Argentum nitricum (Bailey)

steklo

Импульсивное, эксцентричное мышление

Argentum nitricum — одно из тех лекарств, которые студенты-гомеопаты изу­чают в числе первых; это известное лекарство при фобиях и предэкзаменаци­онном синдроме. Его постоянно и щедро раздают при этих состояниях, во многих случаях без особого эффекта. На самом деле Argentum nitricum, как и любой препарат, устраняет сильную тревогу или агарофобию только при совпадении конституциональных черт. Можно сказать, что этот тип встречает­ся не столь уж часто, а большинство случаев, в которых его безрезультатно назначают, следует лечить более распространенными конституциональными лекарствами, например Sepia или Arsenicum album.

Эксцентрик

Чтобы идентифицировать Argentum nitricum, гомеопат должен понять странности этого типа. Есть странные или эксцентричные проявления инди­видуума Argentum nitricum, которые видны почти сразу, особенно у пациен­тов-мужчин. В большинстве случаев пациенты Argentum nitricum очень от­крыты и приветливы (почти как Phosphorus) и не пытаются скрывать свою эксцентричность во время приема. Как у всех истинных эксцентриков, их «заскок» преимущественно относится к ментальной, интеллектуальной сфе­ре, нежели к сфере эмоций.

Здоровый ум индивидуума Argentum nitricum обычно отличается остротой и склонностью к рассмотрению вопросов со многих сторон, нежели к более распространенному прямолинейному, ра­циональному подходу. Такой ум легко находит связь между различными явлениями, которая останется скрытой для среднего интеллекта, например между ценой на кофе и состоянием окружающей среды. Чем более субъекты Argentum nitricum здоровы психологически, тем более ценными могут быть подобные умозаключения. По мере того как психика Argentum nitricum слабеет, их поступки имеют все меньше смысла, а блестящий ум трансформи­руется сначала в эксцентричность, а затем и в бред. (Сходную деградацию можно наблюдать у некоторых Sulphur.)

Большинство субъектов Argentum nitricum относятся скорее к интеллекту­альному, чем к эмоциональному типу. Другими словами, они живут больше головой, чем чувствами. Мир, в котором они существуют, мир их мыслей может быть странным и восхитительным, похожим на Страну чудес, в кото­рую попала Алиса.

Большинство представителей типа Argentum nitricum с удовольствием открывают людям мир своего интеллекта. Они часто интересуются чем-то необычным, нетрадиционным; предметами, находящимися на острие интеллектуального поиска и имеющими значение для будущего, такими, как колонизация космоса, биоритмы или водные роды. Их восхи­щают подобные предметы, и они склонны с энтузиазмом делиться со всеми своими изысканиями.

Их детский восторг заражает и повышает настроение гомеопата подобно тому, как ему передается искрящаяся радость довольно­го Phosphorus. Эксцентричность Argentum nitricum особенно заметна у муж­ской половины этого типа. Большинство женщин Argentum nitricum, кото­рых мне приходилось лечить, были людьми более интеллектуального, неже­ли эмоционального склада, однако у них не отмечалось той эксцентрично­сти, которая так характерна для мужчин. Поэтому женщин Argentum nitricum может быть труднее выявить. У них также отмечаются характерные для этого лекарства страхи и импульсивность, однако в целом они выглядят гораздо более «нормальными», чем мужчины.

Психика Argentum nitricum имеет все сифилитические (меркуриальные) ха­рактеристики. Быстрое восприятие, но недостаточная устойчивость; для них свойственно перескакивать с одного фокуса интересов на другой. В самой лучшей форме — это психика, вмещающая громадное количество разносто­ронних знаний, глубоко изученных и вполне надежных. В худшей — это хао­тическое нагромождение поверхностной информации, которая совершенно бесполезна (Кент: «Неспособен концентрировать внимание»).

Ключевой чертой Argentum nitricum является непредсказуемость. Кент гово­рил, что представители этого типа «иррациональны, они совершают странные поступки и приходят к странным умозаключениям». У здорового индивидуу­ма подобная иррациональность принимает форму импульсивности — человек, совершенно не задумываясь о реакции окружающих, говорит то, что его занимает в данную минуту, или делает то, что ему захотелось сделать. Субъек­ты Argentum nitricum часто бывают остроумны и могут внезапно сотворить каламбур из только что услышанных слов. Игривость этих людей иногда напоминает поведение Phosphorus, однако она имеет более интеллектуальный отте­нок.

Даже манера одеваться у пациентов Argentum nitricum носит оттенок нетрадиционности. Некоторые из моих пациентов этого типа носили одежду немыслимо ярких, «цирковых» расцветок, весьма резко контрастировавших с традиционным для англичан консерватизмом. (Как правило, цвета эти были со вкусом подобраны, что свидетельствует о чувстве стиля и эстетическом вос­приятии — это была своеобразная эстетика безумия.) Один из моих пациентов Argentum nitricum действительно работал клоуном, выступая на площадке в парке. Он пришел ко мне прямо в цирковом костюме, и его наряд удивитель­но напомнил мне одежду других моих пациентов этого типа.

Нестабильность психики

Как и у других преимущественно интеллектуальных типов, патология у Argentum nitricum обычно проявляется в первую очередь на ментальном, а не на эмоциональном уровне (Кент: «Преобладают интеллектуальные черты, эмоции поражаются в ограниченной степени»). Первым признаком психичес­кого неблагополучия у Argentum nitricum является учащение и странность интеллектуальных импульсов. Даже относительно стабильные индивидуумы Argentum nitricum иногда подвержены странным порывам, которые им самим кажутся иррациональными. Например, школьный учитель Argentum nitricum может почувствовать внезапное желание написать на доске неприличное слово или вылить чернильницу на голову ученику. В подавляющем большинстве слу­чаев эти импульсы подавляются, хотя иногда они бывают настолько мощными, что для их подавления требуется напряжение всей воли человека.

Один из импульсов Argentum nitricum очень распространен и является характерным симптомом этого типа. Это импульс броситься с высоты при взгляде вниз, будь то высотное здание или мост. Импульс может быть на­столько мощным, что человек сознательно начинает избегать соответствую­щих мест из страха, что он действительно прыгнет (Кент: «Импульс прыг­нуть с высоты»). Этот импульс возникает на фоне полного отсутствия суи­цидальных стремлений и достаточно необъясним как для пациента, так и для гомеопата. И это один из тех странных импульсов, к которым пред­расположены субъекты Argentum nitricum.

Неудивительно, что склонность к такого рода порывам иногда воспринима­ется самим человеком как умопомешательство. У многих пациентов такие им­пульсы возникают лишь изредка и легко подавляются. В этих случаях гомеопат может получить лишь общее представление об импульсивном характере паци­ента, тогда как более конкретные импульсы либо отсутствуют, либо пациент о них не говорит. (В подобных случаях оправданы прямые вопросы о наличии у человека каких-либо странных мыслей или порывов.) Однако при более глубо­кой патологии характерные импульсы становятся все выраженнее, вызывая у пациента страх сойти с ума (Кент: «Страх умопомешательства»).

С нарастанием патологии, мышление Argentum nitricum начинает работать все хуже. Концентрация затрудняется, пациент путает слова, память стано­вится все более дырявой и замутненной. Человек обычно понимает, что теряет умственные способности, и это повергает его в панику. В результате мысли начинают в беспорядке толпиться, налезая одна на другую, возника­ет ощущенке1юстоянной спешки (Кент: «Спешит при ходьбе»). Когда паци­ент Argentum nitricum чувствует нервозность, он начинает спешить, как Lachesis или Medorrhinum.

По мере того как мышление Argentum nitricum все более приобретает хао­тичный характер, основной проблемой становится страх. У индивидуумов Argentum nitricum могут возникать все разновидности страхов. Особенно характерен тревожный страх при взгляде вверх на высотные здания.

Многие пациенты Argentum nitricum испытывают это ощущение в той или иной сте­пени, даже когда их психика находится в относительно стабильном состоя­нии, так что этот симптом, когда он обнаруживается, является надежным подтверждением выбора лекарства. Некоторые пациенты не могут точно сказать, из-за чего они при этом чувствуют тревогу, но многие говорят о страхе того, что здания могут на них обрушиться. Это ощущение отражает шаткость и ненадежность основы психики таких пациентов (как и у пациен­тов Thuja сны о падении отражают чувство вины и страх наказания).

Еще один распространенный страх этого препарата — клаустрофобия (хотя при клаустрофобии Natrum muriaticum бывает показан гораздо чаще, чем Argentum nitricum). Здесь у пациента тоже может возникать ощущение, что стены падают на него — в целом этот страх достаточно близок к страху высотных зданий. Находясь в состоянии постоянного страха, пациент остро переживает ощущение небезопасности мира, что может стать началом параноидальных состояний (Кент: «Страх людей»). Я вспоминаю одного весьма классическо­го пациента Argentum nitricum, молодого человека, который так нервничал при разговоре со мной, что останавливался на полуслове каждые несколько секунд, напрягая все свое сознание, чтобы продолжить.

Если кто-то прохо­дил мимо двери, он пугался, что нас могут подслушать, внезапно останав­ливался и выглядывал за дверь в сильном волнении. После приема Argentum nitricum 10 М он стал гораздо спокойнее и мог уже не прерываясь говорить о себе, не боясь, что1 его могут подслушать. Его паранойя развилась из вполне реалистичной мысли о том, что, если люди узнают о хаосе, творя­щемся в его голове, они могут счесть его странным и отвернуться от него.

У этого пациента имелась также еще одна черта, которую я сам встречал только у нескольких пациентов Argentum nitricum, черта, отмеченная во второй степени в реперториуме Кента — ощущение сильных угрызений сове­сти (Кент: «Тревога — с чувством вины»). Он постоянно извинялся, что отнимает у меня время и постоянно говорил, что он плохой человек. (Час­тично это было связано с имевшими место в прошлом беспорядочными сексуальными связями.)

Агарофобия — другой характерный для Argentum nitricum страх. Она мо­жет проявляться мягко, в виде тревоги на очень открытой местности или более сильной, не позволяющей ему выйти на улицу. (Агарофобия часто встречается у людей, которые чувствуют, что сходят с ума — открытое про­странство вызывает у них ощущение уязвимости и выставления своих про­блем напоказ.) Страх неотвратимой смерти у пациентов Argentum nitricum иногда может проявляться как страх болезни (ср. Arsenicum album).

Argentum nitricum — одно из основных лекарств при тревоге перед каким-либо событием (Кент: «Тревожное ожидание перед свиданием»). Словно и без того шаткая психика пациента не может справиться с неопределеннос­тью, связанной с невозможностью предвидеть, как обернется предстоящее дело или событие. Событие может быть совсем незначительным, например встреча со старым другом или визит к врачу по поводу несущественной проблемы. Однако воображение Argentum nitricum склонно к бурным фан­тазиям по этому поводу, постоянно рисуя наихудший итог. Подобно Lycopodium, Argentum nitricum может почувствовать сильную тревогу, если ему покажется, что от него чего-то ждут, или если ему действительно пред­стоит что-то сделать. В подобных ситуациях тревога может достигать край­ней степени, сочетаясь с сердцебиением и поносом. Близко к этой тревоге и характерное ожидание неудачи, часто не имеющее реальной почвы, по крайней мере у наиболее здоровых представителей типа Argentum nitricum. В таких случаях поддерживающая реплика от друзей может принести ог­ромное облегчение, что указывает на весьма сильную впечатлительность, также связанную с недостатком психической стабильности.

Когда страх достигает степени паники, субъекты Argentum nitricum часто становятся очень несчастными и могут отчаянно умолять о помощи и поддер­жке тех, на кого они надеются. В сочетании с неуравновешенной, непредска­зуемой природой психики Argentum nitricum эти люди могут ожидать от дру­гих абсолютно нереальных вещей и надеяться, что те могут спасти их от них самих. Искренним отчаянием и страстными призывами о помощи они напоминают испуганных индивидуумов Phosphorus. Более того, между двумя типа­ми действительно есть много общего. Оба они впечатлительны, хотя для Argentum nitricum впечатлительность характерна в основном лишь в состоянии страха, тогда как у Phosphorus она присутствует всегда. Далее, у обоих типов под действием стресса может отмечаться потеря ясности мышления и ощуще­ние, что сознание готово изменить им, что дает начало панике.

Мышление пациента Phosphorusизначально менее четкое и менее аналитич-ное, чем у Argentum nitricum, оно больше подвержено сторонним влияниям. У пациентов Argentum nitricum чаще, чем у Phosphorus, развиваются специфичес­кие фобии в ответ на стресс; кроме того, субъекты Argentum nitricum более импульсивны и более склонны к эксцентричным идеям (Кент: « Странные мыс­ли и представления приходят ему на ум. В его голове рождается нелепая мысль о том, что, если он пройдет мимо определенного угла, он упадет и у него случится припадок. Чтобы избежать этого, он обходит целый квартал»). У Phosphorus первичная проблема — слабость границ личности, а для Argentum nitricum — эксцентричность мыслительного процесса.

Общительность

Некоторые Argentum nitricum любят общение, другие оказываются в одино­честве. Большинство из них все же достаточно открыты, часто на грани наивности, что снова сближает их с Phosphorus. У пациентов Argentum nitricum часто отмечается искрящееся, детское любопытство и склонность не обращать внимания на социальные запреты. Они могут завязывать знаком­ства прямо на улице, моментально подыскивая из непосредственного окру­жения темы для поддержания разговора. Например, такой человек стоит на автобусной остановке, когда начинается дождь. Он запросто может обратиться к стоящему рядом с ним незнакомцу: «Кажется, дождь пошел.

Я заметил, что утром перед дождем птицы в моем саду не поют. Как вы думаете, они чувствуют, что начнется дождь?» Однако из-за своей эксцент­ричности Argentum nitricum с трудом заводит друзей. Его нельзя назвать робким, пока его не одолели внутренние страхи, однако ему иногда бывает трудно найти друзей, которых бы не оттолкнули или не напугали его стран­ные идеи и прямолинейная манера общения (Кент: «Невежливость»). С другой стороны, друзья и партнеры за эти же качества могут его и ценить. В отличие от Phosphorusу Argentum nitricum независимый ум.

Женщина Argentum nitricum, даже выйдя замуж, предпочитает сохранять свои интересы, и ее не волнует, что муж не будет их разделять. Она — самостоятельная личность, со своим самостоятельным мнением, пристрастиями и отвращениями, и она не желает подчиняться незаконным посягательствам на права ее личности. Относительно здоровый субъект Argentum nitricum знает, чего хочет и склонен к упорному отстаиванию своих взглядов, почти как Sulphur (Кент: «Упрямый»). Как и Sulphur, большинство Argentum nitricum получают удовлет­ворение от высказывания своих идей, хотя они редко бывают столь же много­речивыми, как Sulphur.

Однако, когда субъекта Argentum nitricum одолевает страх, его мысли становятся навязчивыми, что отражается и в речи (Кент: «Говорит на одну и ту же тему»). Кроме того, когда пациент Argentum nitricum чувствует тревогу, ему нужно общество и нужно говорить с людьми (Кент: «Общество — желание его», «Желание с кем-нибудь поговорить»). Одинокие субъекты Argentum nitricum обычно оказываются в таком положении не по собственному желанию, а в силу обстоятельств, не найдя в своем окружении комфортабельную нишу.

По моим наблюдениям, представители Argentum nitricum примерно оди­наково часто встречаются среди мужчин и женщин. Во взаимоотношениях с противоположным полом люди этого типа склонны к романтике, а их либидо обычно достаточно высоко. Argentum nitricum — очаровательный конституциональный тип. Этот тип часто не замечают, особенно если патология локализуется в основном на физическом уровне, так как у таких людей может не быть заметных психи­ческих признаков, на которые гомеопаты привыкли ориентироваться. Здо­ровый психически индивидуум Argentum nitricum яркий, находчивый и ум­ный, немного чудаковатый человек, более интеллектуально ориентирован­ный, чем Phosphorus, и менее эгоистичный, чем Sulphur.

Внешность

Субъекты Argentum nitricum обычно бывают худыми и жилистыми (wiry), свет­ловолосыми или темноволосыми. Учитывая свойственную этому типу интел­лектуальность, черты лица скорее имеют угловатую, нежели округлую форму, а взгляд острый и «электризующий». Лицо обычно выглядит моложе своего возраста, и на нем часто видны тонкие «морщины смеха», радиально отходя­щие от уголков глаз. Кроме того, у Argentum nitricum обычно открытое лицо, отражающее открытость личности этих людей. Одежда же их, как уже говори­лось, часто имеет налет нетрадиционности.