Lachesis (Bailey)

Речь Lachesis может начаться относительно медленно, но затем ускоряться все больше и больше, пока не станет полностью неразборчивой

sn

Сексуальное напряжение

Свернувшаяся кольцами змея — яркий образ индивидуальности Lachesis, лекарства, изготовляющегося из яда бушмейстера, бразильской змеи. В вос­точных религиях свернувшаяся кольцами змея является символом « энергии кундалини», которая находится у основания позвоночника. В соответствии с этими учениями считается, что эта энергия для большинства людей служит источником сексуальности, однако у некоторых из них может «подняться вдоль позвоночника» и по мере продвижения трансформироваться в «творческое начало», в конечном счете превращающееся в чистый духовный опыт.

Индивидуум Lachesis похож на сильно сжатую тугую пружину, перепол­ненную сексуальной энергией, которой необходим выход, иначе она может испепелить своего хозяина. Для многих из них выходом является секс сам по себе. Индивидуумы Lachesis крайне сексуальны (Кент: «Похотливость») и очень страстны в выражении своих чувств.

Для Lachesis секс не только служит мощным источником удо­вольствия, он еще и уменьшает напряжение. Другие Lachesis сублимируют свою сексуальную энергию через страстное служение искусству, бурный карь­ерный рост или неистовые духовные поиски. Lachesis— очень страстный тип (Кент: «Живость»), и если такой человек не подавляет свою страсть, а дает ей выход, результатом будет экстаз, сменяющийся релаксацией.

С началом полового созревания Lachesis буквально кипит сексуальной энергией. Это порождает страстную любовь к жизни, желание волнующих и стимулирующих переживаний. Пока это желание остается удовлетворен­ным, психологическое здоровье Lachesis остается достаточно хорошим. Од­нако как только сексуальная энергия начинает подавляться, когда она пере­стает находить выход, Lachesis начинает чувствовать физическое и психологическое напряжение.

Так случается, когда женщине Lachesis достается не очень интересующийся сексом партнер, или когда она на длительное время остается одна, или когда моральные устои, в которых ее воспитали, не позволяют ей вступать в половую связь до замужества. В этих ситуациях все будет не так страшно, если женщина сможет найти дополнительный канал сброса распирающей ее энергии. Однако если такого сброса не происходит, у нее неизбежно развиваются тревога, беспокойство и раздражительность.

Мощная сексуальность субъектов Lachesis несколько смягчается утончен­ностью и чувствительностью их натуры. Менее чувствительные типы, такие, как Nux vomica или Sulphur, могут в достаточно грубой форме стремиться к удовлетворению своих сексуальных аппетитов, тогда как для многих Lachesis (особенно женщин) необходимым условием для секса является на­личие романтических отношений, что еще более усиливает страстность Lachesisв постели — ведь секс тогда будет выражением их чувств.

Когда женщина Lachesis влюблена, ее сексуальность усиливается, и если у нее не будет возможности заниматься любовью со своим партнером так часто, как она того хочет, ее психика начинает расшатываться. Если либидо партнера отстает от ее собственного, женщина Lachesis воспринимает это как недо­статок любви с его стороны и ее разочарование и обида могут приводить и к слезам, и гневу одновременно. Сексуально неудовлетворенная Lachesis может напоминать отверженную Ignatia: ее психика будет расшатана, и она будет срываться по малейшему поводу. Но стоит ей найти новую любовь, как она тут же успокоится.

Тема напряжения, требующего выхода, проходит через всю картину этого препарата и касается как психических, так и физических симптомов. На физи­ческом уровне симптомы облегчаются от выделений, особенно выделений из половых органов — менструаций, выбросов спермы. Снятию напряжения Lachesis может способствовать и чрезмерная физическая нагрузка. На психо­логическом уровне снятию напряжения способствует речевая активность — отсюда известная болтливость Lachesis. Чем более подавлено сексуальное жела­ние пациентки Lachesis, тем более болтливой она становится.

Болтливость и торопливость

Болтливость означает многословие. Многословны могут быть представители почти всех конституциональных типов. Характерно другое — характер бол­тливости Lachesis. Напряжение подавленного сексуального чувства индиви­дуума Lachesis можно распознать по той скорости, с которой он будет говорить. (По ряду причин мужчины Lachesis, которых мне приходилось видеть, имели гораздо меньшее напряжение внутри себя и поэтому говори­ли гораздо спокойнее.

Мне кажется, что мужчинам Lachesis легче снять сексуальное напряжение, например, с помощью мастурбации, кроме того, они более легко вступают в случайные половые связи даже при отсутствии постоянного полового партнера.) По мере нарастания сексуального напря­жения торопливость Lachesis становится все сильнее, как в отношении речи, так и в отношении поведения. Сначала ускорение активности не сопровож­дается потерей контроля над собой.

На этой стадии пациенты Lachesis очень напоминают людей, страдающих гиперфункцией щитовидной железы (большинство из которых соответствуют Natrum muriaticum), непрерывную торопливую речь которых бывает очень утомительно слушать, даже несмот­ря на то что она вполне разборчива. В кабинете врача такие пациенты задают вопрос, и стоит врачу на него ответить, как они тут же выплескива­ют на него ворох торопливых фраз, часто заканчивающихся следующим вопросом. Во время приема таких больных врач говорит очень мало, едва успевая вставить хоть слово в редкие моменты, когда в речи и мышлении пациентов образуются короткие паузы.

По мере нарастания напряжения пациенты Lachesis становятся не в состо­янии контролировать свой мыслительный процесс. Мысли начинают нестись с такой скоростью, что периодически перепрыгивают друг через друга, что явственно отражается на речи — она становится хаотичной. Чем быстрее речь, тем более выраженной становится тенденция перепрыгивать с одного предмета на другой (Кент: «Болтливость — быстро перескакивает с одной темы на другую»). Сначала эти темы все же имеют между собой какую-то связь, но по мере ускорения речи эта связь постепенно пропадает, пока слова пациента не превратятся в подобие быстрого бессвязного бреда.

Еще одной чертой болтливости переполненных сексуальной энергией инди­видуумов Lachesis является нарастание скорости речи. Подобно идущему под уклон локомотиву, речь Lachesis может начаться относительно медленно, но затем ускоряться все больше и больше, пока в некоторых случаях не станет полностью неразборчивой. Это выглядит так, словно сдерживаемая психичес­кая энергия нашла узкий выход в речи, и чем дольше она вытекает под напо­ром из отверстия, тем больше это отверстие расширяется.

Lachesis— очень быстрые люди. Даже в расслабленном состоянии мышление их работает очень быстро, благодаря чему они могут «на лету» схватывать многие вещи. Подобно свернувшейся на отдыхе кобре, эти люди могут мгно­венно перейти от расслабления к динамичному действию, когда этого требует ситуация (Кент: «Действует быстро»). Более здоровые индивидуумы Lachesis обладают способностью быстро реагировать на изменение ситуации, и даже в покое их нервная система постоянно находится в «готовности № 1». (Быст­рота перехода от одного состояния к другому проходит через всю картину Lachesis. На физическом уровне она выражается в быстроте и внезапности развития симптомов, возникающих словно из ничего и быстро усиливающих­ся. Например, выделения начинаются с едва заметных и быстро нарастают.)

Более нервозный субъект Lachesis почти постоянно спешит. Распирающее его психическое напряжение находит некоторый выход в бурной активнос­ти, однако торопливость обычно сопровождается раздражительностью, не­терпением и тревожностью — и Lachesis не составляет исключения. Как и можно было предположить, более самоуверенные и эгоистичные Lachesis более склонны к гневу и раздражительности, тогда как менее уверенные в себе больше склонны к тревоге.

Аппетит и вдохновение

Подобно другим страстным типам, для Lachesis характерна жажда постоян­ных ощущений. Для некоторых субъектов Lachesis эту жажду помогают уто­лить внешние стимулы. Юные Lachesis бывают сорви-головами, не признающи­ми границ, установленных родительским авторитетом, и страстно предающи­мися музыке, танцам, алкоголю и сексу. У индивидуума Lachesis в характере всегда имеется вакхическая сторона.

Подобно Phosphorus, Medorrhinum и Ignatia, Lachesis легко может войти в экстатическое состояние, вызванное как чувственным наслаждением, так и медитативным уходом в себя (Кент: «Эк­стаз»). Интересно отметить, что многие аспекты этого типа традиционно символически связывались со змеей. В течение тысячелетий змея символизиро­вала темные силы похоти, коварства, чувственных искушений и одновременно была олицетворением мудрости. И каждый индивидуум Lachesis вынужден выбирать — или он предпочитает предаваться чувственным, в первую очередь сексуальным, влечениям, или он должен сублимировать их в более утонченные и духовные виды активности.

Чувственная сторона Lachesis часто приводит его к зависимости от алко­голя или других стимуляторов (Кент: «Алкоголизм»). Расслабленный инди­видуум Lachesis под действием наркотических веществ быстро впадает в эй­форию, тогда как у индивидуума Lachesis, которого распирает психическая энергия, может развиться быстрое привыкание к наркотикам как легкому средству снятия напряжения.

В этом Lachesis сильно напоминает Nux vomica, и более экстравертированных и уверенных в себе представителей этого типа нетрудно перепутать с субъектами Nux vomica. Оба препарата характеризуются подвижностью, любовью к чувственным наслаждениям, решительностью и имеют тенденцию к психологическому напряжению и гневливости. Кроме того, у обоих типов может наблюдаться гордость, рас­четливость и мстительность.

Кент в достаточно резкой форме высказался по поводу негативных сторон Lachesis в своих лекциях, однако его оценка Lachesis как людей, «думающих только о себе, завистливых, злобных, мсти­тельных и жестоких», вполне применима и к Nux vomica. Подчас два этих препарата совершенно невозможно развести на основании психики, и не­обходимо опираться в основном на физические и общие симптомы.

Если рассматривать тип Lachesis в целом, то он характеризуется большей по сравнению с Nux vomica чувствительностью, художественной и мистической одаренностью, тогда как субъекты Nux vomica более прагматичны. Многие талантливые художники, певцы и музыканты относятся к типу Lachesis.         Од­нажды мне пришлось столкнуться с подобным пациентом, продюсером и ком­позитором электронной музыки. Его музыка была столь красивой и лирич­ной, что ни кому в голову не могла прийти мысль о Nux vomica.

Кроме того, его квартира была наполнена изысканными мистическими восточными фигур­ками и картинами, а в воздухе постоянно висел аромат благовоний. Его склонность к мистике и талантливое творчество наводило на мысль о Lachesis, что подтверждалось многочисленными мелкими симптомами. Например, он не мог летать в самолете, так как кондиционированная атмосфера постоянно вызывала у него чувство нехватки воздуха.

По глубине, способности к тонким и глубоким чувствам, а также страст­ности Lachesisнаиболее близок к Ignatiaи Medorrhinum (Кент: «Живость»). Напротив, Phosphorusболее поверхностен, беззаботен и менее страстен, тог­да как у него совсем нет глубины Lachesis.

Обладая сильно развитой интуицией, Lachesis часто испытывает тягу к философским идеям (Кент: «Религиозность»). Обычно субъект Lachesis           об­ладает острым умом, который использует для постижения того, к чему он приходит путем интуиции и воображения. Вследствие высокоразвитой спо­собности к интуиции среди Lachesisдовольно мало атеистов. (Их гораздо чаще можно встретить среди чисто рациональных типов, таких, как Lycopodium или Kali carbonicum.)

Важно понимать, что только у испытывающих внутреннее напряжение Lachesis болтливость выражена сколь-либо заметно. Расслабленные Lachesis могут быть интровертами или экстравертами, однако они не покажутся гомеопату болтливыми. Как правило, экстравертированные Lachesis более склонны к чувственным удовольствиям, а также более эгоистичны, нежели интровертированные Lachesis. Последние больше склонны к философии, искусству и мистике.

Интровертированные Lachesis отчасти напоминают субъектов China. Они могут быть мечтательными, стремящимися к уединению в тихом месте для созерцания красоты природы или размышления о смысле бытия.

Они оста­ются такими же страстными, особенно вступая в романтические отношения, при этом склонны к выражению своей страсти через музыку, поэзию или богатую причудливыми образами прозу. В компании интровертированный Lachesis может показаться робким или отчужденным, и оба эти впечатления часто имеют под собой достаточно оснований.

Многие субъекты Lachesis испытывают робость, сталкиваясь с незнакомыми людьми, и пока не узнают их лучше, почти не будут с ними разговаривать. Отчасти это является отра­жением осторожности данного типа, иногда переходящей в паранойю по мере углубления патологии. Кроме того, отчасти это является стратегией, используя которую эти чувствительные, глубоко мыслящие люди определя­ют, насколько собеседник способен их воспринять и стоит ли вообще с ним общаться. Тонкий ум Lachesis быстро обучается распознавать тех, перед которыми ему не стоит метать бисер.

Мудрость — одно из тех качеств, которым очень трудно дать точное опреде­ление. Понять мудрость могут только мудрецы. Остальные, особенно склон­ные к рационализму, ошибочно принимают за мудрость образованность. Ни один конституциональный тип не имеет монополии на мудрость, однако есть более глубокие типы, способные к интуитивному постижению целого, — и именно представители этих типов скорее всего становятся мудрецами, способ­ными интуитивно понять скрытые от глаз тайные механизмы, управляющие внешним течением жизни.

Более интровертированные индивидуумы Lachesis часто в значительной степени обладают мудростью, однако не склонны ею кичиться. Это вообще характерно для мудрых людей — не афишировать свои способности. Однако они могут раскрывать свои способности перед теми, кто способен их понять, в общении и совместном творчестве. Змея — символ не только мудрости, но и врачевания (две змеи, обвивающие жезл кадуцея, с античных времен являлись эмблемой целителей).

Истинное целительство, в отношении себя или в отношении другого, требует мудрости, и я сталкивался с несколькими Lachesis, использовавшими свою интуицию для исцеления лю­дей с помощью рук. Подобно другим типам, обладающим способностью к ясновидению (Phosphorus, Medorrhinum, China), Lachesisчасто способен чув­ствовать тонкие потоки энергий в теле, которые гомеопаты считают жизнен­ными силами, а китайцы называют «ци». С помощью перераспределения этих потоков целители способны воздействовать на здоровье своих пациентов.

Ревность, гнев и эгоизм

По степени интенсивности чувства ревности Lachesis находится в одном ряду с Hyoscyamusи далеко опережает все остальные конституциональные типы. Чем сильнее вожделение человека, тем более он склонен чувствовать ревность к тем, кто обладает предметом его вожделения. Таким образом, ревность Lachesis можно понять как естественное следствие его сильных влечений.

Сексуальная ревность — распространеннейший вид этого чувства среди субъектов Lachesis, так как половое влечение — самый распространенный вид желаний у этих людей. В ряде случаев эта ревность может быть абсолют­но беспочвенной и настолько затруднять взаимоотношения между людьми, что создает угрозу самому существованию этих отношений. Я вспоминаю одну такую пациентку, женщину средних лет, обратившуюся ко мне именно по поводу сильнейшей ревности, совершенно испортившей ее отношения с мужем. Он не только не мог заговорить с другой женщиной, не рискуя получить безобразную сцену от своей жены, но даже не мог смотреть теле­визор в ее присутствии, так как стоило на экране появиться хорошенькой женщине, жену охватывала бешеная ревность. Интересно отметить, что од­новременно с нарастанием чувства ревности она обычно ощущала сильное сексуальное возбуждение. Несколько доз Lachesis 10 M значительно умень­шили ее патологическую ревность и, возможно, сохранили ее брак.

Неудивительно, что интенсивная ревность может провоцировать сильней­ший гнев, и это достаточно часто наблюдается у субъектов Lachesis обоего пола. Гнев Lachesis отличается внезапностью и интенсивностью, в большин­стве случаев выражаясь в короткой, но очень бурной вспышке (Кент: «Ярость»), Особенно часто гнев Lachesis провоцируется ревностью, но вов­се не ею одной.

По мере нарастания внутреннего напряжения у индивидуу­ма Lachesis он становится более раздражительным и требовательным, а встречаясь с противодействием, такой человек может впадать в бешеную ярость и проявлять мстительность (Кент: «Злобность»), Однако, поскольку психическое напряжение у Lachesis, как правило, провоцируется подавле­нием сексуального желания, вспышки гнева в конечном счете облегчают именно сексуальное напряжение.

Связь между сексуальностью и гневом более ярко проявляется у женщин Lachesis, нежели у мужчин. Причин этому две. Во-первых, женщины легче подавляют свое сексуальное желание. Во-вторых, половое желание у жен­щины подвержено колебаниям в зависимости от ее гормонального фона, а для женщин Lachesis это верно в особенности.

Многие пациентки Lachesis сообщают, что их либидо становилось значительно сильнее в период овуляции или перед менструацией. В эти периоды они становятся более раздра­жительными и склонными к ярости. Женщины Lachesis предрасположены к развитию предменструального синдрома, который у них проявляется в виде гневливости, плаксивости, повышенной чувствительности, когда их отверга­ют. Предменструальное напряжение обычно значительно облегчается после полового контакта, что указывает на его основную (или единственную) при­чину — усиление либидо.

Внезапные перепады настроения также можно наблюдать у пациенток Lachesis в период менопаузы и после родов (Кент: «Умопомешательство — в период менопаузы», «Истерия вследствие подав­ления выделений»). В этих случаях обычно более выражен гнев, нежели депрессия, в чем Lachesis напоминает женщин Sepia.

Меньшая часть субъектов Lachesis проявляет ярко выраженный эгоизм и высокомерие (Кент: «Высокомерие», «Эгоизм»). Обычно это характерно для более экстравертированных представителей данного типа, прежде всего мужчин. Однажды мне пришлось оказаться в обществе подобного человека на званом обеде.

Это был добившийся немалого успеха художник, с типич­ными для Lachesis заостренными чертами лица в сочетании с красной, по­крытой веснушками кожей. Весь вечер он говорил о своих успехах и планах на будущее, выказывая очевидное равнодушие к жизни своих собеседников. Впоследствии он пришел ко мне уже как пациент и на просьбу охарактери­зовать свои личностные черты в красках описал себя как гармоничного, благородного, чуткого, исполненного вдохновения и энтузиазма человека.

Вопрос о том, хотел ли бы он что-то изменить в себе, привел его в полное недоумение. Его анамнез содержал множество ключевых симптомов Lachesis, и это лекарство и было назначено ему в потенции 10м. Когда мы встретились две недели спустя, он рассказал о значительном облегчении своих физических жалоб, а я отметил, что его поведение стало гораздо более тихим и скромным, даже подавленным, что часто отмечается у очень гордых людей после приема подобного лекарства в высоких разведениях.

Высокомерие часто сочетается с гневными реакциями в ответ на критику, и Lachesis здесь не составляет исключения.

Гордый экстравертированный Lachesis удовлетворен, только находясь в центре внимания, тогда как пас­сивные роли его раздражают, а когда кто-то осмеливается поставить под сомнение его высокую самооценку, это выводит его из себя. Однако, даже злясь из-за подобных вещей, Lachesis вполне может сдерживать свой гнев до тех пор, пока не окажется в состоянии сексуальной фрустрации или у него не возникнет чувство ревности.

Чем сильнее напряжение сексуальной не­удовлетворенности, тем меньше причин требуется для вспышки гнева и тем более яростным он будет. Причем провоцирующий фактор может не иметь прямой связи с причиной подсознательного напряжения. Считается, что гордость, а также агрессивность, особенно у мужчин, очень тесно связаны с сексуальностью.

До некоторой степени это утверждение подтверждается тем фактом, что наиболее гордые конституциональные типы имеют и наиболее выраженную сексуальность. Наиболее яркий пример — Platina, обладающая ярким сексуальным желанием и максимально выраженным высокомерием.

Еще одной темой, проходящей через всю лекарственную картину Lachesis, является непереносимость ограничений. На физическом уровне пациент не переносит тесной одежды, особенно в области шеи. Большинство болей Lachesis ощущаются как стягивающие или сдавливающие (словно в объятиях анакон­ды), и это отражает выраженное психическое напряжение данного препара­та. На чисто психологическом уровне Lachesis также не выносит никаких ограничений.

Lachesis может создать глубокие интимные отношения (в отли­чие от Lycopodium или Tuberculinum, чей страх перед ограничениями собствен­ной свободы не позволяет им углублять свои отношения) при условии, что ему будет предоставлено достаточное количество «свободного пространства» и он не будет обязан отчитываться перед партнером во всех своих действиях. В то же время многие Lachesis остаются одинокими, отчасти вследствие страха и робости, отчасти вследствие нежелания как-либо ограничивать личную свобо­ду (Кент: «Мысль о женитьбе непереносима»).

При попытке командовать субъектом Lachesis он реагирует крайне болезненно, и любая попытка ограни­чения быстро приводит к открытой вспышке гнева. По той же причине многие индивидуумы Lachesis не выносят жесткой трудовой дисциплины, связанной с необходимостью ежедневно приходить в офис в одно и то же время. У этих людей имеется не только потребность в свежем воздухе на физическом уровне — в их деятельности им тоже все время нужно освежающее дуновение творче­ства, и они с гораздо большей охотой будут выполнять какую-то самостоя­тельную работу на дому, чем ежедневно оказываться в среде рутинных обязан­ностей.

Однажды мне пришлось лечить одного скульптора от тендосиновиита, который мешал его работе. У него было очень молодое лицо, хотя возраст его уже перевалил за пятьдесят, с типичной для Lachesis худощавостью черт, вес­нушками и краснотой. Он рассказал мне, что часто круглыми сутками работа­ет над скульптурой, и на вопрос, зачем он так изнуряет себя, ответил, что это его страсть, его радость в жизни. Он оставил свою семью, чтобы «ничего не стояло между ним и искусством».

По-видимому, никаких угрызений совести и сожалений по поводу оставленной семьи у него не было. Из него просто била энергия, проявлявшаяся в его планах автомобильного путешествия по Европе (со своей новой молодой возлюбленной), в которой он собирался зарабаты­вать на жизнь созданием скульптур в каждом городе и деревне, через которые они будут проезжать.

Он был довольно проницательным, чтобы самостоятель­но обратиться за гомеопатической помощью, и во время беседы со мной высказал немало язвительных замечаний по поводу аллопатических лекарств, а также пустился в многоречивые философские рассуждения о мертвящем влиянии традиционного капиталистического общества и семейных ценностей. В конце нашей беседы я уже не сомневался в его принадлежности к конститу­циональному типу Lachesis, однако, услышав, что ему придется отказаться от кофе и марихуаны, он заявил, что придет ко мне позже, когда будет готов принести столь большую жертву. Аналогично индивидуумам Tuberculinum пациенты Lachesis настолько привязаны к стимуляторам и «свободе», что скорее согласятся умереть, чем дадут себя в чем-то ограничить.

Данная непереносимость ограничений может объяснить характерную для Lachesis гиперчувствительность к прикосновению. Этот симптом часто при­сутствует в случаях органической патологии, когда очень сильная боль мо­жет возникать от малейшего прикосновения, однако он может присутство­вать и в рамках психопатологии. Когда пациент Lachesis ощущает растущее напряжение и в особенности когда он чувствует какие-либо внешние огра­ничения, он может также испытывать непереносимость прикосновений. Физические прикосновения усиливают его психологическую раздражитель­ность (Кент: «Непереносимость прикосновений»).

Паранойя

По-видимому, есть нечто закономерное в том, что лекарство, изготовляе­мое из змеиного яда, имеет выраженные параноидальные черты в своей психике. Аналогично ревности или болтливости параноидальные черты мо­гут быть выражены очень слабо у более психически здоровых субъектов Lachesis, а по мере усугубления патологии они становятся все более и более очевидными. Первым признаком появления отчетливой параноидальности в психике может стать возросшая подозрительность (Кент: «Подозритель­ность»).

Пациент Lachesis с растущим внутренним напряжением все больше начинает интересоваться мотивами поступков окружающих, выясняя, не направлены ли они против него. Эту тенденцию прекрасно иллюстрируют киногерои актера и режиссера Вуди Аллена. Часто им кажется, что их притесняют или что мир вообще слишком опасное для них место. (Напри­мер, один подобный герой, прочитав статью об «астероидах-убийцах», которые в случае случайного столкновения с Землей уничтожат на ней все живое, несколько недель не будет находить себе места от ужаса.

Он купит себе телескоп и попытается заранее увидеть признаки приближающейся катастрофы и даже будет строить подземное убежище.) Как только Lachesis перестал чувствовать себя в безопасности, его главным врагом становится его воображение. Один очень интеллигентный и умный молодой человек Lachesis пожаловался мне, что в компании он постоянно чувствует себя неуютно, так как ему кажется, что окружающие думают о нем гадости.

Эта параноидальная мысль ярко контрастировала с тем, насколько уверенно, решительно и независимо он шел по жизни. За исключением меня, лишь его жена знала о том, насколько сильно развит этот его страх, доводящий его до внутренней паники, когда он сталкивался с незнакомыми людьми.

Большинство индивидуумов Lachesis стараются прятать свои безоснова­тельные опасения и страхи, причем даже от себя самих. Однако в ряде случаев паранойя захлестывает пациента, который теряет всякий контакт с реальностью (Кент: «Иллюзия преследования», «Боится, что его отравят»).

Повсюду выискиваются враги и заговорщики, и большую часть времени пациент охвачен ужасом и избегает контактов с другими в попытке обеспе­чить себе безопасность. Крайние формы паранойи также можно увидеть у Rhus toxicodendron, Arsenicum album и Hyoscyamus. Последний препарат осо­бенно трудно отличить от Lachesis, поскольку у него также выражены бол­тливость, ревность и повышенная сексуальность.

В подобных случаях преморбидное состояние личности у Lachesis будет более « нормальным », чем у Hyoscyamus, а во время параноидальной фазы у Hyoscyamusболее ярко выражены крайняя эксцентричность, причудливость мышления и склон­ность к эксгибиционизму.

Помимо общей склонности к паранойе у Lachesis имеется еще три очень характерных страха. Естественно, что одним из них будет страх змей. Другим типом, у которого этот страх обычно выражен, будет Natrum muriaticum, однако страх Lachesis достигает более крайних степеней, так что даже вид змеи по телевизору может спровоцировать сердцебиение и судорогу отвраще­ния.

Учитывая известную склонность Lachesis к сердцебиениям, не вызовет удивления и следующий страх — что сердце может остановиться. Этот страх может отражать способность яда бушмейстера в материальных дозах вызывать остановку сердца у своих жертв. Третий страх также можно связать со змеями — страх удушья. Некоторые из крупных видов змей могут умерщвлять свою добычу, сжимая ее своими кольцами.

Большинство индивидуумов Lachesis не выносят ничего стягивающего вокруг шеи, а когда у них частично закрыты рот и нос, например при одевании маски, они могут впадать в настоящую панику. (Опять же чаще всего этот симптом гомеопат может наблюдать у Natrum muriaticum, у которого он является частным проявлением типичной для Natrum muriaticum клаустрофобии.)

Внешность

Внешне субъекты Lachesis напоминают Phosphorus и Sepia — они стройные и гибкие. Существует как минимум два подтипа Lachesis — низкий и высокий. Оба типа характеризуются худобой и даже костлявостью, хотя у женщин обычно бывает широкая грудная клетка. Как и у большинства чувствительных, утонченных людей, пальцы рук часто бывают длинными и тонкими.

Черты лица, как правило, бывают заостренными, а у некоторых можно увидеть тонкий орлиный нос (как у Arsenicum album), округлость черт нехарактерна. Рот часто бывает широким, а губы тонкими, но это не «обрезанные» или отсутствующие губы эмоционально уплощенных типов, а скорее утонченные губы, похожие на натянутый лук, сохраняющие классическую форму.

Волосы часто рыжие либо каштановые с рыжим оттенком, однако они могут быть и черными. Кожа бледная и обычно покрыта веснушками. Любопытно, что вер­хние веки у этих пациентов часто бывают слегка опущены, что придает лицу несколько «змеиное» выражение. Типичные черты внешности Lachesis можно наблюдать у актрис Мэгги Смит и Ванессы Редгрейв