Царство минералов. Sankaran

У препаратов 4-го ряда развивается совесть

city

Раджан Шанкаран и Джаеш Шах

Раджан Шанкаран: Как ты, говоря своими словами, видишь фундаментальную разницу между 3 царствами? Какова разница, по-твоему?

Джаеш Шах: У меня есть ощущение, что Минеральное царство – самое фундаментальное. А в Минеральном царстве основная тема связана с ростом и развитием. Позже в нашем обсуждении я несколько подробнее расскажу о том, как я вижу этот рост и это развитие. Это нечто фундаментальное – чувствовать себя отдельным и отличным от другого человека. По мере того, как ты растешь, ты продолжаешь чувствовать себя отдельным от этого другого человека. По мере твоего роста начинает возникать набор проблем, и это последствие твоего роста или недостаточного роста. Так что это весьма фундаментально для царства Минералов.

Если посмотреть на Растительное царство, я чувствую, что для Растительного царства очень важно понимание — разумеется, есть классификация царств- но в

Растительном царстве наиболее существенна нервная чувствительность и способность к реакции. Тогда самые характерные черты семейств растений можно найти в ключевых симптомах растительных препаратов. Поэтому иногда я придаю основное значение какому-нибудь очень-очень важному характерному симптому, предоставленному пациентом.

У меня может быть весьма четкое понимание некоторого семейства растений, но если есть характерный симптом, я придам ему большее значение, чем классификации по миазмам, и дам пациенту определенный препарат, когда возникает такая ситуация. Ведь глубинная чувствительность растений такова, что индивидуальный растительный препарат иногда так прекрасно проявляется в прувингах или в клинической практике в виде снова и снова подтверждаемого симптома. Поэтому в растительных семействах я не стал бы полностью игнорировать симптомы. И, разумеется, симптомы имеют значение и в других семействах препаратов. У животных – это тема выживания.

В царстве Животных основная тема – выживание. Разумеется, выживание наиболее приспособленных. Как я могу выжить? Как я могу приспособиться, как я могу адаптироваться, я против тебя, сильный против слабого, защита против нападения, и человеческое внутри нас. Животное внутри нас. Две воли, две части очень отчетливо видны у представителей Животного царства.

Пациенты левой стороны таблицы пытаются доказать свою значимость. Пациенты правой стороны постепенно вступают в борьбу с утратой значимости. И это видно в 18-й стадии, у благородных газов, где все пациенты чувствуют, что у них нет никакой значимости. Теперь мы понимаем, что Периодическая таблица или Минеральные препараты имеют отношение к росту и развитию. Когда человек уже существует, следующая стадия роста и развития – это развитие зародыша в матке. Жизнь в матке – это 2-я стадия; понимая рост и развитие в терминах человеческого развития, мы снова можем увидеть, что такое существо уже более развитое.

Lithium более развит, чем Hydrogen. У него уже есть структура минерала. Эта структура становится тяжелее с увеличением атомного веса, атомного номера, она обретает тяжесть. Так что в ней есть большее, чем просто существование. На верхнем уровне это просто существование, и мы видим незащищенность на самых разных уровнях. У человека нет денег, нет отношений, ничего нет.

Он даже не знает, что существует. Это включает в себя все, но как только мы переходим от Hydrogen к Lithium – здесь уже есть некоторая структура. Я вспоминаю свой первый случай Lithium. Он был поистине послан мне Богом, поскольку появился сразу после моего первого случая Hydrogen. Первым случаем Hydrogen был случай человека с тяжелой эпилепсией, у него случались припадки 8, 9, 10 раз в день.

Мужчина 64 лет; он пришел и сразу стал говорить о том, как его мать никогда его не замечала, его сестра никогда его не замечала, и вся семья его никогда не замечала, как он был совершенно покинутым, и как однажды холодным утром он постучал в дверь, а сестра стала делать так-, и он почувствовал, что совершенно не существует. Как он попал в тяжелую аварию, и все его тело было искорежено, а мать не узнала его и ушла. Вот такая история, и здесь я впервые обнаружил, заметил у Hydrogen чувство, что его не замечают. То есть там практически нет никакой структуры, вот ее и не замечают. Это так близко к тому космическому единству, что его невозможно заметить.

В то же время у Lithium, в случае, последовавшем за этим, речь шла о женщине, которая начала рассказывать свою историю с того, что ее покинули, и она чувствует себя в высшей степени покинутой, а затем она пришла ко мне и прямо с начала нашей встречи стала рассказывать о главном – что домохозяин выгоняет ее из дома. Ей снилось, что у нее нет еды, что всем подают еду, а ей не подают. Ей снится, что нет достаточно одежды.

Она выглядела такой бедной, беспомощной, тревожной. Я понял, что у нее также совсем мало структуры, но все же больше, чем у Hydrogen. У Lithium основное чувство: «Как мне… могу ли я отделиться от этой матки? Мне невозможно отделиться от этой матки. Я еще недостаточно развит, чтобы отделиться от матки». Но все же это гораздо труднее, чем отделение для Hydrogen..Произошел определенный
рост, что позволяет нам отличить Hydrogen от Lithium, поскольку Lithium более развит.

По мере того, как мы движемся по Периодической таблице, рост и развитие увеличиваются, а по мере того, как они увеличиваются, это создает все большую и большую отдельность. Если посмотреть на Hydrogen, столь близкий к этой космической реальности, единству, и продвинуться к Aurum (золото), такому плотному, такому отличающемуся от остального мира – в этом для меня самая фундаментальная идея Минералов.

В процессе роста и развития встает множество вопросов, поскольку в тот момент, когда вы видите такие препараты, как Lithium, Beryllium, Boron, то понимаете, что они настолько недоразвиты, что не чувствуют в себе способности быть самостоятельными. Почему они не чувствуют себя достаточно способными, чтобы быть самостоятельными? Почему у них возникает эта тема? Во -первых, потому что они выросли больше, чем Hydrogen, но меньше, чем остальные элементы Периодической таблицы. Это ставит их в весьма специфическую ситуацию роста и не-роста. Это место, где находится препарат.

Итак, во второй серии ты начинаешь ощущать, что должен отделиться от матери, поскольку ты уже вырос, отделишься ты или нет.

Первые 3, Beryllium (бериллий), Boron (бор) хотят остаться внутри. Они не хотят выходить наружу; Nitrogen (азот) и Oxygen (кислород) чувствуют, что они выросли больше, нежели возможно, чтобы остаться в структуре матки, это сдавливает меня, душит меня. Нужно выйти наружу. В этом смысле у Nitrogen и Oxygen происходит утрата релевантности структуры.

РШ: Джайеш, ты написал книгу о «Понимании 2-го ряда Периодической таблицы».
ДжШ: Да.
РШ: Можешь рассказать нам немного о 2-м ряде с несколькими примерами?
ДжШ: Самое фундаментальное, что можно заметить во 2-м ряду – это ощущение постоянной нехватки. Это очень нуждающиеся люди, поскольку они никогда не могут быть самостоятельными, и все время боятся, что утратят ту базовую помощь, которая у них есть. Они полностью зависимы от этой помощи. Эта линия помощи подобна пуповине. Она обеспечивает для них все фундаментальные потребности, которые на хинди называются роти (хлеб), капда (одежда), макан (дом).

И даже более фундаментальные потребности в том, чтобы их кормили, защищали, заботились о них, обеспечивали все фундаментальные потребности, которые они не могут обеспечить сами для себя. Когда мы смотрим на этот аспект 2-го ряда, мы видим еще один аспект, который приходит мне в голову – это оценка минералов в терминах их внутренних ресурсов. Lithium, Beryllium и Boron наделены очень малыми собственными внутренними ресурсами. Поэтому они оказываются совершенно зависимыми людьми. Теперь я попытаюсь рассказать кое-что относительно этого роста и развития, как я это вижу.

Где-то каждый из этих минеральных препаратов, а может быть даже, в некоторой степени, каждый из нас, у каждого из нас есть некоторая часть, относящаяся к минералу и застрявшая на определенном уровне этого роста и развития. Однажды я осматривал человека и спросил его: «В чем проблема?» Он сказал: «Моя основная проблема в слабости». Итак: «Расскажите мне о слабости». Он сказал: «Я такой слабый, что не могу жить мою жизнь в полной мере, не могу принимать никаких решений.

Я не способен быть полностью независимым, как личность». Ему 49 лет. Он сказал: «У меня есть серьезные проблемы с отцом. Мой отец не позволяет мне быть независимым, он не дает мне отделиться от бизнеса. Мой отец не позволяет мне этого. Я совершенно зависим от отца в принятии всех решений». Когда же я спросил его: «Почему же ты не отделишься от отца?», он сказал: «Я слишком слаб. Я не способен сам заработать на жизнь.

Я не способен обеспечить семью. Я не способен создать собственные отношения. Я ни на что не способен без отца. Я чувствую себя очень, очень слабым и хромым. И с одной стороны, я рад, что мой отец обеспечивает меня всем, но моя жена совсем не рада, что я завишу от отца».

Итак, посмотрев на этого 49-летнего мужчину, мы увидим, что он физически вырос, но на психическом уровне и на энергетическом уровне, на уровне деятельности, на уровне высшего роста, энергетического роста, можно видеть, что он Бериллий , он в втором ряду… совершенно зависим, хотя у него и есть некоторое недовольство по поводу отца, но оно сочетается с полной неспособностью отделиться, ведь он сам такой слабый и неразвитый.

РШ: Джайеш, есть интересный вопрос: Когда ты говоришь об этом человеке, препарате Beryllium и т. п. Как отличить это от Baryta carb?
Ведь мы знаем, что у Baryta carb ощущение также: «Я не способен принять ответственность на себя. Поэтому я должен зависеть от других людей, которые буквально во всем меня поддерживают». Ты знаешь это и знаешь об инфантильности Baryta.

ДжШ: Это совершенно очевидный вопрос, поскольку, если вы понимаете, Beryllium и Baryta оба находятся во 2-й колонке. Beryllium расположен во 2-м ряду, а Barium в 6-м ряду, но оба – во 2-й колонке. Поэтому есть некоторое сходство, оба они чувствуют себя, как дети, но различие состоит в том, что Barium гораздо тяжелее. Например: один из характернейших симптомов Barium – то, что все на него смотрят. Он так смущается, что все смотрят на него, все вокруг на него смотрят. Они над ним смеются, смотрят на него. Они его передразнивают. У него есть чувство, что его ноги отрезаны, и он как карлик.

Теперь, посмотрев на эти симптомы, вы понимаете, что Baryta carb чувствует, что его уже заметили так много людей, они смеются над ним, и он ощущает негодование. Его чувство неспособности наделено гораздо большей тяжестью. Это ощущение неспособности вроде того, как в большом предприятии Ответственности я чувствую себя маленьким ребенком. Вроде того, как у моего отца – великая империя, мой отец – могущественный человек. У моего отца так много денег. Мой отец занимал ведущее положение в компании, он влиял на множество людей. Когда я хочу войти в его роль, я чувствую себя ребенком, я чувствую, что не смогу осуществить подобную ответственность. Люди не будут уважать меня так, поскольку у меня нет способности делать подобные дела. Так о какой способности и возможности мы говорим?

Beryllium говорит о своей способности быть самостоятельным лишь для того, чтобы обеспечивать себя самыми фундаментальными ресурсами для своего существования. В то время, как Barium говорит об исполнении, на публике он довольно робок.

Barium говорит об ответственности. При этом на кону стоит гораздо большая самоценность. Когда я говорю о самоценности, это происходит, потому что самоценность в определенной степени родственна собственной воле. Это как вес… атомный вес элемента. Также это отражается как-то в характере ситуации, в которой находится Barium.

Если мы хотим понять Barium: у Barium есть ряд проблем, возникающих из-за двух вещей: во-первых, у Barium есть проблемы оттого, что он вырос, развился. По сравнению с Beryllium, Barium гораздо более развит, намного тяжелее, он дорос до 6-го ряда, это ребенок в 6-м ряду. Поэтому, если рассмотреть набор проблем, которые есть у Barium, это будет относиться к его развитию до 6-го ряда, и к его не- развитию, как ребенка.
Препарат – это точка встречи между твоим развитием и твоим не-развитием. Поэтому у любого препарата Периодической таблицы будут проблемы, поскольку следует проверить, насколько он развит, а насколько неразвит.

РШ: Возникает похожий вопрос: Когда мы говорим о Beryllium, понятно, что мы говорим: ребенок нуждается, ребенок не может быть самостоятельным. Мы думаем о различии между Beryllium и, скажем, Magnesium – это тоже ребенок-сирота, ребенок, нуждающийся в заботе и питании извне, ребенок, чувствующий себя покинутым и одиноким. Как различить 2-й и 3-й ряд?

ДжШ: Это очень интересно, поскольку в то время, как у Beryllium речь идет о самых фундаментальных потребностях, которые он не может себе обеспечить, он не может быть самостоятельным, не отделившись от своих отца и матери, от того, кто заботится о нем, питает его, от которых он полностью зависим в самых базовых потребностях, относящихся к выживанию.

Когда же мы подходим к Magnesium, он уже гораздо более развит, чем Beryllium. Поэтому у Magnesium будут такие темы, как, например, «Я не настолько ребенок своего отца, как моя сестра». «Я не достаточно хороший сын, я не достаточно хорошая сестра, недостаточно хороший брат, о другом брате лучше заботятся. Обо мне меньше заботятся. Я как сирота в семье»- говорит он в этом контексте.

Он пытается увидеть, что чувствует то же, там, где Beryllium это чувствует: в отношениях, в самосознании, в питании. Все эти темы гораздо более развиты у Magnesium. Многие пациенты Magnesium приходят с этим ощущением, что я каким-то образом прихожу к чувству, что я недостаточно сын своего отца. Чего-то не хватает в моей идентичности, и я не идеальный сын, не идеальный брат, не идеальная сестра, или же не идеальный сотрудник, не идеальный студент.

Так что здесь присутствует постоянное чувство отсутствия соответствующей идентичности. Эти пациенты ощущают утрату, ощущают недостаток в этой сфере. А поскольку Magnesium более развит, он устроен таким образом, и когда мы смотрим на идентичность в широком смысле, у него больше идентичности, гораздо больше структуры, он более развит, чем Beryllium. А затем, при сравнении с Barium мы видим, насколько тот более развит, насколько Barium более развит по сравнению с Magnesium.

РШ: А как ты видишь Carbon (углерод)?
ДжШ: Carbon – это очень большая область применения. Я думаю, Carbon и многие содержащие Carbon препараты в Материа медика не поняты. Но в свете этого понимания Периодической таблицы, Carbon находится на этапе, когда ребенок рождается или только что рожден. Он чувствует себя очень слабым и полностью подчиненным ситуации, он только что рожден на милость тому, что здесь происходит. Совершенно никаких реакций на происходящее. Полное принятие происходящего. Вот такого рода образ у меня сложился о Carbon.

РШ: Как же ты различаешь разные виды Carbon? Можешь ли ты здесь дать нам какие-то указания?
ДжШ: Очень интересна разница между разными соединениями Carbon, поскольку есть много содержащих Carbon препаратов: Petroleum, Graphites и другие. Так много…
РШ: Алмаз… есть несколько препаратов чистого Carbon. А есть еще много…
ДжШ: Углеводородные газы.
РШ: Органические, неорганические соединения; Роджер Моррисон написал целый том на эту тему, и мне до сих пор несколько трудно различать разные препараты Carbon. Поэтому я спрашиваю о твоем опыте.

ДжШ: Я расскажу вам об одном очень интересном аспекте, применимом в особенности к Carbon, который я часто замечаю в последнее время благодаря моему нынешнему подходу к опросу. Очень часто я вижу у Carbon отблески процесса рождения. В симтоматике, в страхах, когда ты ищешь или исследуешь страхи, или при исследовании основной жалобы, ты доходишь до момента, когда пациент начинает ощущать закрытое пространство, как будто он в закрытом пространстве, и оно сужается, и нужно выбраться из этого закрытого пространства. Я прошу пациентов оставаться в этом закрытом пространстве, и они часто выдают вот это. В этом месте они дают
некоторые указания, где они начинают переживать источник гораздо легче, чем у других минеральных препаратов. Например, многие из… один случай Carbon дал мне ощущение, что это закрытое пространство ощущается очень тяжелым. Такое ощущение, что я не могу идти, как будто я двигаюсь и не могу сдвинуться с места. Я сказал «Опишите это». – «Это ощущается, как будто я двигаюсь в нефти» — сказал он, -«Такое тяжелое, клейкое, липкое ощущение, такая чернота, запах».

Вот такой образ он дал, а когда я сказал: «Будьте с этим, просто будь с этим», и в этот момент он говорит: «Теперь я вышел из этого. Теперь я чувствую, как будто поднимаюсь, все время вверх, вверх, вверх. Так что я могу ясно видеть, что он вовлечена в процесс, подобный дистилляции бензина (Petroleum), его возгонке. Многие препараты Carbon будут нефтепродуктом того или иного рода. Затем нужно добиться понимания, каким образом можно получить все эти разнообразные вещества из сырой нефти. Итак, многие случаи Carbon будут связаны с нефтью, это будут препараты, полученные из нефти. И это большинство случаев.

РШ: Это приводит нас к интересному вопросу о Минеральном царстве. У растений мы видим ощущение, верно? У нас есть точные не специфически человеческие слова – тесный / свободный / загражденный / жесткий / повреждение / потрясение. У животных есть полная картина источника, но в царстве Минералов у нас очень часто возникает проблема в получении не специфически человеческой речи.

Мы часто назначаем препарат на основе специфически человеческих выражений: «Существую я или не существую?», как ты говорил; или на основе отношений, ответственности или творческих способностей, не вполне связанных с самим источником. Теперь, в этом случае, ты дал мне пример того, как пациент дает образ нефти, который привел тебя к Petroleum. Как ты видишь источник или неспецифически человеческий язык в Минеральном царстве? Как часто он появляется, появляется ли вообще, или мы все время остаемся на уровне специфически человеческой ситуации?

ДжШ: Это замечательный вопрос. Я могу сказать, что это происходит чаще в случаях Carbon, поскольку я как раз недавно видел случай, где было отчетливое чувство закрытого пространства, и женщина описывала смолу. Она сказала, что ощущение в точности, как у смолы, и дала описание смолы; а в нашей Материи медике есть несколько препаратов, изготовляемых из смолы.

Возвращаясь к источнику Минеральных препаратов – это очень интересный вопрос. Мой опыт на настоящий момент подсказывает, что в Минеральном царства менее развитые препараты: Hydrogen, Neon, все благородные газы, Nitrogen, Oxygen, Carbon – все эти препараты имеют тенденцию идти к переживанию источника. Газы поддаются этому легче, Hydrogen, Helium, соединения углерода (Carbon) – у всех них легко добраться до источника. По мере того, как мы движемся к более развитым минералам, более твердым и плотным, будет немало случаев, где нам трудно довести опрос до уровня источника, или же возникает много возможностей.

Хотелось бы, за некоторый период времени преодолеть эту преграду, и посмотреть, как эти препараты также добираются до своего источника. Но для этого в нас самих что-то должно открыться. Наше сознание где-то должно открыться несколько больше к этим веществам, и тогда мы начнем понимать их немного иначе, чем понимаем их сейчас.

Сегодня, когда мы понимаем, что имеем дело со случаем минерала, наш опрос имеет тенденцию идти в соответствующую сторону, и останавливаться на определенном месте с определенными заключениями. Я чувствую, что если мы будем оставаться непредубежденнными и получим несколько более обширный опыт, некоторые другие препараты также откроются нам на уровне источника; я думаю, что и Минеральное царство откроется для переживания внутреннего источника. Но прежде, чем я закончу, следует сказать снова, что некоторые препараты, например распадающиеся, радиоактивные элементы, скорее будут связаны с источником.

Я видел немало препаратов, связанных с источником. Я видел случай Silicea, где видна была связь с источником. Я видел случаи Carbon, Nitrogen, Oxygen, Helium, Neon, Argon, Krypton – всех этих препаратов, где видна была связь с источником. Время от времени можно видеть связь с источником в случае Natrum. Но внутреннее сознание в минеральном царстве все еще не до конца понято.

РШ: Мы часто думаем, и наш опыт подсказывает, что пациенты минеральных препаратов не дают нам много жестов. Каков твой опыт в этом отношении?
ДжШ: Нет, я так не думаю. У минеральных препаратов столько же жестов, как и в других царствах. Может быть, немногим меньше, но я видел Минералов, жестикулирующих очень сильно. У Минералов свои жесты. Я бы сказал, это выходит за пределы жеста, даже положения тела; они сообщают вещи, то, как они чувствуют, выражается в жесте. Очень часто сила, стремление держаться, дрожь, рост, проявляются в жесте. И множество жестов, свойственных Минералам, я видел в соответствующих случаях. Этот конкретный случай был полон жестами.

РШ: Ну возьмем простой пример. Какого рода жесты мы можем увидеть у такого препарата, как Aurum Metallicum?
ДжШ: Я чувствую, что самое важное в случаях Минералов – не обязательно Aurum Metallicum, но во всех препаратах Минералов –жесты консолидации источника, тем или иным образом, а также распадения структуры. Пациенты могут подавать знаки падения, развала, распада, как карточный домик, взрыва. Все эти жесты могут наблюдаться у Минеральных препаратов. Может быть, больше… Вот что приходит мне на ум.
РШ: Что еще проявляется в этих случаях?
Если они показывают такой жест, а ты… Ну, ты их просишь сконцентрироваться на этом жесте и рассказать об этом. Это куда-то ведет?
ДжШ: Я думаю, да, поскольку пациенты описывают в точности, какого рода структура рушится; какого рода структура удерживается. Что именно происходит в данной конкретной ситуации.

РШ: Здесь есть еще один общий вопрос. Ну, если говорить откровенно: Мы часто назначаем лишние препараты Минералов, там где это не требуется.
Поскольку Минералы, как мы понимаем, имеют отношение к различным сферам жизни: к отношениям, работе, творчеству, ответственности. Я совершенно уверен, что у каждого из нас есть какие-то проблемы в этих сферах. Так что очень легко как бы остановиться на этом уровне. В чем моя проблема?

Например, у меня проблема с деньгами, у меня нет денег, я не чувствую уверенности в денежных делах. Я зависим, скажем, от других в денежных вопросах и т. д. Это 4-й ряд. Ты знаешь, что очень легко остановиться на этом уровне, поскольку, уж конечно, у 50% людей есть проблемы с деньгами, а у других 50% — с отношениями, а у какого-то процента с ответственностью, творчеством, зависимостью или еще чем-нибудь. Как избежать такого хода мыслей?

ДжШ: Очень просто. Смотри, в каждом случае я, по крайней мере, стараюсь дать ему шанс на уровне переживания. Например, в случае этой женщины – у нее недоставало структуры, недоставало отношений, идентичности, или еще чего -то. Так как это ощущается? Каково переживание в такой ситуации? Тогда вы сможете понять темы Минералов более ясно.

РШ: Я говорю о том, что это может быть вообще не Минерал. Это может быть Растение. Ну знаешь, очень часто, если мы остановимся на уровне, где проблемы лежат в жизни пациента, мы назначим ему Минеральный препарат, поскольку проблема всегда лежит на уровне Минерала – на уровне отношений, работы, ответственности, идентичности – вот где мы видим проблему. Но на самом деле, проблема может состоять в чувствительности или конкуренции, или выживании, а мы очень часто не смотрим, лежит ли она на этом уровне, а просто останавливаемся на Минерале, поскольку Минералы часто не идут глубже. Или же мы должны попытаться пойти глубже и посмотреть, есть ли что-то под уже обнаруженным.

ДжШ: В такой ситуации я могу порекомендовать 2-3 вещи.
Во-первых, рассмотреть основную жалобу, и то, как человек сообщает вам об основной жалобе. Где была энергия? Где главное в этой основной жалобе? Какую модальность несет основная жалоба? Есть ли у основной жалобы ясное ощущение? Есть ли у основной жалобы ясное отношение чувствительности-реактивности? Есть много модальностей, например, специфичных для растительных семейств, например. Поэтому основная жалоба становится здесь очень важной вещью, в группе Минеральных препаратов.
РШ: Я думаю, это действительно, очень, очень важное указание. Я полностью с тобой согласен, поскольку именно здесь будет лежать разница между тем, чтобы запутаться в истории пациента, или, с другой стороны, увидеть где тело и психика приходят к одному и тому же языку.

ДжШ: Итак, основная жалоба очень важна.
Второе – это уровень страхов и сновидений, поскольку если у вас появляется сон, полностью противоречащий всей истории, если вы выстроили весь случай, и выстроили его для минерального препарата, а у вас появляется сон, который совершенно выбивается из общей мелодии, из общей построенной вами концепции, которая есть у вас в голове, вся концепция рискует развалиться. Вам следует пересмотреть снова всю ситуацию в свете самого значительного сновидения или повторяющегося сновидения, или интенсивного сновидения, или интенсивного страха.

Иногда мы просто втискиваем этот страх или историю или прочие вещи в концепцию. Но если вы действительно тщательно рассмотрите это сновидение, может обнаружиться, что на самом деле речь идет о растительном или животном препарате, или о чем-то совершенно ином.
РШ: Что тут добавить; нужно посмотреть еще, что именно является самой характерной чертой в случае; то есть, это может быть что угодно, интересы или хобби. Это может быть то, как пациент одевается, какой работой занимается. То, как он рассказывает, какие использует слова, самая странная вещь… Неприемлемой вещью тоже не стоит пренебрегать, ей нужно отдать предпочтение, посмотреть, куда она приведет.

ДжШ: Это приводит меня прямо к одному случаю, который я не забуду никогда в жизни. Это был случай женщины, которой я после опроса назначил замечательный инеральный препарат. Я не поню точно, какой именно. Но это был препарат, который подходил ей просто, как по книге. Я позвал ассистента, объяснил ему случай, и прежде, чем эта женщина вышла из моей комнаты, я ее спросил: «Вы думаете, я Вас понял?»

Этот вопрос я задаю многим пациентам прежде, чем они встают и выходят. Просто, чтобы проверить, понял ли я этого человека, и чувствует ли он себя понятым. Так что я спросил: «Понял ли я Вас?» А она ответила: «Нет». И это было такое эмоциональное «нет» после полутора или сколько там часов, когда я ее опрашивал. Тогда я спросил: «Чего же я не понял?» «Мою свекровь» Ну я сказал: «Хорошо, расскажите мне о своей свекрови», и затем еще час она рассказывала, и это было совершенно иное, чем то, что она рассказывала перед этим. Поверьте мне, совершенно иное.

Так что ты указал на очень значительную вещь: нужно увидеть и обозначить ту область у человека, где есть интенсивное движение энергии, эмоциональной или еще какой -то. Всегда есть какая-то тема на уровне физическом / психическом / эмоциональном / ощущении / образа / духовном и т. д.

РШ: Или характеристики.
ДжШ: Да, характеристики. Здесь есть один или, может быть, 2-3 специфических аспекта, несущих, я бы сказал, заряд. Когда симптом или тема несут в себе заряд; можно увидеть, что когда вы заговариваете, например, о свекрови, все начинает расшатываться. Вы видите, как меняется все энергетическая картина. Когда вы замечается что-то подобное, это нужно тщательно исследовать. Это место в опросе, когда вы чувствуете, что в ситуации заключена некое расстройство, нужно исследовать, и часто вы к своему удивлению обнаружите, что нужный препарат виден как раз в самой тяжелой ситуации или симптоме, или сновидении, или отношении, а не во всех остальных вещах, даже вместе взятых. И это единственное в жизни пациента весьма важно. Причем не все пациенты скажут сразу то, что их подавляет. Это выходит наружу несколько позже, по мере продвижения опроса. Продвигаясь с опросом вы внезапно обнаруживаете, что в некотором месте пациент весьма интенсивно описывает другую песню.

РШ: Я хочу немного отвлечься: коль скоро ты уже здесь, было бы неплохо поподробней рассказать о некоторых вещах, где ты делаешь что-то особенное. Меня в тебе особенно поражают два момента. Первый из них: бывало, что я звоню тебе по телефону, говорю: «Как дела?»

А ты отвечаешь: «Раджан, у меня сегодня был фантастический случай», а я спрашиваю: «Ну, что за случай», а ты говоришь: «Нет, ну абсолютно фантастический случай. Я проводил опрос четыре часа, и это потрясающе».
Тогда я спрашиваю: «Ну, и какой препарат?» А ты говоришь: «Я не знаю, я только провел опрос, и был очень впечатлен». Так что для тебя важнее извлечь то, что там, внутри, чем найти препарат. Это первое.
А второе: когда ты говоришь о том, что есть область, где находится заряд, и нам нужно исследовать эту область. Я думаю, что нашим слушателям будет важно узнать секрет этих двух заявлений: во-первых, когда ты говоришь, что это совершенно потрясающий случай, но тебе не известен препарат, а во-вторых, как нам исследовать интересную нам область.

Какой способ здесь применить. Ведь я видел это, и у тебя действительно очень хорошо получается. Как я видел, при исследовании ты действительно спрашиваешь вдумчиво и совершенно непредвзято. Так как это делать, скажи, пожалуйста. Что там происходит, и вообще. Таким способом, не направляя пациента, а действительно интересуясь, что произойдет. Это второй феномен. Я бы хотел, чтобы ты немного это объяснил.

ДжШ: Я могу точно сказать только одно – это происходило со мной с самого начала; я часто знал, что я назначил препарат, но я просто подобрал препарат. Но нередко я знал, что хорошо исследовал случай, и именно оттого, что хорошо исследовал данный случай, я не знаю, какой препарат назначить. Потому что если не изучить случай основательно, можно было бы подобрать препарат для данного пациента. Но
поскольку опрос сделан столь тщательно, препарат, который вышел наружу, не может объяснить весь случай полностью, хотя ты и понял все феномены. В таком случае самое лучшее – это остаться в неизвестности, поскольку ответ не придет оттого, что ты притворишься знающим.

Ответ приходит из незнания. Когда ты не знаешь, и пациент приходит к тебе на повторный осмотр, ты можешь потратить еще полчаса на его опрос и придти к некоторой точке света и мудрости. Ведь не каждый пациент, не каждый случай становится ясным для меня или для кого-то еще – будь то гомеопат или целитель – за один опрос. Есть случаи, открывающие нам нечто и через 20 лет. Как бы я мог… дать назначение такому пациенту.

РШ: Джайеш, Джайеш, мы же не хотим, чтобы все совершенно пали духом, зачем говорить про 20 лет, пожалуйста.
ДжШ: Это вовсе не причина падать духом. Это правда. Мы же не хотим жить в иллюзии, что помогаем людям, когда есть масса вещей, которых мы не понимаем.

РШ: Но хотя бы заверь их, что не во всех случаях требуется 20 лет, пожалуйста.
ДжШ: Я просто… Просто чтобы сказать… Я готов прождать даже всю жизнь, в ожидании ответа. Но я хочу, чтобы это был правильный ответ, я не хочу подгонять пациента под что-то, в чем я не убедился еще, и чего, возможно, там нет. Так как я могу назначить этот препарат; и часто, поверьте, самой мощной позицией будет остаться с вопросом, поскольку лишь вопрос приносит ответ. Поэтому я всегда спрашиваю. Я люблю
оставаться с вопросом, поскольку вопросы приносят ответы.

РШ: Как исследовать?
ДжШ: Когда вы обнаруживаете явление / тему / симптом, которые весьма интенсивны, не оставляйте их неисследованными. В каждом конкретном случае вы должны обнаружить хотя бы одну область интенсивного напряжения у пациента. Если вы обнаруживаете такую область интенсивного напряжения, то даже если этот человек пришел к вам не с этим… вы случайно можете обнаружить, что в этой области напряжение сильнее, чем там, с чем пациент к вам обратился.
РШ: Это может быть физическим или эмоциональным?
ДжШ: Это может быть физическим или эмоциональным / это может быть отношениями / или сновидением / или фобией / или ситуацией с деньгами / или чем-нибудь еще / или вина. Это может быть очень много чем, и это очень, очень важно. Нужно быть чувствительными к этому напряжению.

У Calcarea, Magnesium, Beryllium, Strontium, пациенты подобны детям. Они все время убегают назад к матери. Мать должна нести их при малейшем затруднении. Но к тому времени, как они дорастают до 3-го ряда (то есть, 3-й колонки), у них… Они уже сами по себе, но не прочно стоят на земле, не основательны.

Поэтому они продолжают так поступать. Таково ощущение структуры у 3-го ряда, чувство 3-й колонки; это ощущение, что структура не установлена. Структура качается, шатается. Как только кто-то делает этот жест, такое движение, это тут же заставляет мой ум устремиться к 3 -й колонке, поскольку у Boron матка уже начинает сокращаться. Все не настолько стабильно, как предполагалось, понимаете. Известнейший симптом Boron: он съезжает с горки, все очень шатко.

У Scandium ощущение похожее. Я не могу забыть этот случай, со Scandium. У того человека было похожее чувство, ужасный тревожный невроз, но все это имело отношение к его работе, зарабатыванию денег, его профессии врача. Как работает его клиника? Как он обеспечивает семью? Как ему нужно создать себе соответствующую репутацию? Как ему сделать соответствующую клинику? Все эти вопросы и ужасная тревога, что с ним что-то случится. Как будет жить его семья? В этом пункте у него начинался сильнейший тревожный невроз. Он сказал: Я чувствую себя в точности так. Я попросил его: «Опиши то». Он сказал: «Когда я располагаюсь в пятизвездочном отеле, и обнаруживаю, что пол очень скользкий, у меня возникает такое ощущение». Я спросил: «Что за ощущение?» И тогда он выдал мне прекрасный образ.

Он сказал: «Я чувствую, как будто у меня под ногами две длинные палки, и я иду по этим двум длинным палкам, как будто они не лежат на земле, и я могу в любой момент упасть. Я хочу, чтобы эти палки ушли глубоко внутрь, образовали основание, по которому я мог бы ходить с большей легкостью». Этот случай относился к 4-му ряду. Так что я назначил ему Scandium, и он очень хорошо шел на этом препарате. …

РШ: Расскажи нам еще немного о свеем опыте с 4-м рядом. Есть ли что-то, чем ты особенно хочешь поделиться с нами?
ДжШ: Я чувствую, что 4-й ряд – это ряд, где человек на самом деле развивается. Большинство людей принадлежат к 4-му ряду. Все это люди действия. Все они ытаются сделать что-то значительное в нашем обществе. Множество проблем, множество пациентов попадают в эту категорию. Это то время, когда полностью устанавливается рост и развитие, когда мы начинаем ощущать себя цельной личностью. Это уже развившаяся личность.

В этом общее ощущение, которое у меня возникает, когда я вижу пациента из 4 ряда. Он действует, делает что-то самостоятельно, он постоянно в действии, он обеспечивает, создает, у него достаточно ресурсов, чтобы заработать себе на хлеб с маслом, чтобы обеспечить свое социальное окружение, создать свой дом, планировать на долгое время, ходить в кино, на танцы, в театр и так далее. Все, что нужно человеку в жизни, все потребности попадают в 4-й ряд. Большинство нужд пациентов относится к 4-му ряду.

Итак, 4-й ряд полон напряжения. В 4-м ряду происходит также весьма значительное развитие – это ряд, где развитие гораздо более сознательное, чем у других препаратов. В 4-м ряду гораздо сильнее страха сделать что-то плохое, и мне стало это яснее, после того, как я увидел несколько психиатрических случаев, которые показывал однажды в Лонавале доктор Махеш Ганди. У препаратов 4-го ряда развивается совесть – держите это в голове. Ощущение правильного и неправильного очень сильно у препаратов 4-го ряда.

Темы 4-го ряда – это для большинства людей тема борьбы. Здесь люди хотят чувствовать себя уверенно, безопасно, основательно, укорененно, в отношениях. Иметь доброе имя, славу; они бывают задеты, они работают достаточно, чтобы добиться признания, они чувствуют ответственность за общество, в котором живут. Они хотят быть хорошими членами этого общества.

Они хотят чего-то добиться. Они хотят заработать себе репутацию, идентичность.  Чтобы люди знали их, как того человека, который сделал такую штуку – вот темя 4-го ряда. Они представляют собой весьма развитую, сознательную личность. Они говорят – вот богобоязненный человек.
Он не преступник. Всегда в мире… обычно на улице можно встретить кого-то, про кого говорят – это богобоязненный человек. Большинство людей таковы. Эта совестливость очень сильна в 4-м ряду, и не так сильна в темах предыдущих рядов.

РШ: Поскольку в 5 ряду или 6 ряду люди как бы устанавливают собственные правила. А в 3 ряду, они все еще решают для себя, что правильно, а что не правильно?