Stramonium (Nash)

Совершенное отсутствие боли

gaz

Больной требует света и общества

Дикий бред с красным лицом и болтливостью. Болтливость. Широкие зрачки, больному хочется света и общества, он боится оставаться один, ему хочется держаться за руку. Одна сторона парализована, другая подергивается. При пробуждении сжимает веки в испуге, боится первого попавшегося на глаза предмета. Отсутствие боли (Opium). Больной внезапно поднимает голову с подушки вследствие спазма мышц шеи.

Это последнее из трех средств, имеющих весьма сильный бред, от двух остальных оно отличается интенсивностью бреда. Бред бывает ужасный: пение, смех, гримасы, свист, визг, жалобные мольбы, страшные проклятия и больше, чем у всех других средств – болтливость. Кроме того, пациент принимает все позы, соответствующие его изменчивому настроению: то скрючивается, то вытягивается, то катается, то делается неподвижным или же внезапно снова и снова поднимает голову с подушки.

Предметы кажутся искривленными и наклоняющимися к нему. Рот внутри как будто оборван, язык может делаться тугоподвижным или парализованным. Стул жидкий, черноватый, пахнущий падалью. Бывает задержка стула и мочи. Позже может наступить потеря зрения, слуха и речи с расширенными, неподвижными глазами и проливным потом, который не доставляет облегчения, и вскоре может наступить смерть, если не поможет Stramonium.

При дальнейшем сравнении средств Stramonium оказывается наиболее болтливым. Hyoscyamus niger имеет самое сильное оцепенение. Belladonna в этом отношении стоит посередине. Stramonium бросается кругом, поднимает голову с подушки. Hyoscyamus niger подергивается или лежит вполне спокойно. Belladonna вздрагивает или подергивается во время засыпания и пробуждения. У всех возникает желание бежать. Такое состояние психики и чувств встречается в хронических и в острых маниях.

Я излечил несколько таких случаев. Один был у тридцатилетней женщины в результате перегрева на солнце во время экскурсии. Она была видным членом пресвитерианской церкви, но вообразила себя погибающей и шесть раз вызывала меня по утрам, чтобы я видел, как она умирает. «Погибла, погибла, погибла, навсегда погибла», твердила она. Она просила Священника, доктора и всех молиться за нее, без умолку говорила это день и ночь.

Я должен был запереть ее в комнате одну, потому что она не заснула бы ни на мгновение и никому не дала бы спать. Ей казалось, что голова у нее весом в бушель, настаивала на том, что ноги у нее, как церковь. После того, как в течение нескольких недель я лечил ее посредством Glonoinum, Lachesis, Natrium carbonicum и других средств, основываясь на причине, но не достигая ни малейшего улучшения, я дал ей Stramonium по симптомам, и через сутки от жалоб не осталось ни следа. Я давал ей 6-ю потенцию.

После этого я излечил такой же тяжелый случай посредством 100-й потен­ции. Я мог бы сообщить и о других столь же замечательных случаях, излеченных этим средством. Я приведу еще несколько симптомов. Пациент теряет равновесие в темноте и с закрытыми глазами. Широко открытые глаза, сильное расширение зрачков. Больной требует света и общества. Горячее и красное лицо, резко очерченный румянец. Конвульсии усиливаются от яркого света. Сухость рта и горла (Belladonna). Боязнь воды и отвращение ко всем жидкостям. Метроррагия с характерными симптомами со стороны психики. Сильная боль при абсцессах. Одна сторона парализована, другая в конвульсиях (Belladonna). Совершенное отсутствие боли (Opium).