Heliethus leucocephalus (Sankaran)

Она говорит о свободе, об ограничениях, и о том, как ее держат обязанности

sapsan

Высокий полет, крушение и одиночество

Белоголовый орлан. Случай.

Эта пациентка 35 лет пришла ко мне в 2004 г. с жалобами на мигрени. Она сказала: Головные боли начались около шести лет назад.

Л: Тогда у нее происходили приступы каждую неделю. Во время приступов она очень сонливая. Частота приступов уменьшилась, и теперь они раз в месяц, и она сказала:

П: Головная боль начинается как будто с выстрела в голову. Я хочу очень туго перевязать голову, становлюсь от мигрени очень сонливой, и чувствую себя совершенно выжатой.

Л: В ее случае интересно было то, как она показывала это ощущение выстрела, и там было много энергии. Выстрел в голову, затем головная боль, потом на меня нападает сонливость. Я сказал ей:

Д: Опишите этот выстрел в голову поподробнее.

П: Что-то пронзает меня, как будто меня кусает насекомое.

Я говорю: Опишите это еще немного подробнее.

Она говорит: Как будто кто-то меня протыкает. Что-то бьет меня, как молотом. А затем боль начинает усиливаться. Мое лицо краснеет. (Жест: палец быстро движется к лицу). Это вроде молнии… Что-то вонзается внутрь, какая-то острая штука, вроде проволоки. Она сверлит меня изнутри, проникает внутрь, и у меня темнеет в глазах, а затем у меня кружится голова. Перед этим выстрелом я очень злюсь. Не могу контролировать свою ярость. А затем внезапно происходит этот выстрел (жест).

Л: Интересно здесь, как начинается этот случай. Описание случая начинается с ощущения – выстрел. Но когда вы спрашиваете ее о переживании этого выстрела, это уже перестает быть выстрелом. Это становится целым описанием, описанием, чего-то, происходящего внезапно, чего-то сверлящего внутри, а затем ощущения сонливости и слабости, а перед выстрелом – гнев. Так что мы видим не отдельное ощущение, а целый процесс. Сперва что-то происходит, происходит гнев, происходит выстрел, происходит сверление, происходит слабость. Поэтому здесь следует быть очень осторожным, прежде чем сказать, что таково специфическое ощущение в этом случае, поскольку в этом случае нет одного специфического ощущения. Это целый процесс. Поэтому я говорю:

Д: Покажите мне это действие снова.

П: Это… Где-то… Откуда-то приходит что-то, откуда-то что-то приходит и просто забирается в мою голову, и гремит. Оно очень быстрое, и голова становится очень тяжелой. Выстрел очень горячий. Он прямой, прямой, как игла. Она приходит из области вокруг меня, не из моего дома, а с неба или откуда-то вроде этого. Нечто вроде молнии приходит, вонзается мне в голову и там остается. Эта отравляющая боль остается там.

Л: У нас появляется все больше описаний этого процесса. Этот выстрел, эта острая вещь приходит с неба, приходит откуда-то вокруг, откуда-то, и она горячая. Самое важное здесь – не делать сразу никаких-нибудь выводов, не включать свое воображение, не придумывать, чем бы это могло бы быть. Что это за выстрел? Кто его совершает? Почему? Каким это может быть царством? Каким миазмом? Чего нам не следует делать? Нам не следует включать воображение. На этой стадии не нужно сочинять интерпретации или пытаться классифицировать, поскольку это весьма преждевременно. Нужно пройти вместе с пациентом через все описание процесса.

Она говорит: Как будто что-то прилетает из космоса или из-за пределов дома… Я чувствую, что оно преодолело большое расстояние и ударило меня, и эта сила зашла ко мне в голову.

Д: Опишите, как оно приходит с неба.

П: Небо темное, безлунное, а затем происходит этот выстрел. Тогда я чувствую сильное одиночество. Я чувствую, что я абсолютно одна… А затем неожиданно – удар в голову. Я должна принять это. Я чувствую, как будто нет земли, ничего в промежутке… Я чувствую себя вполне устойчивой, но вокруг нет ничего. Ничто не влияет на меня. Только этот выстрел… Я стараюсь принять этот выстрел и успокоиться.

Затем я говорю: Одна, в одиночестве, ничего вокруг… Что это такое? Опишите это.

Тут она говорит: Я чувствую себя очень свободной и счастливой, когда я одна. Я люблю слушать музыку.

Д: Опишите это переживание «ничего вокруг меня», нет земли.

Она говорит: Что-то притягивает меня, привлекает меня, тянет меня, но я не покидаю себя, своя положение, и поэтому та вещь приходит ко мне и ударяет меня в голову… Я просто позволяю ему приблизиться и ударить меня.

Я говорю: Опишите это «что-то меня тянет».

П: Это не физическая сила притягивает меня, но что-то в моем сознании… мое тело становится легче и что-то тянет мою голову… Я чувствую, что нахожусь за пределами тела. Я чувствую, что становлюсь легче… Я поднимаюсь вверх (жест). Голова тяжелая, но тело легкое. Меня просто забрали из тела. Я не нахожусь в теле, мое тело очень легкое. Я поднимаюсь, поднимаю себя. Это продолжается всего три секунды. Это понемногу начинается с пальцев ног, и все ощущение медленно достигает головы… Моя голова тяжелая… Что-то крадется внутри… Как будто змея сбрасывает кожу… Приходит медленно, тянется. Как будто ты сбрасываешь кожу или что-то вроде.

Л: Здесь у нас еще больше выражений, больше ощущений используется. Мы должны поймать все слова, отражающие эти ощущения.

Внезапный. Выстрел. Небо. Ничего вокруг. Одна. Тянется, что-то тянут. Легче. Подниматься. Тяжелый.  Вот эти слова.

Их мы должны ловить – это не специфически человеческие слова. Эти слова об ощущениях формируют некую модель. Не модель определенного ощущения или его противоположности, как у Растений, не модель Структуры и утраты Структуры, как у минерала, а целый процесс, который дает нам намек по направлению к препарату Животного. К этому моменту она упоминает одно Животное – змею. Но мы должны понять, что эту змею она упоминает на уровне делюзии. Единственное значение этой змеи – образ чего-то выползающего из кожи, и это все. Все остальные слова, которые она использует при описании ощущения, не имеют отношения к змеям. Так что я ей говорю: Расскажите мне об одиночестве, когда нет никого вокруг.

П: Что-то приближается ко мне, пытается утянуть меня, но я не покидаю своего положения. Я чувствую себя в абсолютном одиночестве. Я не могу этому сопротивляться, я не могу бороться с этой силой. Она очень острая, не очень долгая, подобна проволоке. А затем она просто входит внутрь и вот так поворачивается (жест).

Я спрашиваю: И что происходит?

П: Вся эта область становится горячей, и мои глаза становятся очень тяжелыми. Я не могу нормально видеть. Я должна принять это.

Затем я ее спрашиваю:

Д: Что Вам сниться?

П: У меня бывают сны, мне снятся змеи, мне снится бог с головой слона, Ганеша, и я всегда боюсь воды, боюсь утонуть. Мне снится, что я не иду, а несусь со скоростью ветра, и даже быстрее. Я вижу змей на земле. Я не вращаюсь. Я перемещаюсь. Я не на земле. Я прямо чувствую, что летаю.

Я говорю: Опишите полет.

П: Это очень быстро, очень быстрый полет. Мое тело очень легкое, и я пытаюсь куда-то попасть.

Я говорю: Опишите этот акт полета еще немного подробнее.

П: Я лечу не вертикально, а горизонтально. Полет быстрый, холодно, Я очень легка и я одна. Я наслаждаюсь этим сном и полетом, потому что никто не тянет, никто не принуждает меня куда-то идти. Никто не велит мне выйти. Я одна. Там есть пустынные места. Разноцветные, деревья, вода, и тут я борюсь, я начинаю тонуть. Меня убивают, потому что я не умею плавать.

И она говорит: Я пытаюсь найти решение этой проблемы, бьюсь над проблемой, хочу выйти из этой проблемы. И постепенно я хочу справиться с моей проблемой. Но теперь я не могу ее контролировать. Когда я начинаю всерьез злиться, я могу просто гнуть ложки. И я говорю очень громко.

Я говорю: Какое это ощущение, когда Вы злитесь?

П: Поток крови увеличивается. Все мое тело дымится, мое лицо краснеет. И тогда я просто гну ложку, могу совершенно ее поломать.

Д: Опишите это движение рукой.

П: Это сила моего гнева. Я хочу что-то сокрушить. Я хочу согнуть; хочу сломать; просто гну колесом. Моя сила растет в этот период. Я хочу, чтобы эта вещь сломалась. Но я не так уж быстро злюсь. Я очень либеральна, очень свободна.

Д: Что Вы понимаете под свободой?

П: Мне нужна свобода. Это означает: никакого господства над кем-то еще. Я не хочу, чтобы кто-то мне говорил: «Ты женщина, и тебе не следует выходить из дома, нельзя делать того и этого». Когда я еду в общественном транспорте, и кто-то уступает мне место, я не соглашаюсь. Люди должны быть храбрыми, обладать бойцовым духом. Я не чувствую, что женщину следует защищать. Я люблю гигиену, и не люблю господства. Я люблю, когда во всем, Что я делаю, у меня развязаны руки.

Л: И я сказал: Опишите это слово «свобода», что оно для Вас значит?

П: Независимость… Никто не надоедает, никто не давит.

Д: Что такое давление?

П: Давление означает, что что-то меня держит. Оно очень тяжелое. Мое тело снова становится жестким. Я чувствую себя закрытой и связанной.

Д: Опишите это «закрытая и связанная».

П: Это тебя просто держит, останавливает тебя, контролирует тебя, господствует над тобой. И ты чувствуешь себя беспомощным, поскольку нет выбора, нет свободы.

Д: Что такое свобода?

П: Свобода – это как путешествовать в новые места. Поскольку тогда там нет шума, нет обязанностей. Я замужем, у меня есть дочери, и все, связанные с этим обязанности. Но я хочу уйти, хочу остаться одна и много путешествовать.

Д: И какое при этом переживание внутри?

П: Ты чувствуешь себя легко, полностью расслабленно. Не быть связанной, не подчиняться собственным творческим ограничениям, оставить все позади и идти вперед.

Д: Что это за действие – идти вперед?

П: Когда я иду вперед, мое тело поднимается. Это как свобода. Это как подниматься вверх. Я не несу своего тела. Оно становится легче. Я двигаюсь с силой, это как самолет (здесь она показывает это действие, движение на большой скорости). Это как самолет, такое энергичное. Такое быстрое, мощное. Это такое быстрое, как самолет.

Д: Опишите это быстрое, похожее на самолет, еще немного подробнее.

П: Это очень быстро. Это большая сила. Оно движется, перемещается очень быстро. Как вот это, некая сила выходит из моего тела и оно просто движется очень быстро.

Д: Опишите это.

П: Я не иду; я лечу.

Д: Что такое полет?

П: Летать – это над землей… Легкость. Много силы в моем перемещении. Это как выстрел, как реактивный самолет. Это не как птица или бабочка (она показывает такое действие – жест как крыльями). Это не похоже на хлопанье крыльями, это как реактивный самолет. Это как выстрел, как очень-очень быстрый самолет.

Анализ случая

Вот такой, очень интересный случай. С чего он начинался? Он начался с головной боли, выстрела, а когда просишь ее описать выстрел, она говорит: «Я здесь в полном одиночестве, вдали от всех. И единственное, что может меня достать – это выстрел». Кроме того, выстрел приходит с неба. Он приходит с огромной скоростью и поражает. Таково содержание; а затем она говорит о гневе, когда она делает все это – крушит, разбивает, держит крепко, ломает что-то силой рук, кистей, кулака. Она говорит о быстром движении, как у самолета, без хлопанья крыльев, как у обычной птицы.

Затем она говорит о свободе, об ограничениях, и о том, как ее держат обязанности. Она мечтает о том дне, когда она избавится от этих обязанностей и будет путешествовать, летать, покинет семью и будет посещать разные места. Она говорит, что приступ приходит с такой силой, как будто этому предшествовало долгое движение. У нее есть разнообразные ощущения – удары молотом, пронзание, игла, жар, удары, разлом.

Она говорит также о видении, которое показывает, что она находится над землей, и может видеть то, что находится на земле, будь то змея или что-то другое, так ясно, а затем вся эта головная боль и прочее описывается, как то, что один делает другому.

Что-то бьет меня. Кто-то бьет меня молотом, кто-то притягивает меня, кто-то меня держит, кто-то господствует надо мной, кто-то меня контролирует. Затем она говорит об ощущении легкости, движении вверх, полете, свободе, перемещении и одиночестве на высокой скорости.

Затем она говорит не о хлопанье крыльев, а о парении, скольжении, полете на большой высоте и точном видении животных на земле и тема сокрушения рукой, силой и мощью весьма значима в этом случае.

В этом случае я назначил пациентке препарат Орла, то есть Haliaeetus leucocephalus (Белоголовый орлан). Об этом орле известно, что сила его хватки одна из самых больших в Животном царстве, она наибольшая у Орлов. Его хватка очень крепкая. Я вспоминаю, что как-то раз был в птичьем питомнике, и там был орел, он держал деревянную палочку; смотритель предложил мне разжать один из его когтей, используя всю мою силу. Я не смог даже ухватить один из его когтей, настолько крепко он держался.

Так что я назначил ей Haliaeetus leucocephalus, и она прекрасно шла на нем в течение года. Я видел, что ее головные боли уменьшились на 70%, она стала гораздо более стабильной во время гнева. Удары, поломки и все такое сильно пошли на спад.

Л: Ощущение тяжести, связанности, тесноты, несвободы – и это чувство пошло на спад, и она намного более спокойна.

Прувинг Белоголового орлана – Джереми Шерр

Джереми Шерр провел прувинг препарата Белоголового орлана, и некоторые из упомянутых им симптомов таковы:   Ощущение спокойствия внутри, очень точная фокусировка, высокая способность удерживать внимание.   Ощущение незатронутости обычным стрессом.   Чувство высоты.  Ощущение того, что ты един со вселенной.  Ощущения приходят внезапно, они очень острые и продолжаются недолго.

Джонотан Шор, проделавший большую работу по Птицам, и опубликовавший о них книгу, говорит об этом орлане, как о:   Чем-то, что попало в этом мире в ловушку.

Он говорит:   Орел летает выше, когда он один.   Он перемещается между двумя мирами, символически сознательным и бессознательным.  Он чувствует, что попал в ловушку в этом мире, и он очень одинок.

Эти симптомы мы обнаруживаем и у пациентов. Одно из сновидений или переживаний на этом прувинге, по словам одного из участников: «У меня было странное переживание в течение дня. Я играл с одной из моих собак, и начал размышлять, что будет, если я ее размозжу. Это было чем-то очень чувственным, эта мысль о сокрушении плоти и костей мягкого существа, которое не сможет мне сопротивляться». Очень интересная идея, учитывая, что участник не знал, какой препарат он испытывает. Но эта идея о стремлении к чувственному переживанию у участника прувинга. У этой пациентке или других пациентов, нуждающихся в препарате орла, идея такова: Вот возможные проявления у пациентов, специфические для орла:

Подняться высоко, подняться повыше над узами, обязательствами, от напряжения, от стресса, от ответственности, а также от ненависти, агрессии, несчастной жизни.  Чувство, что ты не желаешь быть связанным. Желание быть отстраненным от вещей.   Стремление наблюдать вещи с некоторого расстояния. Быть свидетелем хорошего и плохого.   Большинство орлов – птицы одинокие, и у пациентов мы видим ощущение одиночества или даже им нравится одиночество. У данной пациентки это было очень хорошо заметно. Эта птица принадлежит к отряду Accipitriformes, включающем в себя ястребов, орлов, канюков, луней, коршунов и стервятников Старого света.

Слова сигналы

Свобода от обязательств. Быстро взмываю. Полет. Скольжение. Поднимаюсь. Выхожу из тела. Сила. Тянет. Свободный. Одна. Бороться. Крушить. Контроль. Доминирование. В ловушке. Связан. Ограничен, в ловушке, связан, свободный, хочет подняться вверх- общие слова для любой птицы, которая летает высоко.

Это хищная птица

У нее есть две особенности: во первых она одиночка. Я путешествую одна. Я наслаждаюсь одиночеством.  Вторая особенность – энергия крушения. Сокрушить, сломать, разрушить. У орла очень сильная крепкая хватка. Полет хищников – это скольжение. Можно думать о змее, но у нее другие качества:  Хитрость, стремление скрываться, планирование.

Женщина выходила из тела, оставляла его позади. У многих птиц есть желание покинуть тело. Тело тяжелое. Оно тенет к земле. Это энергия избавления. Высокий полет, крушение и одиночество вот базове составляющие ощущения. Крушение не появлялась в прувингах сокола ( Hawk). Орлов связывает, тащит к земле, тянет вниз их ответственность. Орлы хотят покончить с ней и стать свободными. Освободится от своей ответственности, подняться над ней и лететь. Миазм раковый.