Codeinum (Sankaran)

Я никогда не чувствовал себя частью общества или семьи

odinochestvo

Я счастлив, когда я один

Случай заболевания. Доктор Судхир Бальдота. Пациент – мужчина, 35 лет. Его отец договорился о приеме своего сына. Пациент работал менеджером по дизайну в рекламной компании. Его отец сказал, что пациент – алкоголик, и его семейная жизнь идет плохо. Он постоянно теряет вес, и его врач посоветовал сделать рентген, проверить, нет ли у него туберкулеза. У пациентка аккуратная бородка; очки; он худой, одет в джинсы, формальную рубашку, на ногах черные кожаные ботинки. Его отец зашел в кабинет вместе с пациентом, и тот немедленно сказал отцу: «Я бы хотел остаться один, подожди, пожалуйста, в коридоре».

Рассказ пациента

Ну, у меня есть приступы паники, и я не могу концентрироваться, чем бы я ни занимался. Сексуальное желание практически на нуле. Либидо на нуле. В самых общих чертах можно сказать, что у меня нервный срыв. Это все нервы, и я ничего не могу с этим поделать. Это началось в марте-апреле, когда я узнал, что моя мать скоро умрет. Мы поехали в Калькутту на свадьбу, и я вернулся пораньше на работу.

Моя мать умерла в поезде, и потом, через несколько дней, мои родственники встретились с женщиной, на которой я должен был жениться. И она согласилась выйти за меня замуж, несмотря на то, что я был безработным. К тому времени мои нервы были на пределе.

Я принимаю психиатрические средства, и хожу к психиатру уже больше года – вот его рецепты… психиатр и сексолог… никаких перемен; фактически, стало только хуже. Брак несчастлив, как будто я ничего не делаю, и я начал много пить и спать. Сегодня первый день на работе, и я очень волнуюсь, точно так же, как я волновался, когда собирался встретиться с вами. Недавно, в последние дни, я начал плакать. Этого никогда со мной не бывало. Я начал заикаться, запинаться в разговоре, и когда я был ребенком, я заикался. Сама нервозность проявляется в резких телодвижениях, раздражительности. Мой желудок все время расстроен.

Я все время пью алкоголь, чтобы заснуть. Даже после психиатрических препаратов я не мог спать до 2 часов ночи. Вчера я тоже напился виски. Моя сексуальная жизнь практически на нуле; у меня не получается с эрекцией, он все время полувялый. Что еще вы хотите от меня услышать, доктор? Про секс, или про нервозность?

Д: Про то и другое. П: Секс играет очень важную роль в браке, и из-за того, что у меня нет энергии на секс, мой брак разваливается. Всего пару дней назад моя жена сказала, что я ее не люблю. Я думаю, что она права, потому что я ужасный эгоист, я слишком самовлюбленный. Я не знаю, где я и что со мной, я сам не свой. Я очень гордился тем, как хорошо я работаю, и вдруг внезапно я теряю работу.

Я очень гордился своей работой – у меня было мнение, что я один из лучших 50-60 художников в этой стране. И потом вдруг ты становишься безработным. Уже год я без работы.

Я очень волнуюсь, когда думаю о новой работе, я не знаю, смогу ли я исполнять служебные обязанности. Я перепрыгиваю с одной темы на другую, в моем мышлении и поведении нет никакой логики, мне кажется, что я в подвешенном состоянии. Я сам собой не владею, и я не уверен, есть ли у меня способности к работе, есть ли у меня сила воли. Я ни в чем не уверен, и в желудке у меня как будто все взбаламучено.

Я стараюсь не показывать этого. Еще я курю, пью, жую табак… я курил с 17 лет. Не постоянно, время от времени, так же, как и жую табак. Раньше я регулярно пил, пил пиво почти каждый день, и был трудоголиком. Я уходил из дома в 7.30 утра и возвращался обратно домой в 2 ночи, и так 6-7 дней в неделю подряд, и потом снова эта сумасшедшая гонка.

Три-четыре года назад у меня было сотрясение мозга. Один врач дал мне лекарство, как выяснилось, оно было для алкоголиков и наркоманов. И весь тот год я не пил. Но сейчас я пью украдкой, я прячусь и пью каждый день; за последние 7 месяцев мое полное воздержание от алкоголя составило 3 недели.

Не то, что я не могу жить без спиртного… это просто помогает мне забыть и отключиться, и дает мне сон. Я очень беспокоюсь о финансах, и я знаю, что мой отец и сестра меня поддерживают… но в таком возрасте (35 лет), скорее, я должен их поддерживать, а не они меня. Я сам зарабатывал себе на жизнь с 18-19 лет. И внезапно, из-за этой финансовой и эмоциональной зависимости я чувствую себя раздетым догола.

Д: Вы можете описать это? П: Я никогда не зависел от семьи эмоционально, потому что я работал, и я был одиночкой довольно долго. Со школы я был одиночкой, потому что я немного заикался, и я работал с 1982; 17 лет – это долгое время. И у меня была финансовая независимость, я научил себя работать, очень хорошо работать. Я был мастером, художником проекта, и придавал значение только работе. Мои личные привязанности практически равны нулю. Но из-за того положения, в которое я попал сейчас, я чувствую себя беззащитным, как будто я голый.

Про секс – мне нелегко добиться эрекции. Мне нравится моя жена, но я не люблю ее по-настоящему, и я вообще-то этим не очень озабочен; я хочу, чтобы у меня в жизни был секс, и хочу эякулировать, но этого почти никогда не происходит. Он просто не работает. Я смотрю любовные фильмы, чтобы возбудиться, смотрю порнографические журналы, пробовал мастурбацию. Иногда это срабатывает, но очень редко, может быть, два процента из всего времени. У меня не получается, у меня почти не бывает эрекции. И это делает и мою жену, и меня очень несчастными.

Всего два дня назад, когда она узнала, что я устроился на работу, она сказала: «Нам пора разойтись». Мы только делаем друг друга несчастными. Мы оба несчастны друг с другом. У меня были половые отношения до брака, и моя жена знает об этом. Она считает это доказательством того, что я ее не люблю. Я мало с кем поддерживаю отношению, и перестал звонить людям. Даже несмотря на то, что я привык быть один, я все равно чувствую себя одиноко.

По кому я действительно скучаю, так это по своей бывшей девушке; мы по-настоящему любили друг друга. Это тоже камень преткновения между мной и моей женой. Доктор, вы не могли бы внести разнообразие в этот монолог, или я так и буду болтать дальше?

Д: Какие чувства вы испытываете по поводу вашей ситуации с женой? П: Чувство вины, потому что ей не нравится, что я жую табак, пью и курю. Столько всяких «можно» и «нельзя». Ну, я уважаю ее за то, что она такая, какая есть, потому что она очень честный человек. Но она ханжа. Она очень озабочена тем, как посмотрят на это другие, а мне особо нет дела до общества. У меня раньше были одни личные отношения, и мы жили вместе, мы жили в собственной квартире, и моя жена была в ужасе при мысли о том, как это можно жить с родителями.

Серьезно, мне нет дела до того, что говорят люди или общество. Я эгоист, а моя жена очень переживает по поводу того, что говорят люди, что говорит религия. Доктор, если вы смотрите на шишку на пальце… она была там с детства. Наблюдение: Клуб +++

Мне сказали, что это символ алкоголиков и тому подобного. Когда у меня было сотрясение, я сделал сканирование мозга, и результаты показали отложение кальция. Я играю в прятки с женой; я не показываю жене своих настоящих эмоций, своей настоящей природы. Мы две противоположности, и она, может быть, думает, что я слишком безрассудный и бесшабашный. Ясно, что я больший эгоист, я всегда думаю сначала о себе, а потом уже об обстоятельствах. Я всегда думал, что в своей жизни, я самая важная персона. Моя жена полная противоположность. Мне кажется, что я несу чушь по этой теме.

Насчет курения – я курю просто потому, что мне нравится курить. Ради удовольствия, которое я при этом получаю, то, как я держу сигарету в руке, вдыхаю дым. Я курю не для того, чтобы снять стресс, но потому, что для меня это сенсорное наслаждение.

Это меня расслабляет. Я курю только тогда, когда я полностью спокоен, и иногда даже забываю, что у меня в руке сигарета, пока она вся не прогорит до конца, и я не начну ощущать тепло. Вообще-то я начал с наркотиков, и уже потом перешел на сигареты. Я курил гашиш; я перепробовал множество токсических веществ. Гашиш, травка, мандрагора, коричневый сахар. Просто ради эксперимента, посмотреть, насколько далеко я могу зайти. Когда я был маленьким, я где-то вычитал, что если проглотишь меркурий, то можно умереть. Я разбил пару термометров, и выпил меркурий. Я все время пытался зайти за какой-то свой собственный предел.

Курение – мне оно нравилось, и сейчас нравится, но я могу жить и без этого. Не то, что если я не покурю, у меня не будет работать кишечник. Я могу не курить несколько дней подряд. Я предпочитаю жевать табак, потому что курение вредно для других, и дым может их раздражать. Мне нравится выдыхать дым изо рта и ноздрей… я стряхиваю пепел, и все такое, и нахожу это очень чувственным… Д: Какое чувство у вас при этом возникает? П: Удовольствие… Д: Какое чувство у вас возникает, когда вы пьете алкоголь? П: Это помогает мне стать более разговорчивым, и снимает с меня стеснительность; вообще-то я очень застенчивый человек. Это помогает мне говорить более свободно, а также расслабиться после целого дня напряженной работы.

Я имел привычку работать по 16-17 часов в день, и в то время я каждый день пил пиво. Я избегал крепких напитков. Раньше я пил, чтобы расслабиться, а теперь я пью, чтобы заснуть. Я обожал пиво, этот вкус, эту горку пены, которая на нем формировалась; мне нравилось держать в руке холодный стакан, и это было для меня очень приятным чувством. Крепкие напитки мне никогда не нравились, они оставляют неприятный привкус во рту, но горьковатый вкус пива мне очень нравился.

Д: Какое у вас было чувство? П: Чувственное ощущение, очень чувственное. Пивная кружка в моей руке, и я обвожу пальцем контуры бутылки и контуры кружки. Я вытираю капельки с бутылки, вытираю пену со своих усов. Мне очень нравится, когда пиво разбивается на пузырьки у меня во рту. Мне очень сильно это нравилось, облизывать своим языком горку пены. Это давало мне огромное наслаждение. Отпить и погонять этот глоток во рту, потом проглотить – это было невыразимо приятно. Я сам себя ощущать прохладным и приятным.

Мне просто нравится горьковатый вкус пива, я его обожаю. В течение очень долгого времени я полностью посвящал себя только работе. Эта новая работа не связана с рекламой, а я был менеджером по дизайну. Я работал как собака; работа была моим кайфом. Я устанавливал для себя стандарты, и если сделанная работа не отвечала этим стандартам качества, я работал как маньяк, бессонные ночи.

В течение 16 лет я заставлял себя работать, я превратился в трудоголика. Я получал от этого огромное удовольствие. И в те дни я прекрасно обходился 3-4-часовым сном. Я всегда хорошо выполнял свою работу, и никому не говорил «нет». Я всегда выполнял заказы вовремя. Мои стандарты оставались высокими. Я должен работать в рекламе, там всегда есть чувство возбуждения, радостного настроя; каждый день – это новый вызов, новая тема, новое упражнение.

В рекламе ты всегда занимаешься чем-то новым. Я очень любил свою работу, я считал ее очень интересной. Если идея была достаточно хороша, у меня возникало вдохновение. Если моя собственная часть работы была недостаточно хорошо сделана, я сам ее браковал. У меня были бессонные ночи. И тем не менее, я считал себя одним из лучших 50-60 художников страны. Потом я постепенно спустился вниз, потому что стал концентрироваться на деньгах, а потом, на какой-то период времени, я перестал беспокоиться о деньгах, работал просто ради удовольствия. В самых простых выражениях, я был бы не против даже платить за удовольствие от работы. Я просто должен заниматься рекламой.

Д: С каким чувством? П: Это интерес, это возбуждение, это удовольствие. Это меня подзаряжало, поднимало мой адреналин до самого высокого уровня. Я всегда работал над четырьмя или пятью проектами одновременно, так что мне не было скучно, уж это точно. Когда я работал, я забывал о времени, и вдруг кто-нибудь хлопал меня по плечу, только тогда я понимал, что уже три часа, и у меня сразу же начиналось жжение в желудке, когда я осознавал, сколько сейчас времени. Я получал большое удовольствие от работы. Внезапная потеря работы отобрала у меня все, что я имел, я почувствовал себя импотентом, бессильным. То, что я больше не мог получать наслаждение от того, что мне так нравилось делать, это было как внезапная отставка.

Я не мог работать, я перепробовал всевозможные места, но никто не предлагал мне работы. Кроме того, в это время был экономический спад, и внезапно я оказался бесполезным, бессильным импотентом. Я всегда ставил для себя высокие стандарты. Я создавал для себя творческие стандарты, жаждал новейших прогрессивных идей, чего-то уникального, чего-то нового. Два проекта не могли быть одинаковыми. Каждый последний проект был как трамплин, с которого я мог прыгнуть еще дальше, а сегодня я даже не уверен, могу ли я работать.

С 1989 по 1998 у меня были длинные волосы, и иногда я их распускал. Я создал свой собственный образ, «Человек, Который Всегда В Джинсах». У меня была страсть к своей работе. Я был на ней помешан. Что бы я ни делал, это всегда было направлено на работу. Д: Какое у вас было чувство, когда вы потеряли работу?

П: Я почувствовал себя бесполезным. Я был очень расстроен, и хотел знать, почему меня вытолкали с работы. Я чувствовал себя бесполезным, у меня внезапно возникло чувство, что мне незачем жить, и я все время думал, что же мне теперь делать. Началось сокращение штатов, а я был среди самых высокооплачиваемых сотрудников. Что касается моей личности, что я предпочитаю быть один. Я не люблю толпы, вечеринки. Я люблю быть один. Я не люблю путешествия, я предпочитаю «путешествовать в кресле» [т.е. перед телевизором]. Я обожаю читать книги. Я не люблю водить машину.

Я люблю очень острую пищу. Я предпочитаю традиционную пищу вегетарианской. Д: Какие книги ваши любимые? П: Что касается книг, то я всеядный. Комиксы, «Миллз и Бун» (романтика), профессиональная литература, поэзия, философия, бизнес-менеджмент – я читаю пять или шесть книг одновременно. Я тратил довольно солидную часть своей зарплаты на книги, и теперь они у меня в комнате от пола до потолка. Мне нравится смотреть кино – боевики и мюзиклы.

Я также люблю слушать музыку, в течение прошлого года я слушал все, от индийской музыки до западной классики. Я скорее ночное существо, чем дневное. Я с радостью не буду спать до 3 утра. Но у меня всегда были проблемы с тем, чтобы встать утром. Я помню это с детства, даже когда я был в школе, я всегда засиживался допоздна. Я крадучись выходил из дома и шел гулять один, доходил ночью до пляжа, потом полицейские отвозили меня домой.

Д: Какое у вас было чувство, когда вы гуляли по пляжу? П: Любопытство, удовольствие. В то время суток там никого не было, только один я. Я чувствовал все. Я ощущал себя очень живым. Д: Какое у вас возникало чувство? П: Наслаждение, любопытство, спокойное чувство после этих долгих ночных прогулок. Ночью я шел на террасу, и ничего не делал, просто смотрел в небо. Просто ощущал себя счастливым, что я могу видеть все это.

Сейчас я превратился в циника, я видел все это – ну и что, подумаешь. Это чувство удивления, чуда – «ааааххх!» — этого больше нет. Я не знаю, какие сны мне снятся… Д: Есть ли какие-нибудь сны из детства, которые продолжают сниться вам до сих пор? Какие-нибудь повторяющиеся сны? П: Помню, как я кричал и вопил во сне, когда был ребенком, но не помню самого кошмара. Сон про мертвого младенца, но там не было чувства, просто какое-то равнодушие.

У меня бывают вещие сны – мне приснилась комната, с определенной мебелью и обстановкой, и когда я рассказал об этом своей бабушке, она сказала, что я в точности описал комнату, в которой родился мой отец. Меня это здорово удивило.

Мне снилось, что я был со своим дядей в Гухати, и произошел взрыв. Верьте, не верьте, но через несколько дней в Гухати действительно был взрыв бомбы. Я всегда держал ручки и бумагу рядом со своей кроватью, на всякий случай, если меня осенит какая-нибудь идея. Иногда в этом был смысл, а иногда никакого. Что касается моих личных привычек, то я очень аккуратный человек, и меня раздражает беспорядок.

Я делю свою жизнь на две части – одна до работы, а другая после нее. Д: Какой момент вашей жизни был самым счастливым? П: Когда я начал работать. Это дало мне чувство свободы, что я не буду ни от кого зависеть. Чувство зависимости, это как ничто. Дерьмовое чувство, зависеть от всех, чувство бесполезности, дерьмовое чувство. Моя мать вернулась после операции и принесла мне щенка. Вообще-то мать терпеть не могла собак, так что, когда она принесла для меня дружка, я был очень рад, я обожаю собак. Ничего не имею против кошек. У нас всегда были собаки, и когда твой любимчик умирает, это очень больно. Начинаешь ощущать какой-то вакуум и пустоту. Я всегда держал собак, для компании.

Д: Когда еще в своей жизни вы ощущали вакуум и пустоту? П: Когда умерла моя мать. Когда я потерял работу. Когда моя сестра уехала в Штаты. Больше ничего не могу вспомнить. Отец – активный человек. По сравнению с ним, я ужасный лентяй. Я никогда не буду идеальным. Д: Есть ли какой-нибудь фильм, который затронул вас, или который вам особенно понравился? П: «Весь этот джаз». Это очень смешной фильм, такой веселый, для меня было огромным удовольствием смотреть на их движения в танце, а также костюмы, песни. Танец был не очень современным, скорее, ближе к балету, такие закругленные плавные линии, без острых углов и резкости.

Я люблю мюзиклы и боевики. Кроме того, мне нравится фильм «Мачеха» и «Спасти поручика Райана». Д: В начале интервью вы сказали, что ваши личные привязанности практически равны нулю. П: Я никогда не считал отношения чем-то очень ценным; очень редкие люди имеют для меня какое-то значение. Моя мать была важной фигурой, мой отец не такой важной. Родственники и другие люди из окружения вообще для меня ничего не значили.

Я в пустоте, как в вакууме, я в изоляции. Я никогда не чувствовал себя частью общества или семьи. Я счастлив, когда я один, и отключаюсь от всего остального. Одному быть хорошо. Я был свободен, делал что хотел, не думал про все эти «можно» и «нельзя» общества. Д: Какие у вас были чувства? П: Чувство свободы. Семья, окружающие вызывали у меня чувство клаустрофобии.

Д: Вы не могли бы описать это чувство? П: Давящее чувство, особенно в области грудной клетки. Слишком много правил. Все эти «можно» и «нельзя» — делай то, не делай это… Однажды я захотел узнать, каково на вкус человеческое мясо; я где-то прочитал о людях, которые выжили в Андах. Я постарался отрезать кусочек своего мяса ножом, это было очень больно, и все же я отковырял кусочек кожи и съел его.

У меня есть страх остаться одному… и в то же время, я знаю, что это не так уж страшно… только время все рассудит… Д: Что означает ваше имя? П: Мое имя означает что-то вроде «сокрушитель врагов». Лекарство: Codeinum 200