Mangifera indica (Sankaran)

Манго

Anacardiaceae. Сикозный миазм. Magnifera (Манго). Вздохи. Слабая концентрация. Улучшение при отвлечении (нужно занять себя, чтобы избежать напряжения). Безразличие к окружению. Ревматические проблемы.

Миазм производит впечатление сикозного. При комбинации ощущения Anacardiaceae с сикозным миазмом, чувство можно описать как «фиксированная неподвижность», ригидность: Я должен жить с этой ригидностью. Она неисправима и ограничивает меня. Я ее принимаю и ничего не могу изменить. Я должен избегать ее.

Случай заболевания

Первый прием: 1996 год, девушка, 17 лет Жалобы: головная боль, боль в спине, экзема на наружной поверхности кистей. Тяга к сладкому, мороженому. Любит выходить в клубы, на вечеринки. Отец был наркоманом; родители расстались. Однажды отец пришел домой и ударил мать. В конце концов они развелись, и с тех пор пациентка не видела отца. Прописан Nat-carb, безрезультатно.

Повторное обращение (июль 1999) Страдает от постоянной боли в висках. Головные боли, особенно по утрам при пробуждении.

Рассказ пациентки: «Когда мои друзья что-то говорят обо мне, даже в шутку, я терпеть этого не могу. Я не показываю, что мне это неприятно. Если кто-то высказывает обо мне что-то неодобрительное, я очень злюсь, и мне хочется все ломать или кричать. Но я этого не делаю».

«Мне не нравится, когда люди чего-то требуют от меня, или заставляют меня что-то делать. Я не думаю, что я должна что-то делать, я могу делать что хочу. Например, я хочу знать, почему это небезопасно, объяснение должно меня удовлетворить. Я хочу все делать по-своему».

«Все кажется рутинным и скучным. Мне быстро все надоедает. Мне нужно все новое – еда, занятия, новые друзья. Я люблю спорт, бег, бадминтон, боулинг». «Мне страшно смотреть из окна; я боюсь, что увижу человека с красными глазами, ужасным лицом, с улыбкой; темный человек в черной одежде».

«Я боюсь, что придут грабители и зарежут меня, или будут держать меня под дулом пистолета. Я боюсь, что меня убьют, когда я одна». «Когда я сплю, я внезапно понимаю, что я проснулась, и все тело онемело, и я не могу пошевелиться. Я должна приложить усилия, чтобы сдвинуться с места. Изо всех сил, тогда я могу двигаться». Прописан Nat-sulph; безрезультатно.

Повторное обращение (сентябрь 2000) В течение пяти лет страдает от головных болей. Все еще очень робка. Если кто-то прикасается к ней, она сгибается пополам.

Говорит: «Я вижу людей вокруг меня. Когда я закрываюсь одеялом с головой, я чувствую, что кто-то пытается меня задушить. Мое тело цепенеет, я совсем не могу двигаться. Я должна все время что-то делать. Я не могу сидеть на одном месте, ничего не делая. Я должна все время двигаться». Беспокойство не ослабло.

Рубрики Rhus tox

Страх ночью, не может лежать в постели. Страх, не хватает дыхания. Страх предрассудков. Делюзии,  он будет убит. Лекарство: Rhus-t 200

Страхи уменьшились, но головные боли продолжались, так же как и ее тревожность и чувство удушья.

Повторное обращение (2 января, 2001). Она придирчива и раздражительна, все время срывается на крик. Она говорит матери: «Ты не заботишься о моем здоровье, у меня будет нервный срыв. Я боюсь темноты, когда я одна. Передо мной появляется лицо, как будто кто-то придет. Я боюсь выглядывать из окна, мне кажется, что я там кого-то увижу; они улыбаются, у них нож.

Я чувствую, что произойдет что-то ужасное. При пробуждении мое тело оцепеневшее – может быть, из-за снов. Как будто я в другом мире. Я пытаюсь проснуться, но не могу. Я боюсь, что не встану. Я чувствую себя как в западне, не могу пошевелиться, не могу открыть глаза. Я чувствую удушье, клаустрофобию, как будто меня кто-то держит и не отпускает. Делай что хочешь, все равно твои усилия напрасны.

Очень беспокойный сон, легко утомляется «Я начала курить. Меня не интересует учеба, или как стать лучше в работе. Я чувствую, что случится что-то плохое, все будет не так, как надо. Я чувствую огромную усталость».

«Я боюсь, и не понимаю, что происходит. Я накрываюсь с головой и пытаюсь заснуть. Я уговариваю себя, но это не помогает. Я боюсь, что я увижу лицо странной формы. Как будто это лицо, смеющееся, улыбающееся, с черными волосами, с большими красными глазами, белыми зубами, оно рядом со мной все время – это лицо, или человек, у него в руке нож. Он в черном плаще. Он садист».

«Я не могу хорошо учиться, и это из-за лица, которое мучает меня. Оно делает так, чтобы я все время болела. Тогда я чувствую, что теряю разум, схожу с ума». «Неважно, что ты делаешь, ничто не поможет. Я в западне. Я не могу вырваться. Как когда кто-то пытается задушить тебя, убить тебя, ты не можешь дышать или двигаться. У меня чувство, как будто я умру».

Очень раздражительна по вечерам, особенно если люди (например, родители) велят ей что-то сделать. Сердится, если кто-то окликает ее сзади. Если кто-то причинит ей боль, она говорит только: «Какой смысл?» и не реагирует. Если это продолжается, она говорит человеку в лицо.

Она чувствует больший комфорт, находясь вне дома (что странно, поскольку большинство людей с навязчивыми страхами чувствуют себя лучше именно дома). «Когда воет собака, я чувствую, что кто-то кого-то потеряет» (предрассудки) Спазматические боли в груди.

Понимание случая

Этот случай имеет следующие темы: Преследование. Ограничение. Безразличие. Раздражительность. Принятие, смирение (сикоз).

Это сикоз, потому что чувство «держат» и «оцепенела» присутствуют постоянно. Фактически, она говорит: «Я вижу это лицо все время, в любой момент, поэтому я все время в оцепенении». Это не острая паника. Это постоянный фобический невроз, который, в моем понимании, и является сикозом.

Черты семейства Anacardiaceae

Туго. Крепко держат. Зажат. Не может двинуться. Онемелость Ригидность. Удушье.

Я просмотрел все семейство Anacardiaceae и обнаружил Mangifera indica, которое я соотнес с симптомом ее тяги к манго. Лекарство: Mangifera indica 200 (одна доза)

Второй случай заболевания

Мужчина, 62 года, первый прием 15 июня, 2001 Главная жалобы: ригидность шеи. Диагноз: шейный спондилит (Cervical Spondylitis). Двигается с трудом. Артрит коленных суставов. Онемение ухудшается от сквозняков и по вечерам.

У меня эта немота в шее. Мое внимание больше на ней, чем на том, что мне надо делать. Он управляет организацией. Если он что-то обсуждает, ему приходится останавливаться из-за его состояния. Он чувствует себя неполноценным и бесполезным.

Соединительная нить моей жизни – быть полезным и иметь цель. Это связующая нить моей жизни, и если я не могу этого делать, я чувствую себя никчемным. Артрит калечит меня, и я ничего не могу сделать. Жизнь становится бессмысленной. Я достиг очень многого в жизни, но на этом этапе, я не чувствую, что жизнь стоит того, чтобы жить. Все прекрасно, кроме этого чувства неполноценности.

Я искал смысл жизни. Это не дает мне покоя. Я езжу в Ришикеш учиться медитации. Я почитаю то, что есть внутри. Это дает честь и достоинство жизни. Если я не делаю этого я чувствую, что внутри меня идет война. Я присоединился к общественному движению, и был с ним 22 года. Я верю, что не надо ничего брать за то, что я делаю. Я верю, что ненасилие – самая важная вещь в жизни. Ничего не делать, уйти на пенсию – это растительное существование. Я люблю мое тело, но больше придаю значение духу.

Я не хочу прибегать к аллопатической медицине, поскольку она вредна для моего тела. Я хочу роста, и наносить ущерб любым естественным чувствам – это жестоко. Я чувствую, что война, которую провоцирует аллопатическая медицина – это не то, что я хочу.

Я являюсь доверенным лицом госпиталя, и я собрал несколько миллионов рупий для ликвидаций последствий землетрясения. Я хочу жить с пользой, быть полезным для всех. Когда я неполноценен, я не могу ничего добиться. Когда я добиваюсь каких-то результатов, я чувствую, что я связан с жизнью. Внутри себя я чувствую объективную связь с жизнью. Это как когда река отрезана, отрезана от реки, которая везде.

Есть побуждение, идущее изнутри. Я не знаю, когда оно взорвется, или я буду парить в шести дюймах над землей. Я чувствую, что ограждение разомкнулось, и я чувствую себя легким и в то же время я соединен со всем, как будто нет других людей. Я чувствую единство, так что для меня они не выглядят, как другие люди. Я чувствую это, когда учу других, и я чувствую огромную, переполняющую радость. Я чувствую радость, когда у меня есть чувство «корабля-флагмана».

Моя жена – это человек, которого я люблю больше всех, и я боюсь ее потерять. Шесть лет назад, во время медитации, у меня было чувство, что рождается что-то новое. Мое отношение к жизни и мыслительные процессы изменились. Я начал писать стихи по ночам. Стихи о жизненной силе и связи с людьми, не только с каким-нибудь одним человеком. Время от времени я пытался снова вернуть это чувство. Я чувствовал, как будто я видел фею, и хочу увидеть ее снова.

Тяга к манго и фруктам и сильное отвращение к чесноку.

Никакого лекарства прописано не было, и я снова взялся за этот случай спустя десять дней. Это хороший пример того, как я подхожу к случаям заболеваний. Раньше моим конечным пунктом была делюзия, теперь подход идет глубже. Теперь я ищу жизненное ощущение. Все, будь то главная жалоба, жизненная ситуация, модальность – все сходится к жизненному ощущению.

Я понимаю жизненное ощущение как нечто, что не является специфическим понятием, относящимся только к разуму или к телу, но может описать и то, и другое. И это также является общим для сущностей, связанных и несвязанных с людьми. Этот новый подход намного быстрее и ближе к делу. Он помогает «проскочить» сквозь истории пациента. По моему мнению, истина проста, как все гениальное.

В настоящее мне угрожает спондилит. У меня напряжение в шее, и я не могу работать в полную силу.

Что происходит? — Я не могу двигаться свободно. Сейчас напряжение на левой стороне.

Пациент описывает чувство ригидности. Сейчас, давайте попытаемся понять ощущение и его воздействие на пациента; как они связаны?

Опишите онемение. — Моя шея затекает все больше и больше, и я не могу повернуть голову ни туда, ни сюда.

Какое действие онемение оказывает на вас? — Я сомневаюсь в своей работе. Я не работаю настолько эффективно, как мог бы. Вместо того, чтобы продвигаться в своей работе, я уделяю все свое внимание шее. Я перестал работать.

Как вы себя чувствуете? — Я чувствую, что должен от нее избавиться.

Как вы от нее избавляетесь? — Я просто отдыхаю.

Какой у вас отдых? — Я на стуле, то есть, я сижу.

Как: прямо, согнувшись вперед или назад? — Обычно прогнувшись назад.

Вы растягиваете шею? — Если я растягиваю шею, она болит еще больше. По мере того, как идет день, мне становится все хуже и хуже. Потом я надеваю на шею воротник, это немного помогает.

Какова природа вашей работы? — Я передвигаюсь по офису. У меня свое дело. Я председатель группы компаний. Мы производим и экспортируем инструменты. Даже когда я отдыхаю, когда я в отпуске, у меня в спине напряжение. Утром я занимаюсь йогой и медитациями примерно два с половиной часа.

Какой медитацией вы занимаетесь? — Одна часть – благодарность всему, что питает меня. Вторая часть – осознавать все. Я занимаюсь медитацией двадцать пять лет, и я учитель медитации. Я езжу к разным мастерам.

Что для вас значит медитация? — Она значит покой, мир. Это признание взаимной зависимости. Это признание того, что все, что я делаю, происходит из-за множества вещей. Я не существую в изоляции.

Когда-то давно я чувствовал, что все происходит только благодаря моим усилиям, но со временем я понял, что все происходит из-за всего. Столько факторов складывается для того, чтобы что-то случилось. Иногда дела идут не по моему плану. Так что все время я чувствую благодарность многим силам, многим людям. Это дает мне внутреннюю гармонию, чувство покоя.

Что интересно, это то, что я знаю в уме, что его главное ощущение – это «я не могу двигаться». «Я не могу продвинуться в своей работе из-за этого; моя шея не двигается, и моя работа не движется». Теперь мы знаем, что у него сильный интерес к медитации. Этот человек – интеллектуал и эрудит, склонный к философии.

Он взял для себя множество понятий из этих работ, например «отрезан от реки, которая везде», «связь с жизнью, радостью, единством», «корабль-флагман» и так далее. На моего ассистента, когда он принимал этот случай, все это произвело огромное впечатление, и он даже рассматривал Anhal или Lac-hum. Но красота этого нового подхода в том, чтобы использовать ощущение и эффект главной жалобы как опорную базу случая.

Случай должен быть сфокусирован на ощущении главной жалобы: немота (ригидность) и отсутствие движения. Не отсутствие связи, изолированность, парение, полет. Его философские разговоры исходят из интеллекта, а не из его чувствительного места.

Когда мы исследуем медитацию, мы должны вернуться к тому, что он не может двигаться. Здесь должна быть связь.

Медитация – это один из видов компенсации. Что бы мы ни делали, все это для того, чтобы держать ощущение подальше от себя. Как найти связь? Я задаю вопросы с этой мыслью.

Опишите этот покой. — Я чувствую гармонию с людьми, все меньше и меньше разногласий – разногласий в смысле ненависти, зависти. Я чувствую молчание.

При разговорах, существует внутреннее волнение, суета, но я позволяю этому пройти.

Раньше было по-другому? — Я реагировал на все; было чувство, что меня поймали.

Какое воздействие это оказывало на вас? — Я не мог сдвинуться с этого чувства неподвижности. То есть, как будто меня тянули в разные стороны. Это было компульсивное, вынужденное чувство.

Он не из того семейства, для которого типично ощущение «тянут в разные стороны». Это Berberidaceae. Он дает более глубокое ощущение.

Когда он произносит это слово, он дает вам физическую картину эмоционального чувства. Это именно то, что нам нужно. Например, «разочарование в любви» не дает вам чувства – если только это не «я разбит, взрываюсь, раздавлен» или что-нибудь подобное, и оно глубже, чем разум и тело; это жизненное ощущение, и в конечном итоге, это то, что мы искали.

Это было, как будто я застрял в пробке на дороге. Я просто чувствую, что я в середине пробки.

И что это за чувство? — Это чувство, что нет движения.

Опять то же самое: «не могу двинуться: пойман, застрял». Ему приходиться медитировать более двух часов в день, чтобы не чувствовать себя так. Теперь мы можем перейти к снам.

Какие у вас сны? — Иногда мне снятся ситуации, в которых я нахожусь. Я не помню свои сны.

Бывают какие-нибудь приятные сны? — Не могу припомнить.

Что-нибудь неприятное или пугающее? — Я вообще-то не помню снов.

Снов нет. Значит, мы можем спросить о виртуальных снах. В его случае, мы спросим о медитации).

Вы говорили, что во время медитации у вас появляется чувство спокойствия, мира и гармонии. Вы можете описать самые лучшие впечатления, которые вы испытывали во время медитации? — Ежедневно я включаю в медитацию все: людей, окружающую среду, все. Это увеличивает мое чувство всего. Это вызывает приятное чувство. Все кажется хорошим. Я чувствую, что я в покое. Я чувствую, что у моих жены и сына, соседей есть проблемы и, может быть, я смогу им помочь.

Когда вы говорите «Все кажется хорошим», что вы имеете в виду? — Что это не выглядит тревожащим; оно меня не держит.

Он говорит, что чувствует себя намного лучше, если шея в тепле. Боль в коленях и спине появляется в одном положении; лучше — от тепла и при движении.

Это конец истории болезни; это все, что я записал, и интервью продолжалось 25 минут. Пару лет назад я провел бы над ним два часа и все равно остался бы в замешательстве. Теперь для меня все ясно. Он пришел на повторный прием через две недели. Лекарство: Mangifera 200 (одна доза).

Продолжение лечения (19 июля, 2001) Я чувствую себя лучше, чем раньше. Эта боль, которая так беспокоила меня в конце дня, уменьшилась. Мне больше не приходится надевать воротник, как раньше. Я пользуюсь им теперь намного меньше, только когда чувствую, что боль скоро начнется.

Ригидность и чувство «пойман» уменьшились на 60%. В остальном здоровье хорошее.

Есть ли другие жалобы? — У меня все еще немота в левой ноге. Последние три дня постоянно. Так бывало и раньше. Сновидений нет; сон хороший. Концентрация на работе улучшилась. Лекарство: плацебо.

Продолжение лечения (18 августа, 2001)

У меня был расстройство желудка с полужидким стулом, наверное, я что-то съел. В остальном, мое здоровье в полном порядке. Я полон огромной благодарности к вам. Я бы сказал, что дискомфорт стал намного меньше. Всякий раз, когда я занимался делами на работе, я был под психологическим стрессом. Теперь эта проблема в прошлом. Шея на 70% лучше.

Моей шее стало лучше, и я более спокоен. Раньше я думал, что мне придется с этим жить. Это центр сикоза: я должен жить со своим дефектом. Лекарство: плацебо.

Продолжение лечения (9 октября, 2001)

У меня была простуда и кашель, общая слабость и чувство, что мое тело не может двигаться. Шея намного лучше. Лекарство: Mangifera 200 (одна доза)

Продолжение лечения (апрель 2002)

Пациент хорошо преуспел в лечении, физически и умственно. Его боли и ригидность в шее исчезли, также как и его страхи, связанные с ними. Он чувствует себя умственно свободным и не чувствует себя «пойманным» или «застрявшим».

Я считаю, что лекарство затрагивает наиболее чувствительное место, и оно просто обязано произвести хорошую реакцию. В этом случае, у него была боль в ноге, которая являлась старым симптомом, и которая прошла. У него также был понос, который тоже уже случался, и тоже прошел. Все это произошло в точно обратном порядке своего происхождения. Геринг бы гордился.

Понимание случая

Воздействие главной жалобы на него: он не может двинуться: его шея не двигается, и работа не движется. Он медитирует, чтобы избавиться от ригидности и чувства «пойман, застрял». Имеется чувство отсутствия движения, как если «застрять в пробке на дороге».

Эти ощущения — «онемение, ригидность, пойман, застрял, не могу двигаться» принадлежат семейству Anacardiaceae.

Его реакция на это ощущение – то, что он «застрял» на своем ограничении, которое он называет «неполноценностью». В некотором смысле, он принимает ситуацию: она не смертельна, он может просто ее принять. Это – сикозный миазм.

Отсюда его чувство – что он пойман и не может продвигаться по жизни из-за неисправимого, фиксированного недостатка. Что важно: ощущение «пойман» и «не может двигаться» относится и к умственным, и к физическим ощущениям; они являются выражениями ощущения, пережитого на жизненном уровне.

Интересно, что при исследовании Mangifera мы находим симптом: Спина; спондилит: шейная область. С таким фиксированным симптомом мы можем легко вообразить, что лекарство будет сикозным. Конец истории болезни.