Pearl immersion (Gordon Adam)

Жемчужина

Случай доктора Gordon Adam. Женщина, 27 лет, с жалобами на стресс и плохой сон. Боль в спине. Сколиоз с детства и цистит с 12 лет. Рак яичников  у матери.  У Л. был цистит шесть месяцев назад. Лечилась антибиотиками, но симптомы цистита повторялись несколько раз: кровь в моче и левосторонняя боль в пояснице. УЗИ показало кисту 1.4 cм. в почке (врач сказал, что она вряд ли вызывает боль).

«Я склонна к легкой депрессии, чувствую себя очень вялой и истощенной. Я прибавила в весе и чувствую себя  очень напряженной все время. Я не могу расслабиться. Если я не сделаю что-то, то я чувствую себя виноватой».

Работа: «Очень напряженная обстановка. Мне нужна моральная поддержка, в отличие от профессиональной и практической поддержки. Я так устала. Стресс и паника в моей голове. Мой партнер поддерживает меня, но у него есть свой собственный бизнес. Я реагирую на вещи очень эмоционально. Меня многое раздражает и истощает. Я была нервным ребенком. Я страдала от приступов паники, была очень застенчивой и имела низкую самооценку.

«Я боюсь быть недостаточно хорошей для всех. Наконец я нашла того, кто думает, что я достаточно хороша; это была любовь с первого взгляда. Он замечательный. Он напоминает мне моего отца; он очень нежный и заботливый; мы просто подходим друг другу».

Страхи: «Мои родители умирают. Моя мама потеряла своих родителей, когда была молодой. У бабушки был рак яичников и она умерла довольно быстро в 62 года. Моей маме будет 60 лет в октябре этого года и я боюсь ее потерять».

Панические атаки: «После того, как умерла моя бабушка, у меня начались приступы паники. Я очень беспокоилась о своей маме. Я знала, что все изменилось для нее. Я знал, что у нее началась депрессия. Панические атаки появились у меня в 9 лет. Мелочи доводила меня до слез. Я была не в состоянии контролировать свои слезы. Я плакала по любому поводу, как будто я собиралась умереть и больше никогда не увижу своих родителей снова. Я стала очень привязанной к моим родителям. Я была болезненно застенчивой. Уехать из дома и поступить в университет было, как восхождение на гору Эверест для меня». После окончания университета, она преподавала английский язык в небольшом городке в Японии в течение 4-х лет. Она жила одна. «Это было так страшно. Я должна была пройти через это».

«В настоящее время (ей 20 лет), у меня снова появились приступы паники. Когда я смотрю фильмы про Японию, то чувствую страх, что-то должно случится со мной. Я чувствую волну страха в своем животе; как будто иду по мосту слишком быстро. Я стараюсь уклоняться от вызова, но если я уже столкнулась с проблемой, то я всегда справляюсь с ней. Внутри я чувствую «Я не могу это сделать», но сама себе я говорю: «Я могу это сделать!»

Что вы больше всего любите?

«Шоколад и сладкие вещи — это мои утешители. Я люблю быть среди друзей, которые искренне рады за меня. Молодежный театр (она работает в молодежном театральном проекте). Люблю кино; романтические комедии помогают мне чувствовать себя счастливой. Люблю уединится в своем доме. Хочу иметь семью. Я бы взяла своего любимого в Японию, лежала бы на пляже и ничего не делала. Мне нравится быть на берегу моря; это так расслабляет. Звук моря; его бесконечность. Если бы я жила на берегу моря, то у меня не было бы никакого выбора, кроме как жить беззаботно и ходить по пляжу».

Физические симптомы

«У меня был цистит с  раннего детства и сколиоз с 13 лет. Меня лечили в ортопедической больнице, но физиотерапия не облегчила боли в спине. После отдыха на Барбадосе, появилась левосторонняя боль в пояснице: короткая, резкая боль усиливается при движении. Частые головные боли и боли в правом плече, «как будто кто-то вонзил стрелу в плечо».

«Я очень встревожена и напряжена. Я лежу в постели и представляю, как зарываюсь в песок, чтобы расслабиться».

Что бы вы хотели получить от гомеопатического лечения?

«Я хотел бы, почувствовать себя снова живой и повысить свою самооценку. Я хочу снова взять свою жизнь под контроль».

Анализ. Темы в этом случае

Жесткий, твердый, стресс и давление

Она чувствует, что находится под давлением. Язык минералов: что-то жесткое и твердое, под большим напряжением и давлением, трещины, рассыпается  на фрагменты, на части. Слово «стресс» повторяется. «Моя самооценка рассыпается». «Части меня растрескиваются под давлением». «Я скала».

Читать далее «Pearl immersion (Gordon Adam)»

Venus mercenaria (Carolyn Burdet)

Я прячу голову в песок

Случай доктора Carolyn Burdet. Н., женщина, 56 лет. Предъявляет жалобы: Посттравматический стресс, тревога, приступы паники, бессонница, экзема, аллергия. Она имеет длинные, светлые волосы и носит свободную бесформенную одежду. Н. сидит с отстраненным взглядом, руки лежат на животе. Она попала в автомобильную аварию шесть лет назад после террористических взрывов в Лондоне.  Нервный срыв. Она не могла спать, начались тяжелые приступы паники с сердцебиением. Она ушла с работы в юридической фирме, вышла на пенсию.  Н. лежит на диване днем и не в состоянии спать по ночам, просыпаясь от малейшего шума.

Она арендует коттедж в сельской местности на выходные. Н. хочет мира и спокойствия, избегает шума и компаний. «Я не могу решать финансовые или юридические дела. Я прячу голову в песок. Если я вижу, официальный конверт, я не могу открыть его. У меня начинается приступ паники с  сильным сердцебиением. Я боюсь открывать его».

Н. пьет по 8 банок газированного напитка с кофеином ежедневно и утверждает, что кофеин не оказывает на нее никакого влияния. Он не дает ей заряда энергии, но она не может спать по ночам. Она принимает «коктейль» из антигистаминных препаратов от аллергии и снотворных лекарств.

Экзема началась 18 месяцев назад, когда Н. должна была выйти из дома. Она началась на  лодыжке и распространилась на всю ногу, на спину и живот. Это красная сухая везикулезная сыпь: «Она зудит и раздражает, как влажный песок». Приступы паники начинаются, если Н. получает официальное письмо: «Происходит выброс адреналина, сердце бешенно бьется, холодный пот покрывает тело, одышка, как будто у меня начинается внезапный шок. Это ужасное чувство, будто что-то страшное должно случится».

Н. не замужем и не имеет детей, но она финансово помогает детям родственников. Она читает «нежные и умные» романы, чтобы отвлечься от проблем. «Я не смотрю новости, я не хочу знать об ужасных вещах, которые случаются. Я слишком сильно сочувствую этим бедным людям, пострадавшим от землетрясения в Ассизи, которые потеряли свои дома».

Она не выражает эту симпатию вслух. Она скрывает эту мягкосердечную чувствительность за раздражением. Она очень скрытная и отказывается обсуждать свою личную жизнь. «Я не могу терпеть, когда мне задают личные вопросы. Это очень навязчиво. Меня раздражает».

Ей необходимо иметь свое собственное пространство. «Я нахожусь в подвешенном состоянии, я не могу принять какие-либо решения, пока я не нахожусь в своем собственном месте. Мне нравится изоляция».

Н. гордится своими здоровыми зубами и ногтями. Она говорит, что ее ногти острые и крепкие, хотя она и не пьет молоко. Она не любит влажный и холодный воздух, сквозняки и физические упражнения. «У меня слабые лодыжки, они ноют все время».

Она вспоминает случай из детства: «Я был хорошим пловцом, но волны были очень большие. Они относили меня от берега. Из-за отлива я не могла вернуться на пляж. Мне необходимо было ждать прибоя, чтобы вернуться на пляж».

Я ожидала, что она скажет, как ей было страшно (она ведь описывала приступы паники при мысли об открытии письма), но она становилась оживленной; это самая энергия в случае. «Это было волнующим. Я любила прыгать на волнах. Это массивные волны океана. Я рассекаю волны и они проходят сквозь меня. Волны швыряют меня на берег.

«Я не хочу лежать на песке, песок проникает повсюду, песок попадает в складки и чешется (HG: она начинает царапать экзему на лодыжке). Влажный песок прилипает к моим ногам, он пристает к моей коже и образуются болезненные потертости. Мне хорошо, когда тепло и солнечно,  сухой песок не раздражает мою кожу. Я все откладываю на потом, я склонна плыть по течению. Я прячу голову в песок». Назначена Venus Mercenaria 200C

Читать далее «Venus mercenaria (Carolyn Burdet)»

Limpet (Geoff Johnson)

Уйти внутрь и закрыть дверь

Случай доктора Geoff Johnson. Женщина с жалобами: депрессия, мышечные боли в плечах и утомление. Пациент: «Я решила добраться до сути вещей. Я хочу бросить вызов миру и решить все проблемы. Я стараюсь держаться на вершине. Это похоже на бой. Я очень напряжена, я чувствую, что нахожусь в скорлупе. Я чувствую, что дышу под водой. Я несчастлива. Я ненавижу говорить об эмоциях, это заставляет меня чувствовать себя очень уязвимой. Я мечтаю о друзьях, которые вошли бы в мою жизнь».

«Моя беременность была адом. Мне было страшно. Я чувствовала себя отрезанной от живого мира. Я чувствовала себя маленькой, уязвимой и нуждалась в защите. Я чувствовала себя неустойчивой, как при морской болезни. Я всегда чувствовал, что меня запугивают, изолируют и отторгают. У меня был сон, что мою сестру изнасиловали, а затем украли ее дочь. Я падаю со скалы. У меня есть чувство: меня тянет вниз. Как будто я в коробке и кто-то медленно закрывает крышку. Я пытаюсь выйти, но я знаю, что это бесполезно. Мои чувства выключены. Я сдаюсь. Все обыденно и скучно.

«Солнечный день, но все сжато и замкнуто, как в пещере. Я никогда не смогу сесть и отдохнуть. Я хочу снять напряжение от работы дома, но там трое детей. Я должна продолжать идти, преодолевая давление. Давление везде. Я затаив дыхание, пытаюсь балансировать на краю. Как будто резинка, тянет меня к краю обрыва. Меня тащит вниз, как мертвый груз, как серый тяжелый камень. Я топчутся на месте. Я тяну себя прочь и становлюсь сильнее внутри. Я выживаю сама, без чьей-либо поддержки.

«Я должна все планировать. Я борюсь зубами и когтями. Я становлюсь одинокой и получаю боль в  кишечнике, как нож, я не могу дышать и я чувствую себя разрушенной. Я буду успешной и я не подведу. Я не могу лечь спать, пока не закончу дела. Я не успокоюсь, пока не сделаю все правильно».

Сны: «Я в воде, между скал и камней. Я спасаю своих детей в море, которое становится очень жестоким. Я на пляже и там поднимается большая волна. Я пытаюсь удержать своих детей над водой, но я не могу». «Я должна продолжать идти и принимать правильные решения, даже если я одна. Это, как затмение солнца, все становится темным; но мне не страшно, меня как будто укутывают в пуховое одеяло. Внутри меня все кричит, но никто не слушает».

Следующая консультация через 18 месяцев. Больной был поставлен диагноз ревматоидный артрит. Она находится на аллопатических препаратах, включая метотрексат.    Ей становится хуже: «Вернулись острые боли в желудке. Я чувствую, что нахожусь в темном туннеле. Я в изоляции. У меня нет уверенности в себе. Я чувствую, что  должна самоутвердится».

«Боли в суставах будят меня в середине ночи. Хуже, если я ничего не делаю. От таблеток меня тошнит. Я хочу найти выход, это так страшно. Я на краю. Я застряла, я не могу ничего с этим поделать. Мне некуда идти. Я в ловушке и это страшно.

«Почему я чувствую себя так плохо? Я не могу справиться с этим. Я сам по себе, никто не поможет. Мне нужно контролировать ситуацию, иначе я в панике. Эти препараты контролируют меня. Я пустая, я не имею никакого контроля. Я чувствую себя потерянной. Я не могу идти вперед, я становлюсь неподвижной и не могу никуда идти. Я раздавлена и похоронена. Передо мной, толстое стекло, я не могу пройти. Оно просачивается вокруг меня и охватывает, как приливная волна. Вы ничего не можете сделать, вы проиграли битву. Нет никаких эмоций. Я хочу разбить его.

Читать далее «Limpet (Geoff Johnson)»

Sepia (Bailey)

Независимая женщина

Sepia — преимущественно женский тип и подобно Ignatia, Pulsatilla и Natrum muriaticum он отражает свою неповторимую «версию» женщины. Можно ска­зать, что каждый из этих типов является отдельным архетипом («архетип» буквально означает «оттиск», «отпечаток») женственности, которые, будучи собраны вместе, составляют единую сущность Женщины.

Особенностью пациентки Sepia, отличающей ее от других женщин, является ее естественная независимость. Она хочет остаться собой, свободной от ожи­даний других, особенно мужчин. В этом Sepia отличается от Natrum muriaticum, стремление к независимости которой является лишь защитным механизмом, реакцией на полученные душевные раны.

Независимость Sepia естественна. Она ни от чего не прячется, как Natrum muriaticum, — она просто остается собой и не позволяет лепить свою личность по чужим образцам. Независи­мость Sepia иногда придает ей сходство с мужчинами, так как считается, что именно мужчины должны быть независимыми. Однако это не истинная маску­линизация. Грубые мужеподобные черты могут наблюдаться у некоторых Natrum muriaticum или Ignatia, пытающихся с помощью рациональной и аг­рессивной наружности защитить чувствительную душу.

У типичной Sepia мень­ше наружных проявлений, а ее независимость — следствие осознания своей уникальности и собственной силы, получаемой ею от связи со своим телом и Землей. Эта сила женственна, поскольку зависит от способности чувствовать свое тело; она основана на единении с телом и на естественной мудрости, имеющей мало общего с интеллектом. Мужская сила, напротив, больше осно­вана на агрессии, грубой силе и интеллекте.

Различие между ними это разли­чие между каратэ — наступательным, жестоким боевым искусством, способ­ным принести противнику существенный вред, и айкидо, мягким боевым искусством, исключительно оборонительным, основанным на гибкости и спо­собности бойца «плыть по течению» движений противника.

Я выделил пять подтипов, отражающих различные аспекты женщины Sepia. Три из них отражают традиционные роли, занимаемые независимы­ми женщинами в истории. Две другие — «Кляча» и «Мегера» — отражают то состояние женщин Sepia, в котором они оказываются, отказавшись от своей индивидуальности ради других, главным образом членов своей семьи.

Волшебница

Чародейки и волшебницы были всегда, и во все времена простые смертные смотрели на них со смешанным чувством страха, уважения и восхищения. Будь то средневековые европейские ведьмы, собирающие травы и готовящие таинственные зелья, или жрицы Древней Греции или Индии, посвящающие неофитов в тайны мистерий, волшебницы всегда без остатка преданы своему «ремеслу», своей мудрости, а на мужа и семью у них остается не очень много времени. Большинство волшебниц — именно женщины Sepia, а большинство женщин Sepia, в свою очередь, имеют что-то от облика волшебницы.

У них от природы есть некоторые задатки ясновидения, и обычно они с восхищением относятся ко всему мистическому и духовному. Кроме того, обычно они обла­дают острым и подвижным интеллектом, обладающим большой гибкостью и способностью легко осознавать скрытые таинственные явления, которые невоз­можно «ухватить» простым логическим, «мужским» мышлением.

Sepia лю­бит углубляться в таинственные области — касаются ли они скрытых закоулков личной психики или более глобальных философских вопросов (Кент: «Теоре­тизирует»). Подобно Phosphorus и China Sepia очень чувствительна к голосу интуиции, который невозможно проверить логическими размышлениями.

Например, женщина Sepia обычно без труда может определить, когда ее муж говорит ей неправду, даже если у нее нет никаких явных причин его подозре­вать. Она просто чувствует. Точно так же к ней просто может прийти понима­ние, что ей совершенно не нужно соглашаться на предложение этого крайне симпатичного человека, а некоторое время спустя оказывается, что это был опасный психопат, который своей внешностью одурачил уже очень многих.

В отличие от Phosphorus у Sepia обычно хватает ясности ума, чтобы отличать голос интуиции от своих страхов и желаний, хотя по мере нарастания трево­ги у Sepia это различие начинает стираться. Sepia представляет собой нечто среднее между Phosphorus и Natrium muriaticum — она столь же интуитивна и естественна, как первый тип, и не уступает в глубине второму. Обычно Sepia более «приземлена», чем Phosphorus, более рассудительна и практична, а потому имеет больше возможностей реально использовать свою интуицию. Индивидуум Natrum muriaticum нередко также склонен к интуитивному про­зрению, однако у этого типа к интуиции примешиваются собственные подсоз­нательные страхи и желания.

Sepia более способна отрешиться от себя при восприятии интуитивной информации и не страдает навязчивым стремлением представлять все излишне оптимистическим или излишне трагическим. Она просто и естественно «видит» некоторые вещи, при этом имея связь не только с каналами интуиции, но и с собственным телом, будучи в состоянии отре­шиться от собственной личности.

В отличие от Sepia женщину Phosphorus часто подводит слишком живое воображение, а женщина Natrum muriaticum искажает интуицию личными пристрастиями и весьма склонна использовать свои интуитивные способности, чтобы показаться «особенной». Как и подо­бает настоящей колдунье, Sepia часто умалчивает о своей интуиции не только с целью избежать насмешек (а в прошлом — и преследований), но и потому, что она не склонна выставлять свои способности напоказ, а мудрость подска­зывает ей, что те, кому нужно, найдут дорогу к ней.

Колдуньи бывают белые и черные, и подобно большинству обычных людей в реальности они находятся где-то посередине. «Обыкновенная серая колду­нья» может использовать свои интуитивные способности как с эгоистически­ми целями, так и для помощи другим. Так и типичная женщина Sepia не будет ни святой, ни служительницей дьявола. Она симпатизирует тем, кто ей нра­вится, и игнорирует тех, кто ей не нравится, а иногда и наказывает их.

Мне приходилось сталкиваться с одной такой женщиной Sepia, жившей в соседней квартире. Она была очень утонченной интеллигентной и невозмутимо спокой­ной дамой. Она изрекала истины с видом прирожденного авторитета, полно­стью расслабленно и без гордыни. Она изучала традиционную китайскую медицину, практикуя лечение по системе Шиацу, а также пробовала силы как писательница, причем вдохновение находило на нее спонтанно, словно это был голос музы, а творчество ее было достаточно высокого качества.

Как и многие женщины Sepia, она распространяла вокруг себя аромат таинственно­сти, но без налета обольстительности, как у женщин-вамп Ignatia или Natrum muriaticum; скорее это был аромат тихой, смотрящейся в собственные глубины тайны, производивший впечатление большой мудрости.

Однажды она пригла­сила меня на ужин, и я согласился, но на следующий день вспомнил, что на это время у меня уже назначено одно дело, и бросился извиняться с просьбой отменить нашу встречу. Несколько недель мы не виделись, а когда встретились наконец, она совершенно спокойным голосом, как о само собой разумею­щемся, сказала мне, что она была настолько возмущена моим отказом прийти к ней, когда она уже приготовила праздничный стол, что чуть не наслала на меня проклятие. Она говорила это совершенно серьезно, а позже рассказала мне, что однажды у нее случился роман с человеком, практикующим магию (причем практиковал на самом деле, а не чтобы пустить пыль в глаза), и после того как она его оставила, он начал телепатически преследовать ее.

Читать далее «Sepia (Bailey)»

Sepia (Tyler)

Отвращение к работе и семье

Ганеман пишет о Sepia: «Этот черно-коричневый сок, который до меня применялся лишь в виде краски для рисования, содержится в чернильном мешке каракатицы (sepia octopoda) и иногда с силой выбрасывается этим животным, образуя в воде темное облако для защиты от нападения». Лекарственная картина Sepia нуждается в глубоком осмыслении: это — одно из наиболее важных гомеопатических лекарств, применяющихся для лечения хронических заболеваний.

Sepia имеет много общего с Natrium muriaticum и Phosphorus, которые входят в состав сока каракатицы и, таким образом, определяют некоторые симптомы этого средства. Тем не менее Sepia обладает очень специфичным, присущим только ей одной, действием на организм человека. Мне известно, что д-р Гибсон Миллер, выдающийся гомеопат, любил повторять: «Если бы мне нужно было оставить при себе только одно лекарство, я выбрал бы Sepia». Sepia совершила множество чудесных исцелений от зоба, умопомешательства, ревматоидного артрита и т.д., причем после единственного приема ее действие продолжалось в течение нескольких месяцев. Sepia — одно из лекарств, которые «не переносят повторения» в любой потенции при любых хронических болезнях.

Итак, по каким признакам можно узнать в пациентке Septal.. Для того чтобы красочно обрисовать психологический портрет этого средства, я позволю себе процитировать свой доклад, представленный несколько лет назад на заседании Британского гомеопатического общества: «Sepia не без оснований принято называть «лекарством для прачек». Постараемся описать портрет такой женщины: «болезненная, уставшая мать многочисленного семейства в день большой стирки». Она обильно потеет: из-под мышек струится пот.

Она не закрывает окна, так как чувствует, что потеряет сознание из-за жара и духоты; и в то же время холодный ветер, дующий в открытое окно, кажется ей невыносимым. Женщина испытывает сильную боль в спине, и при этом ей хочется надавить на спину или просто подержаться за нее руками (Natrium muriaticum). Ей необходимо присесть или скрестить ноги, так как кажется, что все внутренности тянет книзу и что они вот-вот вывалятся из нее. Она просто должна присесть и спокойно посидеть (Lilium tigrinum). Уход за детьми оказывается выше ее сил. Ребенок Chamomilla хочет, чтобы его все время носили на руках, в противном случае он тут же заходится в крике. Постоянные ссоры между маленькими детьми, которые готовы выцарапать друг другу глаза, кажутся ей просто невыносимыми.

И когда шестилетний малыш начинает громко барабанить ложкой по кружке, она не выдерживает, вырывает кружку из рук, отшвыривает ее прочь и задает сыну изрядную порку, хотя ни к чему хорошему это не приводит. Он начинает дико реветь, и бедная мать не знает, как его успокоить. О, как хочется ей бросить все и убежать из дома, чтобы обрести наконец покой! У нее болит голова. Сегодня это левосторонняя боль, но, насколько помнится, в прошлый раз голова болела справа.

Она стала ужасно нервной и несдержанной: должна сильно вцепиться руками в края лохани, чтобы не закричать. Если бы только она могла уйти от всего и от всех и, погасив в комнате свет, просто прилечь на кровать и закрыть глаза! С работы возвращается муж: она не в силах встретить его с приветливой улыбкой на лице. На душе нет ничего, кроме тупого равнодушия и мучительной усталости. Он должен оставить ее в покое, так как у нее еще много работы.

Птоз… птоз везде. Все тело тянет книзу, «изнутри» и «снаружи». Вены, геморроидальные шишки — все переполнено кровью, все тянет книзу. Даже веки кажутся ей слишком тяжелыми. Если бы только она могла прилечь и закрыть глаза! Она уверена, что каких-нибудь десять минут сна могли бы освежить ее, но… мечтам не суждено сбыться: кругом царят пар, духота, мыльная пена, неугомонные детские крики. Сон — не для нее.

Читать далее «Sepia (Tyler)»