Veratrum album (Bailey)

Тревога по поводу спасения души

luna

Догматизм. Призывает к покаянию

Veratrum album— редкий конституциональный тип, один из тех, который соответствует людям, находящимся на грани психического расстройства. Он очень близок к Stramoniumи Syphylinum, однако обладает собственными уникальными чертами.

К гомеопату обычно попадают те обладатели конституции Veratrum album, чья психика находится в относительно стабильном состоянии. Тем не менее даже в стабильный период индивидуум Veratrum album с самого начала разго­вора с врачом ведет себя немного странно, как и относительно стабильный пациент Anacardium, Наиболее бросающейся в глаза странностью является сама речь этих пациентов. Veratrum album обладает крайне ригидной психикой, и это отражается в его голосе.

Одни пациенты Veratrum album говорят неадек­ватно громко, другие разговаривают напряженно и отрывисто, как роботы. Немного скованной и напряженной обычно бывает речь у индивидуума Kali carbonicum, однако его скованность как в речи, так и в мышлении не идет ни в какое сравнение с жесткой ригидностью Veratrum album, который, наверное, обладает самой ригидной психикой среди всех конституциональных типов.

Следующей яркой чертой Veratrum album является назойливая, излишне уве­ренная манера речи. Уверенность Veratrum album в своей правоте на порядок превышает напористость всех вместе взятых остальных уверенных типов, та­ких, как Nux vomica или Sulphur, поскольку психика Veratrum album уже не в состоянии адекватно воспринимать и оценивать реальность.

Те индивидуумы Veratrum album, которые обращаются по поводу своих физи­ческих жалоб, могут на первый взгляд показаться лишь немного более ригид­ными и напористыми, чем обычные люди. Однако более полное исследование их внутреннего мира обычно показывает гораздо большую степень психических искажений. Индивидуумы Veratrum  album обычно плохо владеют мастерством социального этикета, к которому мы все привыкли, и могут или смеяться слиш­ком громко, или бросаются описывать свои жалобы, не успев сесть на стул и назвать свое имя (Кент: «Грубость, невежливость»). Когда же дело доходит до выяснения психической картины, то наиболее яркими чертами будут крайнее высокомерие и самоуверенность, с которыми Veratrwn album будет навязывать вам свою точку зрения, а также крайний догматизм суждений.

Двое из пациен­тов Veratrum album сказали мне, что окружающие зовут их «маленький Гит­лер», и признали, что они очень авторитарные люди. Один из них постоянно ругался с соседом по квартире (Кент: «Сварливость») из-за того, что считал его музыку очень громкой, его самого неопрятным, а людей, которые приходили к тому в гости, — неприятными. Он признавал за собой некоторые диктаторские замашки, однако говорил об этом улыбаясь и безо всякого следа раскаяния.

Еще один пациент Veratrum album сказал мне, что его уволили с работы из-за «неадекватно занятой им позиции». Он показал мне кипу бумаг, содержащих переписку между ним, его бывшим начальником и его адвокатом, крайне иллю­стративную по содержанию. Его бывший начальник, управляющий банком, писал о нем как о «любящем поучать, нетерпимым к другим и неспособным наладить нормальных отношений с коллегами».

Однако не одно это послужи­ло причиной его увольнения. Кроме этого он страдал приступами мании, во время которых совершенно не обращал внимания на то, что он пишет в бухгал­терских книгах. Несмотря на то что у руководства было более чем достаточно причин для его увольнения, он все равно ввязался в отчаянную судебную тяжбу за свое восстановление на службе, которая стоила ему огромных денег и, естественно, все равно была проиграна. Причиной всего этого была его непо­колебимая уверенность в своей правоте, несмотря на очевидность обратного.

По мере того как он рассказывал мне о своих злоключениях, он становился все более разгневанным, и мне пришлось даже перевести разговор на другую тему, чтобы немного успокоить его (Кент: «Обидчивость»). Его основной жалобой были головные боли, и они довольно быстро ушли под действием Veratrum album 10М, однако дальнейшее лечение его не интересовало, и я не знаю, насколько лекарство смогло изменить его личность.

Уверенность в том, что он все знает лучше других, делает общество индивиду­ума Veratrwn album довольно тяжелым для окружающих. Один из моих пациен­тов Veratrum album был женат, и, по его словам, жена очень страдала от его властных замашек. Я спросил его о проявлениях его властности, и он ответил, что всегда все старается сделать по-своему. Например, он сам выбирал цвет обоев для их спальни, даже не выслушав мнение жены. Кроме того, он регуляр­но писал жалобы на соседей, которые ставили свои машины в неположенном месте (даже если они совершенно не мешали проезду), и всегда сообщал в службы порядка, если кто-то курил в местах, где курить запрещается.

Манера, с которой пациенты Veratrum album общаются с гомеопатом, часто также служит хорошей иллюстрацией их самоуверенности. Один из таких пациентов буквально засыпал меня вопросами о лекарствах и о том, как они работают, а потом высказался в крайне саркастическом духе, гра­ничащем с полным презрением к этому методу (Кент: «Высокомерие»). Я понял, что единственный способ прекратить этот допрос — заговорить с ним максимально строгим и уверенным тоном. Это удивило его и заставило общаться в более конструктивном тоне.

Маниакально-депрессивный психоз и религиозный фанатизм

Индивидуумы Veratrum album очень часто страдают маниакально-депрессив­ным психозом, однако у них маниакальная фаза обычно выражена гораздо сильнее, чем депрессивная. Упоминавшийся потерявший работу пациент при описании своих маниакальных эпизодов представил полный набор ти­пичных симптомов мании Veratrum album. В эти периоды он становился необычайно беспокоен (Кент: «Склонность к бесцельной суетливости»), у него пропадал аппетит (Кент: «Отказывается от еды»). Veratrum album вооб­ще очень беспокойный тип, даже в периоды относительного психического благополучия. Даже вне маниакального состояния ему довольно трудно долго сидеть на одном месте. Один пациент говорил мне, что часто мечется по дому туда-сюда по вечерам, и когда эти метания становятся сильнее, его жена понимает — приближается новый маниакальный приступ (Кент: « Бес­покойство — тревожное»).

После маниакального периода у Veratrum album может наступить депрес­сия, характеризующаяся оцепенелым отчаянием. Депрессивный пациент Veratrum album может часами сидеть, размышляя о том, какой он несчаст­ный и что никогда уже он не будет чувствовать себя хорошо (Кент: « Отчая­ние в выздоровлении»). В это время он бывает более тревожен, чем обычно, особенно когда оказывается в одиночестве и может думать о самоубийстве как о единственном выходе из его жалкого состояния.

Очень характерной чертой личности Veratrum album является религиозный фанатизм. Из трех пациентов Veratrum album, которых я лечил за последние годы, один сказал, что равнодушен к религии, по словам другого, он был зациклен на религии, а третий был ярым религиозным фанатиком.

Обычно религиозный фанатизм Veratrum album связан со страхом вечных мук и возможностью искупления. Veratrum album может иметь навязчивые мысли о своей греховности (Кент: «Тревога по поводу спасения души») и изо всех сил стараться вести благочестивую и непорочную жизнь (Кент: «Молится» — в третьей степени), либо он может возомнить себя апостолом и бросается призывать окружающих к покаянию (Кент: «Призывает к покаянию, про­поведует»).

В маниакальной фазе религиозный фанатизм Veratrum album может воспламениться особенно ярко, вплоть до чтения страстных пропове­дей прохожим на улицах. В эти моменты они могут возомнить себя послан­никами божьими, которым Господь повелел спасти миллионы, или даже считать себя самим Христом (Кент: « Экзальтированное состояние религиоз­ного безумия»). Отчасти это напоминает религиозный бред некоторых па­циенток Platina, однако у Veratrum album больше выражено стремление про­поведовать, а у Platina— мания величия.

Книги по Mateia Medica пестрят указаниями на склонность Veratrum album к агрессивным проявлениям (Кент: «Оскорбляет», «Кусает», «Делирий с яростью»). Некоторые из моих пациентов Veratrum album сами признава­лись в некоторой несдержанности характера, однако, как правило, в рас­сказах о себе этот аспект занимал не слишком большое место.

Я предпола­гаю, что для полного представления о неистовости взрывов ярости Veratrum album необходимо самому наблюдать один из них или поговорить с их очевидцами. Нет сомнения, что индивидуум Veratrum album догматичен, агрессивен и временами может выходить из себя, а эти качества легко могут перерасти в буйную вспышку ярости, особенно в маниакальный период.

Я думаю, что Адольф Гитлер имел конституцию Veratrum album (другое воз­можное предположение — Stramonium). Он был не просто догматиком и не просто стремился навязать всем свое мнение, а был человеком с очевидно больной психикой, считавший себя носителем чуть ли не божественной мис­сии создателя и вождя расы сверхчеловеков. Он был глубоко увлечен ок­культными эзотерическими традициями, которые, как ему казалось, под­тверждали справедливость его притязаний на мировое владычество, а его речи пестрели оккультно-религиозными оборотами.

Страхи и навязчивые мысли

Подобно другим сифилитическим типам, Veratrum album часто страдает обсессивно-компульсивным расстройством. Чем менее здорова психика си­филитического типа, тем сильнее выражены у него навязчивости. Так, у Arsenicum album и Kali carbonicum наблюдаются мягкие формы навязчивых мыслей, тогда как у Syphilinum, Hyoscyamusи Veratrum album часто эти расстройства приобретают отчетливый и выраженный характер.

Один из моих пациентов Veratrum album был зациклен на пунктуальности. Он не только сам был предельно пунктуален и выражал крайнее негодование, если другие опаздывали хотя бы на минуту, но, кроме того, его жизнь была максимально жестко регламентирована, так что по тому, когда в его доме закрывались шторы на окнах, можно было проверять часы, а чтению газет отводилось ровно полчаса в одно и то же время после ужина.

Другие Veratrum album тоже, как правило, очень педантичны по поводу мельчай­ших деталей, таких, как число изюминок в каше из кукурузных хлопьев или способ укладки волос у их жены. Если другие страдающие навязчивостями типы чувствуют тревогу при нарушении своих ригидных ритуалов и правил, Veratrum album более склонен к раздражительности или вспышке гнева.

Страхи, которые я наблюдал у пациентов Veratrum album, не были очень яркой частью их жалоб. Тем не менее я сталкивался у них с иррациональным страхом смерти, а также с некоторыми параноидальными чертами, как, на­пример, у пациента Veratrum album, считавшего себя незаконно уволенным. Я не сталкивался с пациентками Veratrum album, хотя Кент пишет о примене­нии этого средства при истерии или умопомешательстве у женщин с интенсив­ными предменструальными симптомами (« Veratrum album является тем лекар­ством, которое может помочь многим женщинам выйти из психиатрической больницы, особенно тем, у кого имеются маточные недомогания»).

Внешность

У пациентов Veratrum album обычно бывает очень худое, угловатое лицо, соответствующее их ригидной психике. Как правило, у них большой прямой нос, отражающий их напористость, а взгляд обычно напряженный или маниакальный. Тело жилистое и напряженное. Очень хорошим примером внешности Veratrum album является недавно умерший фанатичный пропо­ведник Дэвид Кореш, скончавшийся в окружении многочисленных палом­ников в Уэйко, штат Техас, и на смертном одре призывавший их нести его проповедь по городам.