Rhus glabra (Sankaran)

Мой ум замерзает

fol

Пойман, в западне

Anacardiaecae — миазм проказы. Миазм – это миазм проказы, что подтверждается исследованием Тумминелло и случаем заболевания Маджи, описанным ниже. Когда чувство Anacardiaceae сочетается и миазмом проказы, мы можем получить: Презираемый и проклятый, потому что не может двинуться

Выдержки из исследования Тумминелло по Rhus-g «Я в стране, где я родилась, в полях, где я играла ребенком. Мне там очень нравилось, я чувствовала себя свободной. Я захожу в бамбуковый сарай, где держали коконы шелкопрядов. Меня всегда поражало волшебное превращение склизкого червя в прекрасную бабочку. Внезапно я оказываюсь в черном коконе. Я бьюсь и бьюсь и бьюсь, пока я не разрываю кокон и не выбираюсь из него. Я вылетаю, как будто из пушки. Это было огромным облегчением. Это как процесс, через который проходит шелковичный червь, чтобы стать бабочкой».

Чувство «быть в коконе» похоже на чувство «пойман, в западне» (Anacardiaceae). Оно также предполагает чувство пациента, что он склизкий червь (миазм проказы), перед тем, как станет бабочкой. «Сны о жестокости повторяются периодически; сон о том, что я бью своего свекра (который ударил меня ножом в спину), вышвыриваю его на улицу и оскорбляю»

Это показывает темы, похожие на те, которые присутствуют в случаях заболеваний Anac и Rhus-t; нападения члена семьи может относится к ухудшению в семейных отношениях. Также, проявление жестокости к члену семьи, его оскорбление (т.е. жестокое обращение с ним) может относиться к миазму проказы. «Дух сообщает мне, что я переживу смерть моего физического тела, и велит смотреть на то, что произойдет. Я ложусь, и мое астральное тело выходит из левой стороны моего физического тела, и представляет собой очень яркий свет. Я осознанно встаю в своем астральном теле и вижу, что мое физическое тело полно червей, гниет и распадается на куски, как разбитое стекло».

Это напоминает нам ясновидение Anac, разделение разума и тела (Anac); физическое гниение предполагает миазм проказы. « Сны о восстании в тюрьме. Я наблюдатель, но мне нужно выбраться, я чувствую угрозу, хотя не участвую в этом событии. Огонь, насилие».

Это предложение показывает ощущение семейства Anacardiaceae, и силу миазма проказы, т.е. «если я не буду двигаться, я умру». «В постели с моим партнером с одной стороны, и другим мужчиной с другой стороны. Встала пойти в туалет и оказалась в постели с моей матерью. Что-то очень странное; у нее был пенис. Я никак не могла понять, в чем дело.

Я встретилась с таиландцем. Я знаю его. Мой партнер был со мной, там была лодка типа китайской джонки, в которую мы забрались. Все люди пытались сбежать от сурового правительства. Мы осторожно спустились по реке в открытое море. Мы праздновали свободу».

Один мужчина с одной стороны, и один с другой – это своего рода сексуальное извращение (миазм проказы), так же как и образ матери с пенисом. Мы видели, что Anacardium может быть, когда «чрезмерно строгие родители навязывают все свои желания ребенку» (Шанкаран), и эта ситуация аналогична суровому правительству; это чувство «пойман, застрял», типичное для семейства Anacardiaceae. Тема побега от сурового правительства, чтобы быть свободными, представляет противоположность «быть пойманным», то есть, они должны двигаться.

В симптомах Разума мы видим: «Чувство, что меня ударят ножом. Когда я вижу нож, я чувствую, что мир опасен, и кто-нибудь может схватить нож и заколоть меня». «Я чувствую себя жестокосердной, как будто мое сердце как камень». «Я вижу события из прошлого, где я была отвергнутой, обиженной и разочарованной». «Я чувствую, что меня использовали большую часть моей жизни». «Хочу разорвать свои близкие дружеские отношения, чтобы не было причины снова сердиться. Я не хочу споров из-за пустяков».

Снова, мы видим чувства миазма проказы.

Случай заболевания  Джуди Маджи

Для наших целей, некоторые фразы выделены курсивом, и прочие лекарства Anacardiaceae даны в избранных рубриках, в остальном случай представлен в соответствии с публикацией.

Ниже описан случай заболевания тридцатидевятилетней женщины, которой был назначен Rhus-g. Изменения, произошедшие с ней после лечения, были значительными, что свидетельствует о глубоком состоянии Rhus-g. Таким образом, мы получили возможность получить большее понимание этого малоизученного лекарства. По мере возможности, я пыталась позволить ее собственным словам выразить основное состояние ее случая.

Эта женщина жаловалась в первую очередь на мигрени. Она испытывала их каждые две-три недели с семнадцатилетнего возраста, и чувствовала, что они впервые начались, когда она училась водить машину. Ее головные боли были правосторонними, расположенными за глазом, отдавали в висок и распространялись на шею. Боль была описана как острая, вся голова под давлением – «как будто она лопнет, как будто она в тисках». Сопутствующие симптомы включали заметную ригидность шеи, тошноту, общий озноб с дрожью, перемежающийся с приливами жара, и чувствительность к свету и шуму. Симптомы почти всегда начинались при пробуждении, уменьшались при спокойном сидении без движения, и с помощью холодных компрессов (горячие компрессы ухудшали состояние). Продолжительность составляла обычно три дня.

Ее внешность и манеры были примечательными. Одежда была очень простого покроя и различных оттенков коричневого цвета. Язык жестов очень ограничен; голос тихий и неуверенный; зрительный контакт затруднен. При наблюдении у меня возникло чувство, что она пытается быть невидимой. Она была также очень беспокойна. У нее было трудное детство: вспыльчивый отец-алкоголик и покорная бессильная мать. Память у нее была плохая, особенно о детстве. Это ее беспокоило, она комментировала: «Я иногда думаю, что это я пытаюсь заблокировать?»

Воспоминания, которые у нее сохранились, были в основном расположены вокруг того, что она оказывала большую поддержку своей матери, и ей было очень стыдно за поведение отца. Также наблюдалась ранняя тенденция принимать вину и ответственность за то, что было не так в семье, и особенно за действия отца. Одно сильное воспоминание связано с домом бабушки. Ей было трудно найти слова, чтобы описать то, что она испытывала. «Я чувствовала, как будто я парю в закрытом темном туннеле, место непрерывной округлости. Было вибрирующее, пульсирующее ощущение, то возникающее, то затухающее, там было очень спокойно». Недавно с ней произошло нечто подобное первый раз со времени детства.

Половая зрелость началась рано, в десятилетнем возрасте, с интенсивной чувствительностью к тому, что люди замечали ее развивающееся тело – «Я ненавидела то, что происходило, и что люди это комментируют». В двенадцатилетнем возрасте она начала полнеть. К пятнадцати годам она прибавила двадцать пять килограммов и оказалась изолированной от своих одногодок – «У меня не было друзей, я чувствовала, что мне нечего сказать, нечего предложить»; «Я чувствовала себя очень тупой.

Я никогда не могла придумать, что сказать». Многие из этих чувств остались и во взрослой жизни. Она описывала, как часто она чувствовала полную ответственность и вину за проблемы в личных отношениях – «Кажется, что все, что не получается – это моя вина». Она выразила огромные чувства неадекватности и потребности избегать людей, даже хороших друзей, до такой степени, что она пряталась, если видела знакомого на улице: «Мой ум просто отключается, я просто не могу придумать, что сказать»; «Я не могу ничего вспомнить, мой ум замерзает, я паникую, чувствую себя дурой».

Ее чувство отвращения к себе было очень сильным, и она описала постоянный ментальный поток самовысмеивания и самобичевания. Она чувствует себя очень отчужденной – «Я просто не могу понять, как люди ведут себя или думают в обществе»; «Все кажется таким чуждым»; «Почему люди поступают так?» Ее чувствительность была хорошо проиллюстрирована ее неспособностью спать в одной постели со своим партнером – «Если я лежу рядом с кем-то, я не могу двинуться [ощущение семейства Anacardiaecae].

Я могу побеспокоить его. Я в западне. Мне становится настолько дискомфортно, это невыносимо. Я хочу там быть, но не могу. Просто не могу». Физически, ее энергия была очень вялой и тяжелой, особенно по утрам. У нее была сильная тяга к жирной, жареной пище и заметная жажда к охлажденным, ледяным напиткам: «Кажется, что она неутолима, но я не пью много, потому что жажду все равно не удовлетворить». У нее история хронических запоров и общие нарушения пищеварения с выраженным вздутием, метеоризмом и изжогой. Сильные черты этого случая заболевания, на мой взгляд – это чрезмерная чувствительность вкупе с детством в скандальной обстановке. Страх, порожденный этой ситуацией, должен быть интенсивным.

Похоже, ее копинговый механизм – это стремление отмежеваться от себя и от мира (миазм проказы). Желание спрятаться, убежать, должно было быть очень сильным, и это проявилось в ее манерах, одежде и общей тусклости, вялости и тяжести ее энергии. Мне она напомнила маленькое животное, которое хочет замаскироваться в опасном окружении – «Если я буду вести себя тихо, может быть, меня не заметят».

Я чувствовала, что это очень важная часть случая; ее ответ своему опасному окружению был «спрятаться, убежать», и она пыталась достичь этого «исчезновением». В то же время ее чувствительность означала, что она также остро осознает других вокруг себя, особенно боль ее матери и ее потребность в поддержке. Это сострадание стало таким сильным, что она начала испытывать ответственность за проблемы других людей. Ее способность ясно видеть границы отношений была почти нулевой. Я уверена, что это отсутствие границ серьезно покалечило ее способность действовать в мире. Ее паника перед лицом межличностного общения была экстремальной и отупляющей.

Опять, приходит на ум образ маленького животного: «оцепенел в ярком свете, не может сдвинуться с места, не может думать или реагировать», в ужасе и на виду. [Курсивом выделены точные ощущения семейства Anacardiaceae] Я решила, что ее восприятие этого также является очень важной характеристикой; она смотрела на эту проблему как на свою собственную и не могла взаимодействовать с другими, потому что чувствовала себя «тупой» и «дурой», которой «нечего предложить». Как будто все это ее вина.

Рубрики, которые я рассмотрела, включали:Прятаться, желание (включает Rhus-t) Презрителен (к себе) (включает Com). Упрекает себя (включает Anac). Делюзии – (впечатление) опасности Страх, что к нему приблизятся другие (включает Anac). Делюзия – парение в воздухе

Симпатия, сострадание. Уверенность (желание) (включает Anac, Rhus-t). Память, слабая (упрекает себя за…) Желудок, (неутолимая) жажда (включает Anac, Rhus-t) Желудок, (неутолимая) жажда без желания пить

Главными лекарствами после поиска в базе данных оказались Belladonna, Lachesis, Ignatia, Nat-mur и Stramonium. Первые два я вообще не могла отнести к этому случаю, поскольку оба они слишком летучие, чтобы подойти к тусклой, вялой энергии и динамике этого случая. Остальные три затрагивали элементы случая, но я чувствовала, что они не достигали ядра, центральных проблем. Так много всего разветвилось из нестабильного и взрывоопасного окружения ее детства, что, по моему мнению, лекарство должно было иметь «оскорбления, жестокое обращение» в качестве одной из центральных тем.

Я подумала об описании Rhus-tox в книге Раджана Шанкарана «Дух Гомеопатии». Он говорит об очень высоком уровне страха вокруг угрозы изнутри дома, неизбежной угрозы. Он дает пример: жена алкоголика; она чувствует угрозу, напугана, должна быть наготове, чтобы защитить своих детей. И в то же время она чувствует себя зависимой, что попала в западню и бессильна изменить ситуацию.

Rhus-tox имеет страх, что что-то плохое произойдет внутри их жизни. Им не к кому обратиться. Они должны вести себя тихо и настороженно. Anacardium принадлежит к тому же семейству. Шанкаран пишет, что это состояние также имеет корни в жестоком обращении с детьми и выражается в состоянии неуверенности, замешательства, крайне низкой самооценки и плохой памяти.

Я начала изучать все средства Rhus и обнаружила Rhus-g как возможное лекарство для этого случая. Кларк описывает их неприятие общества, чувство разума как «глупый» и «забывчивый». Он также утверждает, что для них характерно безразличие к окружающему, отчуждение от мира, и, по моему мнению, это относилось к чувствам отчуждения и отстраненности, которые переживала эта женщина.

Фатак добавляет, что они испытывают дискомфорт в обществе, который усиливается на общественных мероприятиях. В Энциклопедии Аллена, автор говорит, что у них нет желания разговаривать, или чтобы с ними заговаривали. Также, для Rhus-g характерно усиление головной боли по утрам. Сны о полете, парении тоже имеются в Rhus-g, и это, я считаю, можно интерпретировать как в отношении ее общей потребности в бегстве, так и в отношении того, что она испытала в доме у бабушки.

Было очень мало информации об этом лекарстве, но на основании того, что я узнала, вместе с более подробной информацией о Rhus-t и вообще о семействе Anacardiaceae, я решила назначить этой женщине одну разбавленную дозу Rhus-g 200C.

Через две недели она доложила, что ее общее самочувствие улучшилось. Она стала лучше справляться с жизнью и относиться спокойнее к тем вещам, которые раньше приводили ее в состояние стресса. Она чувствует себя комфортнее в окружении людей, и по отношению к себе тоже, и меньше издевается и насмехается над собой – «Мне почему-то не хочется этого делать».

Ее энергия значительно улучшилась, она не чувствует такую вялость, как раньше, и особенно, стала лучше просыпаться по утрам – «Теперь я могу встать из постели вполне легко». Люди из ее окружения отметили, что она стала более разговорчивой. Для нее было открытием, что люди делают ей комплименты, и она почувствовала, что может принять позитивную обратную связь и поверить в нее. Ситуации в людных местах стали менее угрожающими, желание спрятаться уменьшилось, и ее ум перестал отключаться так часто и в такой степени.

Меньше вины присутствовало в ее межличностных отношениях, особенно с матерью, и она смогла сказать «нет» несколько раз, в ответ на то, что ее не устраивало, что обычно было очень трудным для нее. Появилась идея завести ребенка. Она сказала мне, что давно уже хотела бы сделать это, но чувствовала себя неспособной на такой шаг. «Теперь это не кажется невозможным».

Ей легче спать в одной постели со своим партнером. В общем и целом, другие люди, их настроения, потребности и т.д. оказывают на нее меньшее воздействие, чем раньше. Физически, она испытала две мигрени за трехнедельный период, с новыми сопутствующими симптомами тошноты и «ватного чувства» в голове, которое продолжалось несколько дней после каждого приступа. Ее тяга к жирной, жареной пище заметно уменьшилась.

В течение последующих двенадцати месяцев этой женщине три раза назначался Rhus-g с увеличением потенции до М, и другие подходящие дополняющие лекарства. Ее прогресс был стабильным. К одиннадцатому месяцу лечения головные боли фактически исчезли, за исключением редких случаев большого стресса, и их интенсивность также заметно сократилась. На ментальном, эмоциональном уровне ее прогресс также был равномерным. Ее самооценка поднялась, и тенденция винить себя за все уменьшилась. Ее основные личные отношения стали более здоровыми, и ее способность установить ясные границы в отношениях и поддерживать их значительно улучшилась.

Она чувствовала себя все более комфортно на людях и стала намного лучше справляться со сложными ситуациями. Что интересно, ее выбор одежды и цвета тоже изменились со временем. Она стала выбирать более разнообразные стили и цвета, пока в один прекрасный день не явилась в розовом. В общем, она явно стала ощущать себя частью этого мира, и ей в нем стало намного спокойнее. Весь ее случай был чудесным доказательством силы гомеопатии. Конец выдержки.

Комментарий

Мы видим знакомую историю миазма проказы; изоляция, избегает даже друзей, отвращение к себе, чувствует отчужденность. Мы может представить себе, что эти чувства испытывает человек, больной проказой. Даже их близкие друзья избегают их, и в свою очередь они сами избегают близких друзей (равные и противоположные реакции). Самобичевание и насмешки над собой. Чувства Anacardiaceae тоже ярко выражены:

Ощущение головной боли «как будто голова в тисках» (Anac, Rhus-t) с заметной ригидностью шеи. Она выросла в жестокой обстановке ( поймана, не может сдвинуться с места) «Мой ум замерзает» «Если я лежу рядом с кем-то, я не могу двинуться» «Я в западне» Автор пишет: «Ее способность была покалечена»