Девятый доклад. Shtayner

Посредством абстрактного познания прийти к овладению природных законов невозможно

nebo

Материализм в медицине — это истинное заболевание

Мои дорогие друзья! Вы видели, насколько важно связать болезнь c духовной жизнью и переживаниями человека, и понимание, с которым мы должны воспринимать болезнь, рассматривая ее, как раз, с тех двух сторон, которые, прежде всего, входят в рассмотрение пастырской медицины, мы можем обрести, собственно, только на пути такого рода рассмотрения. Поэтому сегодня мы еще раз рассмотрим болезнь в связи с духовной жизнью, на это раз,с точки зрения, которая позволит нам наилучшим образом осветить её сущность.

Мы находимся попеременно в двух состояниях, бодрствования и сна. То, что можно сказать об этих вещах в общем, в качестве содержания мировоззрения, — это, ведь, вы все уже знаете.

Сегодня мы пристальнее вглядимся в то, что происходит в человеке во время сна. Мы имеем при этом физическое тело и эфирное тело, предоставленных самим себе. Мы имеем астральное тело и Я, также предоставленных самим себе. Если мы посмотрим вначале на физическое и эфирное тела, то здесь мы знаем, что, в силу того, что они из себя представляют, внутри этих физического и эфирного тел, происходят определенные явления, которые в промежутке между засыпанием и пробуждением протекают совершенно независимо от влияний астрального тела и Я. В такой организации, как человеческая, мы имеем дело с процессами, которые так, как они должны протекать, вобщем совершенно не приспособлены к человеческой организации.

В физическом теле мы имеем дело с физическими процессами. Физические процессы разыгрываются вовне в минеральном царстве. К ним они приспособлены. Но человеческому строению в целом, как физическому телу, они не подходят. И, тем не менее, физическое тело человека в период между засыпанием и пробуждением, так сказать, отдано физическим процессам так же, как им отдано минеральное царство.

Мы должны принять во внимание это противоречие, имеющее место в человеке, как раз, во время сна. Он должен быть миром физически действующих сил, но быть им, собственно, не может. В этом, как раз, причина того, что во время сна в физическом теле человека разыгрываются процессы, которые, если их не нейтрализовать, являются процессами, вызывающими заболевание.

Когда высказывают общие утверждения, вроде того, что сон оздоровляет, то такие утверждения, конечно, в определенном смысле совершенно верны, но они верны только при известных условиях, и это не должно мешать нам непредвзято рассматривать то, что есть.

Физические процессы в физическом теле человека только тогда могут быть оздоровляющими, когда в это физическое тело погружены Я и астральная организация, что, ведь, всегда происходит при пробуждении, — так и должно быть, что это постоянно прерывается состоянием сна, поскольку, благодаря этому состоянию сна, в физическом человеке постоянно осуществляется распад, который и должен осуществляться для того, чтобы в человеке вообще могла развёртываться душевная жизнь, духовная жизнь. Поскольку с восстанавливающими процессами духовная жизнь не связана, она связана только с процессами распада.

Таким образом, во сне процесс распада должен быть обеспечен в такой мере, чтобы бодрствующее состояние в период от пробуждения до засыпания могло развернуться в том же количестве, что и процессы распада. Если, вследствие нездоровья сна, процессы распада будут осуществляться в большем количестве, остаток от этих процессов распада остаётся в человеческом организме. Тогда в этом процессе распада мы имеем внутреннюю причину болезни.

Если, расширяя наше рассмотрение, мы охватим и эфирное тело, то в отношении эфирного тело дело обстоит так, что во время сна оно в состоянии осуществить только те процессы, которые иначе происходят в растительном царстве. Когда астральное тело и Я погружаются в эфирное тело, эти процессы, в свою очередь, постоянно проявляются на более высоком уровне. Но когда они осуществляются в период между засыпанием и пробуждением, они осуществляются так же, как и в растительном царстве, то есть, опять-таки не соответствуют человеческому организму, и требуют уравновешивания со стороны астрального тела и Я. Когда остаётся непереработанный остаток, снова появляется возможность заболевания.

Так что мы можем сказать: сон может научить нас тому, каким образом в человеческом организме возникают причины болезней; поскольку эти болезнетворные причины в основе своей являются нормальными процессами сна, которые в то же время представляют собой основу для духовно-душевной жизни человека. И в этом, как раз, состоит тайна мира, что повсюду, где мы сталкиваемся с реальностью, имеется две стороны. На одной стороне, в состоянии сна физического и эфирного тел лежит основа для духовного развития человека, на другой стороне, посредством тех же процессов, — причина заболевания.

Тем самым становление болезни непосредственно входит в духовное развитие, и мы можем сказать: то, что действует в физическом и эфирном телах человека, во время сна является, в сущности, базисом патологии.

Теперь с этой точки зрения рассмотрим человека, который во время бодрствования недостаточно погружён в свои физическое и эфирное тела, как мы обнаружили это у слабоумных, у психопатов. Тогда душевно-духовное такого человека включается в болезненные процессы, живет в болезненных процессах, и этому знанию, — что психопаты и, так называемые, душевнобольные проживают свое внутреннее бытие в единстве с причинами, вызывающими болезнь, — можно придать особую ценность. Видите, такие вещи нужно рассматривать точно.

Но перейдем к рассмотрению внешнего мира. Возьмём, чисто схематично, физическое тело человека, и рассмотрим, также чисто схематично, относящийся к нему внешний минеральный мир, тогда во время сна мы имеем здесь, внутри физического тела человека, процессы, в которых Я участия не принимает. Они развиваются сами по себе, без внутреннего действующего мотора. Но это Я находится внутри всего, что здесь является минеральными процессами. Поскольку здесь находится то, что мы можем назвать мировым Я.

Таким образом, на одной стороне, в процессах физического человеческого тела мы имеем что-то такое, в чём Я отсутствует, то есть, сумму лишенных Я процессов. А снаружи, в окружающем мире мы имеем сумму минеральных процессов и минеральных субстанций, пронизаных Я, то есть, всеми теми иерархиями, которые идентичны Я. Эти процессы и минеральные субстанции имеют Я.

Поэтому, предположим, что в физическом теле человека мы заметили процесс, которого там быть не должно, который является болезненным процессом. Он лишен Я. Как к нему подступиться, если мы хотим его вылечить? Мы можем это сделать, если то от Я, чего в нем не хватает, что является в нём избытком сна, то есть, что является в нём сном во время бодрствования, если это мы найдем снаружи, в минеральном мире. Тогда у нас будет лекарство.

Если мы добавим его человеку, возникнет сродство с соответствующим органом; и, благодаря этому, он получит то, чего не хватает больному органу, то есть, силы Я. Видите, это процесс, который лежит в основе всех наших стремлений поиска лекарств для физического тела больного человека в окружающей неорганической природе. Тут мы должны найти то соответствующее, что обладает силой Я, — тогда оно будет действовать исцеляюще.

Таким образом, переход от патологии к терапии основан на точном знании связей между процессами физического тела человека и минерального мира, с одной стороны, а также эфирного тела человека и внешнего мира, действующего в растительном. Здесь дело обстоит точно так же. Замечая, что нечто буйно разрастается, посредством эфирного тела, мы обнаруживаем: здесь эфирному телу не хватает соответствующего воздействия астрального тела; поэтому мы должны найти его где-нибудь в растительном мире, и мы получим соответствующее лекарство. Это для ориентировки.

Отсюда вы видите, что дух природы, дух в минеральном и растительном царствах нужно познавать в широчайшем охвате вселенной. Мы должны познавать дух, а не субстанцию, поскольку в действительности человека нужно лечить духом минеральной и растительной природы. Субстанцию вы имеете только в том состоянии, в котором она неверно подчинена духовному, но духом обладает.

И тот, кто хочет лечить, не зная духа камней и растений, тот, собственно, может лишь вслепую использовать традиционные данные, может пробовать, помогает ли то или иное, но он никогда не поймет, почему это помогает, поскольку он никогда не узнает, где в каком-либо минерале сидит дух, или как он сидит, так что врачебная деятельность заранее предполагает спиритуальное мировоззрение, и величайшей аномалией нашего времени является то, что именно в медицине господствует эта ужасная болезнь материализма.

Поскольку материализм в медицине — это истинное заболевание. Эта слепота означает засыпание в науке, образование в ней вредящих душевных веществ, и потому её надо бы, собственно, лечить. Можно сказать, что самый больной человек нашего времени не тот, кто был им среди европейского населения в XIX веке, не турок, асамый больной человек нашего времени – врач. Это истина, которую врачи должны знать и, в крайнем случае, ещё теологи, но в том, ведь, и состоит эзотерическое, что эта истина остаётся в том кругу, которому доверена.

Теперь рассмотрим предмет еще более точно. Есть люди, которые не являются психопатами или безумными в том смысле, в каком о психопатии или безумии говорить оправдано, но которые, согласно рассмотрениям последних дней, всё же так погружены в свои физическое и эфирное тела, что вступают в определённую связь, в воспринимаемую ими связь с болезненными состояниями, с болезненными процессами.

Тут мы встречаемся с теми сомнамбулами, существование которых вовсе не является суеверием, а в мире часто описывалось, и известно любому посвящённому, — мы встречаемся с теми сомнамбулами, которые в своем сомнамбулическом состоянии дают описания своих болезней. Они погружаются в свои физическое и эфирное тела.

В то время как обычный нормальный человек соединяет себя с физическим и эфирным телами так, что мы, выражаясь педантично и научно, можем сказать: в бодрствующем состоянии Я и астральное тело вступают с физическим и эфирным телами в соединение, которое, в соответствии с его соединяющим качеством, является удовлетворительным соединением, — тут мы можем о таком больном человеке сказать: Я и астральное тело входят в физическое и эфирное тела не в соответствии с их атомными весами, в переносном смысле, а от астрального тела и Я остается некоторая часть, которая погружена не целиком, и которая воспринимает.

Воспринимает только та часть Я и астрального тела, которая не погружена в эфирное и физическое тела. Когда имеется подобный избыток астрального тела и Я, происходит внутреннее восприятие. Сомнамбулы описывают свое заболевание. Но как? В определённых случаях возникает, ведь, другое состояние, которое я вам тоже описывал, где нормальное состояние на время нарушено в сторону сна. Если Я и астральное тело выходят из физического и эфирного тел наружу, и если затем в Я и астральном теле происходят вещи, которые теперь не вписываются в это духовно-душевное, так же, как другие вещи, которые я описывал, не вписываются в физическо-эфирное, если слишком много Я и астрального тела переживается во время сна, как в другом случае физическим и эфирным телами может быть пережито слишком много природного, — тогда возникает это граничащее с патологией ясновидение.

Тогда человек вносит в сон определённую силу, позволяющую воспринимать духовное. Затем он переносит в бодрствующее состояние воспоминания об этом духовном восприятии, но, прежде всего, это духовное восприятие, которое присутствует в ненормальном состоянии между засыпанием и пробуждением, втекает в сновидения. Оно является в живых сновидениях, и тогда мы снова замечаем то, что хорошо знает каждый посвященный: эти сновидения, если их правильно рассматривать, наполнены следующим.

Предположим, что больной, физически больной, обладает теми особенностями, которые я описал. Со своим духовно-душевным он погружается в физическое и эфирное тела. Тогда он переживает болезнь так, что он описывает ее в сомнамбулическом состоянии. Он переживает то, что происходит в его физическом и эфирном телах, как слишком сильный процесс распада, то есть, в своих физическом и эфирном телах он переживает, своего рода, обратный природный процесс. Теперь предположим, что со своим астральным телом и Я он находится снаружи.

Тогда, ведь, он переживает духовное внешней природы. Предположим теперь, что здесь, внутри обнаруживается больной орган (табл.6, в центре), который болен потому, что какой-нибудь внешний процесс выражается, как раз, болезненным образом. Это переживается в сомнамбулическом состоянии.

Здесь описывается внутренний процесс. Находится человек в полярном состоянии, — сомнамбулизм действует в его Я и астральном теле, если они располагаются более вне пределов физического и эфирного тел; если же это входит в сновидения, человек переживает то, что является духовным в минералах, он переживает тогда соответствующий дух минерала; и что же он види во сне?

Во сне он видит свое лекарство. Видите, здесь перед вами связь для некоторых вещей сомнамбулической жизни. В сомнамбуле чередуются два состояния, которые я охарактеризовал. В одном состоянии он сновидит свою болезнь, в другом состоянии,  своё лекарство, и здесь нам открывается способ, каким в древних мистериях искали патологию и терапию.

Тогда не так экспериментировали, как сейчас. Тогда больного приводили в храм, и там, соответствующим образом подготовленный жрец приводил его в, своего рода, сомнамбулическое состояние, в котором тот описывал свою болезнь. Затем вызывался полярный сомнамбулизм, жрец переживал сновидение, содержащее в себе терапию. Это было тем исследованием в старых мистериях, которое вело от патологии к терапии. Так в древние времена образовывалось искусство врачевания,  образовывалось посредством того, что знание о человеке при помощи старых методов исследования искали в самом человеке.

Мы должны прийти не к этим методам, а к таким, где, посредством имагинативного переживания, мы тут же оказываемся в состоянии проследить процесс заболевания, где мы переживаем процесс оздоровления, посредством интуитивного метода, который выводит, а не вводит в человека. То, что раньше представляло собой некий вид эксперимента, как раз, в этой области должно стать строгим наблюдением. Вы видите, в каком, собственно, направлении нужно двигаться.

Внешняя физическая наука, которая в прежние времена была чисто созерцательной, перешла к эксперименту, всё больше и больше заменялась экспериментом. В этом она права. Но наука врачевания последовала в этом за ней, и в этом она не права. Раньше она проводила с человеком эксперимент, с помощью храмовым изысканий. От этих экспериментов мы должны найти переход к тщательно пронизанному духовным, оплодотворенному наукой наблюдению жизни. Поскольку, кто наблюдает жизнь, может обнаружить болезнь всюду. В простейших проявлениях повседневной жизни, которые лишь немного отклоняются от, так называемого, нормального, иногда содержится нечто такое, что при правильном наблюдении может привести к познанию сложнейших болезненных явлений, если только рассматривать вещи в верном контексте.

Но это ведёт к тому, что врач все более и более должен становиться практиком, что является движением в обратном направлении по отношению к развитию, которое было проделано в новейшее время под влиянием материализма. Врач постепенно превратился в простого учёного, но в этом нет никакого смысла. Врач только тогда действует осмысленно, когда он может использовать законы природы в живом деянии, а не познавать их только в абстрактном смысле. Посредством абстрактного познания прийти к овладению природных законов невозможно.