Elaps corallinus (Sankaran)

Стремление быть привлекательной

Коралловая змея.  Это средство имеет особенности, характерные для группы «змеиных» средств, такие как болтливость, ревность, самомнение, обман, ядовитый , злобный нрав. Я обычно идентифицировал Elaps по его очень сильными физическим желаниям/ сопутствующим обстоятельствам, например желание бананов (мое наблюдение), цитрусов, салатов, сладкого масляного молока (в Индии, йогурт, который называется «Lassi»), льда, сладкого, кислого, молока.

Другие признаки, которые неоднократно подтверждались — жгучая боль в пищеводе и животе (желудке), обычно описываемая пациентом как «кислотность», которая проходит от холодных напитков — чувствуется как холодный напиток спускается по пищеводу в желудок, где становится прохладно. Также боль проходит от лежания на животе.

Холодное ощущение, спускающееся по пищеводу к желудку характерно только для Elaps. Один из повторяющихся снов Elaps – это сон о падении, иногда описываемом как падение в пропасть или яму. Мои предписания были первоначально основаны на этих физических признаках, но на основе клинического опыта, у меня возникла идея об умственном состоянии Elaps, которое выглядит следующим образом: Я заметил, что у пациентов наблюдается боязнь упасть, потерять свое положение, имидж в обществе. Они поддерживают имидж и дорожат хорошим мнением других. Необходимо дифференцировать это средство от Palladium или иногда от Платины. Они разговаривают очень оживленно и самовлюбленно. Они говорливы и склонны подавлять других, но не самовлюбленным способом.

Они часто происходят из уважаемых семейств и они преуспевают в области лидерства, внешнего вида, кулинарии. В одном пациенте я наблюдал огромный страх за мужа и дочь, особенно, если они немного поздно возвращались домой. Боязнь высоты очень сильна. В данном конкретном случае страхи возникали главным образом, когда дочь уходила в горы, а муж путешествовал воздухом. В заключение, наиболее важные особенности Elaps – боязнь разбиться, упав с высоты, и забота о поддержании имиджа, о том, чтобы он не разбился.

Рубрики

Желудок, холод, ледяной, после холодных напитков. Грудная клетка, холод, внутренний, как будто ледяная вода поднимается и опускается по цилиндрической трубе.  Желудок, боль, лежание на животе улучшает состояние.  Компания, желание, как будто что-то ужасное могло бы произойти.  Страх, случится, что-то.  Сны о падении в яму.

Kent:  Отвращение, бананы.  Желает лед.  Желает цитрусов (апельсинов).

Phatak: Напитки, холодные, как будто.

Случай

Парень 23 лет  пришел с витилиго (левкодерма – белые пятна на коже). Я лечил его с 1997 г., когда ему было около 13 лет. Я его лечил уже 10 лет. Тогда, в 1997 г., я выбрал препарат Elaps на основании рубрик, о которых я вам рассказывал – у него были именно такие симптомы. Он хорошо реагировал на этот препарат, и продолжает. Его витилиго исчезло на 70%, и произошли значительные перемены в его психическом состоянии. В 2006 г. я вызвал его на продолжительный повторный осмотр, чтобы лучше понять препарат Elaps.
Поскольку он шел так хорошо, я подумал, что лучше всего попросить его описать его предыдущее состояние, чтобы я мог понять этот препарат. И вот что он сказал:  Я был такой агрессивный, хотел отколотить кого-то, просто убить кого-то.

Я сказал:  приведи мне пример.

Л: Он сказал – теперь слушайте внимательно, поскольку именно так опрос продвигается, разворачивается, и так мы можем понять случай. В этом же все дело, не так ли? Он сказал:  Я веду машину, а кто-то меня подрезает (жест).
Л: Просто подрезает меня.
П: А затем он дает по газам. Когда такое происходит, я прибавляю скорость и следую за ним, блокирую его, и причиняю ему множество неприятностей, а если я могу его остановить, я выволакиваю его из машины и избиваю.

Л: Но он говорит: «С тех пор, как Вы меня лечите, у меня прекратились приступы агрессии, я этого больше не делаю». Но я хотел узнать об этом побольше.
Д: Что же ты испытывал?
Л Когда кто-то подрезает тебя на дороге. Он говорит:
П: Пока я не перехватываю того человека, не подрезаю и не останавливаю его, я не могу остановиться. Я просто должен все это делать.

Л: И я сказал: Что ты тогда чувствуешь?
Он говорит:  Я чувствую, что ты въехал на мою полосу, не подав сигнала (жест) и подрезал меня, въехал в меня.
А я говорю:  Как ты это видишь?

П: Я рассматриваю это, как угрозу, и я становлюсь очень агрессивным, и тогда я могу бить человека по ребрам, пинать его, пока он не перестанет шевелиться, не будет избит, меня охватывает гнев.
Л: Здесь я хочу кое-что заметить. Мы знаем, что у змей нет конечностей. Они лишены рук и ног, и одно из замеченных мной проявлений у пациентов
змеиных препаратов – они говорят об отсутствии конечностей. Не все, но кое-кто из них, и это очень интересно. В смысле, они могут описывать свои ощущения: «У меня нет рук и ног».

Но они часто описывают и такое: «Я оторву тому парню руки и ноги. Я просто все ему поотрываю». Тогда я думаю: «О, итогда у тебя не будет этого недостатка, потому что у него не будет конечностей, как и у тебя». Поэтому они и говорят: Я тебе руки-ноги оторву. Но, так или иначе

П: Этот парень подрезает меня на моей полосе, вторгается в мое пространство, вторгается на мою территорию, без предупреждения – и я до него доберусь.
Он говорит:  Пока меня не тревожат, я всем доволен.
Л: Итак, одна из тем Elaps такова: они очень робкие и скрытные, и не хотят, чтобы их беспокоили. У нас есть прекрасный симптом в Материи медике: «Хочет оказаться в пещере». «Хочет быть один на природе». И «Хочет играть на траве». «Хочет быть в недоступном месте» И этот пациент говорит:

П: Пока меня не беспокоят, я всем доволен. Когда меня оставляют в покое, мне прекрасно. А потом он говорит:
П: Больше всего я люблю музыку, и когда включена музыка, я чувствую себя прекрасно. Когда же музыку выключают, я становлюсь очень тревожным. Это очень странно, потому что, понимаете, змеи не могут слышать музыку, у них нет ушей. Так что мне показалось, что чувствительность к музыке у парня – это что-то странное. Так что я его спросил:  расскажи мне о музыке.
А он говорит:  Когда играет музыка, я сливаюсь с ней, я исчезаю. А когда музыки нет, я неожиданно оказываюсь на виду и настораживаюсь.

Л: Разве это не прекрасное выражение: слиться с чем-то, замаскироваться, спрятаться, исчезнуть. Итак, музыка означает для него возможность исчезновения. Тогда он может быть в покое. Но как только он остается без своего камуфляжа, он очень настораживается. Еще одно следует заметить о пациентах уд Elaps – у них бывает сон о падении в бездну, в глубокую долину с очень высокой точки. Иногда это выражается, как падение с некоторого положения в обществе, чего они очень боятся, или же в страхе перед высотой. Одно женщина, которую я лечил препаратом Elaps, была очень напугана, когда ее дети уходили в походы; она боялась, что в сезон дождей они упадут с горы. Итак, страх перед дождем, страх падения, страх высоты, падение в бездну – это все сильные темы у Elaps. Одна женщина, которой я назначил препарат Elaps, написала книгу под названием: «В бездне и моя жизнь после этого». Это была ее автобиография.

Случай

Женщина с пептической язвой. Я был семейным терапевтом. Я попросил ее описать, отчего ей становится лучше. И она сказала, что ей лучше, когда она пьет холодную пахту. Я спросил ее: «Что происходит, если вы пьете холодную пахту?» Она ответила: «Это такое чудесное ощущение, когда она проходит вниз, как по цилиндрической трубе, холод, холод, холод, и затем в моем желудке я чувствую сильный холод, который приносит мне реальное облегчение. Кроме того, когда я ложусь на живот, мои желудочные боли облегчаются».  Я совсем ничего не знал.

Рубрики

Желудок — Холод — напитки; после холодных (Coldness of stomach, after cold drinks),

Грудная клетка — Холодность — внутри — ледяная вода; как будто по цилиндрической трубке поднимается и опускается (Chest coldness goes up and down a cylindrical tube inside the chest),

Желудок — боль — лежа — живот, на – лучше (Stomach pain better by lying on the abdomen).

И там везде был Elaps, Elaps, Elaps… Я даже не знал, что такое Elaps, лишь позднее я обнаружил, что это коралловый аспид. И Elaps так прекрасно сработал.

Случай

Миссис Е. С. консультировалась у меня 30.03.94 по поводу сильных головных болей, которые мучили ее на протяжении последних трех лет. Она пришла в сопровождении мужа, была ярко одета и накрашена. Ей были назначены аллопатические препараты, некоторые из которых пришлось отменить из-за побочных эффектов, а другие оказались неэффективными. Она начала с описания головных болей.
П: Головные боли становятся сильнее и сильнее. Боль начинается в висках, переходит на макушку и затем на затылок. Если ночью я вдруг нечаянно дотронусь сюда (указывает на область затылка), голова начинает болеть. Меня мучают ужасные головные боли. Это просто невыносимо, я не знаю, что делать. Я принимаю множество таблеток, потому что уже, по крайней мере, двадцать три года у меня постоянные нервные срывы из-за сильного нервного напряжения. Я перенесла триста сеансов шоковой терапии.

У меня были менингит, тиф и все виды лихорадок. У меня дважды была грыжа межпозвоночного диска, спондилит, плече-лопаточный периартрит. Я переболела всеми возможными болезнями: корью, свинкой, ветрянкой. Но я никогда не унывала, несмотря на эти головные боли. Если бы не это качество моего характера, я бы не перенесла этих головных болей, доктор. А сейчас эти головные боли стали слишком сильными для меня. Голова болит и болит так сильно, что слезы выступают на глазах, и я ничего не могу поделать с этим, даже таблетки не помогают теперь.
(Очень долгая пауза.)

Д: Можете сказать еще что-нибудь? Вы сказали, что часто нервничали. Почему?
П: Главной причиной была моя свекровь. Она всегда жила с нами и причиняла мне много проблем. Мой муж не мог понять, что причина всех моих срывов в ней. Она постоянно ругалась со мной в отсутствии мужа. Мой муж — моряк, и у него отпуск всего два месяца. Когда он был дома, свекровь проводила весь день в нашей спальне с нами, а мой маленький сын, которого я родила через восемнадцать лет после рождения первого ребенка, оставался с нами все ночи. Поэтому у нас просто не было возможности заняться сексом из-за того, что они постоянно находились с нами. Она действовала мне на нервы. Она была самым раздражающим, надоедливым человеком, которого я встречала, я молилась о ее смерти. Теперь она умерла, и я, наконец, успокоилась. Я говорю так, потому что она доставляла мне очень много проблем. Как раз перед свадьбой моего старшего сына она пришла в кухню и стала кричать на меня из-за того, что когда я жарила рыбу, обожгла руку маслом. Я спросила ее, что бы она делала, если бы масло брызнуло мне в лицо перед свадьбой сына, ведь это испортило бы мое лицо. Она вышла из кухни.

У нее множество болезней, и она много страдает. Но в ее рассказе есть сильное преувеличение. Отметьте интенсивность эмоций, направленных против свекрови.

Чтобы избежать нервного срыва, я принимала лекарства, от которых мне начинало казаться, что у меня две головы. Это ужасные лекарства. В ноябре прошлого года, когда моя свекровь стала сильно раздражать меня, я начала кричать и плакать, при этом был и мой сын, и я сказала мужу: «Я не хочу, чтобы она оставалась здесь. Пожалуйста, отправь ее отсюда, чтобы я могла успокоиться и перестала принимать эти таблетки». Когда она уехала, я почувствовала себя хорошо. А потом вышло так, что сестра и брат моего мужа отказались взять ее к себе, и муж попросил оставить ее у нас, пока она не умрет. Я не знала, что ей осталось жить всего девятнадцать дней, иначе я бы не отказалась. Я думала, она проживет еще пять лет, потому что она хорошо ела и была совсем здоровой. Я отказалась принять ее.

И впервые за время нашей совместной жизни муж послушал меня. Годами мы ругались, я говорила: «Разве ты не знаешь, что после женитьбы ты должен предпочитать жену, ты должен быть привязан к жене, а не к матери?» Но мой муж был просто одержим своей матерью. Он был одержим ею, не знаю, до какой степени. И это огорчало меня. Я не знала, что делать с этим. Я боролась с этим двадцать девять лет. Ему потребовалось двадцать девять лет, чтобы принять решение и расстаться с матерью.

Тогда я сказала, что, наконец, я нахожусь в мире. Я была в аду, доктор, в аду. Его мать была самой большой сукой, которую я когда-либо… я прошу прощения, ведь она умерла… Она была ужасной, она не ладила со своей дочерью, со своим сыном, со своей невесткой, со слугами — она ни с кем не ладила. Она не ладила с моим мужем, он бил ее много раз. Она была главной причиной того, что я болела, болела и болела. Если бы не она, я была бы нормальной счастливой женщиной.
Д: Какие у Вас были чувства?
П: Теперь я просто счастлива: она умерла, она ушла и не сможет побеспокоить меня больше. Она не может беспокоить меня из своей могилы, конечно нет.
Д: А в то время что Вы чувствовали?
П: Я ненавидела ее. Я ненавидела ее, она для меня была как яд. Я столько раз желала ей смерти. Если бы я могла, я бы сама убила ее и сказала бы, что сделала это по причине своей невменяемости. Но я знала, что не смогу сделать этого. Я так часто хотела убить ее. Я много раз была на грани того, чтобы сделать это. Мой муж никогда не понимал этого, он безумно любил свою мать.

И это стало причиной моих головных болей. Дошло до того, что голова начинала болеть, даже если я просто дотрагивалась до нее. Напряжение, доктор, постоянное напряжение… оттого, что в доме старуха, которая, если я потянусь за солью, говорит: «Не клади слишком много соли». Если я потянусь за маслом, она говорит: «Не клади слишком много масла». Если я потянусь за чем-то, она говорит: «Не делай этого».

И она называла меня «сумасшедшей». «Ты сумасшедшая, ты ненормальная», — всегда говорила она. Я жила очень суровой жизнью, была очень несчастной, преимущественно из-за свекрови. А она… где бы она сейчас ни была, будет страдать за это. Я верю в это. Как мы католики верим, она не попадет прямо в рай, она будет блуждать где-то, потому что она заставила меня страдать, она заставила меня в этой жизни пройти через ад. Мой сын видел это. Он пытался сказать отцу, но тот слишком любил свою мать, чтобы понять, что мне приходится терпеть. Я не говорю, что он был плохим мужем. Он очень хороший муж, он помог мне пройти через все мои болезни. Но он не понимал, что его мать нужно держать подальше от меня. Она почти довела мою золовку до нервного срыва. Мне пришлось забрать ее из дома золовки в свой дом, и тогда у меня самой чуть не случился нервный срыв. После этого его брат забрал ее.

В ее реакции на ситуацию присутствует отчаяние. Это ее восприятие ситуации: она была в аду двадцать девять лет. Двадцать девять лет ее беспокоила свекровь, а теперь она свободна. Но у нее частые головные боли, и ее страдания до сих пор продолжаются. Опять отметьте отчаяние: она чувствует отчаяние до такой степени, что готова убить.

Д: Что она делала?
П: Она кричала все время. Она называла меня проституткой. Она видела, что ни один мужчина не подходил к моей двери, но, тем не менее, называла меня проституткой. Я не знаю почему. Мой муж спрашивал, приходил ли ко мне кто-нибудь, и она говорила, что нет. Он спрашивал, почему тогда она называет меня проституткой. Она называла меня… сукой! Она обзывала меня такими грязными словами, смысл которых я не могла понять. Соседи понимали и говорили, что если бы они сказали, что все это значит, мне стало бы плохо. Они говорили всем, что она относится ко мне не как к невестке, а как к служанке. Они всем говорили это.
Д: А что Вы делали, когда она говорила все это?
П: Я не могла ответить ей тем же, потому что она говорила на своем родном языке, из которого я знала всего несколько слов. Я говорила только: «Когда ты умрешь, я буду счастлива.» Это все, что я могла сказать, чтобы разозлить ее. Но это не так много, по сравнению с тем, что она говорила мне.

Д: В настоящее время, какие у Вас проблемы?
П: В настоящее время у меня проблем как таковых нет, но продолжает бо¬леть голова. Мне нужно проверить, отчего у меня эти головные боли. И у меня болит эта рука (поднимает правую руку) после того, как два года назад я месила тесто для двух девятикилограммовых тортов. Наблюдение: Браслет вокруг запястья в форме змеи.

Д: Что Вам снится? П: Я вижу очень приятные сны. Я хожу по магазинам, покупая одежду. Я совершаю круиз на корабле. Мне снятся очень приятные сны. Очень редко я вижу страшный сон.
Д: О чем он?
П: Всегда один и тот же: я падаю с лестницы и ломаю ноги или еще что-то. Этот сон сильно пугает меня, и когда я на самом деле спускаюсь по лестнице, я очень боюсь, что сон может сбыться, поэтому спускаюсь очень медленно и осторожно. Это — единственный страшный сон. Другие сны очень радостные: я всегда смотрю на сверкающие витрины, торгуюсь в магазинах, покупаю себе ткани и нижнее белье.

Ее чувства к свекрови — очень сильная ненависть и злость до такой степени, что она хочет убить ее. Ее манера говорить очень динамична, вперемежку со множеством оскорблений.

Д: Вы помните еще какой-нибудь страшный сон?
П: Нет, только тот, где я падаю с лестницы.
Д: (мужу пациентки) Расскажите о ее характере. Мж: У нее очень приятный характер. Кроме того, что она не могла видеть моей матери. Она просто ненавидит мою мать, потому что та плохо относилась к ней. Но все, что мать говорила, я думаю, она говорила не со зла. Но наконец-то она ушла от нас, потому что временами она переходила все рамки наших ожиданий, она не могла сидеть спокойно. Она постоянно называла меня сукиным сыном. Когда мы шли куда-нибудь, спрашивала, почему мы возвращаемся так поздно, и так далее.
П: Мы никуда не могли пойти, доктор. У нас не было никакой жизни. Всякий раз, как мы выходили куда-нибудь, нас оскорбляли и на нас кричали. Мы вынуждены были возвращаться до 19 часов. Она обращалась с моим мужем, как с двухлетним ребенком, не способным соображать, так же она обращалась со всеми своими детьми. В моем доме мать обращалась с нами на равных. С нами обращались, как со взрослыми. Моя мать никогда не говорила с нами свысока, мы были с ней на равных. Но его мать разговаривала с детьми свысока, как будто им по два года. Вы можете узнать это у его сестры и брата.

Д: Какие у Вас интересы и хобби? П: Я играю на пианино, пою, вышиваю, вяжу, печатаю на машинке, делаю цветы — я многое делаю. И я очень дружелюбна, у меня сотня друзей. У меня очень много подруг. Слишком много, на самом деле, и мы все время болтаем по телефону, я постоянно говорю с кем-то из них. У меня множество подруг разного возраста. У меня много старших подруг. Я умею ладить с детьми, в моем доме постоянно дети и. У меня множество подруг, но я боюсь мужчин, не знаю почему. Я очень боюсь находиться в комнате наедине с другим мужчиной, кроме моего мужа. Ни один мужчина никогда не дотрагивался до меня и не обижал меня, но я всегда боялась мужчин.

Мж: Она в основном сидит дома. Я говорю ей, что ей нужно выходить куда-нибудь, заниматься общественной работой, знакомиться, разнообразить свою жизнь.
П: Я много занимаюсь общественной работой. Я собираю деньги на различные благотворительные дела. Я не люблю выходить из дому, доктор. Я очень счастлива дома. В четырех стенах своего дома я очень счастлива. Я смотрю телевизор, печатаю письма. У меня много друзей, которым нужно писать письма. Нас семь сестер, поэтому я всегда пишу письма сестрам. Я печатаю письма, потому что никто не может разобрать мой почерк — это можно увидеть по моей анкете. Я не знаю значения слова «скучно». Мне никогда не бывает скучно. Мне всегда хорошо одной, мой муж обиделся, когда я сказала, что мне не нужна ничья кампания. Я совершенно счастлива наедине с собой. Мне не нужны люди, чтобы чувствовать себя счастливой. Если я с книгой, я счастлива. Я просто читаю… Пока эти головные боли не стали слишком сильными, я прочитывала по пять книг в день.

Это повторяющийся сон, поэтому он очень важен. Обратите внимание на ее чувство: как будто с ней говорят свысока. Ее свекровь заставляет ее чувствовать себя внизу. Она хвастается и склонна к преувеличению.

Д: Какие книги?
П: Любовные истории, детективы, разные книги. Я была заядлым читателем. Я читаю с четырех лет. Я хотела написать свой собственный рассказ. И написала рассказ о себе. Я отдала его кое-кому и надеюсь, что его опубликуют.
Д: Что Вы написали?
П: Он называется: «Великая пропасть и слава за ней». Он о моей жизни, о том, как было ужасно во время шокотерапии. О радости рождения детей, о счастье, которое я чувствую в объятиях мужа. Это красивая история, и Вы будете плакать, если прочтете ее. Мои сестры читали ее и плакали. Прочитав ее, один человек сказал, что она, как молитва. Священник, прочитавший ее, тоже сказал, что она похожа на молитву. Это на самом деле очень красивый рассказ.

И я хочу опубликовать его когда-нибудь. Одна англичанка взяла рассказ. Она сама психиатр и знает проблемы, через которые мне пришлось пройти. Если он будет опубликован, то поможет многим людям справиться с их проблемами, душевными проблемами, например, как пережить шоковую терапию и так далее, ведь я перенесла триста сеансов, доктор, не меньше, триста.
Д: Почему Вам пришлось проводить шоковую терапию?
П: Потому что мне сказали, что я сумасшедшая.

Д: Какие были симптомы? П: У меня были истерики. Я несла всякую чушь и не соображала, что говорю. Поэтому меня показывали врачам.
Мж: Она не спала.

Д: А что Вы говорили или делали? П: Я не знаю, я была обезумевшей. Спросите мужа об этом. Мж: Нет, она не говорила ничего особенного. Она просто не спала, поэтому мы беспокоились. Я помню в первый раз, когда она заболела, мы плыли на корабле из Австралии в Америку. Она разговаривала с какой-то дамой и потом сказала, что дама поцеловала ее. Она почувствовала себя святой, и ей показалось, что дама поцеловала ее.
П: Я всегда воображала, что я — Мать Мария, и всегда хотела, чтобы люди дотрагивались до меня и целовали меня. Я очень люблю Мать Марию, и поэтому я проецировала ее на себя. Я не знаю, что это, но это было моей болезнью много раз. Если я не сплю четыре дня, я теряю голову, мне нужно поспать. Четыре дня -это предел для меня, иначе я совершенно теряю голову. Поэтому я сижу на сильных препаратах.

В одно время я принимала по восемнадцать таблеток снотворного на ночь, но сейчас я снизила их количество своей решимостью и самоконтролем. Я повторяла одну молитву. Я говорила: «Господи, дай мне решимости и стойкости сорняка». Потому что сорняк растет, несмотря ни на что, что бы с ним ни делали, он продолжает расти. И я молилась об этом. Потому что я знала, что больна, и знала, что мое выздоровление зависит только от меня. Я знала, что мне никто не поможет, кроме меня самой.

Так она представляет свою жизнь: она в глубинах первозданного хаоса, она 29 лет в аду. Ее перспективы очень мрачные. У нее также сны о падении. Она чувствует, как падает или спус-кается в первозданный хаос. У нее также должно быть чувство, что она находится на огромной высоте или занимает высокое положение, если она должна упасть на такую глубину. Она эгоистична, часто хвастается при разговоре. Она чувствует, что ее свекровь «перекрикивает» ее. К тому же она очень драматизирует ситуацию, выставляет ее напоказ. Она чувствует себя духовным лицом, очень великой, ее эго очень высоко.

Д: Что она делала кроме этого? Мж: Большую часть времени она спала под действием лекарств. Но она хорошая хозяйка. Она может быстро приготовить обед, смотрит за сыном. У нас родился ребенок через семнадцать лет: старшему сыну двадцать семь, а младшему всего десять лет. Больше ничего сказать об этом я не могу. Но я слышал о ее болезни каждый раз, как уходил в рейс.

П: Доктор, я себя хорошо чувствую уже восемь лет. Мой психиатр говорит, что я сломала временной барьер, и что нервные срывы больше не повторятся. У меня случались нервные срывы каждый год или каждые два года, иногда каждые полгода. Но мне лучше с тех пор, как родился второй сын. Мой последний нервный срыв случился, когда ему было два года, потому что у него был сильный понос, а я ничего не могла сделать. Мне следовало бы попросить старшего сына присмотреть за ним, но я попросила и заболела. После этого я была совершенно здорова. Восемь лет я здорова. Когда я разговаривала со своим психиатром в последний раз, он сказал, что я буду в порядке до конца жизни.
Д: Какой у Вас был характер в детстве?
П: Я была очень непослушным ребенком.
Д: То есть? П: Лазила по деревьям, заборам, играла с мальчишками, постоянно проказничала. Лазила по деревьям, воровала манго… я была очень, очень непослушной.

Д: Что еще Вы можете вспомнить? П: У меня было очень счастливое детство. Мой психоаналитик сказал, что мое счастливое детство сослужило мне хорошую службу. Потому что, несмотря на большое количество нервных срывов в переходный период, мое здоровье было хорошим. Нас было семь сестер, доктор, мы были очень непослушными, и я не знаю, как наша мать справлялась с нами, но мы были счастливы в детстве.
Какой Вы были по счету? Четвертой, но я вышла замуж первой.

Почему? Говорят, что я была самой красивой. Я не знаю. Мы все красивые.
Как Вы учились?

Заметьте, как высоко ее эго — она не просто очень красивая, а самая красивая. Она описывает свою свекровь так: «самая раздражающая, самая надоедливая особа», «самая большая сука в мире». Она видит все преувеличенным.

 

П: Я была очень умной. Но мне пришлось бросить занятия из-за менингита. У меня был нервный срыв, и доктор посоветовал мне прекратить занятия. Но я была лучшей в классе. Я получала 100 баллов по математике, я была первой по английскому языку, я была лучшей ученицей в классе, когда бросила учебу.

Мой отец даже сегодня говорит, что если бы я доучилась, я была бы гораздо умнее сестер. Любой, кто говорит со мной даже сегодня, считает, что я хорошо образована, хотя мне пришлось бросить учебу после восьмого класса. Они так думают, потому что я объездила весь мир, я побывала в восьмидесяти девяти странах. Я могу говорить о любой стране, на любую тему не менее десяти минут.

Мж: У нее очень хорошая память на факты, цифры, на все, что происходило в прошлом, чего я не помню.

Д: Вы помните что-нибудь еще из Вашего детства?
П: Меня укусила бешеная собака, и мне сделали четырнадцать уколов в живот. Это был первый раз, когда я заболела, насколько я помню. У меня были обычные детские болезни: ветрянка и свинка. У меня был менингит и токсическое отравление. У меня аллергия на пенициллин, а врач не знал этого. У меня был менингит, а потом у меня случился нервный срыв, и поэтому мне пришлось перенести шоковую терапию. Врач сказал, что мне нужно бросить школу, поэтому я начала заниматься игрой на пианино и преуспела в этом. Я единственная из всех сестер помню, как читать ноты, до сегодняшнего дня. Я единственная из сестер не играла на пианино двадцать четыре года, но все еще могу читать ноты. Это многое говорит о моей памяти.

Д: У Вас хорошие отношения с родителями и сестрами?
П: Да, за всю жизнь я только дважды спорила с матерью, и оба раза из-за моего сына. С отцом у меня вообще никогда не было споров, я никогда не ссорилась с сестрами. У меня хорошие отношения со всеми, с соседями я никогда не ругаюсь. Если кто-то начинает спорить со мной, я уступаю. Если я повышаю голос хотя бы слегка, у меня начинается сердцебиение, потому что я волнуюсь. Поэтому я никогда не ругаюсь. С мужем мы ругаемся раз в два или три года, когда я действительно взрываюсь. Ему нужно выпускать пар каждые полчаса, а если я взрываюсь, то взрываюсь по-настоящему. Я ругаюсь раз в два или три года, но когда это происходит, все разбегаются от страха.

Здесь она подтверждает то, что мы уже подозревали: она видит себя на вершине. Она самая красивая, самая интеллигентная. Она очень великая, она Мать Мария, достаточно вели-кая, чтобы ей поклонялись. А свекровь «перекрикивает» ее, заставляет ее чувствовать себя отбросами. И она падает в глубины первозданного хаоса. Чувства, которые свекровь вызывает в ней, должны обнаружиться также и в другой ее жизненной ситуации, их нужно искать в ис-тории ее жизни. Она должна превосходить всех во всем, быть на вершине. С пребыванием на вершине связано много моментов сравнения и соревнования. Она соревнуется со своими сестрами, с одноклассниками; со свекровью она должна бороться за своего мужа. Она ревнует к окружающим и всегда должна вырваться на вершину Это не простое лидерство, а именно необходимость быть на вершине. Другие черты этого случая: сексапильность, драматизация, шоу, что обостряет ощущение себя отбросами, свою сексуальность, злобу и желание убить. Все это говорит о лекарстве из животного царства, из группы змей. Она боится борьбы. Она также боится оставаться с кем-то наедине. Это страх быть атакованной. Это тоже общая черта лекарств из царства животных.

Д: Как Вы это делаете? П: Я ругаюсь со всеми. Я обзываю их, оскорбляю. Каждые два-три года я выпускаю пар таким образом. Я долго не злюсь, я сдерживаюсь и сдерживаюсь, а потом вдруг взрываюсь. Некоторые люди такие сдержанные, а другие быстро выходят из себя. Мои муж и старший сын очень, очень легко выходят из себя. А мой малыш точно такой же, как и я: никогда не сердится, никогда не ругается, всегда веселый, всегда смеющийся, всегда приветливый. Он необычно счастливый ребенок. У него мой характер, я тоже очень счастливый по природе человек. Ничто не огорчает меня надолго. Даже в отношении проблем с моей свекровью, я ругалась с ней, но оставалась при этом спокойной и счастливой ради сына, потому что ему расти. Я не хотела, чтобы он видел ссоры и был несчастен. Но, в общем, я очень счастливый человек, ничто не огорчает меня надолго. Я всегда смеюсь, говоря с людьми.

Я могу общаться со всеми. У меня нет проблем, кроме старухи, которая доставляла мне много горя — это была единственная колючка в моем боку. Это была единственная проблема в моей жизни, а теперь эти головные боли. Эти боли, мне кажется, появились последние два-три года.

Д: Что Вы любите есть и пить? П: Я совсем не пью спиртного, потому что однажды я выпила два скотча и приняла много таблеток, после чего у меня был нервный срыв. Тогда я перестала пить. Я слишком боялась снова заболеть. Я даже запаха алкоголя не переношу. Я не люблю, когда мой муж хочет поцеловать меня после того, как выпьет. Я люблю есть все, даже арахис.

Д: В детстве Вам снились страшные сны? П: Нет, никогда.
Д: Как Вы относитесь к животным? П: Я боюсь собак, потому что меня однажды укусила собака, но не боюсь кошек. У меня много котят в доме. Я не боюсь животных, если они не нападают на меня. У меня есть привычка обходить животных сзади. Я боюсь змей, хотя я никогда их не видела.

Д: С каких пор боитесь? П: Я всегда боялась змей, но никогда не видела их. Я видела их на картинках и в кино, но я всегда боялась их.
Д: Когда Вы испытали этот страх?
П: Я всегда испытываю его. В Гоа, говорят, много змей, я их боюсь, но никогда не видела ни одной. Я не боюсь, когда еду туда, потому что не видела там ни одной змеи, но я всегда молюсь, чтобы не встретить их. Я замужем уже двадцать девять лет. Но ни разу не видела ни одной змеи.
Д: Когда Вы испытываете этот страх?

Она контролирует свой гнев очень долго, а потом однажды теряет контроль. Она говорит о своей свекрови и о своих головных болях на одном дыхании.
Теперь следует искать сны, подтверждающие необходимость назначения животного лекарства.

П: Я боюсь, что испытаю страх, если столкнусь со змеей.
Д: Вам снились змеи? П: Нет.

Д: Вы указали в анкете, что летали во сне. П: Да.
Д: Летали и плавали? П: Я люблю плавать, но не умею. Может поэтому мне все время снится, что я плаваю. Мои сны о полетах… я скажу Вам, почему они снятся мне. У меня был нервный срыв, и после этого я вернулась в школу. Дети насмехались надо мной. Они не были моими друзьями, и они спрашивали меня: «Ты бы хотела быть птицей?» Я знала, что они насмехаются надо мной. Поэтому я сказала им, что хотела бы стать птицей и летать, увидеть весь мир, это было бы прекрасно. И тогда они замолчали, потому что поняли, что я отплатила им. На самом деле я бы хотела летать, доктор, летать и увидеть весь мир. Это было бы прекрасно, как сон, но невозможно, я знаю.
Д: Что вызвало Ваш первый нервный срыв?
П: У меня поднялась высокая температура, 40,5—41 °С. У меня была аллергия на пенициллин, а доктор сделал мне инъекцию пенициллина, и это еще больше усилило жар. Затем у меня было токсическое отравление, вся моя кровь была отравлена, и мне сделали переливание крови.

Тогда у меня произошел нервный срыв. Затем у меня был менингит, температура повысилась до 42,2 °С, мне сделали поясничную пункцию, жидкость была в норме, мозг не был затронут. У меня был нервный срыв из-за высокой температуры, мне пришлось перенести, не знаю сколько, шокотерапии. Я была слишком маленькой, чтобы запомнить, всего двенадцать или одиннадцать лет. Но я скоро выздоровела и вернулась к нормальной жизни. Доктор сказал, что я больна шизофренией, у меня раздвоение личности.

Д: У Вас раздвоение личности?
П: Я никогда не испытывала этого, но так сказал доктор. Есть два или три объяснения этому, всех я не знаю, но я знаю одно.

Д: Что? П: О раздвоении личности. Но результаты ЭЭГ ничего не показали, мозг был в норме.
Д: (Мужу пациентки) Можете добавить что-нибудь о ее характере?
Мж: У нее очень хороший характер.
Д: Что Вы имеете в виду, когда говорите «очень хороший»?
Мж: Я ничего не имею против нее, она очень любящая, нежная. За исключением тех моментов, когда она сердится, и мне всегда приходится уступать ей, потому что я боюсь, что она заболеет.

Заметьте противоположность в снах: полет, а не падение. Она чувствует насмешку со стороны других, как позднее чувствовала, что свекровь «перекри-кивает» ее. Она чувствует, что она была отравлена, и так же ненавидела свою свекровь, как будто была отравлена ею.

П: Это неправда, доктор. Всю свою жизнь я уступаю ему. Когда он хотел уехать в Бомбей, я согласилась. Он застрял в море на двадцать девять лет. Мой старший сын бросает жизнь моряка через несколько лет, потому что его жена требует этого. А он был в море тридцать лет, путешествовал по всему миру вместо того, чтобы сидеть дома. Он привез свою мать, чтобы она жила с нами. Каждый миг нашей совместной жизни я слушала его.

Потому что такими были брачные клятвы, то есть повиноваться мужу. Я всегда слушала его. Возможно, он уступал мне в мелочах, таких, как покупка сари и так далее. Но в главном я всегда слушала его. Например, если мы едем в отпуск, я предлагаю поехать в мой родной город, но он отказывается, говоря, что мы едем в его родной город, и я слушаю его. Мы проводим все выходные в его родном городе.
Мж: Она тратит много денег.
П: Мне нечего делать, поэтому я трачу много денег.

Комментарии

Я дал ей лекарство и Placebo на неделю и посоветовал ей продолжать аллопатическое лечение. Я сказал, что как только она почувствует себя лучше, мы уменьшим количество лекарств. Она ответила: «Боюсь, что я не послушаю Вас, я буду слушать своего психиатра. Он лечит меня много лет и говорит, что я и так на минимальной дозе, которую нельзя снижать». Я пытался сказать ей, что через некоторое время после приема гомеопатического лекарства ей, возможно, не потребуется даже минимальной дозы, но она не была готова слушать меня. Поэтому я оставил все, как было, и просто попросил ее прийти через неделю.

Анализ случая

Самое очевидное в ней — это ее стремление быть привлекательной: то, как она одевается, как она говорит — все для того, чтобы привлечь внимание к себе. Она не только очень разговорчива, ее описания волнующие и держат слушателя во внимании. Другие черты, проходящие через случай — это соперничество, ревность, потребность быть лучшей, по сравнению с другими. Сильное соперничество с одноклассниками, сестрами, свекровью.

Это наталкивает на мысль о лекарстве из змеиной группы. Ее сильный страх змей подтверждает это. Змеи к тому же имеют высокую чувствительность и реактивность. Далее она говорит, что ее свекровь и муж сговорились, чтобы одолеть ее. Это чувство преследования, чувство, что ее атакуют. Это животное качество. Это закон джунглей, где все хотят одолеть тебя, и ты должен защищаться. Чувство, свойственное средствам этой группы — все хотят победить, уничтожить других. Также чувство, что к ней относятся, как к ничтожеству, как к грязи, является животной темой.

Итак, следует вопрос: «Какое змеиное средство ей нужно?» Один из способов узнать это — сны. Но если сны не раскрывают этого, тогда ищите особенные симптомы или уникальные черты, свойственные не всем змеям, симптомы, характерные для одного конкретного вида змей. Третий способ — постараться понять, связан ли пациент каким-либо образом с источником лекарства.

Ей кажется, что она защищается от мужа. Ей не нравится, что он критикует ее, и поэтому она не дает ему говорить. В этом случае пациентке снятся падение и полеты. Ее автобиография называется «Великая пропасть и слава за ней».

Так она видит свою жизнь: падение в пропасть и затем взлет. Ее разговор эгоистичен. Она хвастается, выставляет себя напоказ. Она чувствует себя великой, божественной и всегда должна быть на высоте, самой лучшей. Страх упасть с высоты, на которой она видит себя. Из змеиных средств сны о падении в пропасть имеет Elaps.

Миазм в данном случае — раковый. Потребность делать все самой, самой смотреть за сыном, даже если это плохо отражается на здоровье, доводить все до совершенства: готовить, играть на пианино, писать — это черты ракового миазма. Она была лучшей ученицей в школе. Она слишком много взваливает на свои плечи и считает, что должна делать все только превосходно. Она чувствует отчаяние и хочет убить. Она употребляет слова в превосходной степени, все кажется ей крайностью. Перспектива ее жизни очень мрачная: ей кажется, что она живет в аду, на краю пропасти. Можно заметить, как близок миазм к сифилису.

Рубрики

Делюзия: она падает; Сон: падает в пропасть; Сильная потребность в компании; Делюзия: она ранена. Ей дали одну дозу Elaps 1M 30.03.94.

Повторные визиты

05.04.94.  Головная боль стала легче на полдня, но потом все вернулось к прежнему. Лекарство не было дано. Я провел эксперимент по групповому сознанию, используя ее случай, 08.04.94. Нас было несколько человек, мы просматривали ее случай, а три человека должны были сидеть в отдельной комнате и записывать свои мысли, чувства и сны.

Я представлял себе, что рассматриваю случай в моей новой клинике. У пациента склеродермия. Он постоянно спрашивает меня, можно ли его вылечить. Я говорю, что сначала мне нужно рассмотреть его случай. Между нами возникает спор. Затем я ясно представляю женщину, очень хорошо одетую, оживленную, с длинными ногтями, ярким макияжем.

Лекарство, которое проявилось, был Apis. Затем я вспомнил один из моих случаев, когда я не мог найти лекарство. В этот период у меня был сон, что я обсуждаю этот случай с кем-то, и во время этого разговора всплыло средство Medorrhinum. Я видел новорожденного ребенка, который бился в ужасных конвульсиях. Я видел ребенка лет семи-восьми, который плохо питался, он смотрел на меня беспомощным взглядом.

Я видел мать, и она сказала, что я веду себя так, как будто за мной плохо смотрят. Я видел, как мой друг проходит мимо, и я сказал ему, что мы обсуждаем очень хорошую тему, и ему следует присоединиться. Но он не захотел. Поэтому я сказал, что он упускает возможность, которая больше ему не представится.

Я видел человека, карабкающегося по веревке. Он карабкался на гору и почти достиг вершины, он был у самой вершины. Я вспомнил сцену из кинофильма «Беглец». Это сцена, в которой главный герой находится внутри какой-то трубы, и кто-то преследует его. Внизу — огромный водопад, похожий на Ниагарский. Он добегает до края трубы, и ему некуда бежать дальше. С одной стороны водопад, с другой — преследователи. Он видит угрозу со стороны людей, преследующих его, единственной альтернативой для него остается прыгнуть в водопад. Он прыгает в огромный, очень высокий, очень глубокий водопад. Это опасная ситуация, отчаянная. Ему приходится пойти на риск для того, чтобы спастись. Он прыгает прямо в воду. Это похоже на прыжок в Ниагарский водопад, это очень опасно.

Мать и ребенок плывут по реке в лодке. Мать ранена, лодку как-то опрокинуло. Через некоторое время я увидел, как мать появляется из воды и счастлива, заметив, что все ее раны зажили. Ребенок исчез, но никакой реакции у матери это не вызвало. Потом было чувство, что меня преследует полиция: возможно, я был преступником. Невысокая, тучная женщина говорила со мной, и мне сказали о ней, что она «добродушная». Она хотела встретить своего мужа и хотела еще что-то сделать. Она просила у меня разрешения, и я убедил ее с легкостью, что она не сможет сделать то, что хочет, и не встретит мужа. Значение слова «добродушная» во сне заключалось в том, что ее легко убедить.

12.04.94
П: Доктор, у меня есть для Вас хорошие новости. Всего через два-три дня после приема Вашего лекарства головные боли стали меньше. Осталась только легкая головная боль, вполне терпимая. Нет больше той острой боли, как раньше. Я чувствую себя гораздо лучше. Мое кровяное давление повысилось, потому что мой сын скучает по отцу, который снова в море. Он отказывается слушать меня и доставляет мне много хлопот. Я обратилась к своему психиатру, и он сказал, что давление высокое, возможно, по¬тому, что я нервничаю из-за ребенка. Я заметила значительное улучшение через два дня после прихода к Вам. Раньше мне было больно, даже когда я разговаривала. Сейчас такой проблемы нет. Она начала чувствовать себя лучше днем 07.05.94 около 13 часов, именно в это время проводился эксперимент по групповому сознанию. Лекарство не было дано.

02.05.94
У нее развилась грибковая инфекция на лице и в ушах. Она бывала у нее и раньше, тогда она использовала аллопатическую мазь местно. Но инфекция сейчас усилилась. У нее появлялась сильная головная боль каждый день, потому что она сильно нервничала из-за служанки. Сейчас она уволила служанку и чувствует себя гораздо лучше. Лекарство не было дано.

14.05.94
Ее головные боли усилились, и она говорит, что не может терпеть их. Ее давление высокое из-за ссор со служанкой и споров с сыном. Elaps 1М, одна доза.

07.07.94
Головные боли хуже. Ее невестка создает ей множество «проблем». Elaps 1M, одна доза.

30.07.94
Elaps 1М, одна доза.

18.08.94
Она много плачет. Она чувствует себя «потерянной» и «одинокой», чувствует потребность в муже. Elaps 1M, одна доза. За следующие полтора года лекарство было повторено всего четыре раза. Выраженное улучшение и с головными болями, и в ее настроении, она смогла уменьшить количество антидепрессантов. Она уехала из Бомбея и продолжала лечение по переписке, и на следующий год улучшение стало еще более выраженным.

Март 1997
22 марта 1997 года она прислала мне письмо с просьбой продолжить лечение:
П: Головные боли можно терпеть. Я уменьшила прием лекарств наполовину. В декабре мой муж и я очень сильно ссорились, и мне снились страшные сны. Мне приснилось, что мне собирались сделать шокотерапию. Я пошла к своему психиатру, который просил меня увеличить прием лекарств на пятнадцать дней. Я сделала это, сны и ссоры прекратились. Сейчас я опять в порядке.

Я занимаюсь работой по дому, кормлю своих животных и отправляю сына в школу. Затем я молюсь и готовлюсь пойти в свой магазин, где я продаю драгоценные камни в серебряной оправе с платиной, жемчуг, одежду, антиквариат и сумки. Для маленького бизнеса совсем неплохо. Мне очень нравится работать, но я немного устаю. Я также занимаюсь уроками сына во время его экзаменов.

Я провожу много времени в саду. Мне нравится эта оживленная жизнь. Я выучила местный язык, и у меня появился круг друзей. Все наши друзья из Бомбея говорят, что я похудела и выгляжу очень счастливой. Муж тоже написал, что ее головные боли стали терпимыми, и что она много работает по дому и в магазине, чувствует себя хорошо и счастлива. Elaps 1M, одна доза.

03.09.97
Она чувствует себя гораздо лучше. Головные боли стали меньше. Она счастлива и расслаблена, но иногда теряет терпение из-за сына, когда он разбрасывает свои вещи.

Ее муж говорит, что ей гораздо лучше. Она стала гораздо спокойнее, хотя у нее бывают еще перепады настроения. Головные боли излечились чудесным образом, ведь раньше она плакала от них. Теперь она говорит о своей свекрови: «Она была хорошей женщиной, несмотря ни на что». Она говорит о ней нормальным тоном и не держит больше зла на нее, она примирилась с ней. Лекарство больше не давалось.