Platina (Bailey)

Смеется над серьезными вещами

tuf

Истерия, гордость и нимфомания

Platina — редкий конституциональный тип, известный в гомеопатических кругах преимущественно как личность, страдающая сексуальной озабочен­ностью. Я встречал лишь небольшое число представителей этого типа, по­этому мое описание будет довольно кратким.

Индивидуумов Platina можно разделить на два подтипа — тех, кто относи­тельно психически здоров и стабилен, с одной стороны, и людей, страдаю­щих психическим расстройством, либо находящихся в пограничном состоя­нии — с другой. У этих двух разновидностей много общих психологических черт, которые по мере усугубления психопатологии становятся все более гипертрофированными и искаженными. Насколько мне известно, Platina — исключительно женский конституциональный тип.

Психически здоровая Platina

Психически здоровая женщина Platina — это чувствительная, эмоциональная личность, во многом похожая на Ignatia. Как и Ignatia, Platina отличается большой страстностью, не только в сексе, но и во многих других вещах. Одна­ко гомеопату часто приходится выслушивать жалобы именно на чрезмерное сексуальное желание. Половое влечение Platina более интенсивно и более по­стоянно, чем у любого другого конституционального типа. Хотя, будучи удовлетворенным, оно приносит этим женщинам немало удовольствия, его чрезмерность часто приносит им большие проблемы.

Эти во всем остальном благоразумные женщины жалуются, что время от времени их безумно одоле­вают навязчивые мысли о сексе (Кент: «Навязчивые сексуальные мысли»), ко­торые внезапно со страшной силой врываются в обычное мышление, словно это не ее собственные помыслы, а вложенные кем-то извне. Мысли эти обычно сочетаются с резким возрастанием полового возбуждения. Оставаясь психи­чески здоровой чувствительной женщиной, она понимает ненормальность этих состояний, однако стыд может помешать ей обратиться за помощью, либо она может решить, что с этим ничего нельзя сделать. В любом случае обычно эта проблема остается скрытой практически от всех.

Чтобы как-то справляться со вспышками полового влечения, некоторые женщины Platina прибегают к мастурбации. Другие просто пытаются подав­лять их, тогда как другие отдаются во власть своих влечений и ведут беспо­рядочную половую жизнь. Последние, те, кто поддаются своим импульсам, обычно менее здоровы психологически, отчасти потому, что отдаваясь в их власть, они перестают управлять собой, отчасти потому, что их беспорядоч­ный образ жизни не позволяет им наладить стабильные отношения с одним человеком и делает их уязвимыми в отношении непредсказуемых влияний со стороны своих случайных партнеров.

Первое внешнее впечатление, которое может произвести психически здоро­вая Platina на незнакомого человека, имеет определенный оттенок надменно­сти. Она склонна относиться к другим несколько свысока, словно они ее не стоят (Кент: «Высокомерие», «Равнодушие в компании»). Однажды мне при­шлось работать в группе людей, среди которых находилась одна молодая женщина, которая выглядела очень замкнутой, не смешиваясь с другими и не заводя новых знакомств.

Всякий раз, когда мы пересекались, она смотрела на меня очень отчужденно, и сначала я подумал, что я ей просто не понравился по какой-то причине. Однажды она сильно простудилась, и ее друзья попро­сили полечить ее гомеопатически. Я пришел к ней в комнату и попросил описать свои симптомы. Даже не поблагодарив, она сразу же принялась изла­гать свои жалобы, а в конце так процедила «спасибо», словно хотела сказать, что, мол, «спасибо что оставил меня в покое. Справлюсь как-нибудь и без тебя».

Позже она призналась, что лекарство помогло ей, и снова в ее благо­дарности прозвучала снисходительная нотка, словно лечить ее было моей обязанностью. Я обратил внимание, что проходя мимо меня, она никогда не улыбалась, и это меня удивляло. В конце концов она пришла ко мне и попро­сила дать ей Platina. На мой вопрос, зачем ей понадобилось это лекарство, она ответила, что у нее есть «сексуальные проблемы».

Она казалась смущен­ной, говоря об этом, однако сказала, что ее гомеопат прописал ей Platina 200 и лекарство на время помогло ей. Хотя она не описывала мне подробности своих сексуальных проблем, при упоминании о них она лукаво улыбнулась, словно заигрывая со мной или словно мысль о своей сексуальности доставила ей удовольствие. Причем это заигрывание явно сочеталось со смущением, на первый взгляд противоречащим ему. Сексуальная озабоченность у типичной Platina, как, например, у этой женщины, обычно заставляет ее действовать в двух направлениях. С одной стороны, они стремятся избавиться от сексуаль­ных мыслей, а с другой — получают удовольствие от вызываемого ими возбуж­дения. Учитывая то высокомерие, с которым она общалась со мной, я был склонен подтвердить назначение ее гомеопата и дал ей дозу Platina 10м.

Через пару недель она сказала мне, что ее сексуальные проблемы стали гораздо более терпимыми. Хотя она так и не раскрыла передо мной полную картину своих проблем, она рассказала об одном очень характерном для Platina сим­птоме. Она была в разводе, но когда жила с мужем, у нее периодически возникало навязчивое желание ударить его ножом (Кент: «Внезапный порыв к убийству»).

Гордость Platina часто сочетается с гиперчувствительностью к неприятию со стороны других, что в свете ее собственного отношения к окружающим выгля­дит довольно иронично. Подобно Ignatia или Natrum muriaticim женщине Platina легко может показаться, что ее отвергли, бросили, проявили к ней презрение или равнодушие (Кент: «Последствия презрения», «Гиперчувстви­тельность», «Иллюзии — брошенности, оставленности»). Как и Natrum muriaticim, Platina часто испытывает отвращение к компании и нежелание об­щаться, ей хуже от утешения и лучше от рыданий. Опять же аналогично Ignatiaили Natrum muriaticim, если Platina теряет близкого человека, это становится для нее катастрофой (Кент: «Последствия горя»). Это указывает на то, что эмоциональная глубина Platinaне исчерпывается ее сексуальной сферой.

Для индивидуумов Platina очень характерно чередование противополож­ных состояний. Даже психически здоровые женщины Platina страдают от перепадов настроения (Кент: «Перепады настроения»), однако у менее здо­ровых эти перепады доходят до крайности. Сегодня она может быть угрю­ма, на следующий день — пребывать в эйфории. Сегодня она спокойна, завтра — крайне напряжена и раздражительна. Ее настроение не просто изменчиво. Она полностью переходит из одного состояния в другое, совер­шенно отличное от первого. Аналогично Platina склонна к чередованию соматических и психических симптомов. Одна пациентка Platina жалова­лась на чередование сексуального возбуждения и депрессии, а другая — на чередование головной боли и тревоги. Периодичность этого чередования может варьировать от одного дня до более недели.

Психически больная Platina

Психически здоровая женщина Platina может вследствие жизненных трудно­стей (особенно если они включали горе или разного рода душевные травмы) постепенно сдвигаться в сторону психической патологии, вплоть до полного умопомешательства. Однажды я некоторое время вел такую даму, пока она окончательно не утратила связь с реальностью, и лекарство всякий раз возвра­щало ее на некоторое время к относительно нормальному существованию. Когда я впервые встретился с ней, она жаловалась на разнообразные и доволь­но причудливые физические симптомы, например на перемежающееся онеме­ние или на ощущение, словно ее голову сдавливает тисками.

Сперва я не увидел Platinaв ее картине, однако к третьей встрече со мной она уже смогла довериться мне настолько, что осмелилась рассказать о некоторых необычных психических и физических симптомах. Сначала она робко рассказала мне, что подвержена неожиданным вспышкам полового влечения. Она была заму­жем и имела религиозное мировоззрение, поэтому подобные эпизоды вызыва­ли у нее комплекс вины, и она никогда не позволяла себе действовать под влиянием этих импульсов. Я спросил, нет ли у нее каких-либо сексуальных фантазий, и она ответила утвердительно. Ее фантазии скорее походили на галлюцинации.

По ее словам, иногда ей казалось, что ее тело становится телом Иисуса Христа, причем она в эти моменты очень негодовала на него за это, поскольку мужское тело давало ей сексуальные ощущения мужчины, ка­завшиеся ей «грубыми». По ее словам, в эти моменты она испытывала половое влечение к женщинам (Кент: «Влюбленность в представителя своего пола») или что она занимается любовью с самим Иисусом. Она отдавала себе отчет в ненормальности подобных переживаний и вполне была способна вести со мной здравую беседу, но при этом она считала эти фантазии более чем пло­дом воображения и была уверена, что она действительно оказывается в теле Христа или что он занимается с ней любовью.

Для психически ненормальных Platina религиозные галлюцинации довольно типичны, они могут быть смеша­ны с сексуальными переживаниями, а могут возникать сами по себе (Кент: «Религиозность — чередуется с сексуальным возбуждением», «Религиозная одержимость»). Эта пациентка также описывала чувство собственного вели­чия, что очень характерно для Platina, и по мере прогрессирования патоло­гии это чувство становилось все сильнее. По ее словам, она чувствовала, что должна нести свет людям и что она словно смотрит с огромной высоты на копошащееся внизу страдающее человечество. Хотя она относилась к этим галлюцинациям очень серьезно, она часто переспрашивала: «Ведь это просто голос моего «я», правда?», что отражало сохраняющееся у нее осознание своего состояния.

Иногда близкие пациента могут дать больше информации о нем, чем он сам. Одна моя пациентка рассказала мне кошмарную историю своего дет­ства, проведенного рядом с сумасшедшей матерью, имевшей все признаки конституции Platina. Мать была религиозной фанатичкой, называвшей себя не иначе как «христовой невестой». Она постоянно искала демонов по дому (Кент: «Боязнь нечистой силы»), могла начать говорить с воздухом, запрещая детям мешать ей, когда она это делает. Однажды она вынесла из дома всю мебель, пытаясь поймать демона, который «где-то спрятался». (При этом она заставила своих перепуганных детей помогать ей в «поим­ке».)

По словам моей пациентки, мать всегда вела себя с ними как короле­ва, требуя, чтобы окружающие выполняли за нее всю работу, даже когда у нее были хорошие периоды. Особенно доставалось дочерям, находившимся на положении рабынь, тогда как сыновьям многое прощалось, в основном потому, что они казались ей привлекательными и выполняли роль мужей (отец пациентки покончил с собой, когда ей было четыре года). Дочери никогда не могли угодить ей полностью и жили в постоянном страхе нака­зания.

Мою пациентку также постоянно преследовал страх, что мать ее убьет. В ее памяти сохранилось смутное, очень раннее воспоминание о том, как мать душит ее подушкой (Кент: «Склонность к убийству»), а две ее сестры умерли в младенческом возрасте от «синдрома внезапной смерти». Также ей казалось, что в раннем детском возрасте мать совершала с ней развратные действия. После смерти мужа мать внешне сохраняла образ целомудренной вдовы, однако в действительности имела несколько связей с мужчинами из ее секты. К сожалению, мне так и не удалось полечить мать пациентки, однако я был признателен ей за столь подробное описание типичного случая психически больной Platina.

Перепады настроений, которые можно наблюдать у психически здоровых индивидуумов Platina, по мере прогрессирования патологии превращаются в чередование здоровья и безумия, либо двух различных патологических состо­яний психики. Например, крайнее сексуальное возбуждение может чередо­ваться с буйством больной фантазии или религиозным бредом, который мо­жет включать в себя как манию величия, так и страх перед вечными муками (Кент: «Кажется, что он приговорен»).

По мере уменьшения периодов вменя­емости неистовые безумные мысли становятся все более постоянными, в част­ности желание ударить кого-то ножом (подобные внезапные импульсы могут отмечаться у Alumina, однако в целом эти два типа довольно просто разли­чить). Я не сталкивался с пациентами, которые на самом деле бросались бы на кого-то с ножом, однако я полагаю, что возможна комбинация мании вели­чия в виде собственной божественной миссии и желания убивать, что делает опасность реального нападения на окружающих более вероятной.

По мере нарастания психической патологии у пациентки Platina может усиливаться еще один очень характерный симптом — склонность к неадекватному смеху (Кент: «Смеется над серьезными вещами»). Неадекватный смех может наблюдаться также у Hyoscyamus, нередко в сочетании с сексуальной озабоченностью, однако смех Hyoscyamusскорее можно назвать беспричин­ным — эти пациенты могут смеяться ни над чем или надо всем подряд, тогда как Platina чаще всего будет смеяться именно над серьезными вещами, которые она обдумывает или которые высказывает.

Когда она наберется храбрости рассказать гомеопату о своих сексуальных фантазиях, сказав об этом, она тут же начнет смеяться. Или она может рассмеяться во время опроса, когда речь заходит, по ее мнению, о самых серьезных вещах, например о ее опасении сойти с ума (Кент: «Страх потерять рассудок»). Она вовсе не считает эту тему смешной. Она просто не может справиться с собой и остановить смех. Другой тип, который смеется над серьезными вещами, — Natrum muriaticum. Последне­му тоже не до веселья, а смех для него — лишь рефлекторная попытка избе­жать страха, связанного с обсуждаемыми вопросами.

Иллюзия собственного величия и ощущения себя стоящей на недосягаемой для остальных высоте часто сочетается с иллюзией увеличения тела (Кент: «Тело кажется очень большим»). Другой и единственный тип, для которого характерно это ощущение, Cannabis indica. С другой стороны, у Platina возможно противоположное ощущение — другие люди кажутся очень ма­ленькими — зрительная галлюцинация, отражающая ее непомерную горды­ню.

Наряду с этими галлюцинациями у Platina могут возникать необычные и высокоспецифические телесные ощущения, наиболее распространенным из которых является ощущение, словно ее тело омертвело (Кент: «Словно мертвый») — генерализованное или локальное ощущение онемения. Еще одно распространенное ощущение — словно давящая повязка охватывает какую-либо часть тела (оно также может отмечаться у пациентов Plumbum).

Как и у всех чисто женских типов, у Platina часто встречаются гинекологи­ческие или гормональные расстройства. Перепады настроения особенно вы­ражены в предменструальный период, а также после родов (Кент: «Послеро­довая мания», «Тревога во время менструации»). Одна пациентка Platina пожаловалась, что разрывается между безумной любовью к мужу и столь же безумной ненавистью к нему, особенно перед менструацией.

Ее любовь была столь же страстной, что и гнев, и она нашла выход для своих огненных эмоций — стала петь. Она не только очень много пела дома, но и начала петь в хоре. По мере усугубления ее психических расстройств она перестала петь на публике, поскольку это провоцировало у нее состояние паники (Кент: «Страх толпы, возбуждения»), так что в результате мощный канал сброса эмоций оказался перекрыт. У этой пациентки также имелся своеобразный фетиш, который я не встречал у других пациенток’ Platina, но который был вполне

объясним, учитывая ее чрезмерную сексуальность и расстройство психики. Этот фетиш касался всех мест для сидения. Когда кто-то садился или сидел в ее присутствии, она чувствовала непреодолимое желание также сесть, а если она садилась на только что освободившееся место, она ощущала сексуальное воз­буждение и чувственное удовлетворение.

Страх и паники

Фактически все «истерические» типы склонны к панике и тревоге, и Platinaне является исключением. Как у Alumina, а также у более психотических типов, таких, как Hyoscyamus, тревога Platina нарастает по мере ослабления связи пациента с реальностью. Страх людей, особенно больших групп людей, — одна из самых распространенных жалоб наряду с вполне объяснимым стра­хом сойти с ума. Прочие страхи, на которые жалуются пациентки Platina, включают страх неотвратимой смерти (Кент: «Предчувствие смерти»), страх призраков (которые могут быть вызваны галлюцинациями привидений) и страх кого-то убить. У наименее психически здоровых Platinaтакже может отмечаться не связанная ни с чем, «разлитая в воздухе» тревога, которая может чередоваться с ощущением собственного превосходства и могущества.

Индивидуумы Platina очень чувствительны, и их подобно Ignatia может напугать интенсивность собственных переживаний. Поэтому после гнева или интенсивного сексуального возбуждения они часто ощущают тревогу. Пациентки Platina очень возбудимы, и, быть может, это является одной из причин, по которой они склонны к замкнутости. Они-знают, что любые внешние стимулы приведут лишь к вспышке эмоций, панике и потеря конт­роля над собой.

Внешность

Я видел лишь небольшое число пациенток Platina, поэтому мне трудно со­ставить полноценное суждение об их внешности. Что бросалось в глаза почти у всех — полные губы, отражающие страстную натуру. Я видел и полных, и худых Platina; среди них были и блондины, и брюнеты.