Sepia (Grandgeorge)

Дома она слишком много работает, чтобы удовлетворить мужа

nebo

Типичная женщина

Вероятно, не существует более женского лекарства, чем Sepia, хотя оно подходит иногда и некоторым мужчинам. Типичная женщина Sepia приходит в ваш кабинет, явно обессиленная и доведенная до крайности поведением своих беспокойных многочисленных детей. Ее лицо покрыто желтыми печеночными пятнами, оставшимися после последней беременности. Дома она слишком много работает, чтобы удовлетворить этот маленький коллектив, включая мужа, который не очень много помогает ей по хозяйству. У нее все должно блестеть, и хозяйство из-за обостренной пунктуальности — постоянная забота.

На самом деле Sepia — это Золушка, которая все делает в доме, постоянно трудится для других, втайне мечтая, что когда-нибудь придет принц… В действительности принцем неосознанно является отец, который играет очень важную роль для Sepia. В последствии муж будет часто разочаровывать и даже может быть отвергнут. Подобно каракатице, маленькому морскому животному, с глубоким взглядом, Sepia копит в себе все плохое, чтобы спрятаться в нем. Это сказывается на ее настроении, и она быстро впадает в депрессию. Наблюдаются запоры, обостренная чувствительность к запахам (ребенок, который все нюхает, тошнота при некоторых запахах кухни), зябкость (в частности, конечностей, руки и ноги всегда холодные). Физические упражнения улучшают состояние Sepia, заставляя кровь циркулировать в области малого таза и разблокируют венозную портальную систему.

У девочки Sepia матовая кожа, она входит в кабинет врача застенчиво, сидит, скрестив ноги, и постоянно покусывает губы. На ногтях белые пятна. Часто на кистях и подошвах имеются зудящие бородавки. На берегу моря у нее наступает обострение всех симптомов. Летом ей стоит предпринимать прогулки в горы. Отметим еще также чувствительность к Е. coli (колибациллурия), склонность к болезням горла и к ветряной оспе, очень сильной и вызывающей выраженное утомление. Дети Sepia ревнуют родителей к другим детям (Arsenicum album, Natrium muriaticum, Nux vomica). Они спортивны, очень ритмичны (художественная гимнастика, танцы). Индивидуумы Sepia также как Platina и Lycopodium больше всего любят детей; их привлекают профессии связанные с детьми, но во время нервного истощения (что случается часто так как они хотят сделать для них слишком много), они их не могут переносить.

Матье, 10 лет. В течение 3 лет страдает приступами астмы, раньше у него часто бывали ринофарингиты и ему удалили миндалины. Надо отметить, что назначенная ему третья прививка БЦЖ не привилась. Родители заметили любопытный факт: приступы становятся менее тяжелыми, даже исчезают при физических упражнениях. Так недавно он проснулся с умеренным приступом астмы, который прекратился днем во время игры в футбол. Это пунктуальный ребенок, хороший ученик. Он очень любит кислое (корнишоны, уксусный соус). Отмечается склонность к запорам. К тому же он ревнует родителей к своей пятилетней сестре. Приняв Sepia, затем Tuberculinum и Psorinum, ребенок полностью избавился от приступов астмы.

Мелани, 8-летняя смуглая девочка, застенчивая и очень прилежная в школе. У нее рецидивирующие ангины и белые бели. В анамнезе обнаруживается мочевая колибациллярная инфекция на первом году жизни. У нее сильно потеет голова после засыпания, она очень комплексует из-за энуреза. Она очень чувствительна к запахам, часто возникает рвота после жирной пищи или шоколада, который обожает, а также при поездках в автомобиле. После нескольких доз Sepia у нее пропадает аппетит, особенно по утрам, но временно усиливаются выделения, которые затем прекращаются, ангины и энурез исчезают. Отметим два пристрастия: танцы и лошадь.

Случай

Тьерри, девятилетний мальчик, которого привели ко мне на консультацию в ноябре 1980 года по поводу рецидивирующей гематурии, появившейся 2 года назад после ревматоидной пурпуры. В анамнезе у ребенка астма. В раннем детстве мальчик часто болел отитами, особенно в периоде прорезывания зубов и в конце концов у него были удалены аденоидные разрастания. Впоследствие его состояние было почти нормальным, лишь изредка наблюдались ацетоновые приступы. В возрасте семи лет мальчик заболел сильной ветряной оспой, вслед за которой через два месяца появилась ревматоидная пурпура. Довольно высокий титр антистрептококковых антител заставлял врачей назначать Орациллин при каждом подъеме температуры, то есть приблизительно одну неделю из двух.

Так как аллопатическое лечение оказалось неспособным приостановить гематурию, решили попробовать гомеопатию. Ребенок принимал безрезультатно различные лекарства, в том числе такие нозоды, как: Streptococcinum, Tuberculinum и Psorinum. Я же решаю посмотреть в реперториуме следующие симптомы: желание компании, желание сладостей, синие круги под глазами, зловонное дыхание, следы зубов на языке, припухлые веки, кровавая моча. В результате этой реперторизации на первое место выходит Arsenicum alb. и за ним следуют три лекарства: Lycopodium, Mercurius, Sepia.

9 декабря 1980 года при остром приступе гематурии я ему даю Arsenicum alb. 9, 15 и 30 СН, три дозы последовательно. 26 декабря моча просветлилась, но, однако, не стала нормальной, а на нижних частях тела появилась пурпура. Считая позитивным возвращение старых симптомов, я продолжаю давать Arsenicum alb. 15 СН, одну дозу каждые 2 недели. В январе состояние ребенка характеризовалось подъемами и спадами, отмечалось чередование пурпуры на нижних частях тела и гематурии, при этом было не ясно, в какую сторону развивается болезнь.

28 января появляются новые симптомы: пузырьковая сыпь на лице и на голенях, при расчесывании пузырьки вскрываются с образованием эрозий. Через несколько дней моча стала мутной, с известковым осадком. Я решаю давать Sepia, тем более, что ребенок боится холода и имеется склонность к запорам. Пурпура «пылает» еще несколько дней, затем все налаживается и с кожей и с мочой. Ребенок продолжает принимать Sepia 30 СН по одной дозе каждый месяц.

В мае 1981 года впервые за несколько месяцев отмечается нормальный анализ мочи. В октябре 1981, через 9 месяцев, никаких признаков гематурии не обнаружено, и клинический, и биохимический анализы нормальные. Итак, в этом случае ни один из характерных симптомов не мог достоверно указать на нужное лекарство. Соображения типологического характера или какие-либо другие мысли приводили в тупик. Только реперторизация всех постоянных мелких симптомов смогла помочь выбрать лекарство, способное оказать воздействие на состояние больного.

Случай

Мадам Франсуаз Р., 1921 года рождения, обратилась 28 марта 1980 г. в скорую помощь с острым депрессивным состоянием. Дежурный врач констатировал застывшее выражение лица, речь медленную и затрудненную. Больная жалуется на постоянную усталость, бесонницу и сама себя обвиняет. Она много лет находится под наблюдением врача по поводу депрессивного состояния и уже была госпитализирована по этому поводу. У нее навязчивые мысли о смерти после внезапной кончины ее отца, когда ей было 13 лет и недавно она пережила внезапную смерть своего зятя.

В настоящее время она работает служащей в конторе и живет со своей престарелой матерью, которая не встает с кровати. Она принимает маленькие дозы седативных нейролептических препаратов, анксиолитик и снотворное. В течение нескольких месяцев она больше не употребляет антидепрессивных средств. Мы ее осматриваем 29 апреля 1980 г. в 9 часов. Ей назначены 5 гранул Sepia 15 СН, показанные по следующим симптомам: коричневые пятна на лице, ногти с белыми пятнами, хронический запор (осложненный психотропными препаратами), повышенная зябкость, любовь к кислому. Ночью, после приема этого лекарства, медицинский персонал отмечает припадок сомнамбулизма: Мадам Р., шагала по коридорам отделения и говорила себе самой: «Окружена змеями». Ее отвели в ее комнату, где она крепко уснула. Назавтра она заявила, что «хорошо спала, несмотря на сон про змею».

2 мая 1980 г. мы находим ее одетой, подкрашенной. Она просит разрешение на прогулку: «Чтобы пройтись в соседний торговый центр». 13 мая 1980 г. мы даем ей вторую дозу Sepia 15 СН. Больная не получает никакого другого лекарства с момента поступления на отделение. 16 мая на отделении она улыбается, чувствует себя явно лучше и планирует вернуться на работу. Выписалась из больницы 19 мая 1980 г. На осмотре 14 июня 1980 г. она чувствует себя хорошо и уже две недели работает. Она заявляет, что хочет продолжать лечиться у гомеопата, так как: «Это лечение вылечило также и мой запор, который усиливался от принимаемых ранее лекарств».