Coffea cruda (Sankaran)

Заболевание от приятных сюрпризов

cofee

Бессонница от мыслей

Coffea — одна из группы «наркотических» средств. Оно принадлежит к сикотическому миазму. В Coffea есть потребность быть трудолюбивым, творческим, и делать вещи для выгоды других, чтобы не чувствовать себя изолированным. Coffea человек чувствует, что он будет принят другими только, если он доброжелателен, делает хорошее для других. Так что он может работать всю ночь.

Ему кажется, как будто он оказался далеко от дома, в незнакомом месте, чувствуя себя брошенным и совершенно изолированным. Его будущее сомнительно. Он становится трудолюбивым, творческим, строит планы. Вся эта умственная и физическая деятельность, характеристика Coffea, не для успеха или неудачи, а из потребности делать что-то хорошее для других, чтобы быть принятым группой. Он очень совестливый и если что-нибудь идет не так как надо, он чувствует раскаяния.

Экипаж самолета и хирурги пьют много кофе, потому что они должны быть в состоянии готовности для того, чтобы избежать ошибки и последующего раскаяния. Люди творческие — художники, писатели, кинематографисты – также потребляют много кофе. Coffea работают для выгоды других и не ждут доброго к себе отношения.

Он практически не испытывает радости, а если к нему неожиданно хорошо относятся, он не может принять этого — он плачет от радости (Болезни от радости). Различие между Coca и Coffea — в том, что первый должен делать что-то великое, чтобы быть частью группы и избежать одиночества.

Рубрики

Болезни от радости, чрезмерной. Болезни от приятных сюрпризов. Чувство покинутости.  Заблуждение, красивый пейзаж.  Благосклонность. Заблуждение, далеко от дома. Очарован описанием красот природы. Боязнь боли.  Раскаяние.  Планы, делает много. Умственная деятельность, увеличенная  чрезмерно. Умственная деятельность, с бессонницей. Деятельность, творческая. Беспокойство о будущем. Быстро действует (Lachesis). Плач от радости. Бессонница от мыслей и деятельности мозга; одна и та же идея постоянно повторяется.

Coffea – это туберкулезный миазм семейства Rubiaceae. Лихорадочная креативность. Многие люди, которым необходимо делать творческую работу за небольшой промежуток времени, выпивают много чашек кофе, чтобы стимулировать умственную работу. Чтобы идеи били ключом.

Подтверждающие симптомы Coffea

Ailments from joy, excessive. Заболевание от чрезмерной радости.

Ailments from pleasant surprises. Заболевание от приятных сюрпризов.

Delusion, beautiful landscape, of. Делюзия, прекрасные пейзажи

Plans, making many. Строит много планов

Mental activity, increased excessively.  Психическая активность, чрезмерно усилена.

(Таковы подтверждающие симптомы Coffea в любом случае, не только в этом. Я пользуюсь этими симптомами для подтверждения) Mental activity, with sleeplessness. Психическая активность, сопровождается бессонницей.

Weeping, joy, from. — Плачет от радости.

Quick to act — Быстро переходит к действию

Activity, creative — Творческая деятельность

А теперь важный вопрос: Каковы различия между творческой способностью у Rubiaceae и творчеством, которое мы видим в Пятом ряду периодической таблицы, где тоже присутствует творческая активность?

Различие в следующем: В Пятом ряду присутствует ответ на решение проблемы или новую ситуацию, для которой нужно найти творческое решение. Например, я звоню архитектору и говорю, что он должен построить такое-то здание или место в такой-то срок и с такими-то ресурсами. Дальше он думает, как это сделать.

Для этого нужно учиться работать, изучать топографию, знать правила и требования. Нужно собрать информацию, принять решение. Такова креативность Пятого ряда. Такие творческие способности нужны хирургу, который сталкивается с новой ситуацией, новой операцией. Здесь нужны знания, навыки, подготовка, все такое. В то же время, у Rubiaceae, креативность – это поток идей и фантазий, не обязательно относящихся к решению проблемы. В этом и состоит разница.

Случай

Господин М. Д., шестидесяти четырех лет, был моим пациентом в течение полутора лет. Он принимал Argentum nitricum, а затем Stramonium. Хотя он настаивал на том, что ему стало лучше, я видел, что ни одно из лекарств не дало ожидаемого эффекта. Я пригласил его еще раз через полтора года после первой консультации со мной, чтобы детально рассмотреть его случай. Еще раньше я попросил пациента записывать все свои чувства. Он начал свою историю с сообщения о том, что не смог ничего записать, потому что когда он пытался писать, в голове у него начиналась полная неразбериха.
П: После молитвы я садился записывать, но мысли сразу начинали путаться.

Д: А какие были мысли?
П: Только боль, и затем у меня начиналась мигрень. Я говорил себе: «О записях не может быть и речи, но нужно хотя бы просто взглянуть на свои мысли». Мысли были профессиональные и личные. Они одна за другой проносились в моей голове, и невозможно было что-то понять. Поэтому вопрос о записях просто отпадает.

Д: Не понимаю.
П: Вы сказали, что я должен все полностью записывать. Я чувствовал, что будет чрезвычайно трудно писать. Мои объяснения займут время, хорошо?
Д: У нас много времени.
П: Я заканчивал свои молитвы и затем садился за стол. Я делал попытку записать что-то, и тут все начиналось… Мысли путались, я не мог отделить одну от другой. Это сопровождалось болью и неразберихой в голове, снова начиналась старая добрая мигрень. Записать что-то было невозможно, и я пытался понять мысли, которые сталкивались в моей голове и мешали мне выразить свои проблемы. Через некоторое время я понял, что их можно рассматривать с двух точек зрения: профессиональной и личной. Эти две точки зрения нельзя разделять, но для удобства я разделяю их. Временами мне удавалось осуществить это полностью.

Всегда мысли о борьбе возникали первыми. На короткое время появлялось что-то новое: было много мыслей о признании и еще много всего. Я вспоминал, что также столкнулся с сильными разногласиями, и что все это закончилось крахом. Я руководил целым бизнесом, всей корпорацией. Мои огромные усилия были оценены. Но позже это стало проблемой, потому что представляло для кого-то какую-то угрозу — это мое восприятие. Возникла сильная враждебность. Я прикладывал все силы, чтобы руководить целой корпорацией и объединить ее. И я получил признание, но позже это стало источником моего провала, потому что новые идеи, которые приходили мне в голову, вызывали сопротивление у людей. Я думал о модернизации, компьютерах — обо всем, о чем люди думают сейчас в девяностые годы, а я думал об этом уже тогда, в восьмидесятых. Он уже говорил прежде, что у него слишком много идей, наплыв мыслей. Его мозг сверх-активен.

Конечно, я получил продвижение по службе и все такое. Начальники приходили ко мне со своими вопросами, все было хорошо. Дома тоже не было никаких проблем. Я рано ушел на пенсию и начал собственную практику, думая, что я смогу делать теперь то, чего я не смог осуществить в корпорации. Все оказалось совсем не так. Это было необоснованное предположение. Люди просто хотели то, что хотели, и готовы были заплатить любую цену за это. Вы хотите предложить что-то лучше того, что хотят они, но они говорят: «Нет. Это не то, что мы просили».

Поэтому я должен был решить: хотел ли я делать это ради денег или для себя. Я решил делать это для себя. Поэтому мою практику, которая шла в гору, я закончил два года назад. Многие люди, общающиеся со мной, ценили и понимали меня. Они получали от меня поддержку и помощь, и я думал, что со временем мы сможем развить всю систему. Это пока не оформилось в конечный результат. Все они преуспели, и я был очень рад за них.

Они часто звонили мне, даже после того, как я прекратил свои консультации, и просили о помощи. Они говорили, что научились многому у меня, но этому тоже пришел конец: один за другим они стали пропадать. Я стал понимать, что все дело в отношении людей ко мне. Вы ожидаете извлечь выгоду из чего-то, вы приближаетесь к цели и затем попадаете в пробку. Вот так и заканчиваются ваши отношения. Я не ждал больше ничего от них.

Но если мне приходилось, например, создавать организационную структуру для нового предприятия, мне нужно было знать все подробности. Этого я не мог добиться. Я говорил: «Давайте встретимся», но люди, обратившиеся ко мне, отказывались. Они отвечали: «Встреча состоится позже, когда боссы определят конечную цифру». Я должен был сделать все по телефону.

Я говорил: «Мне нужно лично встретиться. Мне нужно иметь широкое представление обо всем, если я должен предложить что-то». Но нет! Все обстояло вот так: сегодня X. звонит мне и рассказывает длинную историю о людях, которые добились успеха, несмотря на то, что были списаны со счетов, оказавшись в совершенно безнадежной ситуации. Я не знаю, почему они делали это.

Они говорили, что X. был открытым. Я соглашаюсь с тем, что я был скрытным. Затем, следовало: «До свидания». Все происходило, примерно, таким образом, и через два года всему пришел конец. Я не понимал ничего. Один за другим эти люди оставили меня. Я говорил со своим сыном. Я сказал: «Одно время они были так близки со мной». Он ответил: «Просто теперь они не нуждаются в тебе».

Я спросил: «А как же личные отношения?» На что он сказал: «Они получили, что хотели, и ушли. Они хотели только то, что могли получить от тебя. Нет никого. Забудь об этом». Сегодня я понял: сначала я думал, что все, что они делают — это нормально, и все, что я делаю — тоже нормально, такова жизнь. Но потом я не смог пережить этого. Я не смог относиться к этому спокойно, и это повлияло на мою личную жизнь. К тому времени дети выросли.

У меня один сын живет в Соединенных Штатах, у него все очень хорошо. Он позвал меня в гости. Я отказался, потому что у меня не было денег на билет. Я сказал: «Если я приеду, то на свои деньги, а не на твои». Он ответил, что это все наши деньги, и поэтому я поехал. Я сделал ошибку. Я уступил. Слишком сильно тянуло к внукам. Мы поехали туда — это было полное фиаско. Но я узнал многое. В США люди ценили мои идеи.

Итак, первоначально был успех. Затем в какой-то момент не было больше возможности работать, и успех закончился неудачей. Его речь блуждающая: немного здесь, немного там, а также очень неопределенная.
Они удивлялись всему, что я пытался сделать. Они говорили: «Почему Вы не остаетесь, у Вас все прекрасно наладится через полгода». Я отвечал, что не смогу жить в США, я не хочу работать в новой среде. Я не мог сделать этого. Я вернулся. Второй сын женат, у него есть ребенок, и мы теперь заботимся об этом внуке. Мой младший сын… именно он еще заставляет меня двигаться вперед: желание увидеть, как он окончит школу.

А что потом? Теперь я желаю чего-то для себя лично. Раньше этого не было. Я не знаю, чего я хочу. Я не могу точно сказать. (Он вздыхает.) На днях моя внучка спросила меня: «Что ты хочешь?» — «Я стремлюсь к открытым пространствам» — «Как это поможет тебе?» — «Я не знаю. Я узнаю только когда попаду туда». Я из деревни, которая, должно быть, разрушена сейчас, но я очень нуждаюсь в открытых пространствах. У детей свои приоритеты, у них не хватает терпения на старика. Один сын — педиатр-кардиолог. Другой, с которым я живу, консультант по налогам. Но мы с сыном едва ли обмениваемся парой слов за целый день.

С невесткой мы чаще общаемся, больше разговариваем. Некоторые записи, которые я сделал, она читала и оценила их. Она просила меня заняться этим, но снова возникает вопрос: для кого? Что я буду делать с этим? Тогда я показал их моему сыну, и он сказал, что они хорошие, но если я хочу опубликовать их, то должен забыть об этом, потому что никто не захочет читать такие вещи.

Д: О чем Вы писали?
П: О менеджменте. В финансах так много всего. В учебниках все объясняется одинаково, всегда фиксированный формат. Молодежь путается при чтении этих книг, поэтому я попытался дать новое направление, чтобы каждый мог понять, что такое бухгалтерия. Оттуда я планировал идти к другим областям и, наконец, подойти к единой системе. Один мой друг попытался применить это в международной компании. Там отказались, сказав, что они больше не нуждаются в его работе. Я никогда не вел светской жизни, не имел широкого круга друзей, не делал никаких визитов.

Я всегда был трудоголиком. Даже дома я всегда работал над чем-нибудь, чтобы улучшить то или иное. Пока я был служащим, я помог ряду людей сделать работу лучше, и это приносило мне огромное удовлетворение. Сегодня, если я встречаю кого-то, то он делает все возможное, чтобы избежать встречи со мной. Я никому не навязываюсь. Если кто-то звонит и просит совета, я даю его.

Я чувствую огромное отчуждение. Я чувствую одиночество. Мне нечего ожидать. Это повлияло на мою личную жизнь. Мне кажется, что мои дети и жена не любят меня, хотя я понимаю, что это неразумно. Сегодня я понимаю это, я не знал этого раньше. Со стороны моего сына были некоторые добрые жесты. У меня совершенно не было денег два месяца назад. Деньги нужно было заплатить за акции. Каким-то образом мой сын и невестка узнали об этом и потихоньку дали деньги моей жене, не сказав мне об этом. Так или иначе, но этим жестом я был совершенно расстроен, я заплакал. Мне хотелось умереть. Я сказал жене, что лучше бы мне никогда не рождаться на свет или я должен был умереть в раннем детстве.

Он много говорит об идеях. Сначала его ценили за его идеи, и было осуществление (исполнение) идей. Но позже он встретил сопротивление по той же самой причине. Он тогда начал давать консультации, но клиенты не принимали его идеи полностью, и он был разочарован. Он видит свою роль в придумывании новых идей. Он получает признание за творческое мышление.

Д: Что Вы чувствовали?
П: Когда?
Д: После этого жеста Вашего сына. Вы сказали, что он расстроил Вас, нет?
П: Расстроил… даже сейчас я чувствую это. Не то что бы это обидело меня. Он предлагал мне деньги каждый месяц. Я говорил: «Нет. Если мне будут нужны деньги, я приду к тебе», — но он знал, что я никогда бы не пришел. Тайно дал деньги матери и сказал, что это взаймы…
Д: Итак, что Вы чувствовали?
П: Я не знаю. Сына не было. Он и его жена дали деньги и ушли. Я видел, как моя жена кладет деньги в буфет. Я был совершенно подавлен.

Д: Каким было чувство, когда Вы были подавлены?
П: Давая деньги матери, он сказал, что мы можем вернуть их после того, как чек будет оплачен.
Д: Что Вы чувствовали?
П: (Почти задыхаясь) Чем я заслужил это?
Д: То есть?
П: Это понимание!

Я говорил раньше: «От этого парня никакой пользы. Он не скажет мне и двух слов за день». Чек оплачен, а я до сих пор не вернул ему денег. Это возвращает меня к моему чувству отчужденности. Неужели я позволил этому чувству отчужденности из моей профессиональной жизни проникнуть в мою частную жизнь и отравить ее до такой степени, что это привело к подобной ситуации?

Д: Какие сны Вы видите?
П: В течение месяца я сижу на седативных препаратах.
Д: Почему?
П: Раньше, когда я не мог заснуть, я читал или писал, а теперь мне нечего читать и писать. И снятся какие-то ужасы. Вчера ночью это произошло снова, я был один. Внезапно я почувствовал какой-то ужас. И все мои сны такие.

Его чувство одиночества огромно. Он чувствует себя изолированным от своих коллег, не имеет круга общения и чувствует, что его семья тоже не принимает его. Интенсивность его чувства указывает глубину миазма. Лекарство Syphilinum имеет чувство полной изолированности. Это заметно в симптомах: «Отвращение к обществу» и «Безразличие к любимым людям». Миазм в этом случае близок к сифилису.

Его чувство в этой ситуации — очень специфическая реакция, и его необходимо понять. Он чувствует такую изолированность, что просто расстраивается, когда кто-то проявляет понимание.

Д: Какое это чувство ужаса?
П: Одиночество. Это так: в комнате темно, и я один, один в темноте, сижу в кресле. Затем свет вспыхивает близко от меня. Свет и затем темнота, а потом опять свет. Сны грязные, отвратительные, тесные пространства, безликие существа. Я знаю, что вокруг меня люди, хотя я не узнаю ни одного лица. Грязные и отвратительные сны, ни света, ни воздуха, и хочется выбраться оттуда. Раньше мне снились огромные кучи человеческих испражнений. Проклятые сны вернулись. Я хочу выбраться из этого. Я просыпаюсь.
Другой сон был успокаивающим и поднимающим настроение.

Д: О чем он?
П: О музыке. Это не человеческое пение, а просто музыкальные звуки. В мо¬ем сне звуки поднимались выше и выше, просто высокие чистые звуки, нет никакого ритма. Я пою во сне.
Д: Вы поете во сне?
П: Да, и бужу всех. Моя сестра говорит, что я пою хорошо, но я думаю, что она слишком добра ко мне. Это досадно. Когда я бодрствую, я не пою.
Иногда звуки невозможно разобрать. Я слышал рагу в своих снах, земля раскрылась передо мной, и я обнаружил огромное открытое пространство, цветы и растения.

Когда я рассказал своему сыну об этом, он рассмеялся. Я попросил его однажды пойти со мной на музыкальное представление. Певец пел ту же рагу, которую я слышал во сне. Прежде чем он начал, он объяснил, что это была любимая рага его преподавателя, и в ней говорится о том, как земля раскрывается и растения распускаются.

Д: Расскажите о своем сне. Вы сказали, что Вам снилась музыка. Вы видели что-нибудь?
П: Да, деревья. Я вижу, как распускается бутон. Я вижу рост, колоссальный, колоссальный, неизмеримый рост, непрекращающийся. Дерево растет. Сначала это просто росток. Затем появляются ветви, и каждая ветвь растет дальше и дальше, больше и больше.

Д: Это Вы видите во сне?
П: Да.
Д: И затем Вы слышите музыку?
П: Все это сопровождается музыкой.
Д: Если я правильно понимаю Вас, рост сопровождается музыкой?
П: Да. С каждым звуком рост увеличивается в моих снах. Это имеет смысл для Вас, или Вы тоже просто добры ко мне? Я был очень счастлив во сне, я не хотел просыпаться.
Были еще подобные приятные сны? Да. Все о природе. О чем они?

Это противоположность тому, что он видел в более ранних снах, то есть тесные, грязные пространства. Он говорил прежде, что его притягивают открытые пространства.

П: Реки текут. Я очень люблю звук воды, бегущей по камешкам. Я раньше жил в деревне у реки. Я ходил туда один и слушал, как бежит вода. Меня притягивает подобное, когда я говорю, что меня притягивают открытые пространства. Я люблю лес.

Д: А другие сны бывают?
П: Да, о людях. Я выкрикиваю имя моего старшего сына во сне. У меня развилась огромная зависимость…
Почему Вы не можете заснуть?
Сама мысль о сне будит меня.

Вы можете объяснить это? Я бодрствую. Я могу заснуть в кресле. Но мысль о том, чтобы лечь в постель, прогоняет сон. Раньше это беспокоило бы меня, теперь нет.
Как обстояло дело со сном раньше?
Это началось десять лет назад.
В чем была проблема?
Неудачи в карьере.
Что Вы чувствовали?
Огромное беспокойство.

О чем? О карьере. О том, что будет дальше.
Что Вы делали с этим беспокойством? Я пил, курил и веселился.
Вы пили, курили и что еще? Ничего.
А на психическом уровне? Я сходил с ума.
Что Вы чувствовали? Почему? Отчего? Зачем? Что Вы чувствовали?
Это был проект компании, и я обнаружил, что тридцать миллионов рупий
уплыли в неизвестном направлении. Я хотел положить этому конец.

nux

Почему Вы хотели положить этому конец? Тридцать миллионов рупий осели в чьих-то карманах (в корпорации).
Как это касалось Вас? Мне уже задавали этот же вопрос, и я ответил: «Если это не касается меня, не делайте меня ответственным, освободите меня от этого». Конечно, это не касалось меня, но я не мог вынести того, что это случилось, ведь я был бухгалтером. К тому времени уже поднялась шумиха.
Д: Какая шумиха?
П: Выяснилось, что я знаю об этом. Я сказал: «Хорошо, освободите меня от занимаемой должности».

Его сны двух видов: очень красивые и совершенно ужасные. Это, наряду с огромным чувством одиночества, напоминает одно из средств «наркотической группы». Это возбуждающий фактор.

Д: Что Вы чувствовали?
П: Я боялся, что меня уволят, освободят меня от должности.
Д: Они освободили Вас?
П: Нет.
Д: Что Вы чувствовали потом?
П: Я отказался вернуться. Тогда они сказали, что уволят меня и это будет концом моей карьеры. Я ответил: «Хорошо, увольняйте меня». Но затем мне сказали, что они не уволят меня, они попытаются подкупить меня.
Человек, которого я уважал, послал ко мне посредника с сообщением, что, так как я испытывал нужду в деньгах и не имел никаких сбережений, они дадут мне миллион рупий, чтобы я сделал нужные счета. Я отказался, меня это очень сильно разозлило. Я чувствовал, что меня предали.

Д: Почему?
П: Он сделал все это из-за денег. Раньше меня посещали мысли о насилии. Я хотел беспощадно зарезать их всех. Они не заслуживали быть там, где они были. Это был полный хаос. Эти мысли вернулись.
Д: Вы чувствовали, что можете понести ответственность позже?
П: Да, я чувствовал, что должен показать, на что способен.
Д: Вас могли бы обвинить?
П: Нет, я был экспертом, и никто бы ничего не узнал. В конечном счете, я сделал это. Все было в полном порядке.
Д: Почему Вы сделали это?
П: Я сам не могу понять. Я не хотел делать этого. Я знал, что не буду отвечать в любом случае, я только должен был исправить непорядок. Если бы я не сделал этого, у всех были бы неприятности. Они все пришли ко мне и просили сделать это.

Д: Что Вы чувствовали?
П: Я сожалею об этом решении теперь.
Д: О чем Вы думали, когда не могли заснуть?
П: Я волновался о будущем.

Д: В каком смысле?
П: В материальном.
Д: В каком смысле?
П: Боялся, что меня выбросят на улицу, потому что я взял деньги в долг.
Д: Ас другой стороны?
П: Что меня не смогут выбросить, потому что они производили жалкое впечатление.
Д: Что Вы делали с этим страхом?
П: Я чувствовал оцепенение. Даже после того, как все было сделано, я так сожалел об этом, что впал в депрессию и сидел на антидепрессантах несколько месяцев, что стало причиной появившихся проблем с простатой. (Смеется.)

Он видит все хаотичным, беспорядочным. Он говорил ранее, что его мысли смешаны, спутаны и он должен отделить их друг от друга. Это противоположность тому, что он испытывает, когда начинает думать, то есть боли. Поэтому, с одной стороны, огромная чувствительность к боли, а с другой стороны, оцепенение. Это также особенность «наркотической группы средств».

Д: Что Вы чувствовали во время депрессии?
П: Я ни с кем не говорил. Я курил, пил, ходил туда сюда и думал: «Зачем? Почему?» Мой сын думал, что я на грани самоубийства, и меня убедили пройти курс лечения.

Анализ случая

Вот особенности этого случая: постоянная умственная деятельность и потребность что-то создавать, вводить новшества, придумывать новые идеи; сильнейшее чувство отчужденности; чувство полной подавленности, когда по отношению к нему проявляют понимание; огромная чувствительность к боли и, с другой стороны, оцепенение; очень красивые и чрезвычайно страшные фантазии; чувство, что он находится в грязном, отвратительном, закрытом помещении, и потребность в открытых пространствах; бессонница.

Все это вместе составляет его ментальное состояние. Первое — чувство отчуждения. Он чувствует себя совершенно одиноким, ни с кем не общается. Другое чувство — он должен приносить пользу, чтобы люди любили его. Он не ожидает, что для него могут сделать что-то хорошее, если он сам не сделает чего-нибудь для других. Теперь он хочет сделать что-то для себя, он никогда не думал о себе прежде. Он чувствует себя загнанным в грязное, вонючее, закрытое, узкое пространство и жаждет иметь свое собственное красивое место.

Он принимал Stramonium в течение полутора лет, но средство не подействовало. Из анализа случая понятно, что он нуждается в лекарстве из «наркотической группы». Чувство отчужденности и сильное чувство одиночества — особенности этой группы лекарств. Он чувствует себя запертым в грязном месте. Наркотическим средствам свойственны симптомы, связанные с красотой, видениями, мечтами, иллюзией красоты.

Грязное чувство — противоположность этому. У него также есть желание быть полезным и делать что-то для других (благотворительность). Вопрос в том, какое наркотическое средство нужно ему? Это зависит от симптомов. Назначая препарат, необходимо основываться на надежных данных, а не на концепции.

Его основная роль в работе — создавать что-то новое. Он опережал остальных, его прогресс был слишком быстрым для них. Когда его новые идеи не были приняты, он был просто обескуражен. Он получил продвижение по службе и зарплату, но не был счастлив. Поэтому он рано ушел на пенсию. Успех был до тех пор, пока его идеи были востребованы, и когда это закончилось, наступила стадия неудачи. Он видит себя творческим человеком, он постоянно хочет создавать, придумывать новые идеи, а не просто делать что-то ради денег. Рубрика: «Творческая деятельность» и, следовательно, лекарство Coffea. Как только понимаешь, что это Coffea, весь случай становится ясным.

«Бессонница от идей и мыслей» является симптомом Coffea. Кофе заставляет голову работать и творить. Другие симптомы: «Делюзия: видит красивый ландшафт» и «Желание делать хорошие дела для других». Вспомните сейчас его слова: «Чувство отчужденности из моей профессиональной жизни проникло в мою частную жизнь». Такого рода символизм интересен в свете данного средства.

Я задал ему еще вопросы, чтобы подтвердить правильность назначения.
Д: Расскажите о кофе.
П: Хорошо, что Вы спросили. У меня был кризис, когда я начал пить кофе. Я пил шесть-десять чашек в день, потом ночью я пил виски. Прежде я вообще не пил.
Д: Что кофе делал с Вами?
П: Кофе раньше помогал мне чувствовать, что все хорошо. Даже теперь я пью три-четыре чашки кофе в день.
Д: Вы любите его?
П: Очень.

Д: Что происходит без него?
П: Я в порядке.
Д: Принимаете какие-нибудь седативные средства?
П: Да, одну таблетку ежедневно. Понимаете, когда мой сын проявил добро¬ту ко мне, я почувствовал, что жизнь ничего не стоит, я должен покончить с ней. Я начал плакать.

Д: Почему?
П: Какой смысл жить так?
Д: Какой смысл умирать?
П: Я не буду ничего чувствовать.
Д: Что именно?
П: Всю эту боль и поиск какого-то удовлетворения — это сумасшествие. Я чувствовал, что все бесполезно.
Д: Почему все бесполезно?
П: Я думал: «Зачем все это?» Но затем я почувствовал, что должен делать что-то. Я должен продуктивно использовать свое время.
Д: Зачем? П: Для удовлетворения.

Д: Вашего? П: Моего. Все эти годы я хотел делать что-то для семьи, теперь я хочу сделать что-то для себя. Я не знаю, что я хотел бы сделать. На этой стадии мое чувство стало очень сильным. Я теряю равновесие?
Д: Все это объясняет Ваши идеи.
П: Психиатр, наблюдавший меня, сказал то же самое. Я не хотел принимать лекарства. Мне следовало бы сказать: «Ничего не выйдет». Мне давали семь таблеток в день. Ночью появляется страх, что я сошел с ума.

Анализ случая

Один из наиболее важных симптомов случая: «Чем я заслужил это?» В переводе на язык Репертория это рубрика: «Болезни от радости». Хороший поступок сына расстроил его, потому что сын был настолько внимателен к нему. Это снова Coffea. Это значит, что он не мог сделать ничего, чтобы заслужить это внимание. Чувство Coffea: я получу любовь и заботу, если сделаю что-то для других и помогу им. Я должен быть самоотверженным, щедрым, только так я заслужу доброе к себе отношение.

Его сын, для которого он не так много сделал, дал ему денег таким хорошим и добрым способом, что это расстроило его. Всю свою жизнь он получал любовь только делая что-то для других, иначе он не чувствовал себя любимым. Это точное чувство Coffea. Если он не сделает что-то для других и не отдаст все другим, он не получит любовь, доброту или сочувствие и будет изолирован, отчужден. Он должен делать что-то, чтобы быть ближе к людям, он должен делать что-то творческое.

Получая что-то просто так, он расстраивается. Он не может принять что-то ни за что, он не может принять милостыню (помните, он использовал слово «щедрый» несколько раз).

Рубрики

Творческая деятельность; Болезни от чрезмерной радости; Благотворительность;   Делюзия: видит красивый ландшафт;
Трудолюбивый;  Сильный гнев; Чувствительный, сверхчувствительный к музыке;  Муки совести;  Полон идеями;  Оцепенение; Чувство покинутости;
Болезни от внезапного приятного волнения;  Страх надвигающейся опасности, когда засыпает;  Представляет восторг; Много строит планов; Быстро действует; Раскаяние; Бессонница от умственной деятельности. Ему была дана одна доза Coffea 200C 02.09.95.

Повторные визиты

09.09.95 (неделю спустя)
П: Я почувствовал приступ удушья после беседы. Я хотел пойти домой и закрыться в своей комнате. Я молил об ответах. Сны стали частыми, но не приносили никакого удовольствия. Утешало только то, что они были связаны с музыкой. Впервые за столько лет я замечал то, чего никогда раньше не видел.

Стоя на балконе, я видел птиц и открытое небо. И мне пришло в голову, что это и есть то открытое пространство, к которому меня тянет. Зачем мне идти в Богом забытое место в поисках открытых пространств? Я неожиданно вспомнил сон, который забыл рассказать. Он был о сухом дереве с темными, черноватыми ветвями, которые начинают расти, когда звучит музыка. Я подумал, что дерево — это я. Я считаю себя бесполезным, но я хочу расти. И я способен расти с музыкой, какой бы она ни была. Но что это за рост и что за музыка, я не знаю. Я боролся с этим, и это была первая ночь, когда я не мог заснуть. И тогда я понял, что именно эта борьба вызывала проблемы. Так что, я должен оставить эту борьбу, и все решится само собой.

Я только должен осознавать это. Я не должен пытаться форсировать события. Борьба только снова втянет меня в это чертово состояние. Гораздо лучше было на прошлой неделе. Я чувствовал себя зажатым внутри. Хотелось держать все, ничего не давать. Но меня не беспокоит, что я был лишен чего-то. Я чувствую себя открытым теперь, своего рода раскрытие, и я позволяю этому происходить. Я в мире с самим собой, и эта непрерывная, безостановочная тошнота почти исчезла. Если она появляется время от времени, я позволяю ей пройти самой. Я не стараюсь отправиться куда-то в поисках открытых пространств. Я не стараюсь сделать что-то продуктивное. Самое продуктивное, что я могу сделать — вырасти внутренне, это единственное, что я могу и должен сделать. На этой стадии имен¬но это я должен самому себе и другим, а не прекращать жизнь. Дано Placebo.

Комментарии

На последующих приемах можно понять, что к нему приходит осознание чувства свободы. Он способен наслаждаться некоторыми вещами, которые не ценил прежде. Он способен наблюдать себя, то, как он воспринимает себя. Чувство удовольствия в снах уменьшилось, но он в состоянии наслаждаться в сознательном состоянии.

16.09.95
Больное горло стало гораздо лучше. Раньше его очень раздражали «бесконечные сплетни», но теперь это не беспокоит его. Он видел во сне высокий холм, широкий и зеленый. На холме не было ни одного дерева. Он поднялся наверх и увидел множество борозд, по которым текла вода. Он спустился, чтобы посмотреть на них внизу. У него возникло чувство, что жизнь бесконечна. Ему казалось, что все, что происходило внутри него, было похоже на бурлящую, грязную, вязкую жидкость. Он хотел попасть внутрь себя и узнать, что там, но попав внутрь, он не нашел ничего. У него было чувство, что процесс очищения уже начался. Дано Placebo. Он приходил на приемы каждые две недели, и ему не требовалось повторной дозы лекарства.

10.02.96
Он чувствует себя гораздо лучше. Когда его здоровье ухудшается, он останавливается и рассуждает. Ему снятся тесные помещения. В более ранних снах полы были грязные и мокрые, но теперь все очищается. Он вздыхает во сне. Дано Placebo.

02.03.96
Он чувствует голод в течение недели, и у него трясутся руки. Очень плохой сон. Coffea 200C — одна доза.

06.04.96
Он смущен и в замешательстве. Старые чувства все еще возвращаются. Он чувствует, что, возможно, слишком опрометчиво винил других в своих проблемах. Он чувствует, что не правильно смотрит на вещи. Его беспокоят тошнота, головные боли, и его снова мутит. Он плохо спит и просыпается через двадцать минут после того, как засыпает. Сны о текущей воде, потоках, реках, очень чистая, прозрачная пузырящаяся вода. Он сидит с внучкой и говорит ей, какая чистая вода, а она брызгает на него. Coffea 200C — одна доза.

13.04.96
Состояние, похожее на туман, прояснилось. Его по-прежнему мучает бессонница. В голове у него постоянно звучит музыка. Раньше он был вялым, теперь начал заниматься физическими упражнениями. Лекарство не было дано.

09.05.96
П: Чувства все еще появляются, но боли уже нет. Она приходит через какой-то период времени и, когда я говорю о ней, она не выражает то, что произошло. Я потерял отца в возрасте десяти лет. Воспоминания об этом все еще приходят ко мне. Он болел раком и очень страдал. Я часто вспоминанию об этом. Но также я вспоминаю и о том хорошем, что было тогда: о понимании и поддержке. Раньше я помнил только боль, но теперь еще понимание и поддержку. Что это значит? Мне шестьдесят четыре года, а я помню то, что произошло со мной в шесть лет. На самом ли деле люди пытались сделать мою жизнь несчастной? Именно эти мысли стали причиной моих проблем. Это переросло в искаженную психическую выдумку, в которой я видел только то, что хотел видеть. Мои воспоминания стали полными. Стена, которая не давала мне возможности видеть, исчезла. Я смог увидеть все, и тогда боль ушла.

Мой отец помогал всем в деревне. Доктор заходил к нам, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Я помнил, что отец помогал всем в деревне, но как только он стал не нужен им, доктор отказался от него. Именно это я запомнил. Я просил у деревенского доктора лекарства, и когда я пришел во второй раз, он сказал: «Это в последний раз. Не приходи больше». Он был очень сердит. Он просил меня убраться, и я расплакался. Но сейчас я также помню, как этот человек (доктор), когда я уходил от него, поднял меня на руки и был очень добр ко мне.

Он сказал: «Сынок, как ты не понимаешь, что твой отец не может ничего проглотить? Ему ничего не поможет, будет только хуже и хуже. Позволь ему умереть с миром». Прежде память останавливалась на моменте, когда он попросил меня убраться.

Д: Что Вы чувствовали, когда память останавливалась на этой точке?
П: Мой отец лежит беспомощный, а его так называемый друг не хочет пошевелить и пальцем. Когда память стала полной, я понял, что отец не мог даже глотать. Я не понимал этого. Это просто пришло и решило все. Я не знаю как. Как и многое другое. Почему я вдруг все понял? Воспоминания стали полными, и боль исчезла. Почему я не понимал этого раньше? У меня было чувство, что меня не принимают, и если я буду стараться, чтобы меня приняли, меня могут обидеть. Теперь этого чувства нет. Проблема была не в том, что произошло, а в том, как я это видел. Разница в том, как я видел все раньше и вижу теперь. Прежде я видел безразличие высшего света, чувствовал, что никому нет дела до меня, полное отстранение.

У меня было видение после приема препарата. Я видел большой котел с густой, коричневой, вязкой жидкостью. Я сказал: «Вот в чем я нахожусь, это мое психическое состояние, моя суета». Я видел, как жидкость бурлила. Я подумал, что если я пройду через эту коричневую массу, я буду свободен. Я прошел через нее и обнаружил открытое пространство, в котором я сейчас и живу. Раньше я ломал голову, думая, зачем я сказал гадость тому или этому.

Сегодня я понимаю, что это напомнило мне о том, что случалось несколькими днями ранее, и я положил конец этому. Но тогда мне пришлось мысленно высечь себя. Я перестал видеть сны о музыке, но я все еще пою во сне. Моя жена говорит, что мое пение невыносимо, что я мычу и называю это пением. Только однажды я видел сон, в котором была музыка, я видел кусты и цветы, а затем все пропало. В декабре я был похож на зомби, но теперь я не такой. Память и восприятие стали лучше.
Д: Скажите в одном предложении, в чем состоит перемена?
П: От безнадежности к оптимизму. Еще несколько месяцев назад я чувствовал, что мне суждено быть несчастным. Я ужасно хотел быть счастливым. Я не надеюсь ни на что. Я надеюсь на равновесие и счастье. Что-то глубоко во мне вызвало все это. Если ничего этого нет, меня не будет ничего ограничивать.

Д: Почему это беспокоит Вас?
П: Не беспокоит. Я все выдумал? Например, случай с доктором. Я помнил только половину. Я выдумал все это? Я говорю Вам, что это — истинная правда. Но это — неправда. Я понимаю, что она теперь гораздо шире. Это передает неправильную картину без конца, подобно той с доктором. Я ничего не мог с этим поделать. Д: Когда Вы не могли ничего поделать, почему Вам кажется, что Вы все выдумали?
П: Я не выдумал, это произошло само по себе. Даже когда вам кажется, что вы честны и кристально чисты, это не так. Здесь присутствует элемент самообмана. Coffea 200C, одна доза повторно.

Комментарии

Его понимание процесса болезни очень острое. Это совершенно ясно показывает, что болезнь является делюзией. Мы хотим видеть только часть жизни, которая соответствует нашим делюзиям, только часть всей правды. Когда к вам приходит понимание, вы видите всю правду, и боль исчезает. Это ни болезненно, ни безболезненно, это просто так и есть. Это лечит. Он продолжает ходить на приемы, и все еще иногда нуждается в дозе препарата. Он теперь очень жизнерадостный и наладил все связи в семье.

Виджейкар

Оживленный, робкий, благожелательный. Нелогичная речь во время лихорадки. Строит планы на будущее. Говорит о приятных событиях и приятной обстановке. Читает стихи о природе. Легко становится счастливым, легко погружается в печаль