Lac caninum (Gandhi)

Им приходится контролировать свой секс и агрессию. Только тогда они будут приняты обществом

dog

Я не очень-то хороший человек

Это случай 18-летнего мальчика. Все началось, когда ему было 12 лет.
Л: Итак, когда ему было 12 лет он спал ночью. Ночь – это время бессознательного, вашей другой части, вашей глубокой части. Когда вы спите ночью, вы находитесь во власти бессознательного.

П: Два года назад я просто играл с фотоаппаратом.
Л: В этом фотоапарате не было пленки. В нем не было батареек. Он просто играл с фототоаппаратом, и в этот момент вошла его мать. Она была в ночной сорочке, то есть она была почти раздета. Он был дома, он был маленьким мальчиком. И в тот момент, когда он, 12-летний, проснулся ночью, то подумал, что мог бы тогда сфотографировать свою мать.

П: Если бы я тогда сфотографировал свою мать, и если бы кто-нибудь увидел эту фотографию, то он мог бы шантажировать нас.
Л: И на следующее утро, он проснулся, но всю ночь он думал: «Сделал ли я фотографию своей матери без одежды?» И это было… Это называется рестроспективной фальсификацией. Он думает о событии, которое произошло 2 года назад и меняет его так, чтобы это соответствовало его внутреннему конфликту.

И когда это происходит, он встает утром и думает все время об этом. Он был немного расстроен, но никому ничего не сказал. Он подумал: «Я никому не могу об этом рассказать». Но после этого его все время начала посещать одна и та же мысль.

П: Ко мне приходила еще одна мысль, когда я был помладше. Я издевался над одним мальчиком, дразнил его, иногда толкал, ставил подножки, когда он проходил мимо, и он падал. И было еще несколько моих друзей, которые делали то же самое. Что если бы этот мальчик умер? Меня посещают мысли о тех действиях, которые я совершил в прошлом. И если бы это произошло, то каковы были бы последствия для меня?
Л: Он посмотрел фильм, в котором группа мальчишек издевалась над одним мальчиком, и тот покончил с собой. Поэтому пациент стал беспокоиться, что он сам дурачил одного из своих друзей. И если бы тот мальчик совершил суицид, как в фильме, то люди могли бы узнать и сказать: «Это произошло из-за твоих издевательств».

Итак, это были две мысли, которые посещали его. Сначала он никому ничего не говорил. Он сидел в одиночестве, много плакал и его родители заметили в нем большие перемены. Они озаботились тем, что с ним происходило и в соответствии со своими культурными воззрениями вызвали какого-то Бабу, духовного учителя, который сказал, что на мальчика наслали порчу.

Родители не очень-то в это поверили, но позволили провести ритуал снятия порчи. Конечно же ничего не произошло. Никакого улучшения не наступило, и его привели к нам для лечения. И тогда он рассказал еще другие истории. Тогда ему было уже 13-15 лет. На самом деле его лечила моя жена, которая дала ему какое-то лекарство, и ему стало лучше, и он больше не пришел на прием.

Вот какие истории он еще рассказал.
Когда ему было 13-15 лет, какая-то учительница подошла к нему так близко, что он начал думать: «О, не хочет ли она выйти за меня замуж?» А потом он рассказал об этом одному из своих друзей: «Я думаю, что она хочет за меня замуж».

А затем он запаниковал при мысли: «А что, если тот мальчик пойдет и расскажет директору школы, что у меня такие мысли, и директор позвонит мне домой, и у меня будут большие проблемы». И он впал в состояние беспокойства и паники. В конце концов его родители пришли в школу и рассказали директору, что у него некоторые проблемы, что его посещают странные мысли и попросили извинить его, и тогда он почувствовал облегчение.

Он не посещал школу в течение многих дней, и даже провалил 2-3 предмета. Он сказал: «Когда я иду спать, мои мысли снова приходят ко мне. Одни и те же мысли». Такова его главная проблема. Он сказал еще: «Я легко попадаю под влияние других людей. Если кто-то говорит «ты не прав, ты не должен так думать», я начинаю думать: «Сделал ли я что-то неправильно? Это то, что я сделал? Это правильно или неправильно?». И когда он так думает, то начинает теряться в самом себе и разговаривать с самим собой. И один из голосов внутри него говорит:

«Ты не должен иметь такие мысли. Ты не должен так поступать.» А другой голос, внутренний голос ему отвечает: «Я должен быть таким. Я должен поступать так-то. Я не должен быть таким. Я не должен разговаривать с тем-то». И такие мысли продолжаются без конца. Его другая проблема касалась СПИДа.

Он прочитал какую-то книгу о СПИДе и сильно испугался. «Что если я заразился СПИДом?» Он не хотел даже трогать книгу, в которой было написано хоть что-то о СПИДе. Ему казалось, что если он прочитает эту книгу, то он тоже… то есть просто дотронувшись до книги может заразиться СПИДом.

Он был совершенно испуган, цепенел при мысли о том, что у него может быть СПИД. Прежде чем прикоснуться к чему-то он мыл руки с мылом 5-6 раз. Также мыл свой стакан 5-6 раз перед тем, как выпить из него.
Я спросил его: «В чем проблема?»
Он сказал: «Там может быть грязь и я заражусь».
Я сказал: «Что ты подразумеваешь под грязью и быть инфицированным?»
П: Это все насчет СПИДа.
Л: Он боится иметь дело с любым человеком, у которого течет кровь, потому что у него кровь ассоциируется со СПИДом.

П: Я никогда не прикасаюсь к крови. Я боюсь крови. Я боюсь инфекций. Я боюсь иньекций и больниц. Иногда я запираюсь в комнате и говорю себе: «Ты не должен быть таким. Ты не должен быть этаким».
Л: Это выглядит так, как будто в нем две части. Одна из его частей говорит ему: «Я не хочу быть один, но когда ко мне приходят эти мысли, я лучше буду один». В целом он очень-очень дружелюбный мальчик. Он очень часто говорит о человеческих взаимоотношениях. Он размышляет о них все время.

Кто-то подрался, что-то случилось с его другом, и он очень беспокоится. «Как могла случиться эта драка?» И он продолжает долго об этом думать. Он сказал: Моя главная проблема заключается в том, что я слишком много думаю. Это началось, когда мне было 13 лет. После этого я изменился. С этого момента я ни разу не разговаривал с девочками.
Л: Итак, все его проблемы начались в пубертатном периоде.
П: Я боюсь говорить с девочками. Когда мне было 15-17 лет, я начал разговаривать с ними, но после этого ко мне стали приходить разные плохие мысли. Если я говорю с девочкой, что я говорю? Куда я смотрю? Может я неправильно смотрю на нее? Вот такие мысли стали приходить.
Л: Затем я спросил его: Скажи мне, не начались ли эти мысли с той самой фотографии?
Он сказал: Я спал, и вдруг ко мне пришла эта мысль, что кто-нибудь может шантажировать нас.

Д: Расскажи мне об этом.
П: На ней была только ночная сорочка, и волнуюсь, что кто-нибудь может взять фотографию. Что будет, если кто-нибудь возьмет эту фотографию?
Я спросил: «Что может случиться?». И он сказал: «Это нехорошо. Представьте себе, что эта фотография попадет в руки моего отца, и он подумает, что я ее разглядывал. Что они подумают? У них создастся плохое впечатление, которое сложно будет изменить. Хуже, чем плохое впечатление. Как будто я ее разглядывал. И он скажет про меня: «Какой он, этот парень? Он скверный».

И еще он сказал: «Это значит, что я вульгарный». Я спросил: «Что значит вульгарный?» «Это тот, кто отчаянно нуждается в девушках. Это как будто я делаю это с моей матерью. И какой я после этого? Я не очень-то хороший человек». Потом я спросил его насчет той учительницы, про которую он говорил, что она хочет за него замуж: «Что ты о ней думаешь?»

Он ответил: У меня все время возникают эти мысли по поводу девушек. Если мы проходим мимо, если девушка проходит мимо меня, а я прохожу мимо нее, что если я сделал что-то по отношению к ней? Что если я прикоснулся к ней? Что если я моргнул и взглянул на нее? Какое впечатление обо мне создастся у моей матери? Если эта девушка пойдет и пожалуется моей матери, что она подумает обо мне?»
Л: Итак, он все время чувствует, что может повести себя как дешевка, вульгарно. И это приведет его в такое смущение, что он не посмеет больше предстать перед членами своей семьи. Теперь насчет СПИДа. На первый взгляд это выглядит так, что он боится СПИДа.

Мы можем интерпретировать это любым образом, но если мы спросим его насчет деталей, то мы пойдем вглубь его психических симптомов. А мы должны идти глубже. Мы должны посмотреть, куда это приведет нас. Итак, во первых это были его разговоры с девушками и история с фотографией матери. Мы пришли к его страху, что он нем подумают как о дешевке, а он этого очень не хочет.

Теперь, что же насчет СПИДа? Главный страх, который выходит на поверхность, когда вы идете вглубь: люди подумают, что ты ходил к проститутке. Они не будут знать, то ты заразился во время бритья в салоне. Но они подумают, что у меня был секс с проституткой и что я дешевый парень. Куда вы ни взглянете, везде вы видите ту же самую историю, его ощущение, что о нем сложится неправильное впечатление.
РШ: Я полагаю, что мы все еще находимся на уровне делюзии.
МГ: Да.
Но иногда, как вы знаете, мы не доходим до глубины, но мы знаем динамику в целом. Это также может помочь. Теперь давайте проанализируем это. Он все время думает о том, правильно он поступает или неправильно. В этом заключается его внутренняя суматоха. Одна его часть разговаривает с другой его частью: ты не должен этого делать.

И он очень часто ведет этот диалог внутри себя. Потом он говорил, что хотел бы все время быть со своими друзьями. Он хочет быть с друзьями, а если у него нет друзей, он думает: «Я сделал что-то неправильно? Почему люди не хотят быть со мной?» И иногда он сидит всю ночь и подсчитывает, сколько у него друзей. Некоторые из них смотрят порнографические фильмы. Однажды он был на яхте со своими друзьями и они все вместе смотрели порнографию. Он не чувствовал в этом проблемы, потому что это было социально приемлемое занятие. Все смотрели, поэтому он также мог смотреть.

Но когда он один дома и смотрит порнографию, он очень боится, что его родители могут увидеть это, и что они могут о нем подумать. Потому что у его матери сложится о нем плохое впечатление. Он также был сильно озабочен своим внешним видом. Как он выглядит? Он старался не выходить на солнце, потому что хотел хорошо выглядеть. Он все время был озабочен тем, чтобы его родители и другие члены его семьи имели о нем хорошее мнение. У него также была конкуренция с братом, кого родители любят больше. И это вся его история. Когда я спросил его, что ему больше всего нравится в природе, он ответил, что любит животных.

Он сказал: Однажды меня укусила собака и мне пришлось делать инъекции. Поэтому я держусь подальше от собак. Но я могу сидеть или играть с ними. Я могу кормить их, и мне нравилось их общество, когда я был ребенком. Когда он был помладше, у него были и другие страхи. Он сказал, что однажды был на яхте и у него был страх… Он подрался с одним из матросов и боялся, что тот парень может ударить или убить его.

У него есть страх смерти. Он сказал, что, когда был маленьким, то боялся темноты. «Я боялся, если смотрел фильм ужасов. Когда я был на яхте, то проверял 4-5 раз, закрыта ли дверь, чтобы убедиться, что никто не может войти». Он также проверял, не спрятался ли кто-то под кроватью. Он должен был убедиться, что там никого нет. Он сказал: «Я не знаю. Там мог быть кто угодно. Когда я был дома, то это мог быть мой отец, или мой брат, или кто-то еще, кто хотел бы спать рядом со мной.

Поэтому я спросил: Ты не любишь, если кто-то спит рядом с тобой? Он сказал: Я проверял дверь, потому что поссорился с шеф-поваром, и я боялся, что он может быть под кроватью. Он мог вылезти и убить меня.
Д: Но кто может хотеть убить тебя, когда ты дома?
П: Я не люблю, когда кто-нибудь спит рядом со мной. Даже члены моей семьи. Я не люблю, если кто-нибудь трогает меня. Я чувствую себя как гомосексуалист. Что если мой брат или мой отец прикоснется ко мне? Я не хочу быть гомосексуалистом. Это меня очень смущает.

Д: Какое чувство это вызывает?
П: Люди скажут, что это за парень? Никто не хочет общаться с гомосексуалистом. Все будут держаться от меня подальше. Они будут думать, что я другой сексуальной ориентации. Они будут думать, что я ненормальный в сексуальном плане. Я окажусь вне общества. Я бы не хотел быть таким человеком, который не является частью общества.
Д: Что-нибудь еще насчет животных?
П: Чувство грязи. Я ощущаю это чувство по отношению к крысам и тараканам.
Л: Но он любит животных, он любит собак, кошек, птиц. Ему нравятся животные. Молоко. Это был простой препарат. Я назначил ему Lac caninum.

Его история заключается в том, что у него много страхов, что люди ударят или убьют его. Он также описывает разрыв. Мы видим у него две части, как будто он борется сам с собой. Мы также видим, что у него есть проблема с сексуальными мыслями и с агрессией. Он думает что сделал что-то такое, отчего другой человек может умереть. У него также есть идея о том, что он может иметь дешевые или вульгарные мысли о сексе, из за которых он может быть исключен из общества.

Итак, вы можете видеть его внутренний конфликт между ним и его сексуальными и агрессивными мыслями. Когда у него появляются эти мысли, начинается борьба. «Я не хочу иметь эти мысли. Я хочу быть кем-то, кто полностью принят обществом». Итак, одна его сторона относится к человеческому обществу, а его внутренняя реальность представляет собой ощущение собаки. Собаки покинули дикую природу и стали жить вместе с человеком. Но в человеческой семье или в человеческом обществе ты должен жить как цивилизованный человек. Им приходится контролировать свой секс и агрессию. Только тогда они будут приняты обществом. Но тем не менее, они остаются животными. И у них есть сексуальные и агрессивные мысли.

Его сексуальные и агрессивные мысли желают выражения, которое идет из внутренней песни, это конфликт с его человеческой песней. Итак, это конфликт, человеческая песня не хочет, чтобы внутренняя песня проявляла себя. Поэтому идет постоянная борьба между ними. Пациент почувствовал себя гораздо лучше, так он сказал, когда пришел. Ему дали препарат, и после этого он уехал на яхте. Он взял с собой небольшое количество препарата, несколько доз, которые я сказал ему принимать только когда он сойдет на берег. И затем он пришел на прием только через год.

Когда он пришел, он сказал: Вы дали мне препарат, и постепенно все начало налаживаться. Изменился язык моего тела. Я могу ограничивать свои мысли, мой мыслительный процесс раньше был очень быстрым. Сейчас примерно раз в 3-4 месяца может произойти мыслительная атака, но она продолжается всего один или два часа. Она под контролем и быстро проходит.

Мне на 80 – 90% лучше. На яхте, когда я полностью отрезан от семьи, я чувствую себя даже лучше. Мои навязчивые идеи полностью под контролем. Я помню эпизод с моей матерью, но он меня больше не беспокоит. Я даже перестал принимать ваши гомеопатические препараты, когда вернулся, потому что чувствовал себя очень хорошо. Гомеопатия прекрасно мне помогла. Я знаю, как чудовищно скручен я был. Я плакал все ночи и дни. Я боялся разговаривать с отцом и матерью. Но мне повезло, что я встретил вас.

Мы хотели поехать по святым местам, но в конечном счете пришли к вам и начали лечение гомеопатией, и это мне так сильно помогло. Мне становится очень страшно, когда я думаю о том времени, и я улыбаюсь сейчас благодаря вам. Большое спасибо. Это прекрасный случай, который действительно был излечен. Вы можете видеть два его аспекта. Ту его половину, которая хочет выразить себя в мыслях о сексе и агрессии. Его проблемы начались в пубертатном возрасте. И другую половину, которая хочет, чтобы у людей было о нем хорошее мнение, хочет быть, как все. В противном случае он будет исключен. И этот конфликт вызвал обсессивно-компульсивное расстройство.