны уточнить их. У каждого пациента имеются свои, характерные только для него делюзии, индивидуальные делюзии, в которых проявляется не что иное, как другая песня.

Все, что будет говорить пациент, можно рассматривать как симптом. Он видит себя преследуемым или ощущает, что люди гонятся за ним и угрожают ему. Они пытаются заставить его, это идет напрямую из его другой песни. Кто-то другой будет чувствовать, что люди о нем говорят, что он ни на что не годится. Это снова будет идти от другой песни. Я полагаю, что вам не следует никогда оставлять без внимания делюзии. Именно там вы найдете точный препарат. И это точно, как вы сказали, что зачастую наши Психиатрические пациенты попадают к нам именно на уровне делюзий.

Нам нужно вести их все глубже, и глубже, и глубже на тот уровень, на котором заканчивается их человеческая часть, и они соединяются со своей нечеловеческой частью и начинают говорить бессмыслицу. Вот тогда мы счастливы. Если на этот этапе пациент говорит, что он чувствует себя исключенным, это является ощущением, потому что он говорит делюзиями. Делюзии также могут быть человеческим ощущением. Тогда вы ведете его еще дальше и глубже, а затем он начинает говорить полную бессмыслицу. Мы, психиатры, счастливчики: к нам приходят пациенты, которые уже говорят на этом уровне. И нам не надо делать всю эту тяжелую работу по ведению пациента на более глубокие уровни.

Внутри каждого существует динамическое равновесие двух песен, одна из которых является внутренней, а вторая – человеческой. А затем мы имеем культурное воспитание родителями. Все эти «можно» и «нельзя», а также все остальное, что в нас вкладывают. Итак, воспитанный паттерн, родительские правила и все, что в нас вложено – это одна часть. Атмосфера, в которой мы живем вместе с нашими человеческой и внутренней песнями. Каково взаимодействие между ними? Если вы понимаете это, вы сможете понять любой Психиатрический случай.

Тревожность – это не что иное, как сигнал, идущий из человеческой песни. Человеческая песня вынуждена встречаться и функционировать между трех вещей:
Первая – это внешние условия, с которыми ей приходится сталкиваться. Вторая вещь: это то, что внешняя человеческая песня все время видит снаружи. Что там: финансовые потери или разочарование в сердце или отношениях. Существует также и внутренняя песня, которая может проявиться в каждый момент времени. Внутренняя песня наиболее близко находится к энергетическому паттерну. Это главный резервуар энергии, то место, где находится вся сила. Человеческая песня не так сильна. Самой сильной является внутренняя песня, и она громко кричит, пытаясь выразить себя.

Внутренняя песня может сказать человеку: «Я хочу танцевать прямо сейчас!» Но человеческая песня скажет на это: «Нет, это не правильно. Мы сейчас находимся прямо перед камерой, тебе бы лучше вести себя прилично.» То есть, моя внутренняя песня все время ограничена. Мои внешние ресурсы все задействованы: мои культура и воспитание начеку, и это заставляет меня чувствовать вину за определенные вещи. Я здесь или не здесь, но это давление на человеческую песню продолжается.

А когда давление становится слишком сильным, появляется тревога. Итак, как только появляется тревожность, нам нужно взглянуть на то, что же в действительности произошло и о чем весь этот случай. Какова внешняя ситуация, возбуждающая причина? С каким культурным багажом человек пришел к нам? Какие вещи являются для него табу, что он не может делать и что пытается сказать его внутренняя песня. Если вы можете понять эту динамику, вы сможете понять и все Психическое заболевание.

О том, как это происходит, мы поговорим несколько позднее при разборе случая. Давление становится все сильнее и сильнее. Давайте рассмотрим внутреннюю песню, которая находится под все более сильным давлением. У меня есть внутреннее состояние, которое хочет выразить себя, и поэтому становится все более громким, и шум становится громче. Затем моя человеческая часть начинает бороться с ним. И когда идет битва между человеческой и внутренней песней, пытающейся придать смысл всем тем вещам, которые происходят внутри нее, это и называется обсессивно-компульсивным расстройством. Теперь человеческая песня становится слабее, все время борясь за сдерживание всех тех сил, которые бушуют внутри.

Теперь давайте заглянем на шаг вперед. Если этот процесс продолжается, человеческая песня начинает смолкать. Она становится очень слабой, а когда она становится слабой, внутренняя песня получает дополнительные возможности для проявления себя вовне. Уже практически нет того контроля или фильтра, через который внутренняя песня проходила раньше. И когда это происходит, это называется Шизофрения.

Так что же такое Шизофрения? Ничто иное как внутренняя песня. И что бы ни говорил пациент, слушайте его. Если вы слушаете, вы узнаете, что происходит внутри. Иногда пациент приходит в стадии острой Шизофрении, и это очень хорошая возможность, как и при лечении любой острой патологии в гомеопатии. Это очень хорошее окно в его внутренний мир, заглянув в него вы действительно узнаете, что происходит.

Но к сожалению, когда человек находится в стадии острой Шизофрении и человеческая песня очень слаба, он не придет к вам на прием. Потому что именно человеческая песня сообщает нам, что мы здоровы или больны, хорошо себя чувствуем или не очень. Она вглядывается внутрь и выдает суждения. Но в данном случае нет человеческой песни, чтобы сказать человеку, что он болен, и вы чувствуете себя как во сне. Вы верите, что за вами бежит тигр, этот человек с Психическими проблемам верит в то, что это происходит и он говорит: «Со мной все в порядке, это всем вам нужно лечиться.» И поэтому он не приходит в вам на лечение.

Итак, при лечении таких случаев вы должны выудить у пациентов как можно больше деталей, вы должны говорить с ними. Пожалуйста, записывайте каждую мелочь, которую говорит пациент во время своей болезни. Но если говорить о Шизофрении, то это всего 20% или даже 15% от общего числа всех случаев, которые нам приходится лечить. Он может чувствовать себя не очень уверено при лечении Шизофрении, случаи Шизофрении могут также не попасть к нам. Но у нас на данный момент так много тревожных расстройств, депрессий, фобий, обсессивно-компульвивных неврозов.

Когда я говорю о Психических проблемах, я имею в виду, что многие люди могут находиться в состоянии временного помешательства. Они напиваются, а затем бьют стекла, и они не способны даже обратиться за помощью. Они будут сожалеть о том, что сделали, после того, как выйдут из этого состояния. Хотя в ситуации страха вы можете паниковать и вести себя совершенно ненор-мальным  образом. Сейчас мы говорим о случаях, когда вы нуждаетесь в лечении, когда вы попадаете в эту ситуацию снова, и снова, и снова, и эти эпизоды повторяются. И это случится снова, и ваши основные симптомы являются вашим постоянным состоянием, а не вызываются острыми причинами.

Даже в такой ситуации, если у меня есть возможность назначить какой-нибудь острый препарат, точно так же у меня есть возможность найти препарат, который будет конституциональным. Я предпочту дать конституциональный препарат. Если нет, я могу даже назначить ему какой-нибудь временный препарат и привести его в норму.

Но если вы лечите, скажем, Шизофреника, вы не можете говорить о каком-либо препарате. У Шизофреников внутренние факторы преобладают над внешними. Сегодня рушится дом, происходит землетрясение. Все основы моего существования разрушаются. Я могу обезуметь, могу завизжать, закричать, придти в ярость, и я не знаю, что еще могу сделать. Я сделаю то, что велит мне моя внутренняя песня, я могу это сделать. Но все это временно. Итак, в каждом случае мы должны разобраться, реакция ли это на внешнее или это состояние происходит изнутри.

Происходит ли это от внутренней песни? Все в конечном счете может происходить от внутренней песни, но по какой причине разрушилась та песня. Та человеческая часть… допустим, во мне сильна человеческая часть, но существует так много факторов, которые могут временно повредить ее. В таком случае нам нужно временное лечение. Но если моя внутренняя песня очень сильна, а моя человеческая песня слаба, тогда меня может постигнуть длительное расстройство. Так как же я рассуждаю в такой ситуации?

Уменьшается внутренняя песня или нет? Если я понимаю, что внутренняя песня усиливается, тогда я лучше назначу конституциональный препарат, я не буду лечить пациента какими-нибудь острыми препаратами.

Не все Психические острые пациенты будут буйными. Если пациент очень буен, я полагаю, что можно пойти на любые меры, например, временно обратиться к средствам конвенциональной медицины. Если пациент не может никуда идти, если пациент даже связан, можно применить что-то, что не нанесет ему вреда, что-то, что его успокоит. Если пациент не сильно буйный, мы может даже поговорить с членами его семьи, узнать анамнез и назначить какой-то гомеопатический препарат в высоком разведении, может быть 10М. Если же вам ничего не удалось узнать, можно назначить один из острых препаратов, которые у вас есть.

Иногда, когда мы собираем анамнез, мы должны выяснить, кто развивает Психическую проблему. Главное – это то, у кого она появляется. Я имею в виду, что все зависит от нашего эго или от нашей человеческой песни. От того, насколько она сильна. Если мое эго слабое, то я подвержен Психическим расстройствам. Когда я говорю об эго, я имею в виду человеческую песню или песню, которая развивается в соответствии с вашей личностью – рядом Натрия или чем-то другим. Внутренняя песня всегда внутри вас, как вы уже поняли.

Но если человеческая песня слаба, в таком случае ситуация может перерасти в Психическое заболевание. Например, я принадлежу к ряду Лития, может быть мой препарат Бериллий. Сейчас, когда я стал взрослым, моя психика или мое развитие продвигается только до Бериллия. Поэтому мое эго очень слабое, потому что развитие эго происходит в более поздних рядах, например, ряде Натрия. И вот что происходит: я пока еще не готов ко встрече с миром, потому что моя внутренняя песня соответствует Бериллию. Я все еще в матке.

Итак, я… мир для меня слишком велик, как я могу встретиться с ним лицом к лицу? Как я могу управлять своей жизнью? Поэтому я очень некомпен-сированный человек, так как у меня слабое эго. Слабое эго означает, что человек имеет слишком много ограничений, не может действовать гибко. У него возникают сложности в большинстве ситуаций, в которых мы могли, возможно, не испытывать затруднений, встретиться лицом к лицу со сложностями этого мира. Поэтому, если мое эго слабое, то даже самый небольшой стресс, например, мой босс увольняет меня, может меня подкосить. Поэтому я должен лечить эту внутреннюю часть.

Много Психических случаев нуждается в назначении препаратов 2-ого ряда и Животного царства из морской стихии, потому что море является в нашем мире колыбелью жизни. Например, все препараты Моллюсков, а также все другие препараты, которые происходят из моря. Они все могут подходить. Можно также рассмотреть препараты из растительного царства, из таких примитивных растительных семейств, как Магнолиевые (Magnoliaceae). Вы знаете, что для них характерно чувство замешательства, что они могут потеряться даже на хорошо знакомых улицах. У этих людей может наступить срыв, потому что они еще не достаточно взрослые для этого мира, их эго не развито.

Другая часть истории заключается в том, что у вас есть стена, которая является слабой. Если стена слаба, она разрушится. Если ваша человеческая песня слаба, она разрушится от малейшего стресса, малейшей травмы. Она может разрушиться. Но что если у вас крепкая стена, которая тем не менее подвергается постоянным ударам молотом? Таким образом, какой бы крепкой ни была ваша стена, она все равно может разрушиться, подобно тому, как морской прибой своими повторяющимися ударами уничтожает прибрежные скалы.

Итак, у вас может быть очень сильное эго. Но если у вас, скажем, Лепрозный миазм. По-моему, как я понял из ваших слов, главная тема Лепрозного миазма – преследование. Человеку кажется, что все его все время мучают, все против него. Или, как я уже сказал, третий аспект нашей человеческой части – это наше воспитание, когда ты все время неправ, виновен. Вот это чувство вины все время преследует вас, или вы все время чувствуете себя преследуемым. Тогда, даже если у вас сильное эго, может наступить Психическое расстройство. То есть, у вас может быть Лепрозный или Сифилитический миазм, который вас подкосит, или вы уже можете быть слабы, и поэтому у вас начнется Психическое расстройство.

Такое можно увидеть чаще всего у Галогенов. Вы увидите, что это наиболее характерно для соединений Брома, Йода – у них часты Психические расстройства. У вас будут пациенты с препаратами Змей, у которых будут психически расстройства, потому что они относятся к Лепрозному и Сифилитическому миазму. Вы увидите некоторые препараты царства Растений, где миазм чрезвычайно важен, потому то в царстве Растений именно миазм определяет, какого рода психическая патология может развиться. Вам может встретиться пациент Ocimum sanctum, Лепрозный миазм потому что на него постоянно нападают. Ощущение, что он сделал все неправильно, как будто подвергается пыткам, загнан в угол, изгнан, не принят, с ним плохо обращаются.

Таким образом, вам следует взглянуть на правую сторону Периодической таблицы элементов. Я могу представить себе пациента Никель, или пациента Феррум, или любого другого пациента, приходящего ко мне с серьезной Психической проблемой. Такого рода проблема может возникнуть у любого. Но в таком случае внешний стресс будет гораздо сильнее. Но если вы слишком слабы, как например, элементы верхних рядов, Галогены, Литий и некоторые препараты 3-его ряда, то вы наиболее уязвимы. Итак, я думаю, что первые три ряда наиболее важны, некоторые препараты ряда Кальция, сторона Калия в Периодической таблице элементов, Галогены очень-очень важны. Или Аурум, у которого есть так много вины, а также из-за миазма. Вы знаете, что они взваливают на себя слишком много, поэтому возникает депрессия и
суицидальные мысли.

Препараты вроде Mercury, Aurum и Plumbum, в промежуточных препаратах это нет так явно выражено. Именно те препараты, которые заставят вас совершать суицид, окажут на вас максимально деструктивное воздействие. Когда вы можете совершить суицид? Когда есть какой-то деструктивный процесс, когда вы больше не можете думать рационально. Поэтому именно эти препараты вы и будете назначать в Психиатрии. Я вижу то же самое и в Растительном царстве, и в Животном царстве. И я понимаю это, как я уже рассказал вам на примере морских препаратов и Животного царства в целом.

Давайте посмотрим, каково определение обсессивности. Навязчивая идея – это мысль, которая повторяется, это повторяющаяся мысль, которая приходит к вам в голову против вашей воли и вы понимаете иррациональность этой мысли. Например, я чувствую, что мои руки грязные, мои руки грязные, мои руки грязные. И эта мысль постоянно в моей голове. Я осматриваю свои руки и понимаю, что они не грязные. Но, несмотря на это, я не могу остановить эти мысли. Я начинаю бороться с ними. Навязчивая идея состоит из двух частей: первая часть внутри вас говорит, что есть что-то, а другая часть говорит, что этого на самом деле нет.

А компульсивность – это некая модель поведения, которой вы вынуждены следовать, несмотря на свое понимание, что все действия уже выполнены. Как, например, я чувствую, что мои руки грязные. Я хочу помыть руки. И я вынужден помыть руки. Только тогда я почувствую облегчение. В основе своей обсессивно-компульсивное расстройство является разновидностью тревожного расстройства, потому что в его основе лежит сильное беспокойство.

Обдумывание некой жизненной ситуации не является навязчивой идеей. Например, у кого-то умер ребенок, и она… мать все время вспоминает своего ребенка. Это не является навязчивой идеей. Это мысли, которые беспокоят вас и вы осознаете их иррациональность и не хотите, чтобы они продолжались. Именно это осознание иррациональности данных мыслей отличает обсессивно-компульсивное расстройство от шизофрении, потому что есть аспект суждения.

Вы знаете об иррациональности, но тем не менее вы бессильны перед ними. Итак, всегда присутствуют две части. И эти две части борются. Внутри происходят военные действия. Это именно то, что я объяснял в начале беседы: когда беспокойство становится слишком сильным, ваша психика раскалывается.

И такие же две части могут быть внутри самого препарата или личности, такой как Alumina или Boron, потому что 3 колонка имеет две части. Или иногда мы можем это видеть в таких препаратах, как Anacardium, у которого ангел и дьявол. Но иногда это может происходить между двумя частями вашей психики, потому что ваша психика находится между двумя песнями. Внешняя реальность и внутренняя песня могут вступить в конфликт, и тогда мы получаем обсессивно-компульсивное расстройство.