Tuberculinum (Nash)

arch

Хочет путешествовать

Пациент – космополит, никогда не может долго оставаться на одном месте, хочет путешествовать. Блуждающие боли в конечностях и суставах, тугоподвижность в начале движения, усиливающиеся при стоянии, уменьшающиеся при продолжи­тельном движении. Пациент жаждет свежего воздуха, хочет, чтобы окна и двери были от­крыты, любит ездить верхом на ветру. Пациент простуживается от малейшего холода, не успевает избавиться от одной простуды, как наступает другая.

Истощение даже тогда, когда пациент чувствует себя здоровым. Он так голоден, что должен вставать ночью и есть. Боль, пронизывающая верхнюю долю левого легкого. Там начинается туберкулезный процесс. Туберкулез в семейном анамнезе. Постоянно меняющиеся симптомы, быстро появляющиеся и быстро исче­зающие. У меня был случай запаздывающих менструаций у молодой девушки с увеличенными миндалинами, которая при всяком напряжении делалась блед­ной, утомленной и слабой, а дыхание становилось коротким.

Под дей­ствием Pulsatilla менструации дважды появились, но с промежутками в несколько месяцев, и снова прекратились. После неудачи с несколькими другими средствами она приняла один раз Tuberculinum с быстрым, лег­ким и естественным появлением менструаций и соответствующим улучше­нием самочувствия в других отношениях. Теперь она посещает школу в хорошем состоянии здоровья. Я забыл сказать, что несколькими годами раньше у нее умерла от чахотки старшая сестра.

Во время посещения моей дочери в Афинах (Пенсильвания) я зашел к одному из гомеопатов, которого раньше я не знал. Он читал «Руководящие симптомы». После того, как мы немного поговорили о книгах, он спросил меня, не пожелаю ли я посмотреть сложный случай, который был бесплат­ным и поступил в его руки от аллопатов, отказавшихся от пациента, как обреченного насмерть. Я охотно согласился пойти.

Мы нашли семимесяч­ного ребенка с головой более крупной, чем голова мужчины, с выпученны­ми и закатившимися глазами, движущимися лишь немного из стороны в сто­рону. Он выглядел идиотом. Родничок прощупать было невозможно из-за гидроцефалического увеличения головы. Я видел, что ребенок никого не узнавал, плач и стоны усиливались, если его двигали. Расспрос обнаружил, что несколько сестер у его матери умерли от тубер­кулеза. Он был единственным оставшимся в живых. С согласия врача я дал Tuberculinum 1М и посоветовал ждать. Это было в понедельник на пас­хальной неделе, а 24 мая 1900 я получил следующее письма:

«Д-ру Нэшу. Кортланд. Нью-Йорк. Дорогой доктор! Вы, без сомнения, помните случай гидроцефалии, ко­торый вы видели со мной в Афинах, и прописали Tuberculinum. Так вот, с того дня у пациента голова перестала увеличиваться (хотя кроме этого лекарства он не принимал никакого другого) и начала постепенно умень­шаться. Ее измеряют каждое воскресенье, и в последнее воскресенье она была еще на полдюйма меньше. Не будьте ли вы любезны прислать мне Tu­berculinum в высокой потенции, чтобы я мог давать его с промежутками».

С тех пор я получил еще одно письмо, сообщающее об улучшении, по­стоянно прогрессирующем. Я едва ли мог ждать излечения в таком случае, но пока действие лекарства кажется замечательным. Год назад ко мне посту­пил случай легочной болезни четыре года находившейся на лечении у алло­патов. Каждое лето пациентка была в санатории, основанном д-ром Лумис (Нью-Йорк), специалистом по болезням легких. Ей все время дела­лось хуже, пока я не взял ее в свои руки.

Под действием двух приемов Sulfur, за которым следовал Tuberculinum, она так поправилась, что было трудно убедить кого-нибудь, что она когда-то была больна. Болезнь локализовалась в верхушке левого легкого, где была каверна, которая, насколько я мог обнаружить, теперь излечена, хотя остается некоторая приглушенность дыхательного шума. Одним из резуль­татов действия этих средств было излечение блефарита, который до того пытались лечить местно. Я думаю, что многие неизлечимые хронические болезни получили свое начало от точно такого же местного вмешательства при наружных проявлениях псоры.

Еще один мой случай. Л. Д. Дж., мужчина 60 лет, у которого несколько братьев и сестер умерли от чахотки. В течении 25 лет его периодически бес­покоил судорожный кашель, не дававший говорить. Он был оперирован по поводу сужения уретры, и несколько недель спустя у него начались приступы озноба, напоминающие малярию, ежедневно по нескольку раз, пока не развилось выраженное состояние Rhus toxicodendron. Прием этого лекар­ства положил им конец. Но за этим последовали частые приступы сильной боли, проходящие со спины в живот. Когда я облегчил эти боли, у него появились невралгические боли в разных частях тела. Когда эти боли были устранены, он начал каш­лять. Таким образом, недомогания месяцами переходили с одного органа на другой.

Д-р Шелдон из Сиракуз, человек с большим опытом, был однажды выз­ван к пациенту. После тщательного исследования анамнеза всей семьи, он решил, что это туберкулезный случай и посоветовал Veratrum album, потому что пациент был очень слабым и наблюдалось сильное охлаждение конечностей. Veratrum album был дан, но со слабым эффектом, и все про­должалось, как обычно, пока я, Основываясь на туберкулезной этиологии, я капнул ему на язык однажды вечером Tuberculinum. В эту. ночь он заснул спокойно, как будто это было снотворное средство, а затем наступило смяг­чение всех симптомов, и он во всех отношениях стал поправляться. Через несколько недель он стал выходить гулять.

Была очень холодная погода, он простудился и снова слег. После нескольких приемов Aconitum napellus, данных против простуды, он получил Tuberculinum с тем же самым эффек­том, и в короткое время поправился так хорошо, что был в состоянии нанести визит своим друзьям в Нью-Йорке. Что с ним будет дальше, остается откры­тым вопросом, но повторный эффект в таком тяжелом случае был настолько явным, что я счел его достойным опубликования.

Если вы обратитесь к «Ведущим симптомам главных лекарств» Г. С. Аллена, то на 277 стр. найдете следующее: «Постоянно меняющиеся явле­ния, поражающие сначала один орган, потом другой, легкие, мозг, почки, печень, желудок, нервную систему, начинающиеся внезапно и внезапно пре­кращающиеся». Именно таков был, по-видимому, этот случай. Наконец, я видел явно благотворное действие этого лекарства как в начальной, так и в далеко зашедшей стадии чахотки. В последнем случае оно всегда давалось в высокой потенции без частого повторения приема. Д-р Бурнет писал, и мой ограниченный опыт подтверждает, что при лечении хронических болезней Tuberculinum занимает место рядом с Psorinum. Сегодня, 17 декабря 1900 года я добавляю, что в случае Л. Д. Дж. про­должалось улучшение, и вот уже 10 лет он совершенно здоров и прибавил в весе.

Другой случай. Мод Портер, незамужняя, 27 лет, с румянцем, нервного темперамента, низкого роста, сильная, когда чувствует себя здоровой, с голубыми глазами и каштановыми волосами. В течении 2-х лет у нее бывали эпилептические припадки. За последние два года эти припадки стали менее частыми под действием лекарства, прописанного каким-то специалистом, она получала его из Нью-Йорка по почте.

Ее мать только что умерла от туберкулеза. Мод ухаживала за ней, и в последние месяцы ее болезни была при ней постоянно. После того, как 28 мая 1900 г. ее мать умерла, она пришла ко мне со следующими жалобами: ничего не может есть, очень неприятный вкус во рту, особенно утром. Запах приготовляемой пищи вызывает тошноту. Сильный кашель, особенно по но­чам. Болезненность за грудиной, особенно во время кашля и ходьбы в гору. С 1-го мая потеряла в весе 22 фунта. Боль в пояснице при утомлении. Озноб и дрожь по утрам и по вечерам, сильная слабость, усталость при ходьбе. Последний месяц не было месячных. Сильная угнетенность, слезливость. В последние четыре недели – понос. Пульс все время от 100 до 120. Ночные поты.

Я прописал Pulsatilla 200, а позже – 10М без заметного улучшения. После того, как Pulsatilla не подействовала, я прописал ей Tuberculinum 100М, и в последующие 4 месяца она получила его приблизительно раз в две недели, один или два раза заменяя его Belladonna 200. Под действием этого лечения она отлично поправилась и выполняет свою обычную домаш­нюю работу. Я думаю, что этим средством она избавилась от быстро раз­вивающейся чахотки. Что думаете вы, мой читатель?