Nux vomica и Sepia. Vannier

Портальная гиперемия

Связь между Nux vomica и Sepia хорошо объясняется. Оба лекарства вызывают портальную гиперемию, периодическую у Nux vomica и постоянную у Sepia. У Sepia наблюдается также гиперемия органов малого таза; все зафиксировано. Причем у Sepia эта гиперемия постоянна, тогда как у Nux vomica она зависит от режима человека или от более или Менее сильной перерузки. Nux vomica и Sepia — два дополняющих друг друга лекарства. Старые гомеопаты даже говорили, что Nux vomica усиливает действие Sepia; когда они назначали Sepia 30 или Sepia 200, то давали затем Nux vomica, чтобы усилить действие Sepia. Назначая Nux vomica, они действовали на систему кровообращения больного Sepia, чтобы позволить ему быстрее вывести токсины.

Если больной Nux vomica эволюционирует к Sepia или больной Sepia эволюционирует к Nux vomica, то и тот, и другой будет нуждаться в назначении Tuberculinum, чтобы полностью вылечиться, т. к. патогенез Sepia почти всегда связан с туберкулиновой интоксикацией. Эволюция к клинической стадии Sepia является не только указанием на необходимость лекарства Sepia. Она указывает также на присутствие латентного болезненного состояния, вызванного туберкулиновой интоксикацией, которое врач мог ранее уже подозревать и которое четко вырисовывается теперь, обязывая врача «предвидеть» необходимую терапию, чтобы предохранить больного в будущем.

Phosphorus (Bailey)

Отсутствие границ

В наше время Phosphorus имеет идеальную репутацию. Гомеопаты считают индивидуумов Phosphorus самыми приятными из людей, и каждый считал бы за честь иметь этот тип в качестве конституционального. Действительно, мно­гие индивидуумы Phosphorus исполнены радости, любви и духовности, однако истина никогда не бывает проста, по крайней мере применительно к консти­туциональным типам.

К примеру, можно представить себе ряд от самого эгоистичного до самого совестливого индивидуума Sulphur, где последний являет собой все положительные качества типа, а первый — все отрицательные. И точно такой же ряд можно построить для Phosphorus. Вовсе не все Phosphorus будут альтруистами и духовно ориентированными людьми. Более грубый Phosphorus может давать людям что-то, лишь когда это ему выгодно или только находясь в хорошем настроении, однако в целом он будет думать лишь о себе, а больше ни с кем не считаться.

Сущность данного конституционального типа, проходящая через всю его картину, — это отсутствие отчетливых личностных границ, и именно это отсутствие границ и служит основным источником как позитивных, так и негативных черт психики Phosphorus. У большинства людей в детстве посте­пенно происходит довольно четкая идентификация границ своего «я», от­деляющих его от остального мира.

Прежде чем это произойдет, младенец чувствует себя единым с окружающим его миром, особенно со своей мате­рью. Идентификация «я» строится с помощью тысяч ограничений и усло­вий, с которыми сталкивается ребенок и которые определяют то, что ребе­нок думает о себе, кем, по его мнению, он сам является и как он соотносит себя с окружающим миром. В основном определение своего «я» строится с помощью мнений и верований, а потому оно носит преимущественно ин­теллектуальный характер, так как именно развивающийся интеллект позволяет анализировать, различать, отвергать и принимать.

Постепенно дети начинают все больше жить с помощью разума, а не эмоций, и по мере того, как это происходит, они все больше отделяют себя от окружающего мира, поскольку он перестает восприниматься ими непосредственно, а лишь через фильтры интеллекта. «Я» включает в себя и эмоции, которые у младенца сначала носят обезличенный характер, поскольку у него нет ощущения соб­ственной личности, к которой эти эмоции можно было бы приложить.

Поэтому младенец просто плавает в волнах наслаждения или страха, не осознавая, почему он доволен или испуган и даже не зная, кто такой он сам. Его существование заполнено одними эмоциями. По мере развития интеллекта появляется личность, которая может идентифицировать эти эмо­ции, сказать «я боюсь», «я злюсь». Личность также может до некото­рой степени «убежать» от эмоций, отделяя себя от них.

Именно данный процесс идентификации себя с помощью своего интеллекта и не был завершен до конца у индивидуумов Phosphorus. Phosphorus восприни­мает мир отчасти как новорожденный младенец — неотделимым от себя. Сен­сорные стимулы ощущаются Phosphorus более остро и непосредственно, по­скольку они не фильтруются интеллектом в той же мере, что у других людей (Кент: «Чувствительность ко внешним впечатлениям»).

В результате все впечат­ления оказывают на Phosphorus более сильное действие. Это одинаково верно как для приятных, так и для неприятных стимулов. Прекрасный закат позво­ляет индивидууму Phosphorus испытать такой восторг, который доступен мало кому из смертных, восторг, который полностью обходит интеллект. Точно так же Phosphorus будет остро переживать убожество и нищету, попав в кварталы трущоб.

Это не будет ни негодованием Causticum, ни состраданием Natrum muriaticum— Phosphorus просто впитывает в себя «вибрации» данного места, которые в принципе способны воспринимать все люди, но у остальных они блокируются «защитным слоем нечувствительности» и укорененности в соб­ственном «я». A Phosphorus как губка впитывает абсолютно все непосредствен­ные впечатления из окружающей среды, затем переживая волны эмоций, выз­ванные полученными впечатлениями — как приятными, так и нет.

Для Phosphorus мир интуиции и чувств жив и реален, включая способность чувствовать эмоции других. Индивидуум Phosphorus улавливает эмоции дру­гих, подчас не осознавая этого. Например, женщина Phosphorus может ни с того ни с сего испытать тревогу, а все дело будет в том, что она села в метро рядом с напуганным чем-то человеком. Она также может испытать тревогу, если в этот момент близкий человек, находящийся за сотни километров от нее, оказался в опасности (Кент: «Ясновидение»).

Романтический поэт Джон Ките очень ярко описал впечатлительность Phosphorus в письме другу: «Что касается моего поэтического характера… у него нет «себя»; это все и ничего; у него нет личности; он просто наслажда­ется светом и тенью. У поэта… нет своего «я» — он повсюду и может запол­нять собой другие тела — Солнце, Луну, Океан. Если я нахожусь в комнате с другими людьми и при этом мой мозг свободен от собственных построе­ний и размышлений, то я перестаю быть хозяином себе; на меня начинают действовать личности окружающих, славно «я» во мне стало совсем малень­ким и даже совсем исчезло». (Подобное описание может быть применено и к Mercurius.)

В результате такой экстраординарной открытости психики индивидуума Phosphorus реальность для него становится гораздо богаче и шире, чем для остальных людей, но при этом возрастает риск запутаться и потеряться в обилии переживаний.

Хотя Phosphorus обладает значительной интуицией и развитым шестым чувством, он столь же подвержен ошибочной интерпрета­ции своих эмоций и может выдавать свои желания за интуитивные озарения, чем совершенно сбивает себя с пути. Интуиция Phosphorus ненадежна, по­скольку он плавает в океане воспринимаемых эмоций и образов. Индивидуум Phosphorus легко может потеряться в этом океане переменчивых течений (Кент: «Хаос»), то застывая в изумлении, то дрожа от ужаса и изо всех сил борясь, чтобы не утонуть в этом океане окончательно.

Наивность

Нет человека наивнее Phosphorus (хотя к нему в этом отношении близки Pulsatilla, Baryta Carbonica и China), Phosphorus открыт вплоть до полной прозрачности, что придает его характеру детскую наивность и непосред­ственность, которые одних очаровывают, а других ужасают. Прекрасный пример наивности Phosphorus можно увидеть в образе Марии в фильме «Звуки музыки» в исполнении актрисы Джулии Эндрюс. Все монахини обожают ее, но их выводит из себя ее порывистая смешливость и полная неспособность следовать взрослым правилам поведения, быть сдержанной и достаточно серьезной (Кент: «Легкомысленность»).

Читать далее «Phosphorus (Bailey)»

Phosphorus (Tyler)

Выраженное жжение повсюду

В силу того, что любая известная человеку субстанция может наносить вред здоровью и в то же время обладать целебной силой, наша Materia Medica практически неисчерпаема. 11о только постоянное чтение и приобретение знаний сулит нам успех в борьбе с болезнями и страданиями. Мы уже говорили о том, что даже самая прилежная работа с реперториумом может до некоторой степени служить препятствием при выборе необходимого лекарства.

Реперториум никогда не сможет заменить Materia Medica, по отношению к которой он является всего лишь указателем симптомов, и потому невозможно представить себе, чтобы все лекарства, включая не только полихресты, но и другие редко применяющиеся средства, были в одинаково полной мере освещены в любом реперториуме, так как работа над подобным справочником предполагает наличие исчерпывающей информации о каждом средстве и ее тщательную обработку.

Большинство известных лекарств с уникальным и четко установленным действием принимаются во внимание лишь тогда, когда в отдельных рубриках они выделены жирным шрифтом. Если же мы видим незнакомое нам средство, выделенное жирным шрифтом в рубрике, соответствующей симптому или состоянию, которое мы анализируем, мы обращаемся к Materia Medica для того, чтобы установить, подходит ли оно in toto данному случаю или нет.

Phosphorus не относится к разряду лекарств с малоизвестными симптомами: напротив, это — одно из наиболее полно испытанных и описанных средств нашей Materia Medica, полихрест, т.е. лекарство, обладающее очень широким, многосторонним действием на человеческий организм.

В «Энциклопедии» Аллена патогенез Phosphorus представлен в виде 3920 зарегистрированных симптомов, каждый из которых обозначен цифрами, которые соответствуют ссылкам, помещенным в начале раздела «Phosphorus», где не только упоминаются авторитетные источники, из которых был позаимствован тот или иной отдельно взятый симптом, но и описывается, каким образом и у кого он был получен: у детей, державших во рту фосфорные спички (которые в старые добрые времена считались «совершенно безобидными»), у рабочих, трудившихся на фабриках по производству спичек, у лиц, покончивших с жизнью при помощи крысиного яда, либо у испытуемых, принимавших низкие или высокие потенции Phosphorus в проведенных Ганеманом экспериментах (с указанием конкретного разведения, которое вызвало тот или иной симптом). Гомеопатическая Materia Medica — это не сборник фантастических фактов, не свод случайных, сомнительных лекарственных симптомов. Все данные, приведенные в ней, упорядочены, тщательно изучены и научно обоснованы. Можно только удивляться гигантскому труду людей, которые воздвигли во благо страждущих величественный храм искусства исцеления.

Читать далее «Phosphorus (Tyler)»

Tuberculinum (Coulter)

Простуживается от свежего воздуха

Хрупкое телосложение. Вытянутое лицо. Мелкие и правильные черты лица. Волосы мягкие и шелковистые. Длинные ресницы. Кожа тонкая, чистая и прозрачная. Легко устает. Пониженная жизнеспособность. Сильная слабость в ногах. Едва может ходить. Хорошо в сухом горном воздухе. Хуже на морском берегу. Плохо от сырости. Сильная зябкость. Задыхается в закрытом помещении.

Стремится к прохладному ветерку. Стремится на свежий воздух. Хочет открыть двери и окна. Любит сильный ветер. Мучается, болеет, плачет и жалуется. Неспецифические страхи. Упавший дух. Мир суровый, шумный и утомляет. Температура поднимается вечером. Потеет при малейшем усилии. Сжатие и
давление по всей голове. Боль в глубине глаз и отдающая в веки. Боль в затылке со стуком в висках. Простуживается, как только глотнет свежего воздуха. Простуда поражают грудь.

Упорный сухой кашель зимой. За одной простудой следует другая. Дети растут слишком быстро. Не выносит неподвижного состояния. Хуже от фиксированного положения. Быстрая ходьба на свежем воздухе улучшает. Работа на воздухе улучшает. Прохладный воздух и движение улучшают. Неуверенные в себе люди в одиночестве бродят по городу. Бродят по жизни в постоянных поисках. Неспособность действовать спокойно. Непоследовательность. Капризность.

Неудовлетворенность. Болезнь переходит с одного органа на другой. Болезнь начинается внезапно и исчезает внезапно. Изменчивость. Непостоянство. Мысли разбегаются. Думает неизвестно о чем. Легко теряет мысль. Не способен сконцентрироваться. Болезненные пузырьки в носу. Не может сидеть и учить на одном месте долгое время. Побег из дома. Девчоночья головная боль. Отвращение к умственному труду. Постоянно меняют свои интересы. Стремятся испытать новые чувства.

Читать далее «Tuberculinum (Coulter)»

Tuberculinum (Grandgeorge)

Туберкулез

В гомеопатии описана «туберкулиновая» почва. Она соответствует детям, которые слишком часто простужаются зимой: с отитами, ангинами, бронхитами, пневмонией, а также страдают рецидивирующими мочевыми инфекциями и болезненными запорами. Этим детям становится лучше от пребывания в горах на средней высоте (1000-1500 м) а большая высота их возбуждает.

Напротив, на берегу Средиземного моря возникает обострение. Они становятся нервными, плохо спят ночью и начинаются недуги. Гомеопат найдет в семейном анамнезе случаи туберкулеза или первичной инфекции. У этих детей БЦЖ не прививается, реакция на туберкулин остается всегда отрицательной. Вакцинации беспрестанно повторяют, что ухудшает их состояние с каждым разом. Место инъекции вакцины долго гноится (Silicea), иногда даже сбоку появляется узелок.

Болезни начинаются обычно к 3 месяцу после БЦЖ. Дети с туберкулиновой почвой часто склонны к аллергии и Tuberculinum является хорошим основным лекарством в случае экземы, сенного насморка, астмы. Д-р Брусальян из Гренобля рекомендует принимать Tuberculinum и Psorinum (15 или 30 СН) перед сезоном цветения, чтобы предупредить сенной насморк, и мне это кажется хорошим советом.

Физически дети Tuberculinum обычно худые, даже худые, «как палка», (Aurum, Lycopodium, Natrium muriaticum). Отмечается видимая голубоватая вена у основания носа и многочисленные белые пятнышки на ногтях. У новорожденных в первые дни жизни бывает мастит с молочными выделениями (Asa foetida, Cyclamen).

Читать далее «Tuberculinum (Grandgeorge)»