Belladonna (Bailey)

Галлю­цинации и бред религиозного содержания

rel

Буйное помешательство

Belladonna — очень редкий тип, он встречается даже реже, чем родствен­ные ему типы Stramonium и Veratrum album. Belladonna в основном известна как лекарство острых состояний, преимущественно лихорадок и воспале­ний, особенно когда лихорадка сопровождается делирием. Это может дать нам некоторый ключ к пониманию природы конституции Belladonna.

Интерес к метафизическим предметам

Belladonna — лишь один из группы потенциально психотических типов, когда соответствующие ему индивидуумы могут быть как психически нормальными, так и душевнобольными. Причем в отличие от моих пациентов Stramonium и Veratrum album, большинство из моих пациентов Belladonna были как раз относительно нормальными, однако обладали рядом особенностей, указыва­ющих на возможность потенциального психоза.

Одна из типичных черт Belladonna, расположенная на границе между безумием и вменяемостью, — интерес к метафизике. Я наблюдал это у всех моих пациентов Belladonna. Как у душевнобольных, так и у нормальных пациентов наблюдался навязчивый интерес к предметам, относящимся к сфере мистики, эзотерики, экстрасенсорики.

Все мои пациенты Belladonna заявляли о имеющихся у них экстрасенсорных способностях, что в каждом случае сочеталось с навязчивыми попытками понять потустороннюю, мета­физическую сторону реальности. Во время лихорадки Belladonna у пациента может развиться бред и галлюцинации, в которых он видит духов, демонов или ангелов (Кент: «Видит демонов, призраков»). Пациент с конституцией Belladonna тоже предрасположен к видениям, галлюцинациям и другим психотическим феноменам. У относительно нормальных субъектов

Belladonna обычно отмечаются не галлюцинации и видения, а некоторая способность к предвидению и астральным путешествиям, которые иногда могут возникать и у более стабильных типов. В таких случаях пациенты чаще всего бывают восхищены своими способностями, а также всем, что связано с вопросами паранормальных явлений. Обычно гомеопату трудно бывает оценить, насколько эти способности являются истинными, а на­сколько воображаемыми.

Один из моих нормальных пациентов Belladonna, студент, принимал участие в исследовании наличия паранормальных спо­собностей среди студентов, и это исследование показало, что его способно­сти значительно превышают показатели сокурсников. Он признался, что большую часть времени размышляет о метафизических вопросах и что при­шел к заключению о неограниченных возможностях человеческого мозга.

Индивидуумы Belladonna часто ощущают в себе некую магическую или экстрасенсорную силу, даже если явных подтверждений этому нет. Двое из моих пациентов Belladonna заявили, что верят в обладание ими экстрасен­сорных лечебных способностей, хотя ни разу не пытались это проверить. Еще один пациент заявил о своей уверенности, что, немного потренировав­шись, он мог бы двигать предметы на расстоянии (Кент: «Иллюзия — что он маг»). По его словам, эти знания одновременно пугают и восхищают его.

В этой связи на память приходит восхищение магией пациента Mercuriusи мания величия, характерная для Veratrum album и Platina. Однако я никогда не видел, чтобы пациенты Mercurius заявляли о каких-то значительных, имеющихся у них экстрасенсорных способностях, а ощущение собственной силы пациентов Belladonna (по крайней мере у нормальных или относитель­но нормальных) намного меньше, чем у Veratrum album и Platina.

Неистовство

Все мои пациенты с конституцией Belladonna были мужчинами. Belladonna— такой же напористый, агрессивный, «огненный» тип, как и Sulphur, что, в сущности, не удивило меня (Кент: «Психические симптомы всегда бывают активными и никогда не бывают пассивными»). Как и у всех «огненных» типов, неистовство является одной из важнейших черт психической картины Belladonna. Здесь мы сталкиваемся с явным противоречием в психике Belladonna. Большинство людей этого типа описывают себя как открытых и отзывчивых людей.

Один пациент Belladonna с шизофренией описывал себя как «пыхтящую машину любви». Однако на самом деле огонь может дарить тепло, но он же может и разрушать, так что противоречие здесь только кажущееся. В психике всех «огненных» типов заложена склонность и к пылкой любви, и к яростной ненависти, причем у менее стабильных из них, таких, как Belladonna и Platina эти тенденции могут достигать крайних проявлений, а у более стабильных «огненных» типов, например у Sulphur, они носят умеренный характер.

Индивидуум Belladonna обладает взрывным характером. У психически нормальных людей этого типа отрицательные эмоции довольно долго могут сдерживаться и накапливаться внутри, но даже у них время от времени они выплескиваются наружу, приводя к «жертвам и разрушениям». Индивиду­ум Belladonna очень склонен к участию во внезапных шумных ссорах и драках, причем нередко он является их зачинщиком. Один пациент Belladonna заявил, что у него имеется страх грабителей, которые могут залезть к нему в дом. Сначала я было подумал о Natrum muriaticum, но затем пациент пояснил, что он боится убить того, кто неосторожно вло­мится к нему в дом.

Другой пациент Belladonna рассказал, что в детстве он бил сестру головой об стену и даже не понимал, что делает нечто нехоро­шее до тех пор, пока ему несколько раз это как следует не объяснили. Полное отсутствие угрызений совести у пациента Belladonna отличает буй­ное поведение Belladonna от аналогичных взрывов у более стабильных ти­пов, например у Nux vomicaи Natrum muriaticum.

Относительно психически нормальные индивидуумы Belladonna выявляют тенденцию не только к проявлениям ярости. Как и все «огненные» типы, они склонны к доминированию и тираническому поведению, особенно по отношению к близким людям. Являясь нестабильным типом, Belladonna име­ет склонность к некоторой неуверенности в себе в присутствии незнакомых и может проявлять даже легкую робость.

Однако с теми, кого он хорошо знает, он бывает самоуверен и вспыльчив. Относительно ненормальные представители типа Belladonna особенно склонны к бешеной ярости. Они могут доходить до маниакальных состояний, включающих чистое буйное помешательство или другие виды возбужденного поведения, включая рели­гиозный экстаз и сексуальное возбуждение.

Психическое расстройство

У Belladonna имеется характерный профиль умопомешательства, который мо­жет пересекаться с профилями других потенциально психотических средств, таких, как Anacardium и Stramonium. Одним из главных аспектов безумия Belladonna являются слуховые и зрительные галлюцинации (Кент: « Иллюзии — видит демонов, призраков», «Иллюзии — слышит голоса»).

Один молодой человек, пришел ко мне с целью прекратить постоянный прием нейролептиков, которые он годами принимал по поводу параноидной шизофрении. Это был приятный общительный человек, страстно увлеченный метафизическими проблемами и собственными экстрасенсорными способностями. Он хотел ос­новать целительский центр, но жаловался на непостоянство и неспособность к планомерной целенаправленной работе.

Его речь сопровождал напряжен­ный, маниакальный взгляд и периодические всплески громкого смеха (Кент: «Громкий хохот»). Однако в его облике стала заметна явная подавленность, когда речь зашла о побочных эффектах психотропных средств, которые «кра­дут его энергию», а затем он вообще разрыдался, сказав, что никто его не любит и даже собственная сестра относится с подозрительностью. Он постоян­но слышал множество голосов, звучащих в голове, и каждому голосу дал собственное имя.

Подобно многим людям, страдающим психотическими рас­стройствами, он хорошо разбирался в психологии и использовал свои психо­логические познания для идентификации голосов, что некоторым образом позволяло ему казаться более нормальным. Так, один из голосов был назван им «высшим Я», так как тот говорил о его миссии духовного целительства и напоминал ему о духовном начале, тогда как другой голос был назван «тене­вое Я», так как этот голос был злым и постоянно пытался убедить пациента в том, что он проклят и ничтожен, пытаясь заставить его прекратить попытки к стабилизации психики.

Еще один голос он называл просто «Я», некоторые другие — «голоса, указывающие путь». Пациент был предрасположен как к приятным, так и к ужасным видениям, которые он интерпретировал как не­посредственное видение рая и ада, при этом у него имелось страстное желание рассказывать другим о том, что он видел в этих потусторонних мирах.

Как и другие потенциально психотические типы, Belladonna имеет склон­ность к паранойе. Мой юный пациент, страдающий шизофренией, во время обострения был уверен, что окружающие сговорились убить его; кроме того, у него возникало более реалистичное подозрение, что его хотят упря­тать в сумасшедший дом. Он сетовал на жестокость и бесчувственность пси­хиатров, которые, по его словам, лечили его как животное. На мысль о необходимости Belladonnaменя навела его открытость и приветливость, рав­но как и его скорее метафизические, нежели религиозные интересы.

Регу­лярно принимая дозы Belladonna 10М, он смог отменить нейролептики и несколько месяцев оставался в относительно стабильном состоянии. Когда у него начиналось обострение, я увеличивал частоту приема лекарства от еженедельного до ежедневного и далее до ежечасного, и это постоянно успокаивало его. К сожалению, спустя несколько месяцев эффективного лечения он вдруг решил, что лекарство больше ему не нужно, после чего вскоре у него развился сильный рецидив и он опять попал в больницу.

Резюме

Среди потенциально психотических типов у пациента Belladonna наиболее высока вероятность оставаться в пределах психической нормы. У него могут отмечаться все «огненные» качества— вдохновение, энтузиазм, гнев и напо­ристость, которые при возникновении психоза многократно усиливаются. Для пациента Belladonna характерен навязчивый интерес к метафизике, эк­страсенсорике и обладанию паранормальными способностями. В противо­положность Belladonna для других психотических типов характерны галлю­цинации и бред религиозного содержания, хотя в данной области эти типы значительно пересекаются.

Психически нормальный пациент Belladonna страдает от эксцентричности и хаотичности своей психики; он с трудом может сконцентрироваться на чем-либо, но при этом его интеллект одарен склонностью к окольным, а не прямолинейным путям мышления, способностью решать возникающие про­блемы, рассматривая их сразу со многих сторон. (То же самое справедливо для Mercurius и Argentum nitricum и отдельных наиболее психически здоро­вых представителей других психотических типов.)

Для пациентов Belladonna характерна склонность к грезам наяву и совсем не характерна концентра­ция на решении какой-либо практической задачи. Грезы Belladonna носят крайне замысловатый, фантастический характер, они напоминают гранди­озные иллюзорные миры, подобные сценам из «Властелина колец». Инди­видуума Belladonna обычно отличает стремление доминировать, определен­ная напористость, отсутствие сколь либо заметных депрессивных тенденций и неуступчивость.

Пациент Belladonna, имеющий психическое заболевание, страдает галлю­цинациями, и у него могут наблюдаться периоды экстаза, бешенства, сексу­ального возбуждения и ощущения озарения. У него могут обнаруживаться параноидные явления. Подтверждением диагноза Belladonna служат сведения о гиперактивности в детстве, а также склонность к воспалительным состояниям и выраженной гипертермии.

Внешность

Мужчины Belladonna обычно имеют плотное, мускулистое тело (Кент: «Полнокровный, полный сил»). Лицо обычно открытое, а губы обычно довольно пухлые. Волосы, как правило, темные и вьющиеся.