Psorinum (Tyler)

Мокнущие высыпания с запахом гниющего мяса

steklo

Зловоние всех выделений

Psorinum. (Содержимое чесоточного пузырька).  Первый ганемановский «нозод»- продукт болезни, применяющийся в лечебных целях. Лекарственные испытания Psorinum впервые были проведены Ганеманом; результаты их опубликованы в «Архивах» Штапфа в 1833 г. Для приготовления лекарства бралось серозно-гнойное содержимое чесоточного пузырька.

Часть испытаний проводилась с так называемыми «psora sicca» — питириазными эпидермоидными чешуйками («Руководящие симптомы» Геринга). Мы не без оснований говорим «первый ганемановский нозод», так как это заключение сделано на основании его трудов, в которых описываются и другие нозоды, но Ганеман считал, что «действие их на здоровый организм еще недостаточно выяснено». Прежде чем начать употреблять то или иное средство для лечения пациентов, он проводил тщательные лекарственные испытания на здоровых людях.

Итак, Ганеман говорит: «Среди перечисленных ниже антипсорических лекарств изопатические не упоминаются по той причине, что их действие на здоровый организм выяснено недостаточно. Даже зудящий миазм (Psorinum) в разных степенях потенцирования не лишен того же изъяна.

Я называю Psorinum гомеопатическим антипсорическим средством потому, что если бы в результате потенцирования его природа оставалась неизменной, он никогда не оказывал бы никакого действия на организм, зараженный тем же ядом. С природой псорического яда, подвергшегося процессам растирания и встряхивания, происходит то же, что и с природой золота, гомеопатическое лекарство из которого уже не является инертным веществом, а представляет собой мощно действующую силу».

«Psorinum является similimum, приготовленным из зудящего яда. Между idem и similimum не существует промежуточной ступени: другими словами, любому здравомыслящему человеку ясно, что между simile и idem находится только similimum. Единственное смысловое значение, которое несут в себе понятия «изопатический» и «эквивалентный», сводится к similimum, и оно не имеет ничего общего с idem».

Генри Аллен в «Ключевых симптомах» дает высокую оценку этому средству, а в «Нозодах» лекарственная картина Psorinum освещается на шестидесяти четырех страницах. Любопытно, что при этом Аллен не взял в кавычки упомянутую выше цитату Ганемана, с которой он начинает описание этого средства! Аллен подчеркивает, что «Psorinum не следует назначать в каждом случае псоры или псорического диатеза, но, подобно любому другому лекарству, необходимо прибегать к точной индивидуализации с учетом полной совокупности симптомов, и лишь тогда мы сможем увидеть, какое замечательное целебное действие оказывает это средство».

Говоря о влиянии Psorinum на волосистую часть головы, Аллен приводит интересный случай. У молодого смуглолицего брюнета имелся совершенно белый участок волос и кожи над областью лба. После приема Psorinum волосы и кожа в этом месте приобрели естественную окраску. И еще: «Независимо оттого, приготовлено ли лекарство из чистого золота или отвратительной грязи, наша признательность за оказанное им благодеяние отбрасывает прочь всякие сомнения».

Кларк говорит: «Psormum был досконально испытан в потенцированном виде, и мне неизвестно более надежное испытание, чем это, в нашей Materia Medica». Он приводит множество случаев, иллюстрирующих применение Psorinum в клинической практике, а также описание некоторых симптомов, возникавших у пациентов, лечившихся этим средством.

По мнению д-ра Кларка, ведущими ключевыми симптомами Psorinum являются «недостаток жизненной реакции, упадок сил после перенесенного острого заболевания; отчаяние, подавленность; ночные поты». Он говорит: «Безысходность, отчаяние в полном выздоровлении представляют собой одно из проявлений недостаточной жизненной реакции». «Вторым ключевым симптомом этого средства является зловоние всех выделений»: пота, ушного секрета, стула, белей, мокроты и пр. Кларк упоминает о некоторых особых состояниях, присущих Psorinum- «Больной ребенок не спит весь день или всю ночь, ведет себя беспокойно, мечется в кроватке, кричит; или играет весь день; беспокойство, пронзительные крики всю ночь напролет»… «Накануне приступа чувствует себя необычно хорошо»… «Обильная потливость после перенесенной острой болезни с облегчением всех страданий».

Кларк говорит, что в его практике «Psorinum излечил больше случаев сенной лихорадки, чем любое другое средство». И еще несколько необычных симптомов, на которые обращает внимание д-р Кларк: «Тупость в левой половине головы. Ощущение, будто головной мозг выпирает из черепной коробки, как будто он не помещается во лбу. Голова кажется отделенной от тела. Ощущение, будто слушает не своими ушами. Зубы кажутся приклеенными друг к другу. Ощущение, будто руки и ноги сломаны… Пациент Psorinum не выносит, когда его ноги касаются друг друга по ночам, когда руки покоятся на груди» (Lachesis — на животе). Гернзи («Ключевые симптомы»): «Симптомы этого средства очень напоминают картину Sulphur. Если последний кажется показанным, но не действует, подумайте о Psorinum». «Сухие, тусклые, жесткие волосы на голове. Отрыжки с привкусом тухлых яиц; слабость, остающаяся после перенесенных острых заболеваний».

А теперь обратимся к Кенту, который, как всегда, поражает нас своей мудростью и глубокими знаниями: «По своему действию Psorinum очень близок Sulphur. Пациент испытывает отвращение к мытью: выглядит грязным и неопрятным, со стороны кажется, что все тело его покрыто грязью. Жесткая, растрескавшаяся, легко кровоточащая, шелушащаяся кожа, которая никогда не бывает чистой, несмотря на мытье.

Руки всегда выглядят грязными. Кожные симптомы усиливаются от мытья и тепла постели. Зуд при согревании тела.  (Хотя пациент Psorinum является самым «зябким» из смертных). Болезненная чувствительность, зуд, покалывание, парестезии, кровоточивость кожи». В случаях экземы зуд усиливается от теплых компрессов, по ночам, в душном помещении. «Последнее обстоятельство прямо противоположно ухудшению общего самочувствия на открытом воздухе». (Пациент стремится выйти на открытый воздух, в котором «нуждается его кожа». Эти противоречивые симптомы, касающиеся пациента в целом и отдельных частей тела, часто облегчают поиск подобного лекарства; другими примерами служат Phosphorus, которому присуща жажда больших количеств ледяных напитков, и Arsenicum, «стоящий у распахнутого окна, тепло укутавшись в одеяло до подбородка»). «Мокнущие высыпания, издающие отвратительный запах, который напоминает запах гниющего мяса: тошнотворный запах выделяющегося секрета».

Отвратительный запах — характерная особенность Psorinum: зловонное дыхание, зловонный, отвратительный запах выделений — стула, пота, белей. Стул и испускаемые пациентом газы имеют запах тухлых яиц. Внешность и запах от тела такого пациента вызывают отвращение. Эта особенность присуща любым симптомам, касающимся глаз, носа и других частей тела: желто-зеленые, отвратительно пахнущие выделения. «Выраженная слабость, усиливающаяся на открытом воздухе: затрудненное дыхание на улице; хочет вернуться домой и прилечь на кровать — только так он может нормально дышать. Хочет прилечь в теплую постель и остаться один». Лежит на спине, широко раскинув в стороны руки, для облегчения дыхания во время астматического приступа. Чем ближе к телу находятся руки, тем хуже чувствует себя пациент.

Сильный жар и обильная потливость во время лихорадки: «тело покрыто горячим потом»; картина лихорадки напоминает Belladonna, но для нее характерен сухой жар; у Psorinum- горячие испарения под одеялом. Либо, как правило, отмечается противоположный симптом: «В случаях тифоидной лихорадки малейшее напряжение вызывает появление холодного пота».

В отношении стула Кент пишет: «У Psorinum мы обнаруживаем торопливость, каку Sulphur, вздутие живота, как у Oleander и Aloe, и затрудненное выделение мягкого стула, как у Alumina, China и Nux moschata». Psorinum ненавидит сквозняки и не выносит охлаждения волосистой части головы, из-за чего даже летом не расстается с меховой шапкой. Психические симптомы: печаль и отчаяние; думает о том, что его дела обречены на неудачу, что не успеет уплатить по векселю в срок; в его семье царит безрадостная атмосфера — веселье не для него! Тревога, суицидальные мысли; отчаяние в выздоровлении.

До лечения пациент Psorinum не годится в приятные собеседники; это далеко не диккенсовский мистер Гуппи, «в обществе которого можно славно провести время за чашкой чая».

В своей практике мне не приходилось часто выписывать Psorinum, возможно, потому, что я не сталкивалась с очень характерными случаями, при которых это средство тут же бросалось бы в глаза. Тем не менее я помню две-три истории успешного применения этого нозода. Много лет тому назад на амбулаторный прием явилась юная девушка, страдавшая быстро прогрессирующей чахоткой.

Ее дыхание было настолько зловонным, что я с трудом могла находиться рядом; выделявшаяся мокрота была окрашена в зеленый цвет и издавала ужасный запах.

После консультации, завершившейся прописью Psorinum, я быстро распахнула настежь окна и двери, чтобы проветрить кабинет, 0 котором царил отвратительный запах. Во время ее следующего визита неприятный запах уже не ощущался. К сожалению, дальнейшая судьба пациентки осталась неизвестной, так как, побывав на приеме еще несколько раз, она прекратила свои посещения.

Это — самое худшее из того, что мы ожидаем от наших пациентов. Повторные консультации дают нам хорошую возможность глубже понять и изучить как самих больных, так и действие назначенных лекарств.

Одни пациенты систематически являются на прием, другие вызывают у врача внутренний ропот, так как напоминают заблудших цыплят, возвращающихся в родной курятник; но бывает и так, что появление пациента на приеме—большая радость для врача. Часть больных прекращают свои посещения,
и их место занимают другие. Доктору нередко приходится прилагать немало усилий да того, чтобы проследить за их дальнейшей судьбой, а ведь как интересно и  поучительно знать об этом!

О том, что лечение оказалось успешным, часто приходится слышать лишь многие годы спустя, когда, придя на прием, новоиспеченный пациент
заявляет с порога: «Несколько десятков лет назад вы вылечили такого-то господина, и поэтому я решил обратиться за помощью именно к вам. Я страдаю такой же болезнью!» Занимаясь гомеопатической практикой, не раз задумываешься над тем, какая часть из хорошо пролеченных тобою больных заходят просто для того, чтобы сказать доктору «спасибо!».

Ответ неутешителен: один из десяти, причем это либо педантичный, либо сердобольный, очень симпатизирующий тебе человек.

Вспомните историю с лечившейся у Ганемана прачкой. Она страдала от сильных болей в течение нескольких недель, и была не в силах зарабатывать себе на жизнь: «Неужели доктор мог подумать, что я брошу свою работу и отправлюсь за много миль от дома только для того, чтобы рассказать ему о своем выздоровлении?»

В другом случае, который произошел много лет тому назад, речь шла о маленьком ребенке, госпитализированном в детское отделение нашей больницы с диагнозом «туберкулез брюшной и грудной полости». Исходивший от бедняжки запах был настолько ужасным, что я с трудом могла находиться у его постели. Мальчик получил Psorinum 30, его кровать вынесли на балкон, где спустя несколько месяцев он тихо, без мучений скончался.

И еще один случай из моей ранней практики: маленькая болезненная девочка с сухой, грубой кожей, вид которой напоминал картину ихтиоза, и невыносимо зловонным запахом от тела, замечательно среагировала на прием Psorinum.

Я привожу этот случай по памяти, упуская имя ребенка и подробные детали, и тем не менее полагаю, что истории подобного рода весьма поучительны, так как могут помочь начинающим врачам хорошо запомнить две важные характеристики Psorinum—невыносимо зловонный запах, который можно сравнить, пожалуй, только с запахом тухлых яиц, и грубая, сухая кожа. Еще одно средство, которому присущ ужасный, отвратительный запах — Kreosotum. Несколько лет назад в нашу больницу поступила женщина, страдавшая тяжелым бронхитом (бронхоэктатической болезнью). Рядом с ней невозможно было находиться. Дыхание и мокрота пациентки издавали ужасный запах.

Kreosotum 200 не только быстро устранил его, но буквально воскресил женщину, к глубокому изумлению ее домашнего врача. Мне приходилось видеть также, как под действием Kreosotum lQ исчезало зловоние, которое иногда бывает при раке шейки матки; в таких случаях, даже если мои Попытки помочь чем-нибудь еще оказывались несостоятельными, лекарство делало жизнь более сносной как для самой пациентки, так и для ее окружения.

Ведущие симптомы

• Тревожный; полон страхов; меланхоличный.
• Глубокая депрессия, печаль, мысли о самоубийстве.
• Сильный зуд приводит к отчаянию.
• Мокнущие, нагнаивающиеся, зловонные, а также сухие высыпания на волосистой части головы.
• Tinea capitis et faciei*.
• Выделение зловонного гноя га уха.
• Оторея, сопровождающаяся головной болью; жидкие, гнилостные и чрезвычайно зловонные выделения с запахом тухлого мяса. Очень зловонные, гнойные выделения из уха в сочетании с водянистым, вонючим поносом. Бурые зловонные выделения из левого уха, не прекращающиеся в течение почти четырех лет.

• Хроническое гноетечение из ушей, возникшее после перенесенной скарлатины.
• Мокнутие, болезненность за ушами; шелушение кожи в области ушных раковин и мокнутие, шелушение за ушами.
• Припухшая верхняя губа.

• Очень сухой язык.
• Ощущение пробки или кома в горле, затрудняющее откашливание мокроты.
• Сильный голод.
• Отрыжки с привкусом тухлых яиц.
• Темно-бурый, очень жидкий и зловонный стул.
• Кашель с выделением зеленой гноевидной мокроты.
• Легко потеет при ходьбе: обильная потливость с последующей слабостью.
• Кожа выглядит неопрятной и грязной: впечатление, будто пациент никогда не мылся; в некоторых местах кожа имеет отталкивающий вид, будто пациент искупался в масле. Чрезмерная секреция сальных желез.

• Экзематозная сыпь за ушами, на волосистой части головы, в локтевых сгибах и подмышечных впадинах в сочетании с остеомиелитом. Дерматофития волосистой части головы и лица.

• Зуд; сухость кожи грудной клетки и рук, особенно в области межфаланговых суставов кистей, в сочетании с фурункулезом; застарелые случаи, сопровождающиеся симптомами туберкулеза; после того как сыпь исчезает, на коже время от времени появляются единичные пустулезные элементы. Скрывишеся сыпи. Важные, характерные и необычные симптомы
♦ Очень раздражительный; легко сердится, гневается; постоянные мысли о смерти.
♦ Сильный страх смерти. Печаль и безрадостность.
♦ Сильнейшее уныние, упадок духа, что делает его жизнь и жизнь тех, кто находится рядом, невыносимой.
♦ Религиозная меланхолия. Отчаяние в выздоровлении.

♦ Приступы страха; страх огня, одиночества, мозгового удара, сумасшествия.
♦ Лобная головная боль с ощущением слабости во лбу; при вставании пациенту кажется, будто мозгу становится тесно в черепной коробке, словно все содержимое ее выталкивается наружу.

♦ Улучшение самочувствия от носового кровотечения, после мытья и завтрака.
♦ Огненные вспышки в поле зрения; окружающие предметы кажутся дрожащими, вибрирующими.
♦ Выделение красноватой серы или зловонного гноя из ушей.

♦ Герпетическая сыпь в области висков, распространяющаяся на уши и щеки.
♦ Обилие корок и гноя в правом ухе.
♦ Шаткость зубов: зубы становятся настолько шаткими, что пациенту кажется, будто они вот-вот выпадут.
♦ Жажда пива; влечение к кислому; отвращение к свинине.
♦ Рвота сладкой слизью ежедневно в десять часов утра и по вечерам.
♦ Очень зловонный, практически безболезненный, почти непроизвольный темный водянистый стул; понос по ночам, особенно под утро.

♦ Бели в виде крупных комков с невыносимым запахом; сильные боли в крестце и Пояснице справа.
♦ Удушье, парестезии и щекотание в гортани; горло кажется суженным, из-за чего вынужден кашлять.

♦ Выйдя на прогулку, должен вернуться домой, чтобы перевести дыхание или прилечь, так как дыхание облегчается в положении лежа; усиление одышки на открытом воздухе.

♦ Затрудненная экскурсия грудной клетки: не в силах перевести дыхание. Тревожная одышка. Ухудшение самочувствия в положении сидя; улучшение — лежа. Чем ближе к телу находятся руки, тем хуже чувствует себя пациент.

♦ Во время астматического приступа больному кажется, будто он умирает.
♦ Кашель с выделением солоноватой, желто-зеленой мокроты.
♦ Кровохарканье с ощущением жара в груди; выделение желтовато-зеленой мокроты.
♦ Хроническое выделение мокроты из легких; угроза развития туберкулеза.
♦ Нагноение легких.
♦ Грудные симптомы облетаются в положении лежа.
♦ Боль в области сердца уменьшается, когда пациент ложится; ему кажется, что если колющая боль в сердце не прекратится, она убьет его.

♦ Бульканье в области сердца, особенно в положении лежа.
♦ Одышка, сопровождающаяся сердцебиением.
♦ Слабость во всех суставах, будто пациент не владеет ими.
♦ Склонность к растяжению суставных связок; недомогания, связанные с мышечным перенапряжением.

♦ Герпетические и зудящие высыпания, особенно в локтевых сгибах и подколенных ямках.
♦ Улучшение самочувствия от сгибания тела.

♦ Обильная потливость при малейшем напряжении.
♦ Недомогание, сильная усталость.
♦ Постоянно нарастающая слабость в сочетании с брюшными расстройствами.
♦ Ребенок всю ночь ворочается и беспокойно мечется в постели, но на следующий день оживлен и весел, как ни в чем ни бывало.
♦ Истощенные, чахлые дети. Ребенок весь день чувствует себя хорошо, а всю ночь напролет беспокоен и криклив. Или не спит, мечется и плачет день и ночь.
♦ Очень чувствителен к холодному воздуху или перемене погоды. Не расстается с меховой шапкой, пальто или шалью даже в самые жаркие летние дни.
♦ Беспокойство накануне и во время грозы.

♦ Не может ходить с непокрытой головой.
♦ Зуд всего тела в постели.
♦ Обильная ночная потливость у туберкулезных больных; или недостаточное потоотделение, сухость кожи. Все выделения — стул, бели, менструальная кровь и пот издают трупный запах. От тела исходит отвратительный запах, даже после купания. Необычайная склонность к кожным заболеваниям.

♦ Зуд, возникающий при согревании тела. Трение вызывает появление мелких папул и везикул в межпальцевых промежутках кистей и коленных сгибах; ужасный зуд всего тела по ночам, не дающий уснуть. Высыпания