Podophyllum (Borland)

Постоянные позывы к дефекации, связанные с раком прямой кишки

zel

Летние поносы у детей

Принятое мнение о Poduphyllum, как лекарстве от летней диареи, слишком уж суживает его возможности. Хотя важность его в качестве средства от летней диареи, и огромна, сфера его действия гораздо шире. Тип летних поносов у детей, при котором так подходит Podophyllum, характеризуется крайним обилием, резким зловонием и водянистым характером фекальных масс, отхождение которых сопровождается выделением чрезвычайно зловонных газов с острыми абдоминальными коликами и признаками острейшей прострации.

Эти симптомы при летних поносах обычно сопровождаются определенным раздражением мозговых оболочек, что иногда проявляется лишь постоянным метанием головы из стороны в сторону, но может обнаруживаться и настоящая ригидность затылочных мышц. Очень часто этому сопутствуют постоянные жевательные движения, а у детей постарше может быть скрежетание зубов; и нередко та или иная степень косоглазия. Речь не идет об истинном менингите: патология в ликворе не определяется, но он может вытекать под повышенным давлением.

Подобный тип летних диареи будет очень хорошо отвечать на назначение Podophyllum, но область применения препарата этим не ограничивается. Показания к Podophyllum возникают при всех видах гастроэнтеритов, очень часто с распространением воспаления вверх по желчным протокам с развитием острого холецистита.

Показания к его назначению появляются при конкрементах в желчном пузыре, хотя и нечасто. Пациенты жалуются в основном на постоянный дискомфорт, возникающий после употребления любой еды, и ощущение, словно живот у них наполнен до отказа. При этом они говорят, что ничего не могут переварить и все в животе у них скисает. Вместе с этим ощущением «испорченности» в желудке у них бывают частые приступы слюнотечения и отрыжек воздухом с кислым привкусом. Часто их беспокоит жжение в горле и языке, что сопровождается сильной жаждой и потребностью в холодном питье.

При всех видах расстройств пищеварения у этих пациентов появляется очень густой налет на языке, особенно у корня. Язык в целом мягкий, дряблый и бледный, с густо обложенным основанием. Рвотные массы могут быть от кисловатых до явно желчных, в зависимости от степени распространения воспаления: иногда вовлечен только желудок, но возможно распространение процесса и на двенадцатиперстную кишку и печеночные протоки. Когда задействована печень, у этих больных обычно имеется сильнейшая тошнота и отвращение к любой пище. Они не выносят даже ее вида.

У пациентов отмечается выраженная боль в области печени, резко усиливающаяся от любого надавливания, распространяющаяся непосредственно в спину и немного облегчающаяся от осторожного поглаживания области печени, особенно направленного сзади наперед. Эти немного желтушные пациенты часто сидят в постели, поглаживая печень, словно пытаются что-то там сместить, что приносит им некоторое облегчение, хотя правое подреберье очень чувствительно к надавливанию.

При наличии воспалительных процессов пациенты часто крайне подавленны. И если боль их сильно беспокоит, то они становятся нервными, проявляя двигательное беспокойство. При острых приступах у них част поднимается температура, и тогда могут появиться профузные ночные поты. При хроническом состоянии и в более запущенной стадии сами пациенты говорят, что у них «пошаливает печень».

Это расстройства пищеварения с ощущением полноты в эпигастрии и тянущим чувством внизу живота. Вместе с приступами поносов беспокоят жестокие тянущие ощущения в животе, сопровождаемые чувством сильнейшей дурноты. До опорожнения кишечника они жалуются на ощущение полноты и прямой кишке со значительным, генерализованным урчанием в животе. После отхождения стула у них возникает чувство, словно прямая кишка находится в состоянии пролапса, усиливаются тянущие ощущения и появляется сильнейшая дурнота.

Несмотря на такие страдания, они скажут вам, что пусть уж лучше у них будет понос, чем запор, так как при запорах возникают жестокие затылочные головные боли.

Это разновидность так называемых печеночных головных болей, сопровождающихся тошнотой, отвращением к любой пище, общей подавленностью и нерасположснностью что-либо делать. Типичные пациенты Podophyllum чувствительны к холоду. Приступы колик у них облегчаются внешним теплом, теплыми аппликациями. Поносы часто провоцируются любыми кислыми фруктами, иногда молоком, очень часто овощами, особенно содержащими грубую клетчатку, вроде капусты.

Нередко эти поносы появляются рано утром, между 2 часами ночи и 5 часами утра. Позыв к опорожнению кишечника очень внезапный, и если он не, удовлетворяется сразу, то часто возникает непроизвольное отхождение стула. Иногда Podophyllum показан женщинам, страдающим повторными приступами поносов во время месячных, когда пациентка довольно медленно восстанавливается после родов и все время испытывает тянущие ощущения в животе. Вероятно, матка у нее полнокронная, и при месячных будет возникать ощущение сильной тяжести в ней и даже ее пролапса. Эти симптомы, наряду с повторными поносами при месячных, очень часто будут контролироваться посредством Podophyllum, который объективно уменьшит патологические изменения в органах малого таза.

Еще одно состояние, при котором может помочь Podophyllum, — постоянные позывы к дефекации, связанные с раком прямой кишки. В анамнезе у пациентов отмечаются чередование поносов и запоров, сильнейшие тенезмы при дефекации с затруднением обхождения стула и чувством, словно прямая кишка изгоняется наружу, с развитием ее пролапса. Несмотря на крайние усилия, отходит лишь скудная зловонная слизь и кровь. Это состояние часто контролируется с помощью Podophyllum. Иногда ректальные карциномы объективно уменьшаются под его воздействием: он не только облегчает дискомфорт, но, похоже, действительно сдерживает рост опухоли.

Один пожилой пациент имел распространенный неоперабельный рак прямой кишки. Он знал об этом за 18 месяцев до того, как я осмотрел его в первый раз. У него были чередовавшиеся поносы и запоры, причем поносы обычно сопровождались ужасным урчанием в животе с последующим внезапным позывом к дефекации, который он едва мог сдерживать. Испражнения были очень зловонными.

После каждого акта дефекации, который сопровождался сильнейшими болезненными тенезмами, он почти падал от изнеможения. В течение двух-двух с половиной лет его вели на редких дозах Podophyllum. Угасал он постепенно, а умер случайно, находясь в сельской местности, от присоединения интеркурентной пневмонии. Но с момента моего первого осмотри опухоль у него уменьшилась, вне всякого сомнения. На первом осмотре при пальцевом исследовании я не мог глубоко ввести палец — мешала кольцевидная стриктура.

Когда же я осматривал его в последний раз, палец проходил совершенно свободно. К тому же, страдая до этого недержанием стула, он полностью восстановил произвольный контроль над сфинктером. Он умер от интеркурентного заболевания, и я не знаю, излечился бы он от своей карциномы или нет, если бы поправился от пневмонии. Но облегчение состояния, полученное от Podophyllum, было просто поразительным.