Kali carbonicum (Bailey)

Чиновник Kali carbonicum ни на йоту не отступит от правила

ikz

Ригидность

С конституциональной точки зрения Kali carbonicum- наиболее часто встречающийся препарат всего семейства Kali. Сравнится с ним по частоте встречаемости может только Kali bichromicum. Личностные черты этих двух лекарств очень близки, так что различить их на основании одних психичес­ких особенностей обычно бывает невозможно.

Кент в своих «Лекциях» замечает, что «понять сущность пациента Kali carbonicum очень тяжело» и это лекарство «используется реже, чем должно было бы». Kali carbonicum- закрытый тип, и вследствие этого гомеопату очень трудно получить достаточно информации, чтобы ухватить сущность человека. Старые книги по Materia Medica дают очень краткие описания личности Kali carbonicum, и поэтому гомеопаты чаще пропускают таких пациентов, чем узнают их.

Большинство психических характеристик Kalicarbonicum можно воспри­нимать в качестве проявлений основного свойства этого типа — ригидности. Первое впечатление, которое производит пациент Kali carbonicum, — опре­деленный формализм отношений, скованность, которая отражает неспо­собность расслабиться как физически, так и психически.

Субъекты Kali carbonicum практически неспособны расслабиться. Особенно хорошо это видно на вечеринках и дискотеках, когда шумное и раскованное веселье окружающих может сделать человека Kali carbonicum более замкнутым и строгим. Даже походка Kali carbonicum отличается некоторой скованностью (которую особенно хорошо можно увидеть, если такой человек все же ре­шится переступить порог танцевальной площадки).

«Правильность»

Субъекты Kali carbonicum ответственны, серьезны и консервативны. Один мой приятель Kali carbonicum признался мне однажды, что самое трудное для него в жизни — это участвовать в увеселительных мероприятиях, так как основное, к чему он всегда стремился, — быть максимально правильным. Kalicarbonicum- самый консервативный из всех конституциональных типов. Его боязнь изме­нений ярко проявляется в том, как он будет яростно сопротивляться всему незнакомому и недостаточно доказанному.

Одно из самых характерных про­явлений Kali carbonicum— педантичное «следование букве». Работник Kali carbonicum будет до мельчайших подробностей изучать свои должностные ин­струкции, чтобы затем выполнять надлежащие обязанности с точностью часо­вого механизма, никогда не поворачиваясь в сторону чего-либо незнакомого и рискованного. Особенно ярко это будет заметно у невысокого ранга чинов­ников, мелких бюрократов и других «маленьких начальников», например у работников автоинспекции.

Чиновник Kali carbonicum ни на йоту не отступит от правила. И это ревностное следование правилам будет далеко выходить за рамки обыкновенной добросовестности, необходимой в его работе. (Но при этом Kali carbonicum крайне чувствителен к общественному мнению и к малей­шим угрозам своему положению, поэтому его вполне можно вынудить к тайному нарушению правил. Например, политик Kali carbonicum, как и про­чие политики, вполне способен пойти на тайную сделку, если это будет необ­ходимо ему для сохранения власти.)

Ригидность психики Kali carbonicum приводит к неспособности или неже­ланию увязывать общие правила со специфическими обстоятельствами. На­пример, полицейский Kali carbonicum может оштрафовать автомобилиста за остановку в неположенном месте, даже если у того заглох мотор. При­чем он сделает это не из злобного желания досадить, а просто потому, что закон есть закон и он не может осмелиться изменить его, главным образом из нежелания заработать неприятности себе.

Kali carbonicum пытается избе­жать неприятностей, вцепившись в затверженные и испытанные формули­ровки, будь то юридические законы, религиозные предписания, профессио­нальные инструкции или жизненные ценности, переданные ему по наслед­ству. В качестве яркого примера этого типа молено привести функционеров коммунистических профсоюзов, пытающихся придать вес своим утвержде­ниям с помощью нудной марксистско-ленинской фразеологии. В широком смысле ригидность индийской кастовой системы или уродство антигуманно­го бюрократического строя старой советской системы являются примерами ригидного консерватизма, типичного для психики Kali carbonicum.

Однажды мне пришлось работать с одной женщиной-гомеопатом, особен­ности работы которой являлись образчиком характерного для Kali carbonicum ригидного «следования букве». Больше всего она боялась навлечь на себя неодобрение своих далеких от гомеопатии коллег, и одним из проявлений этого страха было желание во что бы то ни стало избежать обострений у ее пациентов.

Чтобы избежать обострений, она пользовалась только ЗО потен­цией даже при назначении конституциональных лекарств. Она особенно тща­тельно следила за тем, чтобы ее пациенты принимали все показанные при их состояниях аллопатические средства наряду с собственно гомеопатическим лечением. Поступая так, она страховала себя от опасности обвинения во вра­чебной некомпетентности. Ее страх навлечь на себя проблемы пронизывал все, что она делала, поэтому то гомеопатическое лечение, которое она практико­вала, было самым консервативным из всех, которые я видел.

Привязанность Kali carbonicum к ясно очерченным правилам и установкам близка к аналогичному стремлению Arsenicum album. Однако между этими лекарствами имеются тонкие различия. У Arsenicum album обычно более силь­ное эго, чем у Kali carbonicum, поэтому субъект Arsenicum album с большим рвением проводит в жизнь собственные принципы правильности и добросове­стности. В противоположность ему Kali carbonicum обычно менее уверен в себе, и его приверженность правилам в большей степени носит характер само­защиты, нежели самозабвенного отстаивания принципов. Субъект Arsenicum album обычно более яростен и решителен в своей любви к порядку, тогда как Kali carbonicum можно скорее назвать благоразумным, логичным и спокой­ным в отношении своих принципов. Оба типа стремятся к одобрению со стороны общественного мнения, но при этом Arsenicum album делает это более ярко, a Kali carbonicum стремится отойти в тень и «не высовываться», стремит­ся к тому, что приемлемо, а не к тому, что может произвести впечатление.

«Квадратность» Kali carbonicum — это качество, которое довольно трудно описать. Оно объединяет несколько характеристик, в первую очередь консер­ватизм, негибкость и чрезмерную серьезность. Arsenicum album обычно столь же консервативен, однако у него нет столь выраженной « квадратности », как у Kali carbonicum, так как первый более эмоционален и менее ригиден. Напри­мер, Arsenicum album часто одевается со вкусом, тогда как одежда Kali carbonicum обычно не только старомодна, но и отражает полное отсутствие вкуса у ее обладателя. (Субъект Kali carbonicum лучше себя чувствует в одежде незаметных серых или коричневых оттенков.)

Однажды мне довелось присутствовать на приеме одного известного кали­форнийского гомеопата, когда к нему пришел молодой человек с поствирус­ной астенией. Он работал священником в университетском городке и был женат на тихой и благоразумной женщине, разделявшей его труды. Сам он производил впечатление рассудительного и ответственного человека. Во время беседы с ним не было выявлено ни одной характерной для какого-либо сред­ства черты, за исключением типичного для Kali carbonicum ощущения тревоги в желудке.

Молодой человек описывал себя как относительно открытого и прогрессивного человека, и это вполне могло соответствовать действительнос­ти, если сравнивать его с другими священниками его церкви, однако по срав­нению с обычными молодыми людьми его возраста он был гораздо менее раскрепощен и раскован. Образ серьезного, почти старомодного молодого священника, окруженного огромным числом беззаботных и предающихся ве­селью студентов, которые были моложе его всего на несколько лет, навел меня на мысль о Kali carbonicum. В этой ситуации можно было бы подумать и о Natrum muriaticum, однако для молодых людей Natrum muriaticum скованность обычно не характерна.

Серьезность Natrum muriaticum происходит от тоски, запрятанной глубоко в душе этих людей. Пациенты Natrum muriaticum часто отводят глаза, и в них можно заметить едва блеснувшие слезы, что отражает сильные эмоции этих людей, которые они постоянно пытаются контролиро­вать. Серьезность же Kali carbonicum совсем другого свойства. Обычно люди Kali carbomcum настолько чужды каким бы то ни было эмоциям, что они выглядят сухими, похожими на роботов и серыми.

Им не нужно бороться со своими эмоциями (за исключением периодически возникающей тревоги), им не нужно скрывать депрессию. Они скорее производят впечатление людей, жизненная энергия которых оказалась подавлена, вследствие чего у них почти полностью отсутствует эмоциональная жизнь. Подобно First Officier Spock U.S.S. Enterprise, субъект Kali carbonicum работоспособен, логичен и неэмоци­онален. Однако и у Спока оказываются эмоции; то же самое можно сказать и о большинстве Kali carbonicum.

Мне приходилось сталкиваться со многими Kali carbonicum, которые явля­лись сторонниками альтернативных форм философии и медицины. Гомео­пату нередко достаточно бывает оценить интересы пациента, чтобы понять сущность его личности. При этом важ:но не столько то, во что человек верит, сколько то, каким образом он проводит свою веру в жизнь. Какими бы нетрадиционными ни были интересы Kali carbonicum, он будет изучать интересующий его предмет благоразумно, методично, проникая очень глу­боко, но без особой страстности.

Когда я только начинал свою гомеопатическую практику, мне пришлось работать с одним гомеопатом, имевшим многие черты Kali carbonicum. Он был вежлив, ответственен и очень рассудителен. Исследуя случай, он вникал в каждую мельчайшую деталь, оставляя исчерпывающие записи, где были аккуратно представлены сотни отдельных симптомов. Но когда приходило время обобщить все это море информации, он нередко оказывался в затруд­нении, не находя связующей нити, способной объединить разрозненные кусочки в единое целое.

В типичной для Kali carbonicum манере он очень глубоко закапывался в каждый случай, однако ухватить сущность ему было трудно, так как для этого недостаточно одной линейной логики, а необхо­димо обладать хотя бы небольшой интуицией. (В противоположность Kali carbonicum,) гомеопат Phosphorus будет прежде всего стремиться « почувство­вать» случай, игнорируя многие мелкие детали. Эти два типа с психологи­ческой точки зрения стоят на двух противоположных полюсах, хотя имеют много общих физических черт.)

Еще один мой знакомый гомеопат Kali carbonicum имел склонность отме­чать мельчайшие личностные особенности пациента (тогда как сам он был почти лишен эмоций), причем предпочитал вводить всю полученную им ин­формацию в компьютер, который и выдавал ему необходимое лекарство. Кста­ти, многие Kali carbonicum гораздо лучше чувствуют себя с машинами, нежели с такой непредсказуемой и опасной вещью, как эмоции.

Законченный рационалист

Личность Kali carbonicum имеет некоторый оттенок уплощенности, двухмер-ности. Словно чертежу или схеме, ей не хватает глубины. Не случайно соли калия часто применяются в качестве лекарств для костной системы. Сущностью препарата являются ригидность и структура. Уберите кровь и плоть — и вы получите скелет. Психика Kali carbonicum напоминает скелет — она ригидна, чиста и структурирована, лишена плоти и крови, эмоций и воображения. (К счастью, даже скелет — живая ткань, и даже самый сухой Kali carbonicum испытывает чувства. Хотя по сравнению с эмоциями большинства других лю­дей чувства Kali carbonicum представляют собой жалкие клочки.)

Являясь неэмоциональными людьми, лишенными воображения, Kali carbonicum живут за счет своего интеллекта. Это наиболее рациональные из всех людей. Подобно компьютеру, Kali carbonicum логически высчитывает на­правление своей жизни, распорядок дня и даже на упреки своей жены в неэмоциональности он дает логичный и рассудительный ответ. У Kali carbonicum есть план на все, и он будет следовать этому плану в малейших деталях. К типу Kali carbonicum часто относятся не только банковские служа­щие, но и ученые-экспериментаторы, скрупулезно обдумывающие малейшие детали своих опытов. Для Kali carbonicum подходят все виды деятельности, где нужен холодный логический расчет и внимание к деталям.

Обычно Kali carbonicum столь озабочены следованием выбранному плану, что у них нет возможности предаваться веселью. (Вообще веселое времяпреп­ровождение — исключительно чуждое большинству Kali carbonicum занятие.) Однажды я гостил в семье одного моего друга Kali carbonicum. Как-то раз вечером все расселись за столом и стали играть в логическую игру «Поймай преступника», где требовалось путем головоломных логических построений выявить преступника, орудия преступления и место преступления. К моему изумлению, мой друг достал какую-то сложную таблицу и с серьезнейшим видом стал заносить в нее каждую крупицу информации о тактике других игроков. У него получилась своеобразная блок-схема, с помощью которой он последовательно вычеркивал одну возможность за другой, до тех пор пока не выиграл, причем не строя логических догадок, а уверенно выдав единственно возможный результат. Его жене и детям пришлось применять ту же тактику, так как иначе его невозможно было победить. Причем этот человек не был ни нудным, ни фанатичным. Просто он не знал другого способа функциониро­вания своего интеллекта. Он не был замкнутым человеком, каким могут быть люди Natrum muriaticum. По его собственному замечанию, он не говорил о своих чувствах просто потому, что у него их никогда не было.

У Kali carbonicum имеется очень любопытная манера общения с людьми. Он определяет, насколько логично (или нелогично) сказанное собеседни­ком, а затем анализирует это вслух. Более социально адаптированные Kali carbonicum делают это в более мягкой форме, используя юмор для облегче­ния восприятия, однако анализ степени логичности остается основной чер­той любого разговора Kali carbonicum. Уже упоминавшийся First Officier Spock U.S.S. Enterprise является отличной иллюстрацией этой особенности. Те Kali carbonicum, которые не привыкли к общению с людьми, могут до­вольно болезненно ранить чувства собеседника, а слушать их «лекции по логике» довольно утомительно, так как они обычно произносятся моно­тонным, лишенным эмоций голосом. Вернувшийся с рок-концерта Kali carbonicum может рассказывать о нем так, словно он вернулся с лекции по антропологии. Чуть менее напряженные Kali carbonicum могут не обреме­нять свою речь избыточным перечислением фактов, однако и их во время разговора никогда до конца не покидает свойственная им «серьезность», даже в обществе близких друзей.

Многие Kali carbonicum являются довольно спокойными людьми, так как они понимают, что у них не получится общение в более спонтанной мане­ре, и предпочитают избегать шумных мероприятий, чтобы не попасть в глупое положение, или отдаляются от своего круга общения. Когда они находят относительно интеллектуального собеседника, интересующегося теми же предметами, что и он сам, он может отважиться сблизиться с ним на почве серьезных обсуждений этих предметов.

Свойство Kali carbonicum быть излишне рациональным в общении напоми­нает черты некоторых мужчин Lycopodium. С этой точки зрения эти препара­ты могут не различаться, однако часто ультрарациональные Lycopodium боль­ше всего озабочены тем, чтобы настоять на своей точке зрения, излишне само­уверенны и склонны обсуждать темы, в которых они довольно плохо разбира­ются, a Kali carbonicum будут спорить только о том, что хорошо знают. К интеллектуальным разглагольствованиям на любимые темы также склонны субъекты Sulphur, которые могут столь же глубоко погружаться в детальный анализ, однако Sulphur будет гораздо более эмоционален как в своей речи, так и в выражении своих интересов.

Контраст между страстным идеализмом Sulphurи прагматической привя­занностью к фактам Kali carbonicum был хорошо виден на примере двух президентов Соединенных Штатов, Рональда Рейгана и Джорджа Буша. Сначала никто не воспринимал Буша как потенциального президента, так как он выглядел слишком серым и незаметным в тени своего яркого предше­ственника. Когда Буш пришел к власти, он заявил, что не будет руковод­ствоваться «мировоззрением», в отличие от яростного идеалиста Рейгана.

Похожая и исторически близкая смена во власти произошла в Великобрита­нии, когда радикальная односторонность Маргарет Тэтчер {Nux vomica) сменилась разумным прагматическим подходом Джона Мэйджера, кото­рый по стилю типичный Kali carbonicum- серый, незаметный, с явным недостатком способностей харизматического лидера, однако могущий быть умеренным, разумным и честным. Люди Kali carbonicumчасто внушают доверие своей беспристрастностью, ответственностью и отсутствием эгоиз­ма, что характерно для более ярких типов.

Подобно Arsenicum album, Kali carbonicum весьма практичны. Для них очень важна физическая безопасность, и это является одной из причин их предпоч­тения здравого смысла пламенным идеям. Субъекты Kali carbonicum склонны к скептицизму и не доверяют теориям, в практичности которых сомневаются. В результате их внутренний мир очень надежен, но при этом немного скучен.

Ощущение физической незащищенности

В этом отношении Kali carbonicumо чень близок к Arsenicum album, сосредото­чиваясь преимущественно на вопросах материальной безопасности. Как и у Arsenicum album, чувство незащищенности у него нередко проявляется в виде страха болезни (смерти), бедности и потери социального положения. Как и Arsenicum album, Kali carbonicum довольно скуп в отношении денег. Однако для Kali carbonicum характерна умеренная забота о своем здоровье, в отличие от фанатичного увлечения оздоравливающими процедурами некоторых субъектов Arsenicum album. Более того, многие Kali carbonicum ведут очень спокойный образ жизни, довольно однообразный и лишенный как чрезмер­ных упражнений, так и пищевого разнообразия.

Британский комедийный телесериал «Падение и взлет Реджинальда Перрина» является острой пароди­ей на руководителя типа Kali carbonicum, крайне приверженного рутине, логике и не способного сделать ни одного шага в сторону от заведенного порядка. Герой этой комедии в конце концов делает то, о чем подсознательно мечтают все Kali carbonicum: взбунтовавшись против собственных закостенев­ших правил, он начинает открыто высказывать все, что думает, о неприятных ему людях, ухаживать за женщинами и в конце концов полностью раскрепо­щается. Некоторые Kali carbonicum стремятся к раскрепощению постепенно, с годами приобретая некоторую степень раскованности. Очень редко измене­ния происходят столь радикально, как у героя этого сериала.

Субъекты Kali carbonicum склонны к излишнему беспокойству, главным образом по поводу практических вещей. Они также могут переживать по поводу своих взаимоотношений с другими людьми, так как с одной сторо­ны, не очень легко устанавливают социальные контакты, а с другой — в одиночестве они чувствуют потерянность и незащищенность. Подобно дру­гим высокорациональным типам {Lycopodium, Natrum muriaticum, Arsenicum album), субъекты Kali carbonicum обычно очень озабочены своим имиджем. Однако причины этой озабоченности у разных типов будут частично раз­ниться. В глубине души Natrum muriaticum чувствует себя ничего нестоящим и недостойным любви, поэтому ему требуется постоянное подтверждение своей ценности со стороны других людей. Lycopodium чувствует свою несос­тоятельность, поэтому и пытается заискивать перед людьми и старается про­извести на них впечатление для подтверждения своей значимости.

Arsenicum album не будет пытаться никому угождать; он стремится к престижу по двум причинам. Во-первых, это один из способов обеспечить свою безопасность, чтобы при необходимости было куда отступать. Во-вторых, почет и уваже­ние приятны тщеславному Arsenicum album, так как они тешат его самолю­бие. И здесь Kali carbonicum ближе всего находится к Arsenicum album, хотя элемент эгоизма и тщеславия у Kali carbonicum выражен в значительно мень­шей степени. Большинство Kali carbonicum очень скромны и совсем не стре­мятся к славе. Однако они стремятся к общественному одобрению как спо­собу застраховать себя от одиночества, бедности и болезней. Опасение ока­заться изгоем общества, оставшееся в подсознании людей с примитивных времен, когда это несло в себе реальную угрозу жизни, в настоящее время продолжает всплывать в виде соответствующих страхов, особенно у тех, кто не обладает хорошей способностью к социальной адаптации.

Предприпиматель

Однако не все Kali carbonicum избегают быть в центре внимания. Я встречал нескольких вполне успешных бизнесменов Kali carbonicum, которые пойма­ли и удержали «птицу счастья». Этим людям удалось скопить довольно большой капитал и приобрести достаточно широкую известность, которая их совершенно не смущала. Один из них был владельцем круглосуточного медицинского центра, а другой — огромной сети магазинов электроники. Эти бизнесмены были настоящими трудоголиками, совершенно неспособ­ными расслабиться и ничего не делать.

Трудиться их заставляло одновре­менно и стремление быть все время чем-то занятым, и стремление к матери­альному богатству и общественному положению. Я лечил жену одного из этих бизнесменов, которая пожаловалась мне на неспособность своего мужа расслабиться ни на секунду и оторваться от своей работы. Однажды ради семьи он попытался взять недельный отпуск, но почувствовал такое напряжение, что вынужден был вернуться к работе. Кажется странным, что такой тип, как Kali carbonicum, может оказаться во главе финансовой импе­рии, однако бизнесмены Kali carbonicum очень осторожны, привержены логике и дисциплине, которые и позволяют им добиться своего положения. Сначала они создают небольшое предприятие и добиваются его отличного функционирования, затем расширяют свое дело и так, осторожно, шаг за шагом, создают огромную империю. Внимательный к деталям и врожденно неспособный скучать при выполнении самого нудного дела, Kali carbonicum сначала обеспечивает идеальное функционирование своего предприятия, а лишь потом приступает к его расширению.

Предприниматель типа Kali carbonicum значительно отличается от делового человека типа Nux vomica. Последний буквально излучает уверенность в себе и прекрасно чувствует себя в обществе, тогда как Kali carbonicum, оказываясь среди большого числа людей, явно ощущает дискомфорт, а недостаток уверен­ности в себе обычно компенсирует вежливостью. Когда я приехал в Австра­лию, меня поразило то, как некоторые местные предприниматели рекламиру­ют свои услуги и товары. Эти люди явно обладали очень плохой способностью к общению и выглядели одновременно неестественными и скованными, однако эфир был переполнен их голосами и лицами. Я мог лишь сделать вывод о том, что это был типичный для Kali carbonicum способ восполнить недостаток уверенности в себе за счет избыточной популярности.

Большинство Kali carbonicum имеют некоторую степень робости и застен­чивости, однако мне приходилось видеть, как предприниматель Kali carbonicum вел себя достаточно жестко по отношению к одному из своих работников, со стороны которого он чувствовал угрозу своему положению. Он уволил его, предупредив лишь за день до этого и безо всяких объясне­ний причин. Предприниматели Kali carbonicum, как и все деловые люди, одержимы своим бизнесом, а относительный недостаток эмоций, по-види­мому, еще более способствует жесткости по отношению к подчиненным там, где, по их мнению, это необходимо.

Тревожность

Подобно ряду других рациональных типов, пациенты Kali carbonicum крайне неохотно признаются в своих слабостях. Обычно на приеме они отрицают наличие у них каких-либо страхов и переживаний или по возможности пре­уменьшают их значение. Я вспоминаю одну очень натянутую и склонную к формализму женщину — университетского лектора, обратившуюся ко мне по поводу артрита. Она отрицала наличие у себя какой бы то ни было тревожно­сти, хотя призналась, что спит не очень хорошо, просыпаясь в первую поло­вину ночи, чтобы сходить в туалет, после чего уже не может заснуть. Когда я спросил ее о том, как она чувствует в это время, она призналась, что чувствует тревогу без особой причины (Кент: «Тревога при пробуждении»). Пара доз Kali carbonicum 1M не только существенно облегчила симптомы артрита, но и значительно улучшила ее сон.

На самом деле тревожность субъектов Kali carbonicum не должна удив­лять, нужно лишь осознать ригидность его ментального контроля за всеми аспектами своей жизни. Этот тотальный контроль, с одной стороны, явля­ется результатом ощущения незащищенности, а с другой — сам служит при­чиной усиления тревоги, так как чем более ригидным становится человек, тем больше вероятность срыва хрупких защитных механизмов под действием непредвиденных обстоятельств.

Субъектам Kali carbonicum обычно довольно долгое время, а иногда и всю жизнь удается скрывать большую часть своей тревожности. Выдать их могут лишь некоторая напряженность и неуверенность в речи. Однако иногда у них случаются и настоящие нервные срывы. Чаще всего это происходит после потери каких-либо важных источников ощущения безопасности, на­пример работы или партнера.

Возникающая в результате нервного срыва психическая картина Kali carbonicum в значительной мере напоминает возбуждение Arsenicum album. Появляется сильная тревога, особенно в одиночестве (Кент: «Страх оставаться одному»), преимущественно в ранние ночные часы. Пациент становится бес­покойным, раздражительным, гиперчувствительным к шуму, физическому дис­комфорту и прикосновению. Даже на фоне очень сильной тревоги Kali carbonicum может производить впечатление полностью контролирующего свое состояние и довольно хорошо справляться со своей работой.

Часто тревогу Kali carbonicum провоцируют отношения с противополож­ным полом. Отчасти это связано с чувством неловкости и смущением. Обыч­но подростковая неловкость при общении с противоположным полом со­храняется и во взрослом возрасте, так и не исчезнув полностью. Когда же Kali carbonicum вступает в отношения с партнером, он ведет себя очень ответственно, хотя и несколько отстраненно. Семейная жизнь дает ему возможность немного расслабиться и часто делает субъекта Kali carbonicum более уверенным в себе и более раскрепощенным.

Kali carbonicum почти так же осторожен, как и Arsenicum album. Он нео­хотно верит новым идеям и не доверяет новым знакомым. Эта недоверчи­вость ярко проявилась у одного моего пациента, обратившегося по поводу сенной лихорадки. Он работал психологом, довольно точно проанализи­ровал собственные личностные особенности и был достаточно открыт, что­бы свободно обсудить свою тревожность. Его физические симптомы доволь­но точно соответствовали Kali carbonicum, равно как и психические черты, хотя Arsenicum album тоже нельзя было полностью исключить.

Несколько доз Kali carbonicum 200 облегчали симптомы его сенной лихорадки, однако каждый раз улучшение было кратковременным. Тогда я попытался объяс­нить ему, что доза в 10 М должна была бы принести более длительное улуч­шение, а также помочь в отношении его тревоги. В ответ на это он попро­сил зачитать мне отрывок из Materia Medica, касающийся психики Kali carbonicum, чтобы самому убедиться, что препарат соответствует случаю.

Прослушав этот отрывок, он заявил, что, возможно, ему необходимо дру­гое средство, и попросил меня детально описать психику нескольких других лекарств. Затем он позвонил своему другу-гомеопату, отговаривавшего его принимать Kali carbonicum, так как он был «слишком либерален» для этого препарата. В конце концов он все же решился принять дозу, в результате чего он прошел через короткий период меланхолии, который закончился через неделю и который он отказался связать с приемом препарата (Кент: «Упрямство»). Впоследствии у него заметно уменьшилась склонность к су­хой логике и он стал гораздо живее эмоционально.

У описанного выше пациента присутствовал еще один из аспектов психики Kali carbonicum, возникающий главным образом в период обострения тревож­ности — склонность к однообразным мыслям, навязчиво и непроизвольно вертящимся в голове человека. Эти мысли могут быть глубокими или баналь­ными, имеющими значение или совершенно бессмысленными, но когда они появляются, их совершенно невозможно вытеснить из сознания (этот симптом есть у Causticum, также являющегося солью калия, и у Mercurius).

Пытался ли пациент написать письмо или послушать музыку, в его голове начинала всплы­вать мысль «Все должны умереть», и никакими усилиями невозможно было заставить ее уйти. Это не было похоже на почти неуправляемые импульсы к определенным действиям, как у Argentum nitricum, просто в голове непроиз­вольно возникала совершенно неотносящаяся к ситуации мысль. Словно где-то в голове «заела пластинка» и ее невозможно выключить.

Другие Kali

По моим наблюдениям, большинство пациентов Kali bichromicum— это жен­щины, тогда как среди Kali carbonicum больше мужчин. Их психические карти­ны почти неотличимы друг от друга, однако, возможно, распределение по половому признаку создало лично у меня впечатление о большей мягкости и меньшей ригидности Kali bichromicum по сравнению с Kali carbonicum. Kali bichromicum иногда напоминает Calcarea Carbonica, как в отношении физичес­ких, так и психических симптомов, хотя для пациенток Kali bichromicum обычно характерен больший формализм в общении.

Остальные препараты калия — Kali arsenicum, Kali phosphoricumи Kali sulphuricum редко являются конституциональными типами, если являются ими вообще. Даже если они существуют, я не могу дать их определенное описание, однако, по-видимому, они должны являть собой сочетание ти­пичных свойств Kalicarbonicumи свойств других элементов, чувствительнос­ти Phosphorus, например.

Kali bromatum

Этот редкий тип довольно сильно отличается от других препаратов Kali. Я видел лишь одну такую пациентку, однако ее психические черты проявля­лись столь очевидно, а реакция на лекарство была столь яркой, что я счел уместным привести этот случай здесь. Это была молодая женщина около 25 лет, обратившаяся по поводу эпилепсии и шизофрении. Она производила впечатление вполне психически здорового человека, лишь немного робкого и нервозного. У нее отмечались частые большие эпилептические припадки, примерно два раза в неделю. Что касается шизофрении, то она рассказала о том, что где-то в 15-летнем возрасте во время игры в хоккей она внезапно почувствовала, что другая девочка из ее команды настроена против нее и хочет ее убить.

И «для самозащиты» она изо всех сил ударила ту девочку клюшкой по голове, отчего у той был перелом костей черепа. Ее госпитали­зировали с диагнозом «параноидная шизофрения» и в течение последую­щего года лечили с помощью психотропных препаратов. С тех пор она не лечилась по поводу шизофрении, однако у нее по-прежнему периодически возникали параноидальные мысли, сопровождающиеся чувством крайней ярости.

Кроме того, она страдала выраженной ипохондрией, а малейший болезненный симптом воспринимался ею как признак рака. Хотя я не был хорошо знаком с Kali bromatum сочетание эпилепсии, шизофрении и пара­нойи довольно просто вывело меня на этот препарат. После нескольких доз Kaliт bromatum 10 М ее приступы полностью прошли, но даже больше она была рада тому, что у нее исчезли ее «дурацкие мысли». Она почувствовала себя настолько хорошо, что впервые в жизни стала искать работу.

Внешность

Внешне Kali bichromicum напоминает Calcarea Carbonica; в большинстве слу­чаев эти пациентки довольно полные, хотя волосы их бывают довольно темными. Пациенты Kali carbonicum обычно худые и жилистые, с темными или темно-каштановыми волосами. Многие Kali имеют худое, заостренное лицо, на котором постоянно присутствует довольно напряженное выраже­ние. Губы обычно тонкие, особенно верхняя губа, что отражает бедность эмоций. У Kali carbonicum часто видны мешки над глазами, хотя лицо оста­ется скорее худым, нежели полным, округлым лицом большинства Natrum. Моя пациентка Kali bromatum была темноволосой, маленькой и изящной, с большими, словно испуганными, глазами, напоминающими глаза China.