Aethusa cynapium (Vithoulkas)

Он разговаривает с животными, будто они люди

lion

Засыпая, вздрагивает от страха

Кокорыш обыкновенный, собачья петрушка. Aethusa cynapium.
Семейство: Umbelliferae (зонтичные). Настойка из цельного цветущего растения. К сожалению, в нашей гомеопатической литературе нигде нет ясного описания хронических состояний препарата Aethusa. Этот препарат рассматривался, главным образом, в связи с острыми состояниями. Конечно, Кент прекрасно описал острую картину этого препарата: агрессивные желудочные и кишечные состояния, когда «Ребёнок выглядит так, будто умирает, бледное лицо Гиппократа…» Однако некоторые ключи, содержащиеся в разных Materia Medica, репертории и других источниках, в сочетании с информацией, собранной по мелочам из клинических случаев, помогли установить картину хронического состояния Aethusa.

Что касается психоэмоциональных характеристик, часто обнаруживается, что человек типа Aethusa остаётся в стороне от окружающих: человек в стороне. Он замкнут, но очень по-особому. Внутри он испытывает очень глубокие, сильные эмоции, но не показывает эти эмоции другим людям. Он может быть тронут до слёз, но слёзы не появляются. Он может испытывать дружелюбие, но выглядит отчуждённо.

По-видимому, в некоторый момент своего психопатологического развития человек типа Aethusa решает воздерживаться от общения с окружающими. Эмоциональная травма или разочарование, провоцирующие этот уход в себя, могут быть на удивление слабыми. У Aethusa не обнаруживается долгой истории многочисленных горьких разочарований и горя, которая могла бы объяснить такую интровертированность или уход в себя. Обычно есть какой-нибудь стресс в прошлом, который не выглядит очень значительным. Пациент может сказать «Я не могу сказать, что вырос в счастливой семье» или что-нибудь ещё столь же расплывчатое, но, по-видимому, не произошло ничего определённого, что могло бы объяснить его решение уйти в себя.

Эта нехватка определённой и достаточной этиологии и её странное действие являются характерной особенностью данного препарата. В других случаях, наоборот, обнаруживается медленно растущая разочарованность, чувство, что никто не понял полностью сильные эмоции пациента и не откликнулся на них. Таким образом, пациент может чувствовать, что общение с окружающими просто не стоит того, не стоит труда.

Некоторые пациенты могут испытывать чувство отчуждения. Они чувствуют, что для их эмоций не существует никакого реального выхода, что никто не может по-настоящему понять сильные чувства, которые они испытывают внутри. Вследствие этого, во время опроса они могут сказать что-нибудь вроде «Я не такой, как другие люди».

Таким образом, человек типа Aethusa становится одиночкой. Дело не в том, что он не способен к общению; на самом деле, во время опроса он может быть весьма общителен. Нельзя сказать, что он чувствует себя неуверенно с окружающими или боится их реакции на него; скорее, он выглядит так, будто пришёл к фундаментальному убеждению, что общение с окружающими на более глубоком уровне практически невозможно.

Aethusa не следует путать с некоторыми другими типами замкнутых личностей, такими как Ignatia и Natrum muriaticum. Эти последние типы — очень утончённые, сверхчувствительные, почти истеричные люди, у которых боль и горе вызывают нечто вроде эмоционального зажима или ожесточения. Человек типа Aethusa не является сверхчувствительным, не так утончён, не истеричен. Он испытывает более стойкие, более первичные сильные чувства, — как эмоции ребёнка.

Эмоции слишком важны для Aethusa, чтобы их можно было зажать; ожесточение маловероятно, а хрупкие, истеричные элементы Ignatia и Natrum muriaticum у этого препарата не обнаруживаются.

Такие сильные эмоции должны, однако, находить выражение, и человека типа Aethusa привлекает, по-видимому, одна-единственная отдушина: животные. У этого человека, не желающего общаться с окружающими, может быть чрезвычайно интенсивное общение с животными. У него может возникнуть преувеличенная привязанность к животным, и он может сообщать все свои сдерживаемые эмоции своим любимым домашним животным.

Наше предыдущее сравнение первичных эмоций Aethusa с эмоциями ребёнка позволяет понять его любовь к животным, если вспомнить любовь, возникающую у некоторых детей к любимому домашнему животному. Человек типа Aethusa может любить животных больше, чем он любит кого бы то ни было из людей. Пациент может сказать: «Меня не интересует любовь людей, только любовь животных». Он разговаривает с животными, будто они люди, и получает большое эмоциональное удовлетворение от этого общения. В некоторых случаях он может собрать даже несколько дюжин животных; он становится защитником животных. Если кто-нибудь бросит камень в одного из его любимцев, он может сильно разозлиться и буквально испытывать желание убить обидчика. Эта привязанность может достигать таких крайностей, что пациент может даже думать о том, чтобы завешать своё состояние своим животным.

Интересно, что в испытаниях, а также в репертории Кента Aethusa упоминается в рубрике «бред животных». Некоторые больные могут видеть, например, несуществующих кошек и собак, или у женщины фиксируется в голове идея, что по комнате бежит крыса или мышь. Такой бред позволяет предположить, что даже когда логический ум больше не работает, остаётся глубокая подсознательная связь с животными. В этих развитых умственных состояниях или делирии нет никакого страха животных, наблюдаемого при галлюцинациях; подсознание просто проектирует образы животных.

Можно возразить, что любовь к животным естественна, и это, конечно, верно, но любовь Aethusa преувеличена. После лечения препаратом Aethusa эти собиратели животных начинают раздавать своих животных, их степень привязанности возвращается к нормальному уровню. Это изменение поведения демонстрирует патологический характер привязанности к животным. После лечения больной типа Aethusa может испытывать чувство, будто его выход из замкнутого состояния похож на просыпание от сна.

Есть альтернативный путь для высвобождения эмоциональной энергии, пациент может крайне интенсивно заняться общественной работой. Здесь есть явное сходство с тенденцией заботиться о животных. Через общественную работу он выражает любовь так, что при этом нет необходимости говорить другому человеку о своих чувствах. Больной может парадоксально утверждать при опросе: «Я прекратил отношения с людьми». Однако в другой момент он может сказать, что иногда «…хочет обнять весь мир». Он способен чувствовать сильную любовь. Случай Aethusa характеризуется именно этим противоречием. Теперь легко представить, что если для этой сильной эмоциональности находится недостаточно выходов, если чувства остаются внутри, то эмоции могут перегрузить подсознание.

Эта перегрузка создаёт основу для значительной части патологии Aethusa. Когда подсознание начинает перехлёстывать через край, часто можно наблюдать, как больной начинает говорить сам с собой. Громко излагая свои мысли вслух, он может даже не замечать людей вокруг себя. Это «излияние» символически является у данного препарата словесным эквивалентом рвоты и поноса. Staphisagria тоже может разговаривать сама с собой, она очень эмоциональна и нуждается в эмоциональном общении, но когда ей говорят что-нибудь чуть агрессивное, она сразу замыкается, уходит домой и разговаривает со своим зеркалом.

Люди, которые чувствуют себя обособленно.  Испытывают сильные эмоции, но выражают их с трудом. Могут растрогаться до слез, но не плачут по-настоящему:  эмо­ции переживаются внутри (в отличие от Ignatia, которая может растрогаться до слез, но горло её сдавлено, так что она не может плакать).  Собственный эмоциональный мир, очень яркий.  Им хорошо в одиночестве, но также радуются компании.  Разговаривают сами с собой.

Сон

Во сне проявляется напряжённость: лунатизм.  Глубокий сон на левом или правом боку.  Слюнотечение во сне.  «Страх закрыть глаза из опасения никогда не проснуться» (Кент).  Ухудшение в темноте; не любят темноту; страх не проснуть­ся снова. Ощущение удушья от темноты, вынужден открывать окно (Lachesis, Grindelia).  Не может контролировать дыхание, вынужден вставать (Ig­natia: страх никогда больше не заснуть).  Страх не проснуться после операции.

Обожают животных: кошек, собак. Заботятся о них с неестественной страстью.  Когда не разговаривают с людьми, разговаривают с живот­ными.  Сильная раздражительность. ПМС: колоссальная напряжённость, головная боль, ужасное самочувствие за два дня до начала и в течение 1 и 2 дня мен­струации, затем расслабление и увеличение либидо сразу после менструации.

Невыносимый страх потерять любимого человека.  Внезапное покраснение лица с диким взглядом и тянущее ощущение в лице перед менопаузой или во время неё.  Глубокие борозды на лице больного: выглядит, как умираю­щий или как глубокий старик.  Рецидивирующие высыпания (экзема, герпес) на кон­чике носа, между ноздрями или даже в ноздрях.

Ухудшение от жары, особенно летом. Желтоватые бели, пачкающие бельё.  Вздутие живота, когда пациент раздражён или съел больше обычного; чтобы добиться улучшения, иногда приходится вызы­вать рвоту.  Страстное желание сыра, мучной пищи, соли.  Отвращение к фруктам.

Лица с насыщенным подсознанием, как в случае Aethusa, обычно проявляют множество симптомов ночью и особенно перед засыпанием. Человеку типа Aethusa хуже в темноте. Ему кажется, что темнота проникает в него и вызывает ощущение тяжести в груди. Он боится удушья в темноте, и вследствие этого вынужден включать свет и открывать окно.

Он также боится смерти, этот страх особенно характерен для Aethusa и поразителен тем, что обычно возникает именно в тот момент, когда больной засыпает, до того пугая его, что он просыпается. Похоже, что когда больной отказывается от рационального контроля над своей психикой, сила его перегруженного подсознания утверждается во всей мощи. Как только он начинает засыпать, подсознательные бурные эмоции прорываются в его сознание, угрожая захлестнуть его, и он вздрагивает от выраженного страха смерти. В репертории Aethusa — единственный препарат, указанный под рубрикой «Страх сна: боится закрыть глаза, потому что боится никогда не проснуться».

Это очень впечатляющий и очень характерный страх для данного препарата. Во многих случаях больной типа Aethusa не хочет спать. Он боится идти спать, боясь, что почему-нибудь умрёт во время сна. Следствием этого страха является страх хирургических операций, больной боится, что не проснётся от анестезии, что является выражением сочетания страха удушья и страха идти спать. Когда он, наконец, всё-таки засыпает, сон беспокоен и часто прерывается вздрагиванием от испуга, он говорит во сне и даже может быть склонен к сомнамбулизму.

У Aethusa есть ещё один характерный страх. Как упоминалось выше, у человека типа Aethusa очень глубокие эмоции, и хотя он их не выражает, он может испытывать очень сильную привязанность к своей семье. Он может бояться мысли о смерти какого-нибудь члена семьи. Эмоции, которые он испытывает по отношению к своей семье, могут быть такими сильными, что он буквально чувствует, что не сможет справиться с таким событием.

Он боится, что такое горе заставит его потерять свой эмоциональный контроль, что он может сойти с ума. Однако несмотря на такую сильную привязанность к своим родным, прямого эмоционального контакта между ним и его семьёй почти не существует. Аналогичным образом, больной не способен переносить другие ситуации, которые могут стимулировать его эмоции. Он может, например, сказать: «Я не могу войти в кабинет врача, когда там много больных. Я не могу видеть, когда кто-нибудь страдает». По больному типа Aethusa бывает видно, что он сочувствует, но он никогда не покажет этого прямо, а останется отчуждённым и будет прятать силу своих эмоций.
Эмоциональная сфера Aethusa похожа на вулкан, на нарастающую активность, предвещающую извержение, но вулкан этот никогда не извергается. Вместо этого она находит другие выходы, — выходы в физическом теле, наиболее заметным образом через рвоту или понос. Рвота и понос у Aethusa обладают крайней интенсивностью на фани неистовства — неистовства, которое, скорее всего, пропорционально невыраженной силе эмоционального плана.

Интересно наблюдать, с каким неистовством принудительно извергается недавно переваренная пища, особенно молоко. Рвота настолько серьёзна, что организм быстро разрушается почти до смертельного состояния. Возникает интуитивное ощущение, что у больного могло бы произойти аналогичное эмоциональное очищение — очищение, которое могло бы быть столь неистовым, что могло бы грозить самоуничтожением, смертью.

Если эмоции остаются под контролем и без выхода в течение значительного времени, может возникнуть раздражительность, достигающая масштабов ярости. У женщин может наблюдаться непрерывное усиление раздражительности с приближением менструаций. Колоссальная раздражительность может наблюдаться в период, начинающийся за два дня и заканчивающийся через два дня после начала менструации. По мере того как менструация начинает идти на убыль, вся система начинает успокаиваться. Некоторые женщины говорят, что когда начинается эта релаксация, они испытывают сильное половое желание. В течение месяца это половое желание уменьшается, пока с приближением следующего менструального цикла не исчезает совсем.

Жизнь пациентов типа Aethusa обычно относительно свободна от половых проблем. Не то чтобы они были асексуальны, но они просто не принимают секс во внимание, больше не думают о нём. Половая активность исчезает из их жизни постепенно, так же как постепенно сходит на нет «общение» с окружающими. Всё происходит так, будто они сублимируют свою половую энергию и направляют её взамен в свою общественную работу или любовь к животным.

Эта сублимация не происходит резко: это постепенный, почти бессознательный процесс, который может последовать за серьёзным любовным разочарованием. Обычно вместо того, чтобы страдать от непосредственной сильной реакции на свою разочарованность, эти больные — по-видимому, вследствие ряда малых, но накапливающихся разочарований — смиряются с жизнью, лишённой секса. Из-за сдерживания своей сексуальности, они выглядят в глазах окружающих очень серьёзными и несчастными. У них может встречаться даже полное отвращение к сексу. Одна женщина сказала: «Вначале у меня было сильное желание секса, но мой муж не проявлял такого же интереса, и у меня постепенно возникло отвращение к сексу».

Вообще говоря, однако, есть сильное половое желание, но аналогично сдерживанию других форм общения, может иметь место и сдерживание половых чувств. Вследствие этого, такие больные могут взволноваться или смутиться услышав непристойную или рискованную шутку. Они не терпят ничего, что возбуждает их и без того интенсивное внутреннее эмоциональное состояние.

Больной типа Aethusa выглядит слишком серьёзным. Он создаёт впечатление человека, которые постоянно серьёзно медитирует. Эта сильная медитативная склонность выражена в носовых складках, которые глубоки, хорошо выражены и создают впечатление большего возраста и некой мудрости. Лицо Aethusa — старое мудрое лицо с глубокими морщинами. Хороший гомеопат должен учитывать все такие наблюдения, потому что иногда они помогают сделать «уникальное» назначение. Однажды я опекал одного индийского философа, который ездил по миру, встречаясь с лучшими гомеопатами того времени. Согласно его собственной оценке, никто ни разу не смог существенно помочь ему. Я был молодым гомеопатом, когда он пригласил меня лечить его.

Тогда он принимал много аллопатических лекарств. Он рассказал мне историю своей болезни, и я не мог найти в ней никаких концов. Однако я заметил, что его лицо напоминало описание Aethusa; затем я внимательно посмотрел на кончик его носа, и увидел сыпь, похожую на типичную носовую сыпь этого препарата. Поэтому я смог правильно начать печение и успешно вылечить его хронический бронхит, а также множество прочей весьма утомительной симптоматологии.

Aethusa притупляет ум, вызывает в нём ощущение пустоты и неспособности воспринимать, удерживать и обрабатывать информацию. Школьники или студенты не могут сосредоточиться на своей работе. Им кажется, что совершенно невозможно подготовиться к экзамену, потому что они не способны ничего читать; не способны думать или фиксировать своё внимание. В голове путаница, и иногда они чувствуют что-то вроде помрачения сознания, будто между их органами чувств и внешними объектами воздвигнут барьер.

Это состояние возникает особенно после перенапряжения в результате физических упражнений. В таких случаях я имел привычку почти всегда давать Picric acid, пока не увидел, какие результаты может дать Aethusa. Усилия, которые предпринимают такие люди будучи так сильно скомпрометированы в интеллектуальном отношении, делают их крайне усталыми и истощёнными. Дети типа Aethusa могут напоминать Calcarea phosphorica, так как у обоих препаратов могут быть головные боли в сочетании с неспособностью сосредоточить ум и учиться.

Ум Aethusa слабеет, и кажется, что он отказался от всех попыток работать эффективно, аналогично тому, как больной без особого сопротивления отказался от эмоций и полового желания. Идея заключается в том, что при относительно небольшой провокации организм сдаётся. Aethusa с большой вероятностью показана, когда студент говорит, что не может продолжать учёбу несмотря на тот факт, что работал, согласно своей оценке, с колоссальной перегрузкой. Имеется характерная тревога и беспокойство, которое возникает, когда ум начинает сдаваться; затем возникает разновидность бессонницы с характерным страхом, что если пойти спать, можно не проснуться. Больной истошен, а сон всё же не приходит. В течение дня он может демонстрировать реакции крайней ярости, которые быстро возникают и проходят. Его раздражительность особенно усиливается, когда он гуляет вне помещения на открытом воздухе, а в помещении он чувствует себя лучше.

Общие сведения
Общая слабость, особенно у детей; усталость тела и ума, отвращение к молоку и тенденция к лёгкой рвоте. Бурные судороги; эпилепсия с опущенными вниз глазами, прилив крови к лицу, пена изо рта, зрачки расширены, а большие пальцы стиснуты. Время ухудшения для Aethusa — с трёх до четырёх часов утра. Головокружение с сонливостью. Хуже, когда в «потном» состоянии с него снимают то, чем он укрывался.

Лицо
В лице есть несколько очень характерных симптомов. Иногда возникает характерный прилив крови к лицу. Лицо становится красным и перекошенным, что придаёт ему довольно дикий вид. Пациент может жаловаться во время опроса, что глядя в зеркало, иногда замечал это дикое красное лицо. В других случаях может встречаться хронический аналог «лицу Гиппократа», которое описывает Кент. В этом случае на лице появляются глубокие морщины, и человек выглядит очень старым, древним. На это лицо неприятно смотреть, и оно убеждает, что пациент серьёзно болен, возможно, скоро умрёт. Ещё одной выдающейся характеристикой этого препарата является похожая на герпес или экзему сыпь на носу Эта сыпь часто, но не всегда появляется на кончике носа (Causticum); она может располагаться вокруг ноздрей или около носовой перегородки.

Рот
Может быть слюноотделение во сне.

Желудок, живот, прямая кишка
Aethusa является одним из наших лучших препаратов при остром энтероколите, или детской холере. Как великолепно описывает Кент, «Он применим в состояниях, возникающих очень внезапно в жаркую погоду в младенчестве, с крайней прострацией. Мать не подозревает, что ребёнок болен, и вынимает его из кроватки; всего за несколько часов до того всё было хорошо; однако когда в жару доминирует детская холера, маленький наполняет свой желудок молоком, и почти до того, как молоко успеет свернуться или загустеть, оно выходит частично в виде творога и частично в виде жидкости, а рвоту сопровождает жидкий жёлтый, зеленоватый и слизистый стул. Ребёнок выглядит так, будто умирает, — бледное лицо Гиппократа, беловато-синяя бледность вокруг губ, впавшие глаза и впалость вокруг носа. Мать поражена и в спешке посылает за доктором. Ребёнок погружается в сон от истощения. Он просыпается и снова наполняет желудок молоком, которое снова выходит через несколько минут, частично в виде творога и частично в виде жидкости, и снова наступает ужасное истощение, смертельный вид и длительный сон. Без Aethusa ребёнок через два-три дня попадает в похоронное бюро. Это почти вся история Aethusa».

Обычным хроническим состоянием Aethusa является колит. Часто имеется вздутие живота, особенно при раздражении или перегреве. Иногда из-за этого неприятного ощущения такие больные вынуждены вызывать рвоту искусственно. Желание сыра, мучной пищи и соли. Может быть отвращение к жиру. Самым характерным, однако, является выраженное отвращение к молоку. Изредка может наблюдаться страстное желание молока, но независимо от наличия желания или отвращения, неизменно имеет место непереносимость молока. В некоторых случаях молоко не переваривается; оно сворачивается в желудке и вызывает рвоту творогом. В других случаях реакции лежат в диапазоне от общего несварения до судорог в животе и поноса.
Можно наблюдать понос перед менструацией.

Женские половые органы
Могут наблюдаться выраженные желтоватые вагинальные выделения. Aethusa следует добавить в рубрику «Жёлтые бели, пачкает бельё».

Суммируя яркие признаки Aethusa, следует подчеркнуть следующее:
1) Человек, живущий в изоляции, одиночка.
2) Нежелание общаться или выражать глубокие эмоции (часто без видимой оправдывающей причины).
3) Сильная привязанность к животным.
4) Эмоциональная энергия может направляться в общественную работу.
5) Страх идти спать. Засыпая, вздрагивает от страха.
6) Сыпь на коже носа.
7) Отвращение к молоку или ухудшение от него.